Проведение областной реформы Екатерины 2 на Урале (на материале пермского наместничества)

Побережников И.В.

Областная реформа Екатерины II стоит в ряду наиболее серьезных преобразований системы местного управления в XVIII в.:1708, 1719, 1727, 1775г. Суть реформы состояла в усилении правительственного административно-полицейского контроля на местах, введении нового административно-территориального деления, создании новых учреждений, модернизации сословно-социальных отношений.


Реформа предусматривала разукрупнение губерний (к концу царствования Екатерины II количество губерний возросло почти вдвое, составив 50), а также создание более крупных региональных образований - генерал-губернаторских округов, - обыкновенно объединявших 2-3 губернии (наместничества). Эти округа возглавлялись генерал-губернаторами, которые одновременно являлись государевыми наместниками (председателями наместнических правлений) в губерниях, наделенными чрезвычайными полномочиями и ответственными только перед императрицей. Губернаторам (правителям наместничеств) отводилась роль администраторов, подчиненых генерал-губернаторам 1.

7 мая 1780 г. именным указом генерал-поручику Евгению Петровичу Кашкину, видному екатерининскому вельможе из старинного дворянского рода2, было поручено исправлять вновь учрежденную должность генерал-губернатора Пермского и Тобольского. Одновременно императрица подписала указ Сенату «о предназначаемом устройстве Пермского наместничества», который предусматривал устроить в 1781 г. наместничество согласно Учреждениям от 7 ноября 1775 г. Генерал-губернаторы вобще играли огромную роль в подготовке и проведении реформы. В их обязанности входило объехать территорию, назначенную к составлению губернии, разделить губернию на число уездов, означенное в указе, основать при необходимости новые города - уездные центры.

В том же месяце Е.П.Кашкин прибыл на Урал и принялся за обустройство Егошихи (Егошихинский медеплавильный завод), которую решено было сделать центром наместничества. Летом Кашкин ездил в Петербург, а 5 сентября был вновь на Урале, в Соликамске. Объездив территорию наместничества, генерал-губернатор информировал Петербург о том, что Егошихинская слобода, как наиболее удобное место для сосредоточения органов управления, окончательно выбирается им в качестве столицы края. Ответом на представление Кашкина явился Высочайший указ от 16 ноября 1780 г. об основании на месте «Егожихинского» завода губернского города Перми.

При новом административном делении было принято за правило, чтобы в каждой губернии числилось от 300 до 400 тыс. ревизских душ, а в уезде - от 20 до 30 тыс. Наместничество (губерния) в среднем составлялась из 10-12 уездов. Наиболее обширные губернии, насчитывавшие более 15 уездов, обычно подразделялись еще на области. Области создавались преимущественно в малонаселенных северных и восточных губерниях, в том числе и в Пермской. 14 января 1781 г. Е.П.Кашкин отправил императрице ведомость новоучреждаемого наместничества, которая содержала расписание населения по уездам (округам). В целом по наместничеству числилось 310 587 рев. душ. Это население примерно поровну делилось между Пермской (149 763) и Екатеринбургской (160 824) областями. Поуездное распределение жителей выглядело следующим образом. По Пермской области уезды: Пермский (22 538), Кунгурский (24 277), Красноуфимс-кий (14 231), Осинский (17 559), Оханский (18 473), Обвинский (20 557), Соликамский (18967), Чердын-ский (13 161). По Екатеринбургской области уезды: Екатеринбургский (20 217), Челябинский (22 530), Шадрин-ский (22787), Дал матовский (22849), Камышловский (19 057), Ирбитский (18706),Алапаевский(18102),Вер-хотурский (16 576). Как видно, во многих уездах количество мужского ревизского населения было несколько, а порой значительно меньше установленного законом минимума3.

Предложения Е.П.Кашкина были учтены. 27 января 1781 г. последовал Высочайший указ Сенату о поручении ему открыть в октябре следующего года Пермское наместничество в составе двух областей, или провинций: Пермской и Екатеринбургской (в составе 16 указанных уездов); основать соответствующие уездные города; границы Пермского наместничества определить по соглашению с соседними генерал-губернаторами. 29 января был утвержден штат наместничества. 30 января последовал именной указ Кашкину о нововведениях в деле управления горной и монетной частью4.

В феврале 1781 г. Е.П.Кашкин в очередной раз отправился в свое генерал-губернаторство. В течение весны-лета в Перми кипели работы по возведению каменных зданий для наместника, губернатора, вице-губернатора, присутственных мест и т.д. Наконец, 18 октября состоялось торжественное открытие Пермского наместничества.

Вопросом первостепенной важности было определение внешних границ наместничества и внутренних -между уездами. На основании сенатского указа от 27 мая 1781 г. от Пермского наместничества были выделены две комиссии для обозначения административной границы с Уфимским и Вятским наместничествами. У Е.П.Кашкина возникло разногласие по поводу границ с уфимским генерал-губернатором Якоби. В октябре генерал-прокурор Сената А.А.Вяземский уведомил Кашкина о том, что императрица одобрила его предложение временно принять за границу между наместничествами Уйскую линию с крепостями. Спорной оставалась административная принадлежность Исетского «дистрикта». К концу 1782 г. одна из комиссий завершила разграничение между Пермским и Уфимским наместничествами, пройдя дистанцию в 646 верст 20 саженей. Вторая комиссия, размечавшая границы между Пермским и Вятским наместничеством, не смогла пройти всю дистанцию (было пройдено 299 верст 5 саженей) до наступления зимы. Глубокий снег заставил отложить завершение работ по разграничению лесных и малонаселенных мест до следующей весны (оставалось пройти еще около 240 верст).

Межуездные границы в Екатеринбургской области были назначены и положены на карту в 1781 г.; в Пермской области подобные работы производились горными межевыми учениками в следующем 1782 г. и летом были завершены5.

Существенное место в деятельности наместника занимал подбор кадров и комплектование новых учреждений, создававшихся в соответствии с Учреждениями 1775, Уставом благочиния 1782, Городовым положением 1785 г. Евгений Петрович активно включился в эту работу, подобрал на службу в Пермскую губернию немало людей из известных родов. Не всегда его выбор был удачным; так, современники упрекали Кашкина в излишнем покровительстве родственникам своей жены.

Комплектование учреждений тормозилось нехваткой кадров. Генерал-губернатору приходилось заботиться о замещении не только высших, но и низших должностных постов. В 1788 г. он послал в Петербург местного врача Гамалею, чтобы тот уговаривал лекарей ехать в Пермскую губернию. Дабы привлечь медицинский персонал, докторам и лекарям был вдвое увеличен оклад жалованья против штатного (как и в Тобольском наместничестве). Как пишет Н.Н.Кашкин, для организации работ по проведению внешних границ наместничества «людей надо было только что не изобретать». Евгений Петрович назначил в уездные землемеры обер- и унтер-офицеров геодезического штата, лучших из числа сверхкомплектных шихтмейстеров и унтер-шихтмейстеров в Пермской губернии.

Существовали проблемы с комплектованием выборных должностей. Так, например, выборы в органы городского управления Перми в 1781г. (город только что был основан) производились из «обывателей людней-ших старых городов», которые должны были переселяться в губернский (наместнический) центр. Должности в дворянских учреждениях наместничества «по необитанию Пермских дворян в их отчинах» занимали «пер-воопределенные свободные от служеб штаб- и обер-офицеры».

При устройстве Пермского наместничества в областном г.Екатеринбурге не был открыт положенный по штату губернский магистрат, поскольку в тот момент купцы и мещане имелись только в 8 городах области. Рост городских сословий вынудил Е.П.Кашкина поставить вопрос об устройстве губернского магистрата (только в 1784 г.)6.

Но мало было подобрать кадры, необходимо было еще направить деятельность чиновников в необходимое русло, контролировать ее, вникая даже в мелочи. По мнению Н.Н.Кашкина, это было сделать, пожалуй, не легче, чем подобрать кадры: «Отдаленность и дикость Перм-ско-Тобольского края, состояние, в котором Кашкин застал последний, например, непривлекательность его для служилого люда, - внедрившиеся в старых здешних чиновников привычки и понятия, все это и многое другое пагубно отражалось на деятельности даже лучших из сотрудников Кашкина, которому приходилось напрягать огромные усилия к тому, чтобы работает подчиненных соответствовала хотя-бы лишь главным требованиям закона и правительства»7.

Показательна ситуация с составлением книг о финансовых сборах. Вскоре после открытия наместничества Е.П.Кашкин распорядился, чтобы Пермская казенная палата собрала уездных казначеев, выдала им книги нового образца и наставления по поводу их заполнения. Вернувшись 16 марта 1782 г. в очередной раз из С.-Петербурга, Кашкин обнаружил, что его распоряжение не выполнено. Казенная палата ограничилась рассылкой беловых книг в уездные казначейства, полагая, что казначеи при помощи капитан-исправников справятся с задачей. Генерал-губернатор вновь напомнил казенной палате о необходимости выполнить данное им ранее ей предписание. Казенная палата уведомила Кашкина, что его поручение выполнить невозможно, поскольку наместническое правление не сообщило достоверных данных, которые необходимо внести в книги (по мнению Кашкина, казенная палата обладала необходимой информацией). В результате Е.П.Кашкину пришлось самому разбираться в формах составления ведомостей, книг8.

Одним из направлений деятельности генерал-губернатора было развитие народного просвещения. В 1783 г. на средства самого Е.П.Кашкина была учреждена «Российская градская Пермская школа». Впоследствии, в 1786 г., при участии генерал-губернатора было открыто Главное народное училище в Перми, подготовлены к открытию малые училища в Верхотурье, Кунгуре, Ирби-те, Соликамске, Чердыни, Шадрин-ске, Екатеринбурге (открыты были при преемнике Кашкина - А.А.Волкове). Особую заботу проявлял пермский наместник по отношению горных школ9.

Много труда Е.П.Кашкин отдавал продовольственному обеспечению населения на вверенной ему территории. Местные неурожаи, трудность доставки хлеба в отдаленные местности неоднократно создавали проблемы. Так, в 1782 г. в связи с неурожаем возник недостаток в хлебе в Чердынском уезде. Как отмечал генерал-губернатор в рапорте Екатерине II, это не было экстраординарным явлением для данной местности: «В Чердынском же уезде по холодности воздуха посеянной хлеб часто не дозревает, и обитатели довольствуются оным чрез покупку каждогодно Вятской губернии в городе Сарапуле, лежащем вниз по течению р.Камы». В 1782 г. Е.П.Кашкин направил капитан-исправника в Сарапульский уезд, чтобы выяснить, возможно ли компенсировать недостаток продовольствия традиционным путем, за счет подвоза хлеба из Сарапульско-го уезда. Результаты исследования были положительными: капитан-исправник доносил, что из Сарапула вверх по Каме было отпущено до 120 тыс.пуд. хлеба, который вполне удовлетворил потребности чердынских жителей; часть хлеба осталась даже к отпуску для торговли в г.Пустозерск10.

В 1783 г. ситуация со сбором урожая выглядела гораздо хуже. «Ненастливыя холодныя погоды в июле и ранние морозы в августе» в различных местах как Пермского, так и Тобольского наместничеств помешали нормальному созреванию не только ярового, но отчасти и озимого хлебов. Особенно тяжелое положение сложилось в Чердынском и Соликамском уездах, неблагополучных и в урожайные годы. Кашкин распорядился о принятии мер против скупки продовольствия и взвинчивания цен на него. Приобретение хлеба ставилось под жесткий контроль полицейских органов, городничих и нижних земских судов. Покупатели должны были сообщать точные данные о размерах покупок и обязывались подписками не увеличивать при последующей продаже стоимость выше обычного. Собирались сведения о продовольствии, которое имелось в наличии, и о потребностях в нем. Были приняты меры к распределению хлеба из запасных магазинов в те районы, которые в нем нуждались. Е.П.Кашкин просил генерал-губернатора Казанского и Вятского генерал-поручика кн.Мещерского сделать вызов желающим из Вятки и Сарапула к поставке продовольствия в Соликамск по первому зимнему пути. По распоряжению генерал-губернатора нижние земские суды должны были призвать крестьян распоряжаться хлебом, который у них имелся, «со всевозможною бережливостью»; тех же, кто уже испытывал недостаток в продовольствии, полиция понуждала к зарабатыванию денег на казенных и партикулярных заводах с тем, чтобы впоследствии потратить их на приобретение продовольствия.

Неурожай 1783 г. коснулся и хлебородных Шадринского и Далматов-ского уездов, обычно игравших значительную роль в снабжении продовольствием заводского населения Урала. В связи с этим Е.П. Кашкин распорядился учредить в Екатеринбурге хлебозапасный магазин, в который перевозилось до 1 5 тыс. четвертей муки из ближайших магазинов бывшей Исетской провинции. Надсмотр за магазином поручался екатеринбургскому обер-коменданту 11


1 Григорьев В. Реформа местного управления при Екатерине II. СПб., 1910; Андреевский И. О наместниках, воеводах и губернаторах. СПб., 1864; Блинов И. Губернаторы (историко-юри-дический очерк). СПб., 1905; Желудков В.Ф. Введение губернской реформы 1775 года // Уч. зап. ЛГПИ им. А.И.Герцена. Ленинград, 1962. Т. 229. С. 197-226; Павлова-Сильванская М.П. Социальная сущность областной реформы Екатерины II // Абсолютизм в России (XVII-XVIII вв.). М., 1964. С. 460-491; Омельченко О.А. «Законная монархия» Екатерины II: Просвещенный абсолютизм в России. М., 1993. С. 264-277; Государственный строй России периода феодализма (XV -XIX вв.). (Зарубежная историография) / Научно-аналитический обзор. М., 1989.

2 Петров П.Н. Евгений Петрович Кашкин, один из сподвижников Екатерины II. 1737-1796 // Русская старина. СПб., 1882. Т. XXXV. С. 1-40; Кашкин Н.Н. Родословные разведки. СПб., 1913. Т. II. С. 303-476; Покровский Н.Н. Антифеодальный протест урало-сибирских крестьян-старообрядцев в XVIII в. Новосибирск, 1974. С. 370-386.

3 РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 60. Ч. 1. Л. 9- 17 об.

4 ПСЗ. Т. XXI. N 15113-15115.

5 Кашкин Н.Н. Родословные разведки... С. 366, 370; РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 60. Ч. 1. Л. 41-42 об., 89-91 об.

6 Кашкин Н.Н. Родословные разведки... С. 354-355, 363-368, 370, 374, 375. РГАДА; Ф. 24. Оп. 1. Д. 60. Ч. 1. Л. 119.

7 Кашкин Н.Н. Родословные разведки... С. 375.

8 РГАДА; Ф. 24. Оп. 1. Д. 60. Ч. 1. Л. 66 об. -71.

9 Кашкин Н.Н. Родословные разведки... С. 386-388.

10 РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 60. Ч. 1. Л. 94-95.

11 РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 60. Ч. 1. Л. 98-101 об., 102-105 об.

  • История


Яндекс.Метрика