Иностранный капиталл в хозяйстве Советского Урала: от средства спасения к экспроприации

Тимошенко В.П.

Уральская промышленность после октября 1917 года оказалась в кризисе. Сохранились все основные трудности предшествующего этапа: структурный консерватизм, острый недостаток капиталов, техническая отсталость - все это обусловило накал борьбы и характер ожиданий новой эпохи. За годы войны приток новых капиталов в промышленность практически прекратился. Разруха, дезорганизация производства, неразбериха и нарушение привычного уклада хозяйствования в первые послереволюционные годы грозили экономической катастрофой и размыванием социальной базы новой власти. Без восстановления сложившихся связей экономическое оживление крупного региона не мыслилось даже наиболее последовательным сторонникам "красногвардейской атаки" на капиталы. Неизбежным следствием этого состояния стала серьезная проработка возможностей продолжения дореволюционного курса на привлечение иностранного капитала.


 В.П. Тимошенко
 

Советская власть не могла, не рискуя вызвать экономический развал и политические осложнения, обойтись без использования материальных и финансовых ресурсов, опыта организации производства и технических достижений глубоко вросших в уральскую промышленность иностранных компаний. Ориентированные в прошлом почти исключительно на экспорт, производства добывающей промышленности, даже при гипотетической возможности их восстановления собственными силами, не нашли бы устойчивого спроса на свою продукцию внутри страны.

В политике привлечения иностранных инвестиций и использования организаторского и технического опыта капиталистического зарубежья основными формами стали концессии в промышленности и торговле, смешанные акционерные общества, договоры о технической помощи.

Внешнеторговый обмен при монополии внешней торговли стал основным каналом связей с мировым хозяйством, так как в наибольшей степени отвечал хозяйственно-политическим целям послереволюционного этапа. Тенденции в развитии региональной внешней торговли повторяли колебания изоляционистских настроений в верхах власти. Проводившийся на принципах "глухого протекционизма" обмен с мировым рынком неизбежно вел к закреплению за Уралом роли поставщика сырьевых товаров и полуфабрикатов в обмен на оборудование и технологию. Промышленность региона, обновлявшаяся таким образом, выпадала из мирового разделения труда и могла развиваться лишь с нарастающим отставанием от передовых стран.

Желаемое достижение технико-экономической независимости от капиталистического окружения оборотной стороной имело консервацию отсталости, ибо невозможно в одиночку обеспечить прогресс по всем направлениям и отраслям хозяйствования.

Участие во внешней торговле в соответствии с установкой обеспечения технико-экономической самостоятельности определялось исключительно в зависимости от интересов и перспектив государственной промышленности. Иначе говоря, внешняя торговля стала средством достижения "замкнутого" состояния хозяйства, способного функционировать в условиях "осажденной крепости". Форсированный рост экспорта для оплаты ввозимого современного оборудования - характерная черта периода.

Основы политики концессиони-рования уральской промышленности были заложены В. И. Лениным в 1918 году, практически одновременно с одним из всплесков национализации. Идея привлечения зарубежных фирм к экономическому возрождению региона, ее обсуждение и осуществление сопровождались острой политической борьбой, что заметно отразилось на отношении к концессионерам и на характере взаимоотношений государства и иностранных предпринимателей в этом секторе экономики.

Идея концессий учитывала возможность использования противоречий между промышленно развитыми странами в результате усиления конкурентной борьбы за выные условия экспорта капитала, за распространение контроля над источниками сырья. Допущение иностранного капитала в форме концессии отличалось от экспорта капитала в обычном его значении тем, что осуществлялось оно в жестких лимитах, под контролем государства и в интересах развития хозяйства нетоварного типа.

Концессионная политика исключала какую-либо возможность влияния концессионеров на политику Советского государства. В "Тезисах об условии привлечения иностранного капитала в товарной форме в России", направленных комиссией Совнаркома первому съезду совнархозов в мае 1 91 8 года, раскрывались основные принципы концессионных соглашений:

1. Территориальное расположение концессий не должно создавать определенных сфер влияния в России иностранных государств.

2. Государство оставляет за собой право закупки у концессионеров продукции в необходимых объемах, а также право досрочного выкупа всего предприятия.

3. Социальные, промышленные и торговые законы Российской республики обязательны для концессионеров.

4. Государство участвует в доходе концессионных предприятий, если он превышает договорные нормы; предпринимателю гарантируется выплата процентов за затраченный капитал в денежной форме или в форме выплаты сырьем и полуфабрикатами.

5. Иностранный капитал в товарной форме может привлекаться к организации и устройству государственных предприятий с выдачей в концессию за это права на аренду ещё неиспользуемых естественных богатств России.

6. Правительство на всех стадиях организации и эксплуатации концессионных предприятий имеет право Контроля и ревизии всех дел предприятий.

В процессе выработки концессионной политики утвердилось правовое требование подчинения иностранных предпринимателей законам и хозяйственным реалиям Советского государства. Даже очевидные хозяйственные выгоды не могли отменить этих требований.

Для хозяйства Урала было весьма важно исключить такие последствия экспорта капитала и предоставления концессий, как закрепление за регионом роли поставщика сырья и продовольствия, придатка промышленно развитых стран. Целью привлечения иностранных инвестиций мыслилось ускорение развития производительных сил на базе самой современной техники, развитие крупного производства, овладение искусством его организации. Концессии предполагали ввоз капитала не в ссудном варианте, а преимущественно в виде товарного и производственного капитала. Концессионные соглашения рассматривались в качестве одного из важнейших средств обеспечения заграничных займов, обращаемых на закупку необходимой техники и оборудования, материалов, полуфабрикатов, поскольку на ближайшую перспективу пассивный торговый баланс региона был неизбежным следствием разрухи и дезорганизации производства.

Несмотря на жесткие условия и острые противоречия с новой властью России, национализировавшей иностранную собственность, потребность в сырье и рынках сбыта готовой продукции подтолкнула бывших владельцев предприятий искать контакты и, в случае достижения договоренности, вкладывать свои капиталы на концессионных yсловиях. После окончания иностранной интервенции и гражданской войны вопрос о концессиях перешел из плоскости обсуждения в плоскость практической политики.

Чтобы придать большую определенность и конкретность концессионной политике, правительство зафиксировало определенные гарантии сохранения собственности и интересов иностранных предпринимателей. Декретом "О концессиях" от 23 ноября 1920 года. Совнарком значительно расширил влзможности концессионеров. В декрете определенно указывались гарантии от национализации, конфискации, реквизиции собственности концессионных предприятий; оговаривались существенные преимущества для предпринимателей, вводящих на арендованных производствах технические усовершенствования; расширялась недопустимость одностороннего изменения договора по инициативе государства.

Декрет однозначно определял цели государства в концессионных соглашениях: "привлечение технических сил и материальных средств промышленно развитых государств как в целях восстановления в России одной из основных баз сырья для всего мирового хозяйства, так и для развития ее производительных сил вообще, подорванных мировой войной".

Определенные декретом условия заключения договоров были в результате изучения опыта работы первых концессий практически дополнены при составлении "Типового концессионного договора" 1923 и 1924 годов.

Вводились новые условия:

1. Неправильные действия концес-юнера влекут за собой наложение рафов, возмещение ими убытков (дарству и отдельным гражданам, ггмену договора и безвозмездный концессионного предприя-собственность государства.

2. Концессионер обязывался выполнить минимум работ по оборудованию и техническому усовершенствованию предприятия.

3. Для ввоза рабочих и специалистов из-за рубежа устанавливался процент по отношению к занятым местным рабочим и специалистам.

Эти меры потребовались для извлечения максимального эффекта от концессий для реконструкции промышленности и подготовки квалифицированных кадров, а также для стимулирования строительства современных обрабатывающих производств. Ужесточение условий концессии соответствовало протекционистской политике государства, призванной в те годы оградить социалистический сектор от натиска налаженного и организованного капиталистического хозяйства.

К 1924 году проявились успехи в восстановлении промышленности собственными силами, и в партийном руководстве стали утверждаться иллюзии долговременности подъема экономики без внешней помощи.

Из правительственных предложений, которые конкретизировались в списке объектов концессий, далеко не все привлекали иностранцев. Чаще с просьбой о предоставлении концессий обращались бывшие владельцы тех или иных предприятий. К1925 году таких обращений в Глав-концесском поступило 253. Если соискатели предпочитали иметь дело с налаженным хоть в малой степени производством, то государство стремилось стимулировать активность иностранных предпринимателей в создании новых предприятий.

Государство предпочитало переориентировать концессионеров на освоение природных ресурсов в труднодоступных районах страны.

Экономическая реальность, однако, не вписывалась в идеологические схемы. И неизбежно внутри страны к середине 20-х годов улучшился инвестиционный климат, что содействовало новому всплеску интереса к советской экономике за рубежом. Некоторое оживление концессионных отношений связывалось с переходом от восстановления хозяйства к новому промышленному строительству.

Ресурс дореволюционной промышленности Урала приближался к стопроцентной амортизации. Проблема дальнейшего экономического строительства реально возникла, и начался поиск ее решения, значительно ослабивший бдительность в отношении иностранного капитала.

В новой ситуации правительство готово было пойти на концессию на очень выгодных для иностранцев условиях. Мотивировалось это стремление тем, что, во-первых, при наличии колоссальных ресурсов и при ограничении собственных средств производства и капиталов, при низком уровне техники нельзя было надеяться приступить к их разработке собственными силами в ближайшие годы. Во-вторых, путем концессии обеспечивалась занятость и снабжение населения. В-третьих, государство получало сейчас же дополнительные доходы в виде налогов и отчислений. Кроме того, по истечении срока договора все оборудование и постройки переходили в собственность государства в исправном состоянии. В-четвертых, капиталист-концессионер обязывался оборудовать производство по последнему слову техники, достигнутому за рубежом, а значит - можно было учиться умению обращаться с ней и современным принципам организации хозяйства.

С введением первого пятилетнего плана официальная точка зрения стала враждебной к иностранным капиталам. Из списка концессионных объектов стали выбывать крупнейшие предприятия, такие, как, например, Магнитогорский металлургический комбинат.

24 июля 1928 года Совнарком принял ряд основополагающих документов, послуживших положениями по привлечению иностранного капитала в народное хозяйство СССР. В них фиксировалось несколько принципиальных позиций.

1. Список концессионных объектов является ориентировочным.

2. Предпочтение в заключении договора отдается объектам пионерного освоения (горнозаводские концессии в отдаленных местностях, концессии по созданию обрабатывающих производств на окраинах и т.д.).

3. Наибольший интерес имеют для страны такие предложения иностранных капиталистов, которыми предусматривается вложение крупного капитала в строительство новых предприятий на основе последних достижений мировой техники.

Подавляющая часть намеченных к сдаче в концессию объектов входила в первый пятилетний план. И, тем не менее, сессия ЦИК СССР в ноябре 1929 года отмечает, что возможно крупное строительство на основе новых концессий, и выдвигает условия сотрудничества. Во-первых, концессионеры должны работать только на свои капиталы; во-вторых, они не должны расчитывать на колониальные прибыли; в-третьих, необходима изоляция от внутренних сил, боровшихся против диктатуры пролетариата.

С этого времени Советское правительство твердо настаивало на соблюдении концессионерами буквы договора, но часто нарушало свои обязательства.

Наряду с постепенной ликвидацией концессионных предприятий стала свертываться и сама концессионная политика. Новые соглашения, начиная с 1928 года, практически не подписывались.

По отчетным данным Главконцес-скома, всего с 1921 по 1928 год было заключено 134 концессионных соглашения и действовало 26 смешанных акционерных обществ. В общем обьеме промышленной продукции доля концессий составляла в 1924/25 годах - 0,2%, в 1925/26 годах - 0,4%, в 1926/27 годах - 0,5%, в 1927/28 годах - 0,6%. В производстве средств производства эта доля была несколько выше, соответственно: 0,4%; 1%; 1,2%; 1,2%. Активный баланс смешанных акционерных обществ за годы их существования в среднем составлял 17 млн. рублей, а в общей сложности достиг 28 млн. руб.

В отдельных отраслях хозяйства удельный вес концессий был значительно выше. В горной промышленности - около 4%, в добыче золота -более 20, в свинцоворудной - 62,2, в меднорудной - 11,8. По нашим оценкам, доля иностранного капитала в региональной экономике примерно соответствует союзным показателям, только в горной промышленности она достигла 20% и в цветной металлургии в течение 20-х годов "Лена Голвдфилдс" была в сущности монополистом.

Концессии в уральской горной промышленности расширили добычу сырья, восстановили производство. Это на начало 20-х годов и позднее было весьма важным, способствовало в конечном итоге смягчению товарного голода в стране. Была поглощена часть избыточной рабочей силы в районах лесных и горных концессий. В целом по стране на концессионных горных предприятиях было занято 3% горных рабочих. На Урале этот показатель составлял 35%, в Сибири - 30, в Грузии - 60, на Дальнем Востоке - 18. В 1926 году на девяти уральских концессионных предприятиях было занято 6,5 тыс. рабочих.

Не следует забывать и о доходах государства от концессий и смешанных обществ, которые складывались из платежей, налогов, долевых отчислений, пошлин и т.д. По нашим подсчетам, от уральских концессий и отделений смешанных обществ государство получило около 58 млн. рублей дохода. Эта цифра не учитывает стоимость основных фондов, перешедших впоследствии в собственность государства.

Поскольку основные принципы привлечения иностранного капитала предполагали допущение его активности лишь в отдельных районах, нуждающихся в освоении, а самостоятельность иностранных предпринимателей жестко ограничивалась, представляют интерес формы приложения капитала, которые предпочитали вкладчики. На Урале эти формы были следующими: "чистые" концессии в промышленности и торговле; смешанные акционерные общества торговые и промышленные; приобретение иностранными предпринимателями акций государственных предприятий.

Последняя форма практически не получила развития. Нам не известно ни одного случая приобретения иностранцами акций советских предприятий на Урале. Это обстоятельство очень важно для понимания новых условий функционирования иностранного капитала, так как в дореволюционное время иностранные капиталисты предпочитали участвовать в русских акционерных обществах. В новых условиях самой популярной формой приложения капитала стала концессия, ибо она обеспечивала хотя бы относительную самостоятельность. Для советской стороны "чистая" концессия также была выгодной даже в сравнении со смешанным и совместным предприятием. Во-первых, сказывалось политически мотивированное стремление ограничить размер иностранной собственности на советской территории. "Чистая" концессия в отличие от смешанного общества не давала право собственности для иностранных предпринимателей. Во-вторых, "чистая" концессия не требовала отвлечения ограниченных ресурсов государства на оплату своей части совместного капитала.

Из концессий иностранные предприниматели предпочитали те, которые давали быстрый оборот капитала и обеспечивали высокую рентабельность, то есть торговые и обрабатывающей промышленности. Государство же стремилось привлечь капитал в наиболее капиталоемкие отрасли с замедленным оборотом капитала (горную, лесную и т.д.).

В 1930 году концессии на Урале были фактически ликвидированы. Поводом служили различные причины, как правило, увязанные с невыполнением арендатором социальных, финансовых и технических обязательств. На самом же деле решающую роль играл идеологический императив: социалистическая индустриализация напрямую связывалась с вытеснением из экономики капиталистических отношений в любой их разновидности.

Основной формой совместного предпринимательства с зарубежными партнерами после Октября стали смешанные акционерные общества. Организация смешанных обществ была особенно важна в начальный период хозяйственного строительства, характеризующийся разрывом связей с внешними рынками.

Смешанные общества открывали наиболее надежный путь для установления и развития экономических связей с капиталистическим миром. Из всех вариантов смешанных обществ наиболее жизнеспособными оказались торговые, предназначенные для проведения экспортно-импортных операций.

XI партконференция в своих решениях указала на необходимость участия Наркомвнешторга и его территориальных представительств в смешанных экспортно-импортных компаниях. В соответствии с этим, декретом ВЦИК о внешней торговле от 13 марта 1922 года Наркомв-нешторгу предоставлялось право с утверждения СТО организовывать уставные акционерные русские, иностранные и комбинированные предприятия. Они могли не только осуществлять экспортно-импортные операции, но и производить и заготавливать товары для внешнего рынка.

Акционерами смешанных обществ выступали Наркомвнешторг и его органы, а также частные предприниматели и иностранные фирмы.

Наркомвнешторгу по уставу обеспечивалось большинство голосов в общем собрании, так как ему обычно принадлежало более 50% всех акций. Смешанные общества призваны были в рамках внешнеторговых планов государства содействовать привлечению иностранного капитала и кредитов для развития хозяйства, а также способствовать разрушению торговой, кредитной и транспортной блокад Советской России. Они же мыслились и своеобразной школой хозяйствования.

Смешанные акционерные общества в своей экспортно-импортной деятельности пользовались кредитом и за границей, и у советского государства. В свою очередь, они предоставляли кредит своим покупателям, главным образом государственным учреждениям.

На Урале в период функционирования смешанных обществ (1922-1926 годы) действовали отделения "Русавсторг", "Русот", "РАСО", "Востваг", "Дава-Бритоль", "Аламерико" и др. Они имели свои представительства в разных городах региона, в разгар деятельности создали довольно эффективный периферийный аппарат.

В отличие от "чистых" концессий, которые управлялись единолично концессионером, управление делами в смешанных обществах осуществлялось на паритетных началах представителями обеих сторон. Многие из заведующих конторами, отделениями и агентствами были членами РКП(б).

Деятельность смешанных акционерных обществ и иностранных фирм на территории Урала учитывалась и регистрировалась местными властями. В обращении Уралбю-ро ЦК к губкомам партии от 9 октября 1922 года отмечалось, что "в условиях НЭПа, когда частному капиталу предоставлена возможность свободного выступления на сырьевом рынке, наше государство особенно заинтересованно в том, чтобы органы НКВТ на местах были достаточно работоспособны".

На основании постановления ВЦИК и Совнаркома от 12 апреля 1923 года о торговых операциях иностранных фирм в РСФСР и положения об отделе смешанных обществ при НКВТ от 28 июня 1922 года. Уралоблисполком принял решение о том, чтобы все правления, конторы, представительства и уполномоченные иностранных фирм на правах концессий, а также смешанных обществ с участием иностранного капитала, приступающие к своим действиям на Урале, немедленно регистрировались в Уральском областном управлении уполномоченного НКВТ и регулярно представляли сведения о совершаемых операциях.

Уральское областное управление НКВТ интенсивно пользовалось посредничеством смешанных акционерных обществ для закупок за границей необходимых материалов и оборудования сверх оборотов партнеров.

Смешанные общества обеспечивали закупки оборудования, помогали заключать договоры о помощи в их установке и эксплуатации.

Для более эффективного оборота валютных ресурсов по инициативе Уралвнешторга создавались региональные смешанные акционерные общества, целью которых также была организация единого заграничного представительства.

Положительная роль смешанных обществ состояла в установлении экономических связей края со странами зарубежья. Ощутимого значения в наращивании обмена «они не имели: на их долю за весь период деятельности приходилось в среднем не более 4% внешнеторгового оборота, хотя по отдельным товарам вывоз был значительно большим: по пушнине - до 25%, щетине - 19%, асбесту - 22% и т.д.

Функционирование смешанных обществ торгового профиля прекратилось с началом индустриализации, когда государство пошло на предельную концентрацию в своих руках экспортных ресурсов. С1926 года в сфере их деятельности сохранились лишь посреднические функции, а к концу 20-х годов она сошла на нет.

Акционерные общества со смешанным капиталом в промышленности на Урале не получили развития. Иностранные капиталисты сомневались в эффективности социалистической организации экономики и стремились, участвуя в совместных операциях, обеспечить себе свободу маневра. Это было возможно в торговле или концессиях, но чрезвычайно затруднено в государственном секторе.

Постепенное вытеснение иностранного акционерного капитала не затрагивало в течение долгого времени совместное предпринимательство в области нового производства и совершенствования техники. Многим соискателям концессий с 1925 года предлагалось активное сотрудничество на началах технической помощи.

По договорам о техническом содействии крупными иностранными фирмами инвестировался не капитал в обычном смысле, а привлекалась иностранная передовая техника в виде патентов, рабочих чертежей и т.д., а также использовался передовой опыт организации крупных производств. Предполагалось, что при дополнении этих договоров закупками оборудования и машин по каналам восстановленной внешней торговли можно будет наладить внутри страны производство сложнейших машин и оборудования, организовать новые виды производства, ускорить темпы технического прогресса во всех областях хозяйства.

Техническая помощь для реконструкции уральских предприятий привлекалась из-за рубежа в трех видах в зависимости от состояния технико-экономической базы соответствующих отраслей промышленности.

1. Использование консультаций и помощи при освоении технологии, оговоренной при размещении заказов на оборудование за рубежом. Для создания уральского машиностроения этот вид технического содействия был достаточно эффективен - фирма, поставляющая оборудование, брала на себя обязательства по его наладке и пуску в действие, что способствовало ускорению процесса освоения современной техники. К тому же сотрудничество такого рода влекло за собой передачу необходимых патентов, технической документации и методов производства машиностроительной продукции, которыми советская сторона не обладала и без которых нельзя было наладить производство.

2. Заключение договоров-подрядов на проектирование с помощью иностранных фирм заводов или их цехов, шахт, рудников, а также консультации при их строительстве и освоении. Этот вид технического содействия был, пожалуй, наиболее распространенным. В нем особенно были заинтересованы зарубежные партнеры, ибо проектирование предприятий по образцу опыта той или иной страны автоматически влекло за собой размещение в них заказов на оборудование. Но при этом возникли неизбежные трудности во взаимоотношениях. Дело в том, что зарубежные фирмы, исходя из своих интересов сохранения советского рынка для собственной продукции, стремились заложить в проекты либо неэффективные решения, либо техническое отставание.

3. Наиболее простой вид помощи - приглашение на работу иностранных специалистов и рабочих и направление для приобретения навыков работы в условиях современного производства советского инженерно-технического персонала.

Большие затраты по договорам технической помощи обусловили приоритеты отраслей народного хозяйства, для которых они заключались.

Исходя из нужд модернизации производства президиум ВСНХ и раньше, и особенно в разгар индустриализации, отвергал или утверждал предложения отраслевых наркоматов и крупных союзных объединений, таких, как Востоксталь, Вос-токуголь и т.д. В течение 1924-1932 годов 88% всех средств по привлечению иностранной технической помощи пришлось на тяжелую промышленность и транспорт и лишь 12% - на легкую, пищевую и сельское хозяйство.

Для создания современных производств в ходе индустриализации заключались в различных формах договоры о технической помощи по Магнитогорскому комбинату с американскими и немецкими фирмами, в строительстве уральской химической промышленности с известной корпорацией "ИГ Фарбениндустри" и американской фирмой "Дюпон-де-Немур" и т.д.

Договоры о технической помощи сыграли большую роль в становлении промышленности на новой технико-экономической базе. При относительной бесконфликтности в их осуществлении (расчеты проводило государство из своих валютных накоплений) возникало немало проблем в установлении связей с возможными партнерами.

Западные предприниматели видели, что таким путем страна шла к автаркии, а значит, понимали, что советский рынок в недалеком будущем может быть для них утрачен. Уже в 1928 году немецкие газеты резко критиковали тесные связи с советскими хозяйственными органами на принципах технического содействия. "В результате договоров о технической помощи,- писала одна из берлинских газет,- Советы еще раз совершают национализацию патентов. Подобными договорами немцы сами закрывают для себя в будущем советский рынок для соответствующих, ныне еще пользующихся спросом в СССР товаров".

Используя эту форму привлечения иностранного капитала, государство исходило из ленинской установки "взять уменья организовать крупнейшее производство... у первоклассных специалистов капитализма", "привлечь к себе, не жалея денег, культурнейшие из капитализмом обученных элементов, их взять на службу..."

Деятельность торговых и промышленных смешанных акционерных обществ на Урале прекратилась фактически в середине 20-х годов, хотя их посредничеством государство пользовалось еще некоторое время с целью выхода на мировые технологические рынки. Договоры о техническом содействии заключались до начала 30-х годов.

Оценить в цифрах участие иностранного капитала, привлеченного в смешанные общества, трудно в силу его распыленности. Но с точки зрения привнесения в хозяйство Урала современной организации торговой и промышленной деятельности, технологии и опыта, технических знаний, установления связей с мировым рынком можно сказать, что именно смешанные акционерные общества пробили брешь в кредитной и торговой блокаде страны.

Совместное предпринимательство с иностранными капиталистами стало серьезной школой хозяйствования для руководителей и специалистов обобществленного сектора уральской экономики, работников кооперативных и торговых организаций.

Практика привлечения иностранного капитала для восстановления и развития хозяйства рельефно отражает смену мирохозяйственных концепций, происходящую в результате политической борьбы в высших эшелонах власти. От политических взглядов и настроений зависели масштабы использования финансовой и материальной помощи Запада и, конечно, характер связей, приоритеты в выборе организационных форм международного сотрудничества. Прослеживаются два хорошо очерченных периода, гранью между которыми стала середина 20-х годов. Не повторяя характеристики этапов смены мирохозяйственных концепций, заметим, однако, что после Октября связи с капиталистическими иностранными фирмами-инвесторами носили в большинстве конфронтационный характер, ибо взаимоотношения с ними воспринимались как особая форма классовой борьбы.

Соответствующим образом оформлялись и условия деятельности в стране иностранных предпринимателей - в процессе нарастающего обобществления хозяйства создание "капиталистических оазисов" допускалось с однозначно понимаемыми целями и с жесткой регламентацией деятельности "инородных" образований.

Привлечение иностранного капитала в страну, где набирали силу плановые начала экономической жизни, естественным образом ставило перед хозяйственными органами вопрос: каким должен быть режим ввоза капитала и вывоза прибылей, как использовать валюту на внутреннем рынке при сочетании плановых и рыночных рычагов и при подорванной системе внутреннего денежного обращения, в каких масштабах возможно использование зарубежной рабочей силы и т.д.

В. И. Ленин ясно определил задачу привлечения иностранного капитала: выработать "умение сейчас устроиться так, чтобы в капиталистическом окружении существовать", используя вражду между капиталистическими государствами; в противном случае, "мы окажемся неприспособленными к капиталистическим особенностям, и существовать в системе капиталистического окружения не сможем". Именно с этих позиций рассматривался вопрос об иностранном капитале в основных документах эпохи.

Потенциальным партнерам не удалось договориться по многим уральским концессионным объектам, предлагавшимся иностранным предпринимателям. Вероятно, с этим связаны и попытки государства любой ценой, даже в ущерб экономической целесообразности, добиться реализации своих хозяйственно-политических целей в отношениях с капиталистическим зарубежьем. Этому служили и приоритеты в отношениях: первая половина 20-х годов - активный рост смешанных торговых акционерных обществ, привлечение иностранного акционерного и концессионного капитала; вторая половина десятилетия - вытеснение иностранного акционерного капитала, ограничение концессионной деятельности и перенесение упора на договоры о техническом содействии и по существу ограничение мирохозяйственных связей только внешнеторговыми операциями.

Итак, привлечение иностранной техники, финансовых ресурсов, современной технологии и управленческого опыта для технико-экономического подъема индустриального Урала, подготовки кадров, решения социальных проблем лимитировалось политическими ограничениями. В этой политике прослеживалось влияние двух теорий: "мировой революции" и "победы социализма в одной стране. И та и другая теории не ориентировали на установление стабильного долгосрочного сотрудничества с иностранным капиталом внутри страны. Скорее, они закладывали конфронтационный тип отношений, в основе которого лежало понимание противоречий с капиталистическими партнерами как непримиримых.

И тем не менее иностранный капитал в хозяйстве советского Урала в послеоктябрьский период стал заметным явлением. Был накоплен опыт взаимодействия начал государственного и рыночного регулирования экономики, который, даже несмотря на превалирование внеэкономических методов, имеет значение для современности. Задачи привлечения иностранных капиталов сегодня во многом перекликаются с ситуацией послереволюционной эпохи. Привлечение иностранного капитала, изучение и использование практики мирового хозяйства может оказать позитивное воздействие на экономику заметно отставшего от стандартов мирового рынка индустриального Урала. В этом плане опыт 20-х годов обладает большой актуальностью. Нет смысла повторять пройденный путь в прошлом, необходимо извлечь из него уроки в настоящем.

  • История


Яндекс.Метрика