Кавказ. Трудный выбор России. зарубежный опыт

Логиновский О.В. , Максимов А.А.

 О.В. Логиновский
 

 А.А. Масимов
 

Кавказ... Есть в этом слове что-то загадочное и притягивающее. Для русской интеллигенции прошлого века – это легенды гор, воспетые А.Пушкиным и М.Лермонтовым. Для наших современников – солнечный край, с обаятельными и гостеприимными джигитами, вроде весельчака Мимино. Но шло время, и их романтичный образ незаметно стерся, превратившись в навязчивого и хамоватого торговца с рынка. Весь мир обошли кадры изуверских пыток заложников чеченскими бандитами, публичных казней по приговору шариатского суда. Сегодня – это тоже Кавказ. Как могли, нам казалось, эти добродушные люди в одночасье превратиться в жестоких и безжалостных убийц, создавших на подвластной им территории резервацию страха. А в одночасье ли? И знали ли мы в действительности, с кем имеем дело, и что такое Кавказ...

К истории покорения

Первая война России на Кавказе, война забытая и во многом непонятая, шла по одним подсчетам 30, по другим более 45 лет. Даже здесь нет единодушия. Зачем она велась, кто был прав, кто виноват, была ли одержана победа? На эти вопросы до сих пор нет однозначных ответов.

А начинали ее в 1830 году Шамиль и Гази-Мухеммед, два друга из горного Дагестанского аула Гимры, принявшие особый вид мусульманства — мюридизм. Они подняли восстание против аварских ханов. Одни горцы воевали с другими, завязалась, по сути, гражданская война. У ханов в руках была легитимная, полученная от российского царя власть, ордена, генеральские звания и пенсионы. За их противниками стояла феодальная верхушка, не имевшая особых привилегий. Пощады в той войне никто никому не давал, убивали женщин, малолетних детей, истребляя нередко род под корень, что для горцев в принципе вещь недопустимая. На стороне аварских ханов выступили русские войска, считая местные племена своими подданными.

Набеги на соседей, сначала на Грузию, а затем за Терек, в Россию, для горцев всегда были привычным делом, как и похищение заложников. На выкупе русских офицеров и купцов зарабатывались большие деньги. С набегами начинал бороться генерал М. Ермолов, человек европейски образованный, герой Отечественной войны. Именно он предложил Александру I законченную концепцию политики на Кавказе, ставя задачу покончить с набеговой системой, хищничеством, мошенничеством и разбоем. Именно ему принадлежала идея военно-экономической блокады Дагестана, откуда шли основные набеги на юг, в Грузию и на север, в Россию. И спустя 10 лет боевой генерал признался в том, что поступал противоестественно, что поставленная им задача невыполнима. И в 1826 году разрешил горцам заниматься набегами! Что произошло? Просто генерал понял, что начинать нужно было не с этого...

В 1831-1832 гг. горцам удалось одержать ряд важных побед: был осажден Дербент, Грозный. Кровавая война развернулась и на всем Черноморском побережье. Царские генералы сначала хотели справиться за год, проложив по побережью линию сухопутного сообщения. Но на это ушло 34 года. 500 километровую оборону пришлось держать 17 фортам. Любая вылазка за их пределы становилась боевой операцией с перестрелками и рукопашными схватками.

В 1840-е годы у Шамиля появились военные специалисты арабы, которые помогли ему создать постоянное войско. Борьбу закубанских горцев возглавил ставленник Шамиля – Мухаммед-Эмин, получивший во время Крымской войны звание паши от турецкого султана. На его стороне сражались добровольцы из Турции, Европы.

Русские войска совершали карательные экспедиции с виду вполне успешные, но по сути бесполезные: горцы расходились и собирались снова для борьбы. Служба на Кавказе приравнивалась к ссылке, поэтому офицерам начали выдавать дополнительное жалованье.

 
 

Многотысячные отряды горцев и в 1862 году нападали, где только могли, на укрепления, посты и станицы. Вытесняемые шаг за шагом они испытывали лишения, голод, и отступали все дальше, в горы. Наконец последовала капитуляция абхазов 21 мая 1864 года. Войну признали оконченной, но она еще долго не хотела заканчиваться.

Казалось бы, дела давно минувших дней, история, но как до боли все узнаваемо.

Сепаратизм как проверенное оружие

Сегодня многие страны на своей «шкуре» почувствовали, что в зону национальных интересов США входят практически все континенты и процессы, происходящие на Земном шаре. В Америке это уже не скрывают. Как только Советский Союз перестал быть супердержавой, США во весь голос заявили о своих претензиях на мировое господство. Однако указав России на ее скромное место в системе мирового влияния, США, да и весь мир, столкнулись с феноменом разрастания раковой опухоли воинствующего мусульманства, также претендующего на геополитический передел мира. В борьбу вмешались силы, чья политика полностью замешана на терроризме и насилии. Почему Д. Дудаев появился в Чечне, и как у него в руках оказалось просто фантастическое количество оружия — эта тема достаточно подробно освещалась в печати. Но ни то, ни другое не является первопричиной дальнейших кровавых событий.

 
 

В борьбе за власть средства, как известно, не выбирают. В декабре 1991 г. Б. Ельцин боролся за личную власть в России и за нее готов был заплатить любую цену. Этой ценой стала судьба государства, которое на протяжении трех столетий называлось Российской империей, а затем Советским Союзом. Этой ценой стали и судьбы миллионов людей, в одночасье превратившихся в изгоев.

Внешне тихо и для большинства неожиданно свершилась эпохальная победа Запада над Россией. Победа, к которой Западная Европа, возглавляемая США, шла несколько столетий. Крах СССР на самом деле означал не победу стран демократии над тоталитарным строем, он стал крахом государственной и национальной идеи России.

Что мог противопоставить Б. Ельцин, опальный член Политбюро КПСС, бывший первый секретарь московского горкома, М. Горбачеву, первому Президенту СССР и последнему генсеку компартии, чтобы перехватить инициативу в схватке за власть.

Критика тоталитарного режима, демократические лозунги уже не могли дать нужного результата. И сознательно или подсознательно, но стержнем, основой своей государственной политики Б. Ельцин фактически сделал идеи сепаратизма и национального разобщения.

Именно эти идеи нашли самый живой отклик и активную поддержку в Союзных республиках у местных клановых элит, поскольку позволяли им освободится от необходимости хотя бы формально следовать общепринятым нормам морали и нравственности, став полновластными хозяевами на своих территориях. Да, безусловно, коммунистическая идея в ее чистом виде была обречена, как любая сказка.

Тем более что в России она стала носить тоталитарный характер. Но установление демократии не является обязательным условием потери государственности и национальной идеи. Чтобы разобраться, почему это с нами произошло, надо знать тех, кто стоял за организацией краха Российской державы.

С политической и экономической точки зрения Кавказ – это котел этнических противоречий. Говоря об Армении, Грузии и Азербайджане, можно отметить, что они действительно образованы на основе подлинно исторически сложившихся наций.

Постсоветская практика показывает, что идеи национализма в этих странах имеют тенденции, как к распространению, так и усилению, а любой внешний конфликт только способствует консолидации их общественно-политических сил. Пример тому ситуация в Армении и Азербайджане вокруг Карабаха.

Напротив, национальные образования Северного Кавказа скорее находятся на этапе создания нации. У них особенно сильны настроения, связанные с племенной и этнической принадлежностью. Поэтому главной проблемой для них становятся внутренние противоречия. И эти уязвимые обстоятельства могут использовать в своих целях заинтересованные силы.

После распада Советского Союза осетины и абхазцы воспользовались политической нестабильностью Грузии и попытались выйти из состава государства. Россия, когда исподтишка, а когда достаточно открыто, поддерживала эти тенденции, преследуя свои цели. Именно так появились в Абхазии северокавказские «добровольцы», сведенные в национальные батальоны войск Конфедерации народов Кавказа, именно в этот период Чечня и Ингушетия превратились в огромный оружейный базар.

Это позволило России решить вопрос снабжения абхазских сепаратистов оружием и живой силой, внешне демонстрируя свое невмешательство. Конечно, способствуя развязыванию конфликта в Сухуми, Москва не предполагала, что он эхом отзовется штурмом Грозного в 1995г., заложниками в Буденновске, а затем взрывами в Москве, Волгодонске и других городах.

Да, тогда хотели как лучше. Казалось, надо было оказать давление на Грузию, чтобы она осталась в составе СНГ, разрешила оставить на своей территории военные базы. И все для большой и великой цели, а, следовательно, и в средствах можно было не особенно церемониться. Но что получилось в итоге...

А получилось то, что джин национализма был выпущен из бутылки. И вылетел на этот раз он не один, а вместе с двумя «родными братьями» – коррупционизмом и мусульманским экстремизмом. И стал он трехголовым драконом, сумевшим парализовать политическую волю нашего государства.

Объективно этому явлению способствовало то, что народы Северного Кавказа переходят от кланового и племенного самосознания к национальному, что, вероятно, становится своего рода катализатором для осознания ислама. Фактически возрождение ислама на территории России (а его распространению извне уже содействует не только Иран, но также и Саудовская Аравия) становится мобилизующим импульсом для активно распространяющихся новых устремлений к национальной независимости, сторонники которых решительно выступают против любой интеграции под российским контролем, т.е. под контролем неверных.

Геостратегические интересы США были совершенно очевидны. Региональный конфликт на Кавказе выгоден им во всех отношениях. Он ослабляет Россию экономически, отвлекает ее от усиления среди стран СНГ и фактически отодвигает на неопределенный срок проблемы реинтеграции на принципиально новой основе. Стабильность и рост благосостояния могут служить укреплению влияния и благополучия России, поэтому такой вариант, по мнению Белого дома, должен быть исключен. Не случайно М. Олдбрайт еще в 1998 г. заявила: «Ход развития событий в Чечне не принесет России ожидаемого результата». Что это – прогноз? Нет, – политическая установка государственного департамента США.

Бои в Чечне идут за Казань

 
 

События на Кавказе неотвратимо приближали клиническую смерть российской государственности. И именно к этому подталкивал Запад. Нашими промахами и проблемами немедленно воспользовались США, Турция, Иран, ощутимо дав понять, что Кавказ является сферой их стратегических интересов. Им это важно не столько из стремлений получения максимальной прибыли от нефтяного пирога, сколько для создания стратегического плацдарма влияния на соседние страны. Особенно негативно проявляется влияние Турции, которая претендует на лидерство в Западной и Центральной Азии.

Дело дошло до прямого попустительства чеченским бандитским группировкам, которые размещают там свои базы, и покупают оружие. Грузия пригрела у себя Ваху Арсанова, объявленного в международный розыск. В Польше и Литве функционируют целые «информцентры» Ичкерии. В Азербайджане весьма уютно чувствует себя «главный архитектор» чеченской подпольной финансовой системы Хожахмед Нухаев. Не случайно, Грузия и Азербайджан под эгидой НАТО провели совместные военные учения, продемонстрировав России своего нового политического партнера.

К сожалению, существует множество свидетельств, с разной степенью достоверности указывающих на, мягко говоря, неоднозначные контакты некоторых федеральных чиновников и бизнесменов с чеченскими полевыми командирами. Имеются документы о совместной торговле нефтью и нефтепродуктами чеченцев и некоторых московских предпринимателей. Нет сомнения, что все последние восемь лет между Москвой и Грозным на разных уровнях поддерживались постоянные контакты, и очень многие представители российской политической элиты могут быть уличены в неблаговидных поступках. Можно даже предположить, что благодаря именно этим связям полевым командирам в Чечне удавалось все эти годы избегать преследований со стороны федеральных спецслужб.

Не стесняясь, минуя федеральный центр, структуры МВД и госбезопасности, прямые закулисные переговоры с Асланом Масхадовым стали вести Руслан Аушев (Ингушетия), Александр Дзасохов (Северная Осетия-Алания). В Дагестане шли бои, и, в первую очередь, из МВД и ФСБ России туда поступала информация, имеющая отношение к бандитам в Чечне либо группировкам мусульманских экстремистов.

 
 

Разумеется, эти сведения не предназначались для ознакомления с ними «басаевых и радуевых». Но именно этой информацией, судя по всему, и собирались обмениваться названные руководители республик.

Ни для кого не секрет, что, по крайней мере, на территории двух республик Северного Кавказа чеченские бандиты чувствуют себя как дома, и даже имеют тренировочные лагеря боевиков. Что это как не попытка создания новой политической оси, которая призвана стать палкой в колесах Российской государственности.

Им казалось, что еще немного усилий и вот она вожделенная безграничная власть местного хана или падишаха, даже если он формально именуется президентом. Видимо, не случайно до самого последнего времени А. Дзасохов поддерживал телефонную связь с А. Масхадовым, интересуясь, по словам его пресс-секретаря, исключительно состоянием здоровья.

За бурными событиями на Северном Кавказе очень чутко следили и в самом центре России. Сначала Казань принимает решение не направлять своих призывников в Российскую Армию для участия в боевых действиях на Кавказе. После взрывов в Волгодонске и Буйнакске Госсовет Татарии принимает закон «О восстановлении татарского языка на основе латинской графики».

Мало кто в самой республике и за ее пределами поверил исключительно языковой направленности этого решения. Вопрос в данном случае, конечно, в первую очередь, носил политический характер. Переход на латинский шрифт — шаг исключительно демонстративный. Цель – дистанцироваться от русских, от России. Эти шаги к сепаратизму, несмотря на их очевидную скандальность, Кремль был вынужден «проглотить». Сценарий окончательного распада Федерации становился все более вероятным.

Активно поддерживаемые извне, многие национальные и региональные политические лидеры полагали, что Россия уже не способна на реализацию политики, связанной с применением чего-то большего, чем экономические рычаги или политическое давление. Им казалось, что русский народ не поддержит такие шаги.

Выбор России

Когда осенью 1999 года российская авиация вновь нанесла удары по Грозному и некоторым другим населенным пунктам, где были расположены базы боевиков, некоторые аналитики поторопились объявить эти события повторением печального опыта и даже «чеченскими граблями». Один из них назвал «форменным самоубийством» возможную попытку покончить с северокавказской головной болью. Предлагалось ограничиться проведением спецопераций, ликвидацией «очагов», установлением контроля над отдельными пунктами с неблагополучной обстановкой и т.п.

Полноте, господа, взрывы в Москве и публичную демонстрацию казней заложников, скорее можно назвать некоторыми “шалостями” чеченских сепаратистов, если взглянуть на весь черный список злодеяний А. Масхадова и его подручных. Пора бы обнародовать все, что ими содеяно.

 
 

После известных событий 1995-1996 гг., в результате хасавюртовских соглашений Грозный получил возможность де-факто зафиксировать свой независимый статус, а из остатков кооперации с Россией просто извлекать финансовую прибыль. Главной мишенью ошалевших от вседозволенности сепаратистов стали русские жители этой республики. Около 400 тысяч человек вынуждены были бежать из родных мест, а те, кто остались, сполна испили чашу унижений, притеснений и мук от головорезов. Зверски убит Сунженской линии атаман Подколзин, отрублены головы у всех казачьих старейшин в Червленой, публично растерзан в Урус-Мартане настоятель православной церкви отец Анатолий. Еженедельно все русские общины Наурского, Шелковского, Надтеречного районов обязаны были сдавать бандитам по две коровы.

По официальным данным, приведенным Министерством по делам национальностей и региональной политики РФ, после военных действий в Чечне были казнены более 21 тысячи русских. Бандитами захвачено более 100 тысяч квартир и домов. Более 50 тысяч своих соседей разбойники превратили в рабов. Именно они гнули спину на строительстве высокогорной дороги через Главный Кавказский хребет в Грузию, ишачили на вредных для здоровья самодельных нефтеперегонных заводах, обрабатывали маковые и конопляные поля.

 
 

В то время как А. Масхадов и М. Удугов цинично обещали разобраться с похитителями людей, в подвалах принадлежащих им домов томились десятки узников почти из всех стран мира.

Из всех этих событий нам следует понять главное. Сегодня в лице ваххабитов мы столкнулись с людьми фанатичными, которые несут в себе ненависть, граничащую с полным безумием. Жизнь человека для них ничто. Они сравнимы только с диким зверьем. И как бы жестоко это ни звучало, но террорист хорош только тогда, когда он мертв.

 
 

И еще, Чечня по своей бандитской сути стала явлением интернациональным. Да, прежде всего, у нее «северокавказское» лицо, но не только. Нельзя по-прежнему из этико-политических соображений закрывать глаза на беспредел, царящий в соседних с ней республиках. Большинство бандитов и ваххабитов взращено именно там, где они и сегодня ощущают себя по-домашнему. Поэтому многие и рассчитывали, что мол, обойдется, «своих» не тронут. Не обошлось.

По замыслу определенных сил события в Дагестане и Москве должны были окончательно парализовать политическую волю Кремля, без которой существование государства невозможно и бессмысленно. Но в очередной раз этого, к счастью, не случилось. Воистину, «умом Россию не понять...».

Очень многие как у нас, так и за рубежом, за внешней стороной событий передачи власти от Б. Ельцина к В. Путину проглядели один очень существенный момент. В. Путин – не бледная тень отца Бориса. Первый Президент России сумел точно предугадать историческую востребованность своего преемника. Предугадал и сделал единственно правильный шаг, который и отличает настоящего политика от сладкоголосого политического обывателя. И благодаря этому шагу на мировую политическую арену вышел сильный и реалистичный руководитель государства, воля которого очень скоро будет признана всем сообществом.

Надо полагать, что ему удастся, наконец, обеспечить национальную безопасность Российского государства, его стабильное развитие, создать адекватную историческому моменту систему управления обществом и страной. И 53% голосов граждан России, отданных ему на выборах Президента РФ, это, по сути, воля всенародного референдума доверить ему судьбу России. Народ свой выбор сделал. Не один десяток представителей СМИ, да и политических лидеров всех мастей ерничал по поводу обещания «мочить» бандитов там, где их застанут. Мол, не посмеет, иначе Запад не признает. Однако он посмел, и Запад за это его признал.

Да, выход из чеченского кризиса будет носить длительный характер. Процесс разложения общества в условиях дудаевско-масхадовского режима зашел слишком далеко. И слишком много поставлено на карту внешними силами. Чечне фактически отводилась роль форпоста исламского экстремизма не только на Кавказе, но и во всем азиатском регионе. Именно отсюда планировалось начать новый священный поход под зелеными знаменами джихада.

Сегодня российских военных обвиняют в «неадекватном» применении силы. Что ж, давайте, посмотрим, что может нас ожидать, если бандиты сохранят свои вооруженные формирования.

Самый неблагоприятный вариант — это не длительная партизанская война. Фактически она неизбежна. Нельзя позволить А. Масхадову и наиболее одиозным полевым командирам уйти за пределы России для формирования правительства в изгнании, например, на территории Афганистана или в прилегающих горных районах Грузии, где практически нет влияния центральной власти.

В этом случае вновь им будет обеспечена финансовая и политическая поддержка реакционных мусульманских режимов, а Россия никогда не сможет добиться стабильности обстановки в северокавказских республиках и укрепить свое влияние на Кавказе.

Весь регион будет находиться в постоянном напряжении, у наших зарубежных соседей сохранится возможность постоянно разыгрывать эту карту в любой удобный момент.

Новое ополчение и милиция Гантамирова обеспечить законность и порядок в освобожденных районах не сможет, так как большинство там связано с бандитами не только кровными узами, но и кровью невинных жертв. Многие из них просто ждут, когда русские уйдут, и можно будет установить прежний порядок под новой вывеской.

Поэтому военные комендатуры и блокпосты, состоящие из российских военных и сотрудников милиции, являются сегодня единственно надежной властью. Они же должны контролировать и все финансовые потоки, направляемые на восстановление Чечни. К сожалению, русские беженцы, скорее всего, никогда не вернутся в свои дома.

Ключ к правильному пониманию происходящих процессов и выбору обоснованного стратегического курса России на Кавказе должен лежать на пути собственного и самостоятельного (а не продиктованного с Запада или Востока) видения того, что необходимо как во внутренней, так и во внешней политике. Уже давно пора осознать, что никто ничего не будет делать для того, чтобы Россия вновь стала мощным, экономически независимым, процветающим государством.

Перед новым Президентом России стоит, прежде всего, вопрос кардинального укрепления государственной власти с достаточно жесткой вертикалью ее исполнительных органов, позволяющей эффективно осуществлять реализацию социально-экономического развития России, разрешив проблемы взаимодействия и разделения власти между центром и субъектами Федерации. Чтобы не дать трехголовому дракону править в России, надо добить его в своем логове.

Что такое сильное государство – каждый понимает по-своему. Для одних — это полная свобода от всяких обязательств, возможность поступать так, как им хочется. Для других – это, прежде всего, чувство уверенности в завтрашнем дне и ощущение безопасности. Так бывает всегда, когда есть только неясные мечты о лучшем, но нет представления ни о реальности, ни о будущем, ни о путях его достижения. Сильное государство — это не вздохи на скамейке и не привычное кухонное острословие. Мы все должны понять, что наше будущее, будущее всей России, состоится только в том случае, если один человек, стоящий во главе государства, возьмет на себя смелость и ответственность предпринять решительные действия по его обустройству. Иного в России не дано. Иначе смута, беспредел, нищета и прозябание.

 

Какие бы в дальнейшем ни предпринимались шаги для наведения порядка во всем северокавказском регионе, ясно одно – никаких переговоров о независимости Чечни, как и других национальных образований, Россия больше вести не будет. Впереди еще много крови и много потерь, но главное, что мы снова пришли на Кавказ.

И пришли навсегда. Мы вновь начинаем обретать национальную идею и как бы ни скрипели зубами от злости политиканы в Европарламенте, Россия вновь показала всему миру, что известие о ее национальных похоронах преждевременно.

  • История


Яндекс.Метрика