Три века черной металлургии Урала: проблемы эффективного управления

 img_1894_1.jpg 

Организационные формы управления имеют огромное значение для эффективности работы промышленности. Правильно выбранные формы управления дают возможность полнее мобилизовать внутрипроизводственные резервы и природные ресурсы, обеспечивают повышение производительности труда, способствуют решению не только экономических, но и социальных задач общества. Однако формы и методы управления производством не могут быть неизменными. Они должны постоянно совершенствоваться в соответствии с развитием исторического и экономического процесса. Так оно и получалось, если на примере развития черной металлургии Урала посмотреть, как видоизменялись формы и методы управления этой отраслью промышленности.

“НУЖНЫ ЭНЕРГИЧНЫЕ И ЗНАЮЩИЕ ЛЮДИ”

Система управления и территориального деления огромного уральского края, протянувшегося с севера на юг почти на тысячу километров, закладывалась в России еще в XVI-XVII веках. На практике система управления территорией на Урале начала формироваться задолго до реформ Петра Великого по мере присоединения к России приуральских, а затем и собственно уральских земель. Тогда территория Перми Великой была разделена на Верхнюю и Нижнюю земли, внутри которых центрами сельских округов становились погосты, а Чердынь и Соликамск стали центрами формирующихся уездов. Управление краем осуществлялось наместниками, выполнявшими административные и судебные функции по уставным грамотам.

В это время на Урале преобладала система государственного феодализма, когда большая часть освоенных земель принадлежала государству, население было прикреплено к этим землям и могло покидать свои места только по разрешению царской администрации. Именно тогда, на рубеже XVII века, Урал становится почти сказочной, бездонной сокровищницей руд и металлов России.

До реформы 1708-1710 гг., оформившей разделение России на восемь губерний, территория Урала почти полностью входила в состав Верхотурского, Кунгурского и Тобольского уездов Сибири и Уфимской провинции. Во главе уездов стояли воеводы, подчинявшиеся Тобольскому воеводе и Сибирскому приказу, находившемуся в Москве. Воеводы управляли уездом при помощи приказной избы, аппарат которой состоял из нескольких подьячих и писцов. Именно они выполняли все военные, судебно-административные, полицейские, финансово-податные функции. Кроме того, воеводы руководили горнозаводским делом на территории уезда. Первые заводы строились под руководством Тобольского воеводы князя А. М. Черкасского (Уктусский и Каменский) и Верхотурского воеводы стольника А. Калитина (Алапаевский). Управителем первого завода — Невьянского стал служилый человек М. Бибиков из Верхотурья.

Укрепление центральной власти в XVII веке, перерастание монархии в абсолютистскую, активизация внешней политики — все это потребовало увеличения налоговых сборов и расширения аппарата в центре и на местах. На Урале, где деятельность воевод и приказчиков сопровождалась многими злоупотреблениями, наведение порядка признавалось особенно важным. Для более эффективного управления насаждалось и умело культивировалось представление о святости царского режима и царской особы. Сильным оружием власти был своеобразный патриархальный демократизм, когда черносошный крестьянин мог подать челобитную на имя царя.

На первом этапе становления металлургии управление отраслью находилось в ведении центральных и местных властей. Глава Сибирского приказа дьяк А. Виниус докладывал Петру Великому в 1697 г. о найденной на Урале “доброй руде” и просил направить опытных специалистов для выбора мест для строительства заводов, в документе излагалась программа развития металлургии Урала. Курировал этот вопрос сам царь Петр. Учитывая важность и выгодность вновь организуемого горного дела, Петр пытается облегчить его организацию путем создания специального правительственного органа, ведающего всем горнозаводским делом. До этого горным делом занималось несколько приказов. Так, делами с участием иностранных мастеров, их заводами занимался Посольский Приказ, изготовление оружия контролировал Пушкарский Приказ и Пушечный Двор. Вмешивались в горные дела приказ Большой казны и Оружейная палата, распоряжались и местные органы.

Указом от 24 августа 1700 г. Петр учредил специальный Приказ рудокопных дел, который должен был ведать всеми вопросами, связанными с розыском и добычей всевозможных руд. Однако в его ведение не входили дела заводские, т.е. обрабатывающая часть горнозаводской промышленности. Поэтому новый Приказ не мог существенно улучшить постановку дела. Выписав несколько иноземных мастеров, отправив несколько русских учеников за границу для обучения горному делу (причем из десятка отправленных обратно вернулись только три человека), этот Приказ исчерпал свой прогрессивный потенциал. Дело застопорилось, так как дальнейшее уже выходило за рамки его компетенции. Историки того времени, например, В. Крамаренков, дают яркую картину организационной беспомощности и неумелости при налаживании нового для России дела. Развитие металлургии встречалось с решительным непониманием в провинции, местные власти всеми доступными им средствами стараются не только не оказывать содействия горным заводам, но всячески препятствуют их развитию.

В поисках лучшей организации хозяйства Петр I упразднил 8 июня 1711 г. Рудокопный Приказ и горное дело перешло на некоторое время в ведение вновь созданных местных губернских властей. Как и следовало ожидать, это “улучшение” почти свело на нет даже поиски руд, так как лица, заявлявшие о рудах, подвергались преследованиям за свои открытия. Поэтому в 1715 г. Рудокопный приказ восстанавливается, но уже не в Москве, а в Петербурге. Однако по-прежнему его деятельность не охватывала заводов, которые были в ведении различных учреждений (к примеру, Уральские заводы оставались в ведении губернатора).

Как доносили Петру рудопромьшленник В. М. Ладыгин, иностранный специалист Блиер, а также другие лица, местные власти чинят препятствия, и деятельность Рудокопного приказа не эффективна. При этом Блиер предлагал для упорядочения дела учредить единый орган с участием грамотных специалистов для управления рудными делами и горными заводами при помощи постоянных инспекторов. При этом, по его мнению, стоимость расходов по управлению заводами и на учреждение новых следовало брать с уже существующих в размере десятины. Записка Блиера была подана еще в 1712 г., но никакого хода не получила. Петр долго колебался, видимо в силу новизны ситуации, и не решался учреждать какое-либо управление на новых началах, а может быть медлил из-за недостатка подходящих для этого людей.

Восстановление Рудокопного приказа не улучшило заводского дела. Казенные заводы хирели под управлением неопытных чиновников, частные под давлением тех же чиновников нередко закрывались. Только Демидовы, имевшие достаточно знаний и опыта и, главное, сумевшие обеспечить себе благоволение царя и дружбу влиятельных лиц, процветали и пользовались своим монопольным положением.

Н. Н. Бакланов высказывает парадоксальное, но не лишенное резона мнение о том, что Демидовы, урвав для себя первый завод, и добавив к нему еще несколько, поставили работу на них таким образом, чтобы удовлетворить требования правительства наиболее выгодным для себя способом.!1 Несомненно, что улучшение дел на казенных заводах было для Демидовых нежелательным. Рабочих рук было мало, без конкурентов можно было платить за работу гроши и без помех использовать самым жесточайшим образом массу крестьян и беглых. Таким образом, все попытки обеспечить страну достаточным количеством железа путем создания крупного частного заводского строительства не увенчались в то время успехом.

 img_1894_2.jpg 

Эти попытки наталкивались на неумелость заводчиков или на недостаток средств, нежелание вкладывать их в малоизвестное заводское дело. Поэтому 10 декабря 1719 г. Петр издает указ об учреждении Берг-коллегии. Текст указа дополняли 17 пунктов с перечислением льгот для заводчиков, или берг-привилегий. По привилегии заведение горных промыслов разрешалось всякому. Человек, нашедший руду, имел не только полную неприкосновенность, но ему отводилось определенное количество земли (28,5 га), предлагалась ссуда на строение завода и предоставлялось право передачи заводов по наследству, а рабочим — льготы от повинностей. Но и это не очень помогло — частные заводы просуществовали недолго. Пример их, несмотря на все льготы, не сильно привлекал желающих работать в этой сфере.

Петр, рассчитывая привлечь иностранцев, 30 июля 1720 г. издал манифест об их допущении к строению заводов, но это не дало желаемых результатов. Были даже переговоры с “Миссисипской компанией” в Париже о привлечении ее сочленов к постройке заводов на Урале, но и это оказалось безрезультатным. В таких условиях положение казенных заводов было так же печально, как и частных. Нужен был энергичный и знающий человек. И таким человеком оказался Василий Никитич Татищев. Будучи боевым офицером, и зная нужды армии и флота, он обучался за границей, а находясь на службе при Брюсе, президенте Берг-мануфактур-коллегии, представлял многие экономические и производственные вопросы. В 1720 г. его командируют на Урал для организации металлургического производства. С ним едет и саксонец Блиер.

В. Н. Татищев, прибыв на Урал, первое время жил в Кунгуре, где учредил горную канцелярию для управления уральскими заводами. Затем эта канцелярия была переведена на Уктусский завод и переименована в Сибирское высшее горное начальство. В течение 1721-1722 гг. горное начальство осуществляло управление всеми уральскими заводами. Ему подчинялись два нижних горных начальства: Кунгурское и Казанское, а также Уктусский и Алапаевский казенные заводы. Для управления приписными крестьянами в декабре 1721г. были образованы Земская контора и судебная канцелярия.

Однако деятельность Татищева в первый его период работы на Урале представляется более импульсивной, чем умелой. Его приезд оказался помехой Демидовым, которые сделали все, чтобы опорочить его перед столицей. На место Татищева был прислан генерал Георг Вильгельм Геннин. Саксонец по происхождению в 1697 г. еще молодым человеком он был приглашен в Россию. Сначала он обучал русских артиллерийскому делу, снабжал армию порохом, участвовал в шведской кампании. Словом, Геннин проявил такие организаторские способности, что в 1713 г. был направлен в Олонецкий край для организации металлургических заводов. Он полностью удовлетворял требованиям Петра и в 1722 г. был направлен им на Урал вместо Татищева.

“ОКАЗЫВАТЬ ГОРНОМУ НАЧАЛЬСТВУ ВСЯКОЕ СОДЕЙСТВИЕ”

Генерал-майор В. Геннин, который заменил Татищева в марте 1722 г., продолжил формирование горной администрации. В связи с основанием города Екатеринбурга, Геннин летом 1723 г. переименовал Сибирское высшее горное начальство в Сибирский обер-бергамт и перевел его в Екатеринбург. Сюда же были переведены земская и казенная конторы, судебная канцелярия, таможня и рынок. Это означало превращение крепости Екатеринбург в административный центр по управлению горнозаводской промьшленностью Урала. В 1724 г. в подчинение Сибирскому обер-бергамту был передан Нерченский бергамт, а в январе 1725 г. был образован Пермский бергамт. Казанское горное начальство так же было переименовано в бергамт.

 А.Н.Демидов. Гравюра
 

Итак, к 1730 г. на Урале сложилась трехступенчатая система органов горнозаводского управления: заводская администрация — горное начальство (бергамт) — Сибирский обер-бергамт. В подчинении последнего находилась вся горнозаводская промышленность от Приуралья до Восточной Сибири. Сеть органов горнозаводского управления действовала наряду с губернской администрацией, которая согласно указаниям из столицы была обязана оказывать горному начальству всякое содействие в строительстве заводов, поиске рудных месторождений, обеспечении строительства рабочей силой.

Кроме общегражданского административного деления на губернии и уезды с начала XVIII века промышленные районы России объединялись еще в так называемые горнозаводские округа. На Урале они подчинялись Горному правлению, находившемуся в Екатеринбурге. Начальник управления пользовался правами генерал-губернатора. В его ведении было шесть казенных горнозаводских округов: Екатеринбургский, Златоустовский, Гороблагодатский, Воткинский, Богословский, Пермский и 46 частных округов, расположенных в ряде губерний.

С приездом Геннина на Урал горнозаводское дело вступило в новый этап. Оправдались все надежды правительства, были созданы новые казенные заводы, работа организована наиболее рационально. Главная заслуга Геннина в том, что он добился точного учета затрат и продукции заводов, т.е. составил своеобразный экономический баланс производства, а постройка заводов перестала носить случайный характер. Она стала осуществляться на основе серьезных изысканий и наличия всего необходимого для производства.

 Металлургическая мануфактура. Гравюра XVII в.
 

Однако не следует переоценивать экономические таланты Геннина. Да, необходимый металл был получен государством, но стоил слишком дорого. Его калькуляция учитывала в достаточной степени только стоимость производства, но почти не учитывала затраты на постройку заводов и организацию горного управления.

С созданием Берг-коллегии, как главного органа управления всей горной промышленностью России, были созданы соответствующие органы управления и на местах, в заводских районах, где такие органы горного управления назывались бергамты. Их ведению подчинялись казенные и в ряде вопросов частные заводы. Последние могли устраиваться только с разрешения бергамтов, по указам которых заводам отводились соответствующие участки — “дачи”. Бергамт контролировал характер, количество выработки и взимал установленную пошлину. Через эти органы проходили дела о прикреплении и использовании посессионных крестьян, приписываемых к заводам. По отношению к казенным заводам бергамты выступали непосредственными организаторами и руководителями дела, устраивавшими новые предприятия, закрывающими старые, регулирующими количество и качество продукции.

В 1723 г. в Екатеринбурге Генниным был учрежден обер-берг-амт, а затем был учрежден Пермский бергамт при Пыскорском заводе в 1724 г. Во главе обер-бергамта стояла коллегия из трех человек. Председателем ее был “презус”, который сначала находился в должности камерц-, а затем берг-советника, а потом обер-берг-гауптмана в чине 5-го класса, с годовым окладом (1730 г.) в 381 руб. 91 коп., затем оклад постепенно повышался. Членами коллегии были обер-берг-мейстер 7 класса, с окладом в 200 руб. и обер-цегентнер (ведавший сбором казенных пошлин), в том же классе и с тем же окладом. При обер-берг-амте имелась группа специалистов: берг-гешворен (горный присяжный), инструктор, посылавшийся на горные заводы для направления и руководства по изысканию руды, по постановке работ на рудниках в чине 12 класса, с окладом в 100 руб., два маркшейдера или “подземных геометра”, для съемки планов и разрезов рудника, а также надземных топографических съемок и обмежевания земель и лесов при организации новых заводов. Они имели чины 9 класса и оклады в 120 руб. Имелся и старший механикус, машинист, для руководства установкой различных механизмов на рудниках и заводах с окладом в 120 руб., кроме того была еще должность обер-берг-пробирер, или старший пробирщик, ведавший пробирным делом, в лаборатории которого сосредотачивались образцы и пробы плавки всех добываемых руд. Он контролировал шихты к плавкам металлов для различных целей. Его оклад был 60 руб. Затем следовало два берг-мейстера, старший с окладом в 48 и младший в 36 руб., посылавшиеся на рудники вместе с берг-гешвороном для наблюдения за выполнением его распоряжений и инструкций. Для регулирования лесного и куренного дела был унтер-вальд-мейстер с окладом 89 руб.70 коп.

Управление и делопроизводство обер-бергамт осуществлялось берг-секретарем с окладом в 150 руб. с секретарем при нем (оклад в 80 руб.) и шестью повытьями, ведавшими каждый своей специальностью, т. е. общим делопроизводством, горным делом, рудниками, судными делами и так далее.

На заводах управляющим был обычно гитен-фервальтер 10 класса или руководящий плавкой, с окладом в 120 руб, а на очень крупных заводах — обер-гитен-фервальтер, с окладом в 120 руб. У него была своя особая небольшая канцелярия и ему были подчинены руководители или мастера всех заводских цехов и рудников, а также заведующий приписной конторой. На более крупных заводах плавильные фабрики были большей частью в ведении специалистов-иноземцев, гитен-мейстеров, у которых помощниками были доменные мастера. На мелких заводах последние были заведующими фабриками. Хозяйственная часть управления заводами была сосредоточена в приписной конторе, которую возглавлял гитен-фервальтер с окладом в 120 руб., а его помощниками были один или два шихт-мейстера с окладом в 36 руб. и целовальники, ведавшие материальными средствами и дававшие особую присягу на верность в исполнении своих обязанностей 2.

В 1731 г. Берг-коллегия была упразднена на том основании, что занималась исключительно вопросами организации заводов и производства, а вопросы торговли металлами шли через Камерц-коллегию. Вопросами горнозаводской промышленности занялась особая экспедиция при Камерц-коллегии. Новый этап деятельности горнозаводской администрации края начался с октября 1734 г., когда В.Геннина заменил В. Татищев. К моменту своего второго назначения на Урал Татищев приобрел значительный опыт административной деятельности. Руководящие учреждения горнозаводской администрации вновь получили русские названия: обер-бергамт был переименован в Канцелярию главного правления сибирских и казанских заводов и под этим названием она действовала до ноября 1781 г., а бергамты стали называться горными начальствами.

В. Н. Татищев произвел реорганизацию структуры канцелярии, из ее состава были выделены в качестве самостоятельных Контора судных и земских дел, осуществлявшая использование приписных крестьян, Казначейская контора. Полномочия Татищева и руководимого им горного начальства были шире прав Берг-коллегии. Ни один представитель центральной власти на Урале до него не обладал такой полнотой власти.3

В марте 1735 г. по указанию Татищева начала работу комиссия по разработке новых штатов казенных заводов. Работа эта была закончена только летом 1737 г., и хотя эти штаты не были утверждены верховной властью, фактически, на их основе строили свою работу все казенные заводы Урала до начала ХIХ в.

“РАБОТНИКИ ЭКСПЛУАТИРОВАЛИСЬ НЕЩАДНО”

В 1735 г. был создан для управления горными делами Берг-директориум, во главе которого был поставлен выписанный специально из Саксонии обер-берггауптман Шемберг. Он добился при Берг-директориуме создания особой Комиссии о горных делах. Через нее проводилась идея о необходимости продать уральские казенные заводы частным лицам. В частности, было предложение продать эти заводы одной английской фирме, но царица Анна Иоановна не согласилась с этим. 9 марта 1739 г. был издан Указ, по которому создавалась особая Берг-компания для разработки железных, серебряных и медных руд. В ее состав вошли Шемберг, Карл и Густав Бироны и Еремей Меэр. По этому указу компании была передана гора Благодать с новопостроенными заводами.

После восшествия на престол Елизаветы Петровны в 1742 г. Шемберг был арестован за растрату 400 тыс. руб. Вместо Берг-директориума восстанавливалась Берг-коллегия.4 Очередная особая комиссия пришла к выводу о необходимости передать заводы в частные руки. И с 1754г. начинается передача казенных заводов во владение фаворитов. В итоге к началу 60-х гг. в ведении казны осталось только два завода: Екатеринбургский и Каменский. Все заводы продавались лишь по стоимости заводских построек вместе с имевшимися при них запасами, рудниками и отведенными им лесами и приписными крестьянами.

В результате этой раздачи заводов большой штат специалистов, организованный с большим трудом Генниным и Татищевым на казенных заводах, не желая работать на частных заводах, рассеялся по разным службам, что, конечно, отразилось на общем положении горнозаводского производства. И хотя в это время строительство частных заводов достигает своего максимума, (так, в 50-е гг. было построено 39, за 60-е гг. — 32 частных завода), однако количество выплавляемого металла растет не такими темпами, а средняя цифра выработки на один завод падает с 163 тыс. пудов в 1725 г. до 75 тыс. к 1750 гг. и до 36 тыс. к 1780 гг. 4

Причины падения продуктивности следует искать в организации работы при отсутствии правильного технического подхода и бесхозяйственности, из-за отсутствия знающих техников и организаторов. Отрицательную роль играло и тяжелое положение рабочих. Первоначально наиболее тяжелые и подсобные работы выполняли приписные к заводам крестьяне. В начале века, когда ощущался недостаток рабочих рук, к рабочим относились более бережно. По мере заселения Урала ситуация менялась. Квалифицированные рабочие ценились достаточно высоко, но неквалифицированные работники эксплуатировались нещадно. Особенно обострилась ситуация после раздачи заводов вельможам, которые воспринимали их как еще один источник прибылей, а приписных воспринимали как своих крепостных.

Правительство было вынуждено реагировать, и в марте 1762 г. Петр III запретил покупать крестьян к фабрикам и заводам. Это послужило одной из причин восстания работных людей вместе с крестьянами под предводительством Пугачева. В связи с этим манифест от 21 мая 1779 г. и Указ от 20 января 1781 г. регулировал обязательные для крестьян работы, увеличивалась их оплата, ограничивался в некоторой степени произвол помещиков-заводчиков, отнималось право наказывать рабочих. После восстания Пугачева, как известно, была проведена административная реформа, в ходе которой было создано Пермское наместничество в 1781г.

 В.Н.Татищев. Гравюра
 

При проведении этих преобразований была ликвидирована Канцелярия главного правления заводов, а вместо нее создана Горная экспедиция при Пермской казенной палате (1783). Она подчинялась вице-губернатору. Чиновники, возглавлявшие ее, реальной властью не обладали. После ликвидации наместничества в 1797 г. и создания губерний Канцелярия главного правления заводов была восстановлена в Екатеринбурге. В ее подчинении находились все казенные заводы и основная часть частновладельческих. Канцелярия просуществовала до 1802 г., когда вместо нее были созданы на Урале три самостоятельных горных начальства: Екатеринбургское, Пермское и Гороблагодатское, подчинявшиеся Берг-коллегии. Берг-коллегия к этому времени утратила свое значение и в 1783 г. была упразднена. Вместе с ней упразднялись и местные горные правления (берг и обер-бергамты). Ведать горными делами начали чиновники в казенных палатах, при которых были учреждены горные экспедиции. При Павле в 1796 г. были восстановлены Берг-коллегия и Мануфактур-коллегия, хотя это мало изменило ситуацию в горнозаводском производстве.

“УСТАНОВИТЬ У СЕБЯ ПОРЯДКИ, БЛИЗКИЕ К КАЗЕННЫМ”

В первой половине ХIХ в. работа казенных предприятий регламентировалась рядом законодательных положений от “Горного положения” 1806 г. до “Горного устава” 1857 г. В связи с многочисленными волнениями среди работных людей Урала и в целях поддержания дисциплины, была усилена централизация управления заводами и горное ведомство было отделено от губернского аппарата управления. В 1826 г. была учреждена должность главного начальника горных заводов Уральского хребта, который мог любое касавшееся заводов дело решать единолично, без горного правления и не согласуясь с военными и гражданскими губернаторами. В горные руководители назначались обычно начальники из военных и они получали в свое распоряжение горные батальоны и конные команды наподобие жандармов внутренней стражи.5

 В.И.Геннин. Гравюра
 

Большую роль стал играть город Екатеринбург, где сосредотачивалось управление горнозаводской промышленностью Урала и который имел особый статус горного города. Такой город мыслился правительством в виде своеобразной крепости, с войсками, с полицией и судебными учреждениями. Все жители подчинялись ведомству горной полиции, которая должна была производить следствие по случившимся преступлениям и разрешать мелкие дела, имеющие значение для работных людей. Во главе полиции был полицмейстер, назначающийся горным начальником. В составе полиции полагалось иметь военнослужащих и казаков. Для более тесной связи с заводами в горных городах создавались должности исправников, которые несли полицейские функции. Под контроль горной администрации ставилась деятельность всех судебных учреждений.

Указом Николая I от 17 января 1834 г. горнозаводская промышленность Урала окончательно получила военизированный характер. Техническое и административное руководство всеми заводами было возложено на специально созданное учреждение — “Корпус горных инженеров” — с министром финансов во главе, которому присваивалось звание главноначальствующего. На должность главного начальника горных заводов хребта Уральского могло назначаться только лицо, имеющее военный чин генерала. Для подавления волнений горнозаводского населения главный начальник имел в своем распоряжении военный суд, окружную полицию, горные войска (линейные батальоны, подвижные инвалидные роты, лесную стражу и др.)6.

Все мастеровые и непременные работники получили “рабочие чины” и были приравнены к рядовым военной службы, а их жизнь и работа фактически регламентировалась военными уставами. Сами они за проступки подлежали военному суду. Горные власти в своей деятельности не ограничивались вопросами горного дела и выполняли многие административные функции. Они имели свою полицию, почту, горный суд, школы и больницы. Все это создавало параллелизм в деятельности гражданских и военных властей и приводило к постоянным трениям. Таким образом, к середине ХIХ века, накануне отмены крепостного права, вся полнота власти находилась на территории Урала в руках губернаторов, однако в управлении краем важную роль играла горная администрация во главе с Уральским горным правлением и Главным начальником горных заводов хребта Уральского.

В это время на Урале существовало шесть казенных горных округов, в состав которых входили чугуноплавильные, железоделательные и медные заводы, монетный двор, пять рудников и промыслов. Ижевский оружейный завод принадлежал военному ведомству. Частная горная промышленность была представлена посессионными и вотчинными округами. Однако, переживаемый горнозаводской промышленностью кризис указывал на то, что на основе крепостного труда отечественная промышленность не в состоянии конкурировать с промышленностью Европы. Поэтому вместе с Манифестом и Положениями 19 февраля 1861 г. появились “Дополнительные правила о приписанных к горным заводам людях ведомства Министерства финансов”, на основе которых отменялись крепостнические отношения на частных (вотчинных и посессионных) горных предприятиях. В марте 1861 г. было издано “Положение о горнозаводском населении казенных горных заводов ведомства Министерства финансов”, согласно которому упразднялся военно-крепостнический режим на казенных предприятиях.

Крепостные горнозаводские люди всех категорий получали личную свободу и освобождались от обязательных работ. На частных заводах прекращение обязательных отношений к заводовладельцам было ограничено двухлетним сроком ведения уставных грамот, на казенных проводилось в три срока и вводилось в течение трех лет. Законы рекомендовали учредить на заводах горнозаводские товарищества, членами которых могли быть все рабочие казенных предприятий, заключившие договора на постоянную работу. При этих товариществах создавались вспомогательные кассы, которые должны были оказывать материальную помощь при болезни и несчастных случаях, обеспечивать пенсиями престарелых, увечных, вдов и сирот.

Значительным изменениям подверглось общественное устройство и управление горнозаводским населением. Старые формы управления жизнью крепостных работников, специальные военно-судебные учреждения и военная полиция упразднялись. В заводских селениях и деревнях создавались общества мастеровых и сельских работников во главе с выборными старостами. Надзор за их деятельностью передавался в руки мировых посредников, в состав губернских присутствий на Урале вводились два особых представителя — от заводовладельцев и от горного ведомства по назначению Министерства финансов.

 
 

В конце ХIХ в. в горнозаводской промышленности Урала произошла концентрация капитала, что выразилось в акционировании горнозаводских хозяйств. Особенностью управления уральской металлургией в пореформенный период и, наиболее активно в конце ХIХ в., является связь с банковским капиталом. Большое влияние на развитие отрасли имел Государственный банк, кредитовавший многие предприятия под залог металла. Значительным было участие в этом процессе коммерческих банков, как русских так и зарубежных. В итоге уже к 90-м годам ХIХ в. русский и иностранный банковский капитал принимал активное участие в четырех из восьми акционерных компаниях. К концу 90-х гг. финансовый капитал установил полный контроль над рядом уральских предприятий.

“В БОРЬБЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ КРАЯ”

В начале ХХ в., особенно в период кризиса, уральская промышленность была монополизирована: в 1906-1908 гг. из 22 округов, производивших железо и медь, 13 входило в монополистические объединения. Перед Первой мировой войной банковский капитал приступил к самостоятельному формированию горнопромышленных обществ.

С началом Первой мировой войны к управлению отраслью стали активно привлекаться представители горнозаводчиков. В начале 1915 г. был проведен ряд совещаний с представителями правительства о величине, ценах и условиях военных заказов. На Урале побывала комиссия во главе с генералом Маниковским. Руководящие уральскими акционерными обществами коммерческие банки вынашивали планы организации производства по отраслевому принципу при условии широкой кооперации между отдельными хозяйствами.7

Заинтересованность в привлечении предпринимателей к управлению промышленностью проявило и правительство. В общей системе регулирующих органов 7 ноября 1915 г. было создано Уральское заводское совещание. Крупная буржуазия сумела использовать его для получения различных льгот и ослабления контроля над качеством поставляемой продукции. Созданный правительством аппарат регулирования не смог выполнить поставленные перед ним задачи. В 1916 г. были созданы Военно-промышленные комитеты, которые полностью находились под контролем финансового капитала — Совета съездов уральских горнопромышленников.

После Февральской революции идет активная борьба за влияние на Урале. Здесь столкнулись интересы официальных комиссаров Временного правительства в лице председателей земских губернских управ, владельцев предприятий, представителей рабочих и местных Советов. Противоречия между ними за влияние на управление на местах, в том числе и на предприятиях, привело к посылке на Урал из центра комиссии во главе с Бубликовым. В апреле Временное правительство предприняло необычный шаг — оно направило рабочим Урала обращение за подписью премьера и всех министров с призывом относиться к начинаниям правительства с доверием.

Первой организационной формой управления черной металлургией Урала в советское время был рабочий контроль над производством и управлением. Непосредственно после Октябрьской революции предприятия оставались собственностью их владельцев. Декретом ВЦИК от 14(27) ноября 1917 г. был создан рабочий контроль. Он осуществлялся всеми рабочими данного предприятия через выборные организации. В губерниях и промышленных районах были созданы советы рабочего контроля из представителей профсоюзов, фабрично-заводских комитетов и рабочих кооперативов. Решения органов рабочего контроля являлись обязательными для владельцев предприятий. Однако, владельцы уральских металлургических заводов оказывали большое сопротивление рабочему контролю. В результате чего уже в декабре 1917 г. Совнарком был вынужден начать национализацию горных округов. Одним из первых в стране было конфисковано имущество акционерного общества “Богословский горный округ”. Позже было национализировано имущество других горных округов.

В это время для руководства государственной промышленностью был образован Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). В его системе имелись главки и отделы по управлению промышленностью, в том числе и отдел по металлу, позже переименованный в Главметалл. В октябре 1918 г. на заседании Коллегии отдела металлов ВСНХ (Пермь) в целях скорейшего восстановления хозяйственной деятельности Уральского региона было принято решение о создании Совета металлообрабатывающей промышленности на правах отдела ВСНХ на Урале в составе десяти человек во главе с председателем А. Митинским. В период Гражданской войны, вплоть до 1920 г., управление было организовано на основе строгой централизации. Предприятия не имели хозяйственной самостоятельности и непосредственно подчинялись соответствующим главкам и отделам ВСНХ. При этом они бесплатно снабжались сырьем, топливом, материалами и бесплатно же сдавали свою продукцию по централизованным нарядам.

В ходе Гражданской войны, после изгнания с Урала большевиков в результате мятежа Чехословацкого корпуса весной 1918 г., в крае возникло Временное областное правительство Урала. Первоначально программа этого правительства не отличалась глубиной. Она включала требование непременной денационализации всех предприятий, развития промышленности на частной основе и поощрения развития личной, акционерной и другой инициативы при сохранении за государством контроля над производством. Однако из доклада главного управляющего горных дел А. Гутта следует, что только двое доверенных владельцев крупных предприятий обратились с ходатайством о денационализации. На 1 сентября 1918г., по свидетельству председателя Бюро Совета Съезда горнопромышленников Урала, большинство предпринимателей не хотело возлагать на себя ответственность по восстановлению нерентабельных предприятий 8 .

В период колчаковского режима на Урале Омское правительство уделяло большое внимание подъему промышленности. Однако таможенная политика Сибирского правительства привела к затруднению поставок сибирского хлеба на Урал, что не стимулировало его развитие. План финансирования уральских предприятий оказался совершенно нереалистичным. Предполагалось, к примеру, что предприятия будут продавать свой металл через отдел отпуска металлов, а вырученные средства будут направляться на финансирование нужд предприятий. Однако из-за отсутствия транспорта, неразберихи Гражданской войны, провала таможенной политики Сибирского правительства план не удался, и было принято решение о разработке чрезвычайной программы. Именно для этого был создан Уральский промышленный комитет (УПК), во главе которого стоял министр горных дел Урала А. Гутт, который практически и осуществлял в это время управление экономикой края.

 
 

В основе этой экономической программы лежало три принципа: установление единоначалия на производстве (т.е. упразднение контроля, коллегиального управления, ограничение функций профсоюзов), введение сдельной оплаты труда (по дооктябрьским расценкам) и прекращение работы убыточных предприятий. Однако, если из имевшихся работало 80, то 125 бездействовало. В декабре 1918 г. для организации управления черной металлургией было создано Уральское горное управление. Одновременно рассматривался вопрос о реорганизации Уральского промышленного комитета в Совет по делам промышленности при товарище министра промышленности. В начале 1919г. на Урал направляется заместитель министра торговли и промышленности Сибирского правительства С. Постников, который был одновременно назначен главным начальником Уральского края. В середине января проводится на практике постановление Совета Министров от 27 декабря 1918 г. о преобразовании Главного управления горных дел Урала, созданного по соглашению Сибирского и Уральского временного правительства в августе 1918 г. в Уральское горное управление. Этот орган возглавил инженер А. Иванов. Вопрос о реорганизации Уральского промышленного комитета (УПК) рассматривался в Совете по делам промышленности при заместителе министра торговли и промышленности.

Наряду с этим в феврале 1919 г. при Министерстве торговли и промьшленности была учреждена военная должность уполномоченного по денационализации промышленных предприятий Урала с соответствующим штатом служащих. Однако реально к денационализации даже не приступали, ибо этот орган не работал. Поэтому с апреля 1919 г. для решения различных вопросов стало собираться совещание представителей промышленников, банков, государственного контроля и членов УПК. Попытки проведения денационализации, предоставления средств промышленникам, а также созыв съезда промышленников Урала в мае 1919 г. никаких реальных результатов не дали.

23 мая было выпущено новое постановление Совета Министров об учреждении должностей главноуполномоченного по уральской промьшленности и его помощников, в котором говорилось, что на главноуполномоченного возлагается работа по распределению правительственных заказов между предприятиями, контроль за их выполнением, принятие мер по обеспечению уральской промышленности материальными и людскими ресурсами, регулирование вопросов оплаты труда, образование новых промышленных предприятий. Территориально деятельность нового должностного лица распространялась на Вятскую, Пермскую, Уфимскую и Оренбургскую губернии. Однако работы развернуть А. Иванову не удалось. Реально он занимался эвакуацией предприятий на Восток при приближении Красной Армии. Правительство Колчака оказывало предпринимательству материальную помощь, осуществляя выдачу казенных субсидий, которые составили около 900 млн. руб. (300 млн. руб. золотом). Для сравнения: большевики при субсидировании национализированных предприятий Урала выдали за 1918 г. 586 млн. руб. Однако эти деньги зачастую тратились бесконтрольно.

В целом экономическая политика колчаковского правительства потерпела крах в связи с тем, что многие металлургические предприятия объявлялись властями нерентабельными и закрывались. Между тем горные предприятия обеспечивали существование горнозаводских поселков и городов, их закрытие лишало целые населенные пункты средств к существованию и раздувало недовольство народа властями.

В августе 1919 г. Уральский ревком созывает представителей горных округов, заводов, приисков, копей и рудников Уральского края для проведения совещания, чтобы ускорить оживление уральской горной и горнозаводской промышленности. Для руководства этим важным делом в Екатеринбурге создается Комиссариат труда во главе с А. Капустиным и Биржа труда.

30 июля 1919 г. состоялось первое совещание Бюро отдела металлов ВСНХ Екатеринбургской группы, в работе которого приняли участие представители Центра, горных округов и заводов. Результатом совещания было создание Организационного бюро по восстановлению заводов Урала (председатель Н. Чубарь), состоящего из пяти отделов: общего, технического, заказов, финансового, снабжения. Оргбюро провело анализ хозяйственного состояния заводов, взяв на учет все материалы, готовые продукты, сырье, топливо, рабочую силу и технический персонал. Для детального обследования заводов были созданы летучие отряды уполномоченного РКИ.9

Первым циркуляром (4 августа 1919 г.) Оргбюро заявляло об аннулировании всех долговых обязательств за предприятиями края, о создании временных управлений округами и заводами. С целью ликвидации анархии в производстве и, прежде всего, в хозяйственных органах края администрации каждого из заводов предложили разработать и представить для утверждения Бюро металлов ВСНХ Урала реально осуществимую программу возрождения. К этому времени уже была разработана структура управления краем, согласно которой все заводы группировались по районам. 19 ноября 1919 г. в Москве состоялось заседание Президиума созданной Урало-Сибирской комиссии ВСНХ при первой советской трудовой армии. На этом заседании было принято решение о создании института уполномоченных в крупных промышленных центрах Урала и Сибири. В ноябре 1919 г. комиссия выехала в Екатеринбург. Здесь и создается вышеназванный институт. Ознакомившись с ходом восстановления заводов Урала, комиссия пришла к заключению о необходимости завершения организационного этапа в хозяйственно-восстановительном периоде. Представители ВСНХ выступили с предложением о ликвидации Бюро отдела металлов ВСНХ на Урале, как выполнившего свою задачу. Одновременно было предложено организовать три центра управления хозяйственно-промышленной деятельностью на Урале: Екатеринбург, Пермь и Златоуст. Это подтверждает, что руководство страны и края постепенно пришло к выводу о необходимости создания единого хозяйственного органа края, наделенного правами ВСНХ. Таким органом стало Уральское промышленное Бюро ВСНХ. Однако этому органу пришлось выдержать тяжелую борьбу с главками центра и десятками уполномоченных, представительств и многочисленных комиссий, вносивших своими действиями неразбериху в хозяйственную жизнь края. Но в конце концов Уралпромбюро смогло объединить все здоровые силы в борьбе за возрождение промышленности края.

ЧРЕЗМЕРНАЯ ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ

После окончания Гражданской войны управление промышленностью сначала осуществлялось через ВСНХ и совнархозы на местах. Работа была организована на основе хозрасчета. Предприятия черной металлургии Урала объединялись в хозрасчетные тресты, комбинаты и округа. Были созданы Надеждинский металлургический комбинат в составе металлургического завода, Богословских буроугольных копей, узкоколейной железной дороги, лесного хозяйства углежжения, железных рудников и карьеров. Кроме того были созданы горно-металлургические тресты — Пермский, Нижнетагильский и Свердловский, также тресты железорудной промышленности и нерудных ископаемых, такие как, Уралруда, Бакальский и Магнезит. Появились округа горно-металлургической промышленности — Симский, Алапаевский и Прикамский. Следует подчеркнуть, что округа и тресты в хозяйственном отношении имели одинаковые права. Для сбыта готовой продукции и технического снабжения металлургических предприятий был организован Уральский горнозаводской синдикат “Уралмет”. Все объединения металлургических предприятий и синдикат “Уралмет” подчинялись Уральскому областному совету народного хозяйства, а через него Главному управлению металлопромышленности ВСНХ. Кроме горно-металлургических трестов и округов Уральской области на Южном Урале был создан Белорецкий горно-металлургический трест, который находился в ведении совнархоза Башкирии. В октябре 1927 г. тресты, округа и Надеждинский металлургический комбинат, входившие в Уралоблсовнархоз, были объединены в трест “Уралмет”. Позднее в целях централизации управления вся уральская металлургия, включая Белорецкий трест, была объединена и преобразована в уральский трест “Востоксталь”. Это означает, что управление заводами черной металлургии было основано в это время на принципах территориальности.

В связи с индустриализацией страны в черной металлургии предвоенных лет существенно возрастает производство. Начинается возведение мощных заводов, образуются новые металлургические отрасли, углубляется разделение труда внутри предприятий. В связи с этим происходит объединение специализированных заводов в единые административные центры, то есть принцип территориального объединения предприятий заменяется принципом объединения по отраслям производства. В 1931 г. на базе Главного управления металлургической промышленности ВСНХ создается три главка, в том числе и Главчермет, по сути, отрасль преобразуется в самостоятельное административно-хозяйственное подразделение.

 
 

В том же году постановлением президиума ВСНХ было создано объединение заводов качественных и высококачественных сталей и ферросплавов — трест “Спецсталь”, преобразованный в 1934 г. в Главное управление качественных сталей, и еще ряд специализированных трестов, главков и объединений. В период довоенных пятилеток, по мере специализации на производстве качественных сталей, от треста “Востоксталь” выделилсь заводы имени Серова, Злотоустовский и Ашинский. В 1932 г. в составе Главчермета был организован и Всесоюзный трест “Трубсталь”, реорганизованный в 1934 г. в “Главтрубсталь”. От треста “Востоксталь” были отделены и переданы в “Трубсталь” Синарский и Первоуральский трубные заводы. В тридцатые годы были также отделены и обособлены в специализированные главки и объединения все машиностроительные и метизные заводы Урала, ряд предприятий промышленности огнеупоров и нерудных ископаемых.

Важным этапом в развитии отрасли и признанием ее значимости было создание в 1939 г. Народного Комиссариата черной металлургии СССР, который в 1946 г. был преобразован в министерство. Наркомату были подчинены: Главспецсталь, Главтрубсталь и ряд других главков. Трест “Востоксталь” в 1939 г. был преобразован в Главное управление древесно-угольной металлургии, а в 1940 г. — в “Главуралмет”. Эти реформы управления отраслью позволили сконцентрировать все усилия на создании производства на высоком научно-техническом уровне, на подготовке кадров, способных освоить новую технику и вести современное производство. Именно это сыграло решающую роль в годы Великой Отечественной войны и период восстановления народного хозяйства.

ОТ ВЕРТИКАЛИ К ГОРИЗОНТАЛИ УПРАВЛЕНИЯ

Однако ведомственный подход имел свои недостатки. Для их устранения по решению Верховного Совета СССР в 1957г. вместо существовавшей министерской системы управления отраслями было организовано управление по экономическим административным районам через местные советы народного хозяйства, другими словами, вместо организации управления и планирования по вертикали было организовано управление по горизонтали.

Это произошло потому, что чрезмерная централизация управления привела к серьезным затруднениям в организации кооперирования промышленности по экономическим районам, созданию ведомственных барьеров в разрешении конкретных вопросов мобилизации внутрипромышленных резервов, особенно связанных с комплексным развитием отдельных районов. Так, в Свердловской области в 1957 г. было множество предприятий черной металлургии, подчиненных двум десяткам главков и трестов, 18 из которых находились в Москве. На длительный срок задерживалось решение неотложных народнохозяйственных проблем.

Смысл перестройки управления заключался в том, чтобы приблизить руководство промышленностью к предприятиям, сделать его более конкретным и оперативным, сочетать централизованное руководство с повышением роли местных органов власти в хозяйственном строительстве.

В административных экономических районах были созданы советы народного хозяйства. На совнархозы было возложено непосредственное руководство предприятиями в данном экономическом районе. В деле управления и планирования промышленности местные совнархозы были подчинены госпланам и правительствам союзных республик. В каждом совнархозе имелись отраслевые управления и тресты по ведущим отраслям производства данного региона. В связи с тем, что основная масса предприятий черной металлургии Урала была сосредоточена в Свердловской и Челябинской областях в составе Свердловского и Челябинского совнархозов были созданы отраслевые управления черной металлургии, которым были подчинены все предприятия, ранее находившиеся в подчинении Минчермета СССР и располагавшиеся на территории области.

В Свердловском совнархозе при перестройке управления промышленностью было принято решение осуществить комбинирование ряда производств. В результате чего было создано три комбината черной металлургии — НТМК, Алапаевский и Серовский.

Жизнь подтвердила, что организация этих комбинатов явилась весьма полезным и экономичным мероприятием, позволяющим сочетать централизованное государственное руководство с повышением роли местных органов управления производства. Так, поначалу на НТМК все технологически взаимосвязанные производства, такие как коксохимическое, огнеупорное, металлургическое и железорудное, были хозяйственно разобщены. На каждом участке был свой аппарат управления с множеством отделов. Параллельно существовали вспомогательные цехи: транспортный, ремонтно-механический, котельно-монтажный и другие. Управление обходилось дорого и порождало ведомственный подход, мешало использованию внутренних резервов, затрудняло более широкое привлечение трудящихся к управлению производством.

За счет ликвидации множества одинаковых объектов и создания единого аппарата управления был значительно сокращен административный персонал и только на НТМК было переведено на производство более 500 человек. Была создана единая мощная ремонтная база, транспортное, энергетическое и коммунальное хозяйство.

ОПЯТЬ МИНИСТЕРСТВА, ГЛАВКИ...

Однако эта система управления привела к утрате согласованной научно-технической политики. Поэтому в октябре 1965г. была воссоздана министерская система и восстановлен МЧМ СССР в составе 8 главных производственных управлений. При проведении реформы учитывался опыт совнархозов и поэтому было оставлено несколько территориальных подразделений, например, Уральское территориальное производственное объединение металлургических предприятий и организаций и трест “Уралруда”. В 1975 г. был осуществлен переход от трехзвенной схемы управления на двухзвенную. Планировалось создание на Урале ряда территориально-производственных объединений, однако эти проекты не были осуществлены. В дальнейшем предпринимались попытки кардинального реформирования структуры управления отраслью. Так, прорабатывался в 1983 г. проект создания Уральского горно-металлургического комплекса. И хотя этот проект не был реализован, активно внедрялась такая форма организации и управления отраслью как производственные и научно-производственные объединения.

В 1988 г. была упразднена старая система управления и вместо нее создана новая структура МЧМ, включающая 22 главных управления. На Урале было создано НПО “Уралчермет”, однако в июне 1989 г. Совет министров СССР принял решение о создании Министерства металлургии, объединив МЧМ и МЦМ СССР. В новом министерстве большое внимание стали уделять созданию всевозможных хозрасчетных организаций, подразделений и коммерческих структур, процесс перестройки нового министерства принял постоянно текущий характер, его структура непрерывно менялась. Осенью 1991 г., хотя реформирование не было завершено, этот процесс был прерван постановлением Государственного Совета СССР “Об упразднении министерств и других органов государственного управления СССР”, с 1 декабря 1991 г. Министерство металлургии СССР прекратило свое существование, как, собственно, и сам Советский Союз.

Начиналась качественно иная страница в развитии черной металлургии России и Урала. 90-е годы стали годами свободного “плавания” отрасли. Была во многом утрачена управляемость отраслью, да и отрасль стала совершенно иной. Появились новые объединения. Изменилась не только политика, но и структура металлургической отрасли, стали другими рычаги управления. Появились различные формы собственности.

Пока черная металлургия была не очень прибыльной, она и не очень интересовала региональные власти, часто воспринималась ими просто как обуза. Однако после девальвации рубля в 1998 г. ситуация стала меняться. Металлургия стала привлекательной для всех. Стремительно развивались холдинги и другие объединения. Появились региональные программы развития металлургии в ряде областей.

Возрос интерес и центра к отрасли в целом и ее предприятиям на местах. Очень большие прибыли она дает от экспорта. Несомненно, надвигается новый этап в управлении интересов центра и регионов, федеральных и местных интересов, различных форм собственности.

Главное — отрасль уже не будет существовать сама по себе, а органично интегрируется в структуру промышленности страны и региона.

 

1 Бакланов Н. Б. Техника металлургического производства XVIII века на Урале. — М.-Л., 1935. С.155-158.

2 Бакланов Н. Б. Техника металлургического производства XVIII века на Урале. — М.-Л., 1935. С.18, 20.

3 История Урала с древнейших времен до 1861 г. — М., 1989. С.381.

4 Бакланов Н.Б. Указ. соч. С. 25.

5 Там же. С. 26.

6 История Урала. — Пермь, 1963 г. Т. 1. С. 444.

7 История Урала с древнейших времен. С.376.

8 Коробкин А.А. Экономическая политика временного областного правительства Урала. В кн.: Урал индустриальный. — Екатеринбург, 1997. С.126.

9 Ожиганов А. Промышленная политика правительства Колчака на Урале. В кн.: Урал индустриальный. С.135.

 

  • История


Яндекс.Метрика