Пионеры прибылей. Иностранный капиталл и промышленный подъем на Урале на рубеже 19-20 вв.

Тимошенко В.П.

В 60-е гг. XIX в. переход России к индустриально-технологическому типу организации экономики стал исторической необходимостью. Попытка утвердить положение России в Европе, как одной из ведущих держав, могла быть успешной только при условии достижения близкого к европейскому уровня экономического развития. Продиктованные в первую внешними условиями экономические реформы 60-х гг. стали своеобразной «революцией сверху». Развитие русской промышленности при условии их успешного осуществления могло пойти по общему с Западной Европой руслу. Новые отношения охватывали промышленность, торговлю, транспорт, то есть основные отрасли народного хозяйства.


 В.П. Тимошенко
 

Для динамичного их развития промышленность нуждалась в емком рынке сбыта и колоссальных капиталовложениях. Но сохранение архаичного сельского хозяйства сделало капиталистическое накопление лишь относительно слабым ручейком, удовлетворяющим незначительную часть потребности страны в капиталах. Медленное движение по пути капитализации сельского хозяйства обрекало страну на черепашьи темпы в хозяйственном развитии. Угроза же оказаться на задворках европейской политики подталкивала правительство к поиску стимулирующих форсированный экономический рост средств.

Отсталое уральское хозяйство находилось в тупике. Перспектива промышленного развития при ограниченности внутреннего рынка и хроническом недостатке оборотного капитала связывалась либо с преимущественно экспортной ориентацией, либо с вариантом раздувания производства средств производства по казенной программе. Но для расширения экспорта нужно было модернизировать промышленность и добиться конкурентоспособности ее продукции на мировом рынке. И тот и другой вариант нуждался в подкреплении значительными капиталовложениями. Общие для российской экономики проблемы накопления капитала на Урале, хозяйство которого консервировало отжившие отношения, были особенно острыми.

Однако через несколько десятилетий, вслед за промышленным взрывом на Юге России, оживилась и начала бурно расти уральская промышленность. Причиной «экономического чуда» было включение регионального хозяйства в орбиту мирового рынка, осуществленное в соответствии с политикой привлечения иностранных инвестиций, проводимой министром финансов С.Ю.Витте. «В России не стали ждать, - писал А. Г. Донгаров,- покуда отечественный капитал наберет силу и сумеет провернуть скрипучее колесо телеги российского народного хозяйства. Вместо этого допотопную евразийскую колымагу взяли и прицепили к разогнавшемуся «локомотиву» европейской промышленности».

Начало проникновения капитала иностранных компаний и фирм на Урал относится к середине XIX в. Предпринимателей привлекали в основном пушные богатства края, драгоценные металлы, самоцветы. Однако значительная удаленность от европейских центров при отсутствии надежных транспортных коммуникаций, архаичные формы ведения уральского хозяйства и специфическое внутреннее законодательство сдерживали инвестиции, во-первых, и создавали мотивацию для активности в основном торгового капитала, во-вторых, Даже те иностранные компании, которые пустили прочные корни в России, на Урале действовали осторожно, предпочитая присматриваться к краю, изучать его возможности.

«Железнодорожный бум» 80-90-х гг, XIX в., происходивший при финансовой подпитке из-за рубежа (железнодорожные кредиты), в корне изменял положение вещей. Колоссальные потребности в металле для железнодорожного строительства стимулировали развитие горнозаводской промышленности Урала, а пришедшая в регион дорога разрушила пространственные барьеры. Иностранные капиталы хлынули потоком в переживающее технологический и инвестиционный голод уральское хозяйство. Горные богатства края, его выгодное географическое положение, наличие емкого рынка для промышленной продукции на востоке России обусловили переориентацию зарубежных предпринимателей с чисто торговых операций на развитие производства, имеющегося и переживавшего кризис, и создание нового, ориентированного на запросы традиционного хозяйства территорий Азии.

Общий процесс развития русского капитализма «вширь» оказывал благоприятное влияние на предпринимательский климат. Акционирование различных заводов Урала, совпавшее по времени с этим процессом, открывало каналы притока отечественного и зарубежного капитала в промышленность. Одновременно, возросшие потребности в продовольствии и сельскохозяйственном сырье, видоизменили аграрную сферу, спровоцировав в деревне процессы накопления.

Иностранный капитал, через участие в транспортной правительственной программе, кредитовании промышленности, закупке экспортного сырья и поставки промышленного и сельскохозяйственного оборудования способствовал резкому росту активности отечественного предпринимательства. Причиной «ренессанса» уральской промышленности на рубеже XIX-XX вв, явилось складывание емкого рынка для продукции промышленности и сельского хозяйства внутри страны и установление прочных торгово-экономических связей с Европой.

Конечно, масштабное вовлечение иностранных инвестиций в отечественную промышленность, да еще на стадии ее капиталистической переориентации, когда менялись вековые устои социальных отношений, правовые регламенты, не могло проходить гладко. Вокруг этой проблемы развернулись острые политические разногласия, имевшие исключительно важное влияние на формирование правительственной политики в отношении иностранных вкладов в России. Эта политика имела две ограничительные установки: 1.Прагматическое стремление развить отечественную экономику до уровня европейской; 2. Мотивированная государственными интересами потребность протекционизма в отношении отечественной экономики.

Резкий рост активности иностранного капитала на Урале, в соответствии с рассмотренными факторами, пришелся на 90-е гг. XIX в. В это время в регион начинают проникать промышленный и банковский капиталы. По данным Л.Е. Шепелева, в 1900 г. в России действовало 34 компании, 12 из них - на Урале, с капиталом 624,1 млн. руб.

Иностранный торговый капитал. Создание железнодорожных коммуникаций привело к быстрому развитию связей с мировым рынком. Кредитование производства сырья, сельскохозяйственной продукции и практическая организация вывоза товаров за рубеж ускорили накопление. Доходы от экспорта вкладывались отечественными и зарубежными предпринимателями в развитие разных отраслей регионального хозяйства. Поэтому можно сказать, что связи с торговыми компаниями Европы непосредственно стимулировали укрепление технико-экономической базы экономики.

Ведущим направлением в деятельности иностранного торгового капитала на Урале стали закупки и вывоз масла, зерна, продукции животноводства, лесного и пушного промыслов, сбыт на месте сельскохозяйственных машин и инвентаря. Наиболее значительные вклады осуществлялись в молочно-масляное хозяйство и экспорт масла. На Урале и в Зауралье «Экспортное хозяйство Рандруп», фирма «Якобсон и Данцер», общество «Лунд и Петерсти» вложили в маслоэкспорт более 5 млн.руб. Сложился крупный уральский центр маслоэкс-порта в г. Кургане - «Сибирская компания», ведущую роль в которой играл датский капитал. В начале XX в. компания «Т/Д Паллизен и К», торговавшая уральским маслом, занимала прочные позиции на европейском рынке, поддерживая цену на продукцию на уровне лучших сортов датского масла.Экспортом продукции зерноводства, животноводства, пушнины занимались «Международная компания жатвенных машин в России» (в ней участвовали американские фирмы «Мак-Кормик», «Осборн», «Мальвоки» и др.), товарищество «М.Гальферих-Саде», акционерное общество «Р. и Т.Эльворти» и др. Товарищество механических заводов «В. Г.Столь и К» практически монопольно осуществляло сбыт на Урале сельскохозяйственного инвентаря. А с 1904 г. фирма наладила выпуск плугов на заводе в Челябинске.

В организацию поставок на Урал сельскохозяйственных машин и инвентаря иностранцы вложили около 20 млн.рублей.

Иностранный капитал в дооктябрьские десятилетия участвовал в финансировании почти 85% внешнеторгового оборота региона. В этот период торговые связи развивались по восходящей линии. Реализация уральской продукции на внешнем рынке не вызывала трудностей и осуществлялась сравнительно быстро. Большинство товаров не сталкивались с конкуренцией, так как иностранные инвесторы проявляли активность в развитии производства и заготовок тех видов продукции, которые пользовались повышенным спросом. К тому же сбыт осуществлялся через торговую сеть и рыночные ниши зарубежных партнеров, что значительно экономило время и издержки торговых операций.

Иностранный торговый капитал обеспечивал экспорт уральской продукции на сумму, превышающую 35 млн.руб. Структура вывоза выглядела следующим образом: 60% продовольствие исельскохозяйственное сырье; 33% промышленное сырье и изделия; 4% пушнина; 2,8% лесоматериалы. Примерно 4/5 суммы экспорта, осуществляемого иностранными компаниями, возвращались в регион в виде инвестиций и ввозимой продукции. Ввоз товаров на 72% состоял из продукции производственного назначения и на 28% - потребительской продукции.

Торговые компании вывозили уральскую продукцию практически во все страны Европы, Северную Америку, Китай, Ближний Восток. Товарная номенклатура вывоза зависела от рынка сбыта. В Европу, в основном, поставлялось продовольствие, промышленное сырье, драгоценные металлы, кустарные изделия. В страны Востока - металлические изделия, фаянс и фарфор, посуда, хлеб. Часто уральская продукция реэкспортировалась.

В торговой сфере на Урале в основном сосредотачивались капиталы австро-германских финансовых групп.

Иностранный промышленный капитал. Большую роль в развитии уральской промышленности иностранный капитал стал играть с началом акционирования горнозаводских округов. Это был наиболее безболезненный путь «включения» рыночное хозяйство. Французские предприниматели основали Уральско-Волжское и Волго-Вятское общества, бельгийские -Южно-Уральское. Вклады в эти общества зарубежных инвесторов в 1900 г. составляли 42% всех акционированных капиталов на Урале. В последующее десятилетие все учреждаемые с участием иностранного капитала компании в России приходились на Урал.

Ввоз капиталов в регион, конечно же, в первую очередь преследовал цель развития добывающих отраслей промышленности. Создаваемые иностранцами предприятия в основном ориентировались на запросы внутреннего рынка. Исключением были, пожалуй, американская фирма «Джон Маттей и К» и «Анонимное платиновое общество» (Франция), добывавшие платину исключительно для вывоза. В добыче золота и драгоценных камней французские предприниматели ориентировались на российский рынок, около 70% вырабатываемых на английских предприятиях меди, цинка, свинца шло на внутренний рынок.

Приток иностранный инвестиций в уральскую промышленность способствовал мобилизации отечественных капиталов и росту активности российского предпринимательства. Динамика инвестиционного движения капиталов подтверждает эту посылку. В 1990 г. доля иностранных вкладов в уральской промышленности составляла 24,2 млн.руб. или 42% от общей суммы вложений. В1910 г. иностранная доля составила 19,9 млн,руб. (31,5% всех вложений). В 1913 г.- 29% от 152,3 млн.руб, всех вложений, а в 1917 г,- 19%. Здесь сказались правительственные меры по ограждению отечественной промышленности от конкуренции, налоговое, тарифное и таможенное законодательство. Политика государства, не ущемляя интересов иностранных инвесторов, подталкивала их к более тесному взаимодействию с внутренним рынком и даже к переходу в российское подданство.

Наибольший интерес к добывающей промышленности и вывозу сырья из региона проявляли англичане. Французские и бельгийские предприниматели сосредотачивали свои усилия в металлургии. Последние, кстати, развивали наибольшую активность в акционировании промышленности. В период первой мировой войны в регион усилился приток американских капиталов. С течением времени менялись национальные приоритеты. Если в конце XIX в. в уральской промышленности преобладали капиталы франко-бельгийских финансовых групп, то к 1914 г, на первый план выдвинулись англичане. Английские компании, как правило, не ограничивали свою деятельность рамками рынка, а оперировали в более обширных ареалах. Так, нефтедобыча сосредотачивалась в крупном Урало-Каспийском регионе, медеплавильные корпорации охватывали Урал, Казахстан, Алтай, золотодобывающие компании контролировали месторождения Урала, Западной и Восточной Сибири.

В предвоенное десятилетие начиналось складывание монопольных структур в нескольких отраслях промышленности и зон влияния иностранного капитала. Однако в общем процессе монополизации в промышленности России удельный вес иностранных участников был незначительным. К тому же государство осуществляло контроль над действиями иностранных предпринимателей с помощью законодательства и мер, установленных для относительно свободной рыночной системы в интересах национальной экономики. Иностранными вкладами были существенно ограничены в правах приобретения недвижимости, пользования кадрами, землеотводами т.д.

Иностранный банковский капитал. Начало его проникновения в регион -90-е гг, XIX в. Иностранный банковский капитал принял участие в четырех из семи образовавшихся акционерных компаниях. Зарубежные банки, кроме того, кредитовали операции, связанные с экспортом продукции, строительством железных дорог и расширением отраслей горной промышленности. Особую активность проявляли Русско-Французский банк, Лионский кредит и Русско-Азиатский банк.

В 1900-1910 гг. наметилось создание основ, на которых позднее развернулось широкое сотрудничество иностранных банков и русских с преобладающим участием иностранного капитала, с уральской промышленностью. Банки искали пути проникновения в созданные на Урале акционерные общества, постепенно переходя от кредитования к скупке акций, готовили почву для последующего крупного финансирования и захвата компаний. Акционерный процесс 1910-1917 гг, осуществлялся при ведущей роли банковского и финансового капитала. В результате острой борьбы между банками, при сопротивлении старых владельцев, в 1910-1917 гг. банки с участием иностранного капитала распространили практически полный контроль над 16 из 18 акционерных обществ.

Вокруг каждого банка образовывался совершенно определенный круг патронируемых предприятий. Можно говорить о начальном, достаточно интенсивном этапе складывания финансового капитала в развитии уральской горнозаводской промышленности. При значительном участии иностранного банковского капитала. При возрастающей интеграционной связи уральской экономики с мировой иначе и быть не могло. Русско-Английский банк держал 38% акций Лысьвенского общества, Русско-Французский банк участвовал в долях Товарищества Сергинско-Уфалейских заводов. Соединенный банк кредитовал Верх-Исетское общество, Кыштымское общество было заложено в нем на сумму 3,5 млн.руб.

Связи банков с патронируемыми предприятиями поддерживались «личными униями» и системами участия. Так, И. Адеур одновременно входил в состав правлений Русского банка для внешней торговли и Зауральского горнопромышленного общества; Д. Петронки в правления Российского золотопромышленного общества и Петербургского международного банка; А. Жиллон в правление Русско-Французского банка, Общества Уфимско-Уфалейских золотых приисков и Анонимного общества Качкарс-ких золотых приисков; В.Фирне в правления акционерного общества «Платина», Платинопромышленной анонимной компании и Русско-Французского банка; Г.Уркарт в правления Русско-Азиатского банка, Кыштымского общества и Южно-Уральского горнопромышленного общества.

В предвоенное десятилетие общий объем зарубежных вкладов в акционерные общества, торговые и посреднические компании и т.д. составлял сумму порядка 125 млн,руб.


Итак, участие иностранного капитала в развитии уральской экономики в предреволюционное время выражалось в нескольких формах: 1) непосредственная организация производства; 2) кредитование торговых операций и создание сети торгово-посреднических точек; 3) реэкспорт на внешних рынках товаров уральского производства; 4) участие в акционировании и банковском деле.


Политико-правовые условия иностранного предпринимательства.

Стране требовалась хорошо проработанная программа привлечения иностранных инвестиций и законодательная база, которая могла бы воспрепятствовать превращению России в аграрно-сырьевой колониальный придаток развитых стран и способствовала реализации национальных интересов. Преодолевая жесткую оппозицию со стороны псевдопатриотических сил, опасавшихся закабаления России иностранным капиталом, правительство все же пошло на привлечение последнего в отечественную экономику. Первым шагом стали крупномасштабные железнодорожные займы. Позднее, с 90-х гг. XIX в. Потребность в кредитовании растущей экономики подтолкнула правительство к созданию условий для «переселения» иностранного производства внутрь страны. Значительное повышение таможенных барьеров сделало более выгодным для иностранных предпринимателей не ввоз готовой продукции, а ее производство внутри России. В 1891 г. был издан «Общий таможенный тариф России». В нем содержалась уже не протекционистская по отношению к отечественной промышленности система, а скорее запретительная для ввоза товаров зарубежного производства. «Эта правительственная система, - писал C.Ю. Витте, - имела своей задачей создать в России свою собственную обрабатывающую промышленность, которая содействовала бы росту нашей экономической, а следовательно, и политической самостоятельности...»

Правительство строго следило за тем, чтобы иностранные компании действовали по установленному тарифом порядку, при необходимости устанавливало дополнительные ограничения. Одновременно правительство осуществляло меры по упорядочению финансовой системы через финансовую реформу с введением золотой валюты. Именно с успешным завершением финансовой реформы наблюдался рекордный прилив иностранных капиталов в народное хозяйство России (1895-1902 гг.). Основным стимулом к вкладыванию денег в России была высокая норма прибыли в ее промышленности, товары которой в условиях преобладающего патриархального производства реализовались «с колес». Прибыльность «гарантировалась и отсутствием практически всякой конкуренции со стороны иностранных товаров: даже если они и прорывались на российский рынок, то их цена, включавшая огромные пошлины, была такова, что не знавшие этого бремени отечественные товары могли реализовываться и выгодно и быстро.

Высокому спросу на промышленный капитал внутри России в этот период соответствовало его предложение на европейском финансовом рынке - Россия переживала промышленную революцию и бурный рост промышленности значительно позже основных европейских стран. Образование собственных компаний и фирм было не единственной и не главной формой притока иностранного капитала. На нее приходилось около 40% инвестиций. Иностранные компании и банки были более заинтересованы во вложениях в акции российских акционерных обществ. И несмотря на значительные ограничения в приобретении ценных бумаг для иностранных граждан, 60% иностранных инвестиций в 1900-1917 гг. приходилось на ценные бумаги. В 1895-1904 гг. в правительственных структурах России шла острая борьба вокруг вопроса о снятии ограничений для иностранного акционерного учредительства: разрешительная система учредительства, именные акции, ограничения для иностранцев в приобретении земли, занятиях промыслами и т.д. Эти ограничения объясняют в какой-то мере рассмотренные нами вложения иностранных капиталов в акции промышленных предприятий Урала через участие в Российских банках.

Выступая против указанных ограничений, C.Ю. Витте писал в представлении Министерства финансов в Кабинет министров: «Прежде всего выпуск именных акций с ограничением права приобретения их одними русскими подданными при современных условиях кредита не гарантирует еще против участия в деле иностранных капиталов. Такое участие, хотя и косвенное, не подлежит сомнению, в частности, когда акции эти находятся в руках банков, чьи собственные анонимные акции помещены за границей. С другой стороны, привлечение иностранного капитала не делает еще пользующееся им предприятие иностранным... Гораздо существеннее вопрос, в чьих руках находится управление делами компании». Действительно, иностранцы-держатели акций в большинстве случаев мало интересовались направлением деятельности предприятия и заботились больше о дивидендах с ценных бумаг. По российскому акционерному законодательству, в правлениях акционерных обществ, основанных на иностранном капитале, должны были быть российские подданные.

Существовавшие ограничения были сняты лишь Временным правительством с введением в 1917 г, явочного порядка регистрации акционерных обществ и акций на предъявителя. До тех пор правительство считалось с настроениями в российском обществе и всячески поощряло активную позицию российских предпринимателей в конкуренции с иностранцами. И собственно, к 1917 г, большинство, например, уральских предприятий с участием иностранного капитала перешло к российским банкам. Постоянное государственное вмешательство практически исключило для иностранных компаний применение методов колониальной эксплуатации России.

Нельзя согласиться и с высказываемым в литературе мнением о возрастающем политическом влиянии иностранных государств на Россию вследствие увеличения иностранных капиталовложений. Конечно, некоторые предпочтения были, но они складывались под воздействием других факторов.

Эту ситуацию рельефно отразил американский исследователь иностранного предпринимательства в России Дж. Маккей: «Доход в России зависел не от способности к грабежу и вымогательствам, а от уровня предпринимательства. Это помогает объяснить причину того, что международные политические факторы всегда носили второстепенный характер для иностранных предпринимателей. Возникновение основных деловых групп предшествовало франко-русскому сближению. Бельгийские бизнесмены не имели иллюзий относительно возможности использовать дипломатическое давление для того, чтобы влиять на русскую администрацию...Прилив английских капиталов в нефтяную промышленность в конце 90-х гг, совпал с острыми политическими англо-русскими конфликтами...»

Иностранные займы и инвестиции C.Ю. Витте рассматривал как необходимое условие промышленного развития. «Внешние займы и приток иностранных капиталов, - заявлял он, - своего рода мышьяк, под воздействием которого происходит наше финансовое и экономическое развитие. Печально, конечно, что мы не можем обойтись без такого лекарства. Но это все-таки лекарство из лучших. Это великолепное средство против бедности».


Можно утверждать, что «новаторский эксперимент» по развитию тесных связей с мировым рынком был удачным ответом на вызов времени. Промышленный бум рубежа XIX-XX вв., обязанный внешнеэкономическому фактору, хотя и не ликвидировал отставание от европейской промышленности, значительно продвинул Россию в экономическом развитии.

Сам вариант «импорта» индустризации в исторической ретроспективе несет в себе черты поучительного опыта. Тем более, что в недавнем прошлом этим путем прошли «азиатские тигры» Сингапур, Тайвань, Южная Корея и т.д.

И на рубеже XIX-XX столетия широкие связи с внешним рынком перенесли отсталое хозяйство гигантской России на несколько десятилетий вперед, без крайностей в отыскании источников накопления - доля накопления в национальном доходе времен промышленного переворота не превышала 8%. Остальное обеспечивалось притоком иностранного капитала, о котором В.И. Ленин писал: «Вся мощь миллиардных капиталов буржуазии всех стран тянет за собой Россию».

В сравнении с индустриализацией Советского Союза за первую индустриализацию России была заплачена приемлемая цена. В ходе первой индустриализации сложилась и укрепилась традиция внешнеэкономических связей Урала, отражавшая основные технико-экономические характеристики регионального хозяйства. В этих связях обнаруживалась «преемственность» исторических эпох и устремленность к технологическому обновлению. На первый взгляд несовместимые элементы внешнеэкономической ориентации Урала в действительности составляли единое целое, задающее характер социально-экономического развития региона.

Местоположение Урала между двумя историческими типами хозяйствования, тесные контакты с «традиционной» экономикой Востока и европейской индустриальной цивилизацией стали причиной консервации противоречивых тенденций в промышленном развитии.

  • История


Яндекс.Метрика