Россия на рубеже времен: новые пути и старые вехи. Социальная защита населения в регионе. Философия преступности: проблемы криминализации российского общества. Исследование систем управления.

НА СТЫКЕ ВЕКОВ

В.В.Скоробогацкий. Россия на рубеже времен: новые пути и старые вехи. Екатеринбург, Наука, 1997.


 Россия на рубеже времен: новые пути и старые вехи
 

Сегодняшняя Россия - страна-маргинал, находящаяся на границе между дикостью и цивилизацией, этнографией и историей, временем и безвременьем, и граница эта не внешняя, а внутренняя, проходящая где-то в глубине, где размещаются духовные, ментальные основы общественной жизни. Означает ли крушение СССР и крушение России? В какой мере современная Россия является наследницей Советского Союза и дооктябрьской России, что она унаследовала из недавнего и далекого прошлого? Ответы на эти вопросы должны прояснить условия, при которых мы переступаем рубеж времен, показать, действительно ли нами брошен жребий и этот рубеж станет для нас Рубиконом или мы топчемся на месте, имитируя движение простой переменой лиц, конституций и идеологических программ.

Книга представляет сборник работ, посвященных духовной ситуации в современной России, определяющей характер и перспективы реформирования посттоталитарного российского общества. Эта ситуация рассматривается в историческом контексте возникновения русской идеи в Московском царстве XVI века до сталинского тоталитаризма и перестройки 80-х годов. Автор показывает, что возникновение и развитие русской идеи происходили на фоне напряженной, часто конфликтной взаимосвязи между культурами России и Запада в границах единого общеевропейского культурного пространства, что историческая судьба России неотделима от происходящих в нем процессов.

«Основной персонаж этой книги - история,—пишет В. Скоробогацкий. —Убеждение, что наша жизнь неотделима от истории, что человеческое тождественно историческому, (вставляет предрассудок образованного человека, аксиому, на которой держится картина мира. Мы естественно существуем в истории и не замечаем парадоксальности такого сочетания».


ДРАГОЦЕННЫЙ СПЛАВ ОПЫТА

Социальная защита населения в регионе. Учебное пособие. Под общей редакцией В. Г. Попова. Редколлегия: В.Ш. Шайхатдинов, Ю. А. Ермаков, Н. В. Иван-чук, А. Г. Гричук. Екатеринбург, 1999—352 с


 Социальная защита населения в регионе. Учебное пособие
 

В нынешний секвесторный период наверняка у многих возникнет вопрос: сколько же стоит шапка Мономаха? Откуда князь Владимир и иные правители брали деньги на призрение, на столь щедрую помощь беднякам? В книге дается точный ответ: в так называемой «десятинке» - де-«тгой доле всех доходов государства, промышленников, купцов и частных лиц. Все знали, куда идет «десятинка», и не роптали, отдавая ее.

Шапка Мономаха тяжела была еще и потому, что под ней умещалось много мыслей о том, как сделать народ свой благополучным и счастливым. Может, даже не меньше, чем под кепкой Юрия Лужкова. В составленной Владимиром Мономахом «Духовной» детям своим были выражены его заботы об их нравственном состоянии, о необходимости быть внимательным к нуждам народа:

«Если поедете по землям, не давайте отрокам обижать народ ни в селах, ни на поле, чтобы вас потом не кляли. Куда пойдете, где станете, напоите, накормите бедняка, больше чтите гостя, откуда бы он к вам ни пришел...»

Другой князь Владимир Мудрый тысячу лет назад, с принятием христианства на Руси в 988 году, глубоко воспринял положения, обращенные к душе человека и призывающие людей заботиться о ближнем, быть милосердным. Как свидетельствует «Начальная летопись», он велел «всякому нищему и убогому приходить на княжеский двор, брать кушанье, питье и денег из казны». А для тех, кто не мог дойти до его двора, князь велел сделать телеги, на которые клали хлеб, мясо, рыбу, овощи, мед в бочках, квас. Продукты развозили по городу, спрашивая, где находятся больные и нищие, которые не могут ходить, и им раздавали.

Обо всем этом рассказывается в первой главе новой книги, подготовленной учеными Уральской академии государственной службы, Германского фонда международного развития, работниками Министерства социальной защиты населения правительства Свердловской области. В ней обобщен огромный не только российский и особенно уральский исторический материал, но и современный, наш и зарубежный, опыт социальной защиты населения. Даны указы и законы Ивана Грозного, Екатерины Второй, других государей, правительств разных стран Европы, Азии и Америки, особенно подробно - Германии.

Географическое положение России, раскинувшейся на двух материках, исторический опыт ее, побывавшей в капитализме и социализме, дают уникальные возможности для анализа и обобщений. Между тем за полтора десятилетия, минувших с начала реформ, мы так и не успели определить, какое теперь общество мы строим. За такое время после Октябрьской революции успели реальный социализм построить. А ныне что - развитой социализм или недоразвитый капитализм? Даже название нового общества, национальную ццею не смогли определить.

Социализм можно ругать или хвалить в зависимости от взглядов, однако бесспорно, что и его изучать надо. Об этом убедительно говорят даже зарубежные ученые, далекие от симпатий к нему. Некоторые предлагают специальный институт создать. Ведь потенциал социализма далеко не был исчерпан: половину его истории мы воевали и восстанавливали разрушенное войнами хозяйство. Между тем было создано немало ценного, это был самый масштабный социальный эксперимент на путях поисков лучшей жизни. Допускались ошибки, но были и достижения. Неоспоримый довод хотя бы в том, что он вьщержал величайшую войну с фашизмом, тогда как все европейские цивилизованные государства встали перед ним на колени.

Многое было сделано при социализме и для социальной защиты населения, особенно в народном образовании, здравоохранении, социальных гарантиях. Вот и надо брать лучшее, что было создано в нем. Безусловно, и в цивилизованных странах немало сделано в этом направлении. И достижения деформированного после Маркса капитализма следует изучать, применять и использовать. Может быть, в этом и состоит историческое предначертание России - ее национальная идея, и суть ее заключается в конвергенции лучшего опыта. А название нового общества - бог с ним, не в нем главное дело. Важно, чтобы в этом обществе люди хорошо жили. И строить его, не дожццаясь названия. Оно само появится не по указам, а будет подсказано жизнью.

Именно в этом, мне думается, ценность новой книги. Авторы ее укладывают кирпичи в самый непростой, все гуще населяемый и потому ответственный этаж нового здания - социальную защиту населения. В предисловии ректор Уральской академии госслужбы, профессор, доктор философских наук В.А. Лоскутов пишет:

«Следует иметь в виду, что происходящие социальные изменения и преобразования в России уникальны и, соответственно, требуют поиска принципиально новых форм и методов осуществления социальной политики. На это нацелена работа академии в ближайшей перспективе».

Вот это и есть практическая забота о новом обществе, пока идут дискуссии о его названии. И где же лучше всего этим заниматься, как не на Урале, находящемся на границе двух континентов! Согласен с этим и немецкий доктор Марион Эдель, который в предисловии одобряет сотрудничество Центра государственного и муниципального управления Германского фонда международного развития и Уральской академии государственной службы и благодаря всех преподавателей УрАГС, работников Министерства социальной защиты населения Правительства Свердловской области и немецких экспертов, оказавших консультативную помощь, за активное участие в разработке моля и создании этой книги - учебно-методического пособия.

Эта книга первая в России, и создана она не для развлекательного чтения, бесплодных дискуссий, а для обучения государственных служащих, преподавателей и студентов, для конкретной работы в регионах. При ее подготовке большая группа уральских ученых, владеющих иностранными языками, выезжала в Германию, где знакомилась с работами, не переведенными пока на русский язык, по этой проблематике.

В книге прослежено формирование и эволюция системы социального обеспечения и защиты населения. В ней не только обобщен тысячелетний опыт становления этой системы в дореволюционной России, «советский период», последние годы реформирования экономики страны. Даны конкретные положения, цифры и факты из стран Европы, Азии, Северной Америки, Австралии, закрепленные в конституциях, других внутригосударственных законах как неоспоримые права человека. Например, здесь можно узнать, в каком возрасте в разных странах выходят на пенсию и как материально и нравственно обеспечиваются.

Проводится анализ соотношения российского законодательства о социальном обеспечении с международными актами о правах человека. Исследуются правовые акты правительства Свердловской области и других регионов Урала. Делается вывод о настоятельной необходимости обновления федерального законодательства (по вопросам пенсионного обеспечения, пособиями по временной нетрудоспособности и т.д.), атакже обеспечения соответствия нормативных актов региональных органов государственной власти и актов органов местного самоуправления Конституции РФ и федеральному законодательству.

Особенно обстоятельно исовдются в книге проблемы пенсионного обеспечения - функции и размеры пенсий по возрасту, начиная с экономических и до сои^ально-психо-логических, льготное пенсионирование. По приведенным в книге документам и таблицам можно самим подсчитать любую пенсию - по возрасту и льготную.

Большую ценность представляет раздел книги (в четвертой главе)обаднн)й социальной гюмощи опыгэрберфельдекой системы в Германии и проведенного на ее основе эксперимента в Каменском районе Свердловской области. Суть ее заключается в предварительном и тщательном обследовании нуждающихся в помощи. Для этого требуются информационно-аналитическое обеспечение, большая и кропотливая работа, в которой может помочь современная техника, компьютеры. Но как показывает опыт Германии и эксперимент в Каменском районе Свердловской области, это оправдывает себя, особенно в условиях ограниченных материальных возможностей.

Авторы книги высказывают мнение, что современные проблемы социальной заняты не удается достойно реимтъ без систематической замены устаревших структур социального обслуживания и введения новых социальных услуг, в том числе через вовлечение рыночных сил. Даются конкретные предложения, рекомендации по введению новых услуг, что может привести к созданию нового качества жизни. При этом делается вывод, что введение новой услуги в обязательном nopwe должно сопровождаться организационными или обучающими мероприятиями, позволяющими преодолеть сопротивление изменениям, связанное с ломкой традиции, структуры, культуры представлений отдельных групп, организаций.

Ученые критически рассматривают некоторые нововведения, опираясь на статистические данные, и делают компетентные выводы, дают свои рекомендации.

Неизменная спутница рыночной экономики - конкуренция, стимулирует деловую инициативу. Но одновременно она заставляет скрывать, прятать от конкурентов многие эффективные производственные новшества, научные открытия. А ведь опыт - это коллективный разум, помогающий применять в практике наилучшие достижения. Недаром в развитых странах при президентах и премьер-министрах создаются департаменты научно-технической информации, собирающие, как пчелы мед в своей улей, сведения: о лучшем опыте в различных областях науки, техники и технологии, организационных мерах и успехах.

Была такая система научно-технической информации и у нас. Однако при проведении реформ она оказалась разрушенной, что ведет к большим потерям. Новая книга в какой-то мере помогает восполнять этот пробел, и немецкие ученые не скрывают своего и имеющегося у них международного опыта. И пусть этот опыт ускорит строительство лучшего общества, новых этажей пока безымянного его здания.

А. Ермаков, кандидат экономических наук, заслуженный работник культуры России


РЕАЛЬНАЯ УГРОЗА ОБЩЕСТВУ


 Философия преступности: проблемы криминализации российского общества
 

Дубнов А.П, Дубовцев В.А. Философия преступности: проблемы криминализации российского общества. - Екатеринбург, ЗАО «Издательский дом «ЯВА», 1999 г. - 96 с.

В книге предпринят философский анализ феномена преступности и проблем криминализации и декрими-нализации общества в глобальном, национальном и региональном аспектах. На богатом фактическом материале авторы рассматривают развитие организованной преступности в современном российском обществе как реальную угрозу национальной безопасности, предлагают различные сценарии эволюции преступности в России начала XXI века.

Вот что пишет в предисловии к книге директор Информационно- аналитического центра региональной политики и национальной безопасности УрАГС, доктор философских наук, профессор Вячеслав Житенев:

«Война в Косово и Дагестане, взрывы во Владикавказе, Москве, Буйнакске и Волгодонске сделали реальностью тезис С. Хантингтона о мировой войне грядущего века как войне исламского фундаментализма со странами Запада и Россией. Международный терроризм, глобализация государственной коррупции и организованной экономической преступности, мировая торговля оружием и наркотиками, мафиозная бандократия, катаст-рофическое падение нравов, отчундаие молодежи от Бога, социума, культуры, природы, гуманизма принимают в конце XX века эстафету криминализации общества, начавшуюся мировыми войнами и революциями в начале века. Ни одна страна мира, будь то сверхдержава США, набирающий силу Китай или ослабленная Россия, не в состоянии справиться в одиночку с гигантским цунами глобальной криминализации общества.

Последние события показали недостаточность самых кардинальных оценок и суждений о том, что преступный мир бросил вызов государству, вступив с ним в открытую конкуренцию (Концепция национальной безопасности Российской Федерации). На общество наступает нечто большее - цивилизация уступает место технологически изощренному каннибализму: военному и террористическому уничтожению людей и систем жизнеобеспечения.

Криминализация российского общества, возникшая в результате исторически мгновенного слома советского строя, связана с высвобождением рожденной в недрах тоталитарной системы огромной социальной энергии деструктивного характера и возникновением новых криминальных субъектов, включая само государство. Для этих субъектов не существует понятия социальной нормы обогащения, т.е. не существует различия между социально-нормальными, корыстными и преступными способами как постсоциалист^ческого приобретения (накопления) собственности, так и способами капитализации денег, имущества, интеллектуальных ресурсов, предпринимательских и иных способностей.

Цивилизованный дух западного капитализма, взращенный протестантской этикой обязательности, расчета, трудолюбия, социально-скромного, а не демонстративно-престижного потребления (М. Вебер), в российских условиях постсоциалистической стадии развития имеет ничтожно малый вес в сообществе экономических субъектов.

Это дополняет меру неопределенности в соотношении легитимных и криминальных способов обогащения, порождает весьма условное деление общества на леги-тимные и фиминальные структуры, борющиеся за власть и богатство. Роль положительного социологического знания в процессе познания процесса криминализации общества пока весьма невелика.

При этом в перспективе открываются широкие возможное™ углубления социального знания о природе криминализации российского общества, возникающие с привлечением классической и неоклассической теории отчуждения, человеческой деструктивное™ философско-антропологических концепций, далеко не идеализирующих сущностные свойства человеческого рода.

С другой стороны, социальная теория, теория криминализации и декриминализации должны постоянно корректироваться с учётом уникальных феноменов российской и мировой действительности. Читателю предлагается междисциплинарный подход кфилософии преступнос-™, показывающий возможное™ такой коррекции.

Авторы - известный сибирский глобалист и геополитик Александр Дубнов и уральский философ Валерий Дубовцев - хорошо знают предмет исследования. Выпускник философского факультета УрГУ и Академии МВД СССР ВАДубовцэв много лет отдал борьбе с преступностью, исследованиям процессов криминализации общества. Анатомии реальной экономики советского и постсоветского периодов посвящены многие работы АЛ Дубнова».


ПОЗНАНИЕ И ТВОРЧЕСТВО


 Исследование систем управления. Учебное пособие
 

Костин В.А. Исследование систем управления. Учебное пособие. - Екатеринбург, 1999. -192 с.

Учебное пособие представляет собой систематическое изложение основных понятий курса «Исследование систем управления». Основой для систематизации материала является концепция организации как упорядоченности деятельности, позволяющая выявить (шдофику управленческой диатостики, роль решений для функционирования организаций и систем управления. Вводится ряд новых понятий: «превентивные исследования», «оптимально - возможное», «потенциальные проблемы», «методологема», «первичные и вторичные связи», которые позволяют более содержательно описать технологии исследования социальных систем.

Учебная дисциплина «Исследование систем управления», входящая в государственный стандарт, до сих пор не изложена в каких-либо учебных пособиях или учебниках. В управленческой практике понятие «исследование» сводится к диагностике проблем систем управления, методам выявления проблем, что, безусловно, необходимо и значимо для эффективного функциониро-вания организаций и их систем управления, однако подобная интерпретация понятия «исследование» является неполной и узкой. Чтобы убедиться в справедливости приведенной оценки, достаточно обратиться ктем ццеям, которые обусловливают сведение исследования к диагностике. Изучение этих вопросов показывает, что редукция исследования к диагностике не является случайной в доюринальном отношении, поскольку она основывается на положении, корни которого уходят в далекое прошлое, о том, что у человека есть две разнородные способности: творить и познавать. Поскольку управление (на основе таких функций, как целеполагание, нор-мотворчество) рассматривается как творческая деятельность, постольку исследование управления трактуется как нечто его дополняющее: либо как изучение условий принятия решений, либо как изучение последствий решений. Сзгойточки зрения познавать можно лишьто, что существует в виде вещей, процессов, свойств, проблем, а решения, поскольку они относятся к будущему, к познанию неотносятся.

Таким образом, мы сталкиваемся с ситуацией, когда антропологические идеи определяют видение предмета весьма конкретной дисциплины. Поскольку же представители конкретной дисциплины считают, что они не должны заниматься философией, а только своим предметом, то они некритически заимствуют, хотят они того или нет, наиболее распространенные философские ццеи. А ведь хорошо известно, что распространенность - вовсе не критерий истины.

В настоящее время позитивистский тезис о том, что наука не нуждается в философии, не зависит от нее, подергается справедливому сомнению. Но это значит, что при исследовании той или иной научной дисциплины исследователи не должны ограничиваться только данными этой науки, но и вццеть ее философские, социокультурные детерминанты именно для того, чтобы не быть пленником сомнительных методологических идей.

В книге основывается другое понимание соотношения творчества и познания, рассматривая их не как два разных вида деятельности, а как два момента любой (за определенными исключениями) деятельности. С этой точки зрения все управленческие функции могут быть связаны с по-знанием, апогому все они могут быть формами исследования. Поэтому ограничивать исследование систем управления диагностикой не представляется оправданным.

Положение о гносеологической природе управленческого знания можно проиллюстрировать несколькими примерами. Если бы субъекту управления было известно, что реальные результаты деэтельности соответствует целям, то контроль как функция управления был бы не нужен, то есть контроль преследует познавательную цель, он направлен на познание меры объективированности решений. Если бы было известно, кто должен выполнять ту или иную работу, то ее распределение как функция управления не имело бы смысла. Распределение, таким образом, преследует познавательную цель: кто лучше выполнит данную работу. Это задача чисто познавательная.

К чему ведет понимание исследования как сущности всякой управленческой деятельности? Оно, прежде всего, позволяет более широко трактовать предмет дисциплины «Исследование систем управления», поскольку необходимость диагностических исследований дополняется исследованиями другого рода. Оно также позволяет выявить предмет управленческой деятельности. В традиционном подооде нет понятия «предмет», аесть лишь объект управления (другие люди, веидо, процессы).

В связи с этим в настоящее время перед теми, кто занимается преподаванием дисциплины «Исследование систем управления» стоят две важных задачи:

1) систематизация рецептурного уровня, систематизация накопленного опыта,

2) концептуализация накопленного опыта, создание теоретических основ данного курса.

Автор пособия сосредоточился, по мере сил, на обеих этих задачах. В первой части пособия рассматриваются теоретико-методологические проблемы управления как познавательной деятельности, во второй - прикладные.

Теоретико-методологический подсод связан с выработкой категориального аппарата, описывающего управление как познание, а прикладной - с методами изучения систем управления, организацией этого процесса. В первом случае управленческая деятельность является объектом изучения, во втором - деятельность выступает средством познания деятельности.

Одним из главныхпонятий, благодаря которому возможно описание управления как познания, является «оптимально возможное». Оптимально возможное может быть состоянием системы деятельности, оно же является и предметом специфически управленческого познания. Причем само оптимально возможное может выступать в разных градациях (от минимально приемлемого до максимально возможного). В данном случае отвлекаемся от данных градаций. Оптимально возможное - это качественное понятие, описывающее состояние системы, количественная же оценка оптимально возможного фиксируется понятием неэффективность.

Оптимально - возможное - специфический предмет познания, с которым связана определенная система знаний и оценок. В частности, знание об оптимально возможном может оцениваться как неоптимальное, и, напротив, неоптимальное оцениваться как оптимально возможное. Неадекватные оценки выступают главным фактором деформации управленческой деятельности, всех принимаемых решений.

Знание об оптимально возможном называется превентивным, это чисто рабочее название феномена. Его выделение позволяет различать две формы исследования: описательное и превентивное.

Указанные виды исследования на уровне предметов различаются следующим образом: превентивное описание имеет предметом возможное оптимальное состояние системы, в то время как описательное направлено на изучение сущего, наличного бытия как в виде теоретического, так и эмпирического знания.

Изучение управления как превентивного исследования является прерогативой такой дисциплины, как «Исследование систем управления», а не менеджмента. Это связано с тем, что менеджмент представляет собой обобщенное знание (описательное) о системах управления, в то время как исследование систем управления нацелено на выявление конкретного оптимально возможного состояния. Оптимально возможное всегда конкретно, различного рода абстрактные описания - это лишь средство для постижения конкретного. Действительно, описание системы управления в менеджменте является предельно абстрактным. Например, в книге рассматривается, что такое планирование, каковы его виды. В исследовании же речь идет о конкретном плане, наиболее оптимальном в данных условиях. Как показывает опыт, знание общего вовсе не гарантирует знания оптимально - возможного, последнее нельзя получить путем дедукции из первого. Поэтому обе эти дисциплины не исключают, а дополняют друг друга.

Книга предназначена преподавателям и студентам управленческих специальностей, руководителям предприятий и организаций, интересующимся вопросами управления.

  • Новые книги


Яндекс.Метрика