Выборы первого президента Удмуртской республики

Бехтерев С.Л. , Овчинников Г.П.

 С.Л.Бехтерев
 

 Г.П.Овчинников
 

Выборы первого Президента Удмуртской республики показали, что общественно-политическое сознание основной массы избирателей эволюционировало от категорического неприятия к поддержке президентской формы правления. В результате Удмуртская Республика осталась в едином правовом российском пространстве. Это является основой для сохранения гражданского мира и межэтнического партнерства, экономического и социального благополучия граждан республики.

Вполне объяснимый интерес представляет опыт реформирования российских регионов, который выявляет общие и особенные черты в процессе государственного строительства в Российской Федерации (РФ) на новых, демократических принципах. Примером тому может служить реформа органов государственной власти и управления Удмуртской Республики, одной из составляющих которой является становление института президентства, выборы первого Президента Удмуртии.

Процесс реформирования государственных органов Удмуртии на нынешнем этапе уже завершен. Поэтому он может стать предметом самостоятельного научного анализа. Данному событию посвящен ряд работ как обобщающего, так и частного характера1 .

В названных исследованиях нашли отражение позиции государственных и муниципальных органов различного уровня по вопросам реформирования российского общества, взгляды на события политической и экономической жизни России и Удмуртии, дан анализ уровней суверенитета Удмуртской Республики и некоторых регионов Российской Федерации.

В ЧИСЛЕ ПРЕТЕНДЕНТОВ

8 июня 2000 г. сессия Государственного Совета Удмуртской Республики (ГС УР), рассмотрев более 200 поправок, приняла “в целом” законы УР “О Президенте Удмуртской Республики” (77 голосов, ГС УР насчитывает 100 депутатов), “Об Избирательной комиссии Удмуртской Республики” (74 голоса) и “О выборах Президента Удмуртской Республики” (76 голосов). Нижний порог легитимности Президента УР определялся не менее чем 25% избирателей, проголосовавших за ту или иную кандидатуру при явке не менее 25% избирателей. Выборы проводятся в один тур.

20 июня 11-я сессия ГС УР поименным голосованием (за — 64, против — 12, воздержались — 5) определила дату всенародных выборов первого Президента Удмуртии — 15 октября 2000 г.

Анализируя прошедшую кампанию по выборам первого Президента УР, можно выделить четыре этапа.

Первый этап (июнь-июль 2000 г.) — деятельность до официального выдвижения кандидатов — протекал в самоопределении потенциальных кандидатов, в формировании команд, штабов, в выявлении и мобилизации административного, информационного, социального, финансового и политического ресурсов.

Наиболее вероятными кандидатами в средствах массовой информации (СМИ) назывались: А. Волков, Председатель ГС УР, высшее должностное лицо республики; П. Вершинин, первый заместитель Председателя ГС УР; Н. Ганза, Председатель Правительства УР.

В числе прочих претендентов на высший государственный пост в Удмуртии ожидались А. Солуянов, экс-депутат Государственной думы Федерального Собрания РФ (ГД ФС РФ), директор программ стратегического развития крупнейшего оборонного завода России — Ижевского электромеханического завода “Купол”; Ю. Маслюков, Председатель комитета ГД ФС РФ, Н. Сапожников депутат ГД РФ, секретарь рескома КПРФ, Е.Одиянков, главный врач республиканского кардиологического клинического диспансера, руководитель Объединенной депутатской фракции ГС УР аграриев и горожан; А. Салтыков, мэр Ижевска; В.Забильский, экс-кандидат в депутаты ГД ФС РФ, А. Трефилов, президент Союза уральской молодежи, и некоторые другие.

Обратимся к фактам биографий потенциальных претендентов на президентский пост.

А. Волков приехал в Удмуртию по распределению в 1969 г., после окончания Брянского строительного техникума. В своей трудовой деятельности он прошёл путь от мастера Управления строительства Чепецкого механического завода (г.Глазов) до высшего должностного лица УР. Работал главой администрации г. Глазова, заместителем и председателем Правительства УР и с 1995 года возглавил ГС УР в самое трудное для республики время. К 1995 г. сохранилось только 40% объема производства от уровня 1990 г. С 1997 г. наметилась стабилизация промышленности, а с 1999 г. начался ощутимый экономический подъем.

Как политик федерального уровня, А.Волков один из немногих руководителей регионов в течение ряда лет отстаивал идею воссоздания сильной власти в России. Жизнь подтвердила правильность такой позиции. Именно с укрепления государственной власти начал свою деятельность Президент РФ В. Путин. В свою очередь А. Волков как член СФ ФС РФ поддержал законопроекты, предложенные Президентом, о реформировании СФ, об укреплении государственной вертикали. Большим плюсом в формировании облика А. Волкова как политика является то обстоятельство, что он не имеет связей с криминалом, олигархами. Его не разу не обвинили в том, что он — коррупционер.

П. Вершинин родился в 1949 г., удмурт, по специальности — инженер-механик. По служебной лестнице продвигался медленно. В 41 год был председателем колхоза. В 1990 г. — внезапный взлёт, назначение заместителем Председателя Совета Министров УР. С 1995 по 1999 гг. — Председатель Правительства УР. Отсутствие промежуточных ступеней в карьере П. Вершинина обусловило, в немалой степени, его главный недостаток — неспособность генерировать стратегические идеи и последовательно идти к намеченной цели. В то же время он — неплохой организатор и исполнитель. Как человек по характеру мягкий, неспособный к решительным, жестким действиям, П. Вершинин мало подходил на пост Президента. Помимо всего прочего, он практически не был известен в кремлевских коридорах власти.

Н. Ганза родился в 1946 г., русский. Окончил Томский политехнический институт. Работал в Казахстане, на Украине и с 1994 г. в УР в должности Генерального директора Чепецкого механического завода (г. Глазов). Удмуртию знает плохо. Совершенно незнаком с практикой деятельности государственных и муниципальных органов. Слабо разбирается в сельском хозяйстве. Яркий пример — повышение цен на хлеб, вызванное просчетом Правительства Н. Ганзы. По своим политическим взглядам Н. Ганза представляет в республике тех политиков, которых в прессе условно называют “партией Березовского”, для которых характерна вера во всемогущество рынка.

А.Солуянов являлся одним из 29 заместителей директора ИЭМЗ “Купол” со средней зарплатой около 120 тыс. руб. в месяц. Непременный участник всех выборных баталий последнего десятилетия. Будучи депутатом ГД ФС РФ 1995 г., смог отличиться лишь лоббированием пакета законов о налогообложении игорного бизнеса, что принесло дополнительно около 300 млн. руб. в год, в основном в бюджеты Москвы и Санкт-Петербурга.

Таким образом, в плане использования административного ресурса наиболее предпочтительные шансы имели А. Волков, Н. Ганза, П. Вершинин, А. Салтыков. У других предполагаемых кандидатов административный ресурс был крайне ограничен.

НА СТАРТЕ КАМПАНИИ

С предложением выдвинуть свою кандидатуру к А. Волкову обратились Совет директоров промышленно-экономической ассоциации Удмуртии “Развитие”, руководители предприятий и организаций городов Глазова, Сарапула, Можги, Алнашского и Можгинского районов, руководители 22 представительных органов местного самоуправления. Участник подписания обращения, Глава администрации Увинского района С. Иконников так прокомментировал позицию руководителей районов: “Никакого давления не было… В ходе обсуждения этого вопроса все участники совещания пришли к общему мнению, что лучшим “раскладом” для населения всей республики станет, если Президентом будет избран Александр Волков, Николай Ганза останется Председателем Правительства, а Павел Вершинин возглавит Государственный Совет”.

В республиканских средствах массовой информации обсуждалась возможность объединения ресурсов Н. Ганзы и П. Вершинина в пользу первого. При этом они, имевшие отношение к исполнительной власти, опирались на руководителей хозяйств и на часть глав администраций районов. К П. Вершинину поступили, в частности, обращения от групп избирателей г. Сарапула, колхоза “Путь Ильича” Завьяловского района, Игринского района и жителей деревень Вавожского района.

Важным избирательным ресурсом являются финансы. В какой-то степени оценить данный ресурс можно на основании официальных данных о средствах, поступивших на счета избирательных фондов кандидатов. Значительными финансами обладал П. Вершинин (982 800 руб.) Затем идут ресурсы Н. Ганзы (944 670 руб.), А. Волкова (889 980 руб.) и А. Солуянова (832 000 руб.) Даже с формальной точки зрения финансовые ресурсы были сконцентрированы в руках оппозиции высшего должностного лица УР.

Следующий ресурс — информационный. Под контролем А. Волкова находились государственные и некоторые влиятельные негосударственные СМИ. За А. Салтыковым стояли печатные издания города Ижевска, за П. Вершининым — газеты “Герд”, печатный орган Всеудмуртской ассоциации “Удмурт кенеш” (первоначально — политический базис П.Вершинина), “Удмурт дунне”. Издание последних из названных финансировалось республиканским бюджетом.

Н. Ганза курировал газету “День”, находившуюся под влиянием части руководства регионального отделения “Единства”, в составе которого немало лиц удмуртской и татарской национальности. Как отметил Президент Всеудмуртской ассоциации “Удмурт кенеш” В. Тубылов, в основном позиции изданий “Герд” и “День” совпадают. Названные печатные издания, отражающие взгляды лидеров части удмуртского и татарского национального движения и связанных с ним политических структур, предлагали свое видение будущей избирательной кампании. Основные их тезисы сводились к следующему.

 Встреча кандидата с избирателями
 

Сама кампания по степени накала страстей ожидалась беспрецедентной. Не исключались участие криминала и больших денег, привлечение московских и екатеринбургских политтехнологов, использование “черных” технологий. В основном это аргументы Всеудмуртской ассоциации “Удмурт кенеш”, традиционно используемые ею для оправдания своих постоянных политических неудач.

Рассматривая в качестве возможных кандидатур А. Волкова и Н. Ганзу, газета “Герд” подчеркивала, что, хотя Н. Ганза и не умеет красиво говорить, но прямолинеен и откровенен, чем притягивает людей. Принципиальный премьер четко демонстрирует сильную позицию. В своих экономических успехах Правительство Н. Ганзы следует программе, разработанной еще кабинетом П. Вершинина. В случае соперничества Н. Ганзы с А. Волковым, побеждает первый.

Сравнивая шансы А. Волкова и П. Вершинина, газета “Герд” отметила, что оба хорошо знают хозяйство, руководили правительством. Но А. Волков, в отличие от П. Вершинина, хуже разбирается в сельском хозяйстве. В последнее время Председатель ГС УР занимается только политикой. Руководя республиканским парламентом уже второй срок, имеет прочные связи в различных структурах власти. Однако в политике недальновиден, непоследователен и близорук.

Газета “День” предложила свой сценарий использования ресурсов А. Волковым2 . Для победы ему необходимо “размыть” голоса П. Вершинина и Н. Ганзы. Существовала версия, согласно которой, по рекомендации А. Волкова депутат ГД ФС РФ С. Смирнова могла быть выдвинута кандидатом, чтобы оттянуть на себя удмуртские голоса в сельских районах и занять, таким образом, одну из естественных ниш П. Вершинина. Меры А. Волкова против Н. Ганзы — создание “двойника” Правительства УР в лице рабочей группы бывшего заместителя Председателя Правительства УР С. Чикурова для разработки программы развития Удмуртии и “двойника” партии “Единство” в лице Коалиции общественных объединений УР “Единство ради созидания”.

О П. Вершинине избиратели знали меньше всего. Выходящие в городах газеты “Ижевск-экспресс”, “День” и некоторые другие до деревень и сел не доходили. Пользуясь этим обстоятельством, СМИ, подконтрольные А. Волкову, якобы утверждали, что у П. Вершинина нет способности к руководству республикой. Поэтому ему нужно выезжать на места. Только тогда он восстановит свои позиции. По мнению газеты “Герд”, шансы А. Волкова и П. Вершинина на победу были равны.

МНЕНИЕ ЛИДЕРА — МНЕНИЕ ПАРТИИ?

Рассмотрим еще один из основных ресурсов кампании — политический.

Развитие финальной стадии эволюции системы органов государственной власти УР происходило в рамках новой властной структуры РФ. 13 мая 2000 г. Президент РФ В. Путин подписал Указ “О Полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральных округах Российской Федерации”. УР была отнесена к Приволжскому округу с центром в Нижнем Новгороде. Указ получил однозначную поддержку руководства УР и расценен как мера, направленная на усиление государственной власти. Но это, по мнению Н. Ганзы, не означало, что мы спешим с принятием законов о президентстве в УР. Наоборот, во взаимоотношениях со вновь создаваемыми структурами Удмуртию должен представлять человек, наделенный всей широтой полномочий по управлению регионом и всей полнотой ответственности перед населением за свои действия3 .

Реформа федеральных органов государственной власти могла создать определенные коллизии в проведении выборов Президента УР. С введением института Полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах и принижением тем самым статуса действующих руководителей субъектов федерации не исключалась возможность реанимации оппозицией идеи передачи функций высшего должностного лица УР Председателю Правительства. Однако даже в этом случае руководитель исполнительной власти, согласно федеральному законодательству, вынужден был подтверждать свою легитимность всенародно. Эта идея отчасти нашла выражение в участии в избирательной кампании Н. Ганзы.

Какие политические силы могли реально повлиять на ход выдвижения кандидатов на должность Президента УР?

Данный вопрос являлся принципиальным для формировавшейся региональной организации российской партии “Единство”, учредительный съезд которой прошел в Москве 27 мая 2000 г. В составе удмуртской делегации были влиятельные политики — руководители местного отделения движения “Единство” заместитель Председателя Правительства УР Н. Хохлов, депутаты ГС УР Э. Касимов и С. Беркутов, лидер молодежного “Единства” в УР Р. Гатаулин и др. Как пояснил по возвращению с партийного форума Н. Хохлов, после создания регионального отделения партии и назначения даты выборов ожидалось принятие решения о поддержке той или иной кандидатуры.

Судьба выборов Президента УР во многом зависела от того, кого поддержат организации, входящие в Союз правых сил (СПС). Так, на выборах в Государственную Думу России Союз правых сил занял в Ижевске третье место. Правым доверяла значительная часть электората. Данные социологических опросов показывали, что С. Кириенко, лидер движения “Новая сила”, входящего в СПС, занимал вторую позицию в рейтинге доверия политикам федерального уровня. К тому же правым удалось сохранить многие посты в Правительстве М. Касьянова.

31 мая 2000 г. в Ижевске прошла конференция организационного комитета Удмуртского регионального отделения СПС. В состав Координационного совета Оргкомитета вошли врач Ю. Одиянков, предприниматель М. Рахманов, лидер регионального отделения партии ДВР В. Скрынник, редактор оппозиционной в то время газеты “АиФ Удмуртии” С. Светлов, представитель регионального отделения движения “Новая сила” В. Шулаев. Возглавил Координационный совет кандидат юридических наук Д. Шумков — фигура достаточно новая в республиканских демократических кругах. По оценке экспертов, административный ресурс правых мог составить конкуренцию ресурсам высшего должностного лица УР А. Волкова. Кроме того, СПС всегда находил поддержку А. Салтыкова. В одном из интервью Д. Шумков заявил: “Мы имеем поддержку на всех уровнях власти. Времена, когда СПС с кем-то договаривался, прошли. Теперь будут договариваться с нами”.

Перед СПС стояла дилемма: выдвинуть свою кандидатуру или ограничиться, как и “Единство”, поддержкой кого-либо из уже названных претендентов. Сложность с определением позиции правых заключалась в том, что до сих пор в УР существует два центра СПС — один в лице Координационного совета СПС (Д. Шумков), другой — в лице Координационного Совета СПС, созданного 24 марта 2000 г. в составе шести организаций (движения “Новая сила” и “Голос России”, Российская партия социальной демократии, КДП (ПНС), Республиканская партия, Фонд Р. Быкова). Председатель КС СПС — В. Соловьев, лидер “Новой силы” в УР. В любом случае, мнение “Единства” и СПС по кандидатуре на должность Президента УР должны были согласовываться с Президентом РФ В. Путиным, Полномочным представителем в Приволжском федеральном округе С. Кириенко и его помощником в Удмуртской Республике.

Всеудмуртская ассоциация “Удмурт кенеш”, как политический центр части удмуртского национального движения, представила кандидатуру П. Вершинина на должность Президента УР. 11 апреля 2000 г. на очередном заседании исполкома ассоциации в ходе обсуждения законопроекта “О внесении поправок в Конституцию Удмуртской Республики” были выдвинуты два основных требования: кандидат на должность Президента УР должен проживать на территории УР не менее 15 лет (ценз оседлости) и обязательно владеть двумя государственными языками УР — русским и удмуртским (языковый ценз)4 .

После проведения VII (внеочередного) Всеудмуртского съезда организационная работа ассоциации “Удмурт кенеш” значительно активизировалась. Укрепились местные организации, предпринимались попытки создания организационных структур на производстве, проводились встречи с интеллигенцией, профессорско-преподавательским составом вузов республики, устраивались дни ассоциации в районах Удмуртии. Регулярно выходила газета “Герд”. Политический союз, достигнутый ассоциацией и представителями органов местного самоуправления в ходе выборов депутатов ГС УР второго созыва весной 1999 г., несомненно, увеличивал шансы П. Вершинина.

 Таблица 1. Намериние принять участие в выборах Президента Удмуртской Республики 24 июня (%).
 

Немаловажное значение для президентских выборов имела позиция организаций коммунистического спектра и, прежде всего, республиканской организации КПРФ. Несмотря на относительный неуспех коммунистов на выборах депутатов ГС УР второго созыва, они укрепили свои позиции в ходе выборов депутатов Госдумы России. Их представитель, Первый секретарь Удмуртского рескома КПРФ Н. Сапожников является депутатом Госдумы России. С учетом того, что коммунисты были крайне непоследовательными союзниками А. Волкова в поддержке его законодательных инициатив, не исключалось выдвижение Н. Сапожникова на должность Президента УР.

 Таблица 2. Рейтинг доверия удмуртским политикам (24 июня) (%).
 

В ходе подготовительного этапа (на 31 июля 2000 г.) было опрошено 169 общественных объединений об их отношении к возможному выдвижению кандидатов на должность Президента УР. Как показал опрос, политический ресурс — это преимущественно ресурс А. Волкова. 53,5% организаций высказались за его выдвижение. Только он воспринимался республиканским истеблишментом как политический лидер.

За А. Волковым оказалось большинство национально-культурных объединений УР: Общество удмуртской культуры “Дэмен”, Общество русской культуры УР, Общество белорусской культуры, Координационный Совет татаро-башкирских организаций, Корейское национально-культурное общество, Азербайджанский общественный центр, Межнациональный культурно-просветительский центр “Многоцветье” и ряд других.

Наиболее часто обсуждаемыми в правоцентристском и правом спектре (“Единство” и СПС) в июле 2000 г. стали кандидатуры П. Вершинина и Н. Ганзы. При этом ни в том, ни в другом объединении не было единых взглядов на консолидированную фигуру как противовес А. Волкову.

Удмуртская организация КПРФ, после отказа Н. Сапожникова бороться за пост Президента, обратилась к Ю. Маслюкову с предложением выдвинуть свою кандидатуру. Он отклонил данное предложение. В то же время коммунисты решили не поддерживать на выборах ни Н. Ганзу, ни П. Вершинина.

3 июля 2000 г. на совещании с участием руководителей министерств и ведомств, территориальных федеральных органов Н. Ганза заявил, что к нему обращаются представители партий и движений, граждане с просьбой баллотироваться на пост Президента УР. Но решения своего он пока не принял.

 Таблица 3. Модель голосования на выборах Президента УР (24 июля) (%).
 

В пользу П. Вершинина высказались Алнашское и Можгинское землячества, Вавожская районная организация ассоциации “Удмурт кенеш”. Поддержало экс-премьера созданное накануне выборов Удмуртское республиканское движение “В защиту экономических интересов Удмуртии”.

При рассмотрении политического ресурса следует учитывать, что общественные объединения, создаваемые по локальным, конкретным интересам отдельных групп граждан, не имеют политического единства. Чаще всего речь идет о мнении лидеров или руководящих структур объединений, а не всего объединения. Поэтому влияние политического ресурса является относительным.

ЧТО ВЫЯВИЛИ ОПРОСЫ?

Отношение неполитизированной части электората к предстоявшим выборам первого Президента УР попыталась выявить социологическая служба “Веритас”. 20-23 июня 2000 г. она провела социологическое исследование в Ижевске, других городах, некоторых районных центрах и селах Удмуртии. В опросе участвовало 1068 граждан5 .

Явка на выборы прогнозировалась на уровне, традиционном для Удмуртии, - около 60% (см. Табл. № 1).

Выборы ожидались не просто легитимными, но и достаточно массовыми. При этом значительная часть избирателей Ижевска не увидела среди предполагаемых кандидатов “своего” Президента. Ижевчане, скорее всего, соглашались с расстановкой политических сил в республике и не были намерены ее ломать. Возможно, причиной этого стали участившиеся разговоры о том, что П. Вершинин после выборов может занять пост Председателя ГС УР. В первую очередь, это могло устроить жителей удмуртской национальности, считающих, что один из высших постов, по традиции, должен занимать представитель титульной нации республики.

Весьма интересной оказалась ситуация с рейтингом доверия политикам (см. Табл. № 2).

22% недоверия у А. Волкова в июне 2000 г. в целом по республике — это традиционный рейтинг недоверия у всех руководителей регионов. Примечательно, что Н. Ганза набрал те же проценты всего за год работы Председателем Правительства УР.

Как отражение ситуации с уровнем доверия сложилась модель голосования (см. Табл. № 3).

В двадцатых числах июня А. Волков и П. Вершинин получили бы в Ижевске лишь по 15 и 16 процентов голосов, а Н. Ганза — даже 12 процентов. Но в целом по республике ситуация менялась принципиально. Имея высокий уровень доверия (45%), А. Волков резко отрывался от своих конкурентов. Он побеждал бы на выборах с 36% против 14% у П. Вершинина и 12% у Н. Ганзы. Остальные возможные претенденты на пост Президента не могли значительно повлиять на расстановку первой тройки лидеров.

Достаточно высоким оказался процент избирателей, готовых голосовать против всех (21%). Очевидно, что протестный электорат складывался из лиц, отрицающих сам институт президентства.

В ТРОЙКЕ ЛИДЕРОВ

Уже в июле 2000 г. можно было говорить об общей конфигурации президентской кампании в УР. Определилась первая тройка потенциальных кандидатов. Не исключалось, что Н. Ганза и П. Вершинин объединят свои ресурсы. Тогда борьба ожидалась между А. Волковым и Н. Ганзой. Соперничество Председателя ГС УР и премьера стало политической традицией для республики (В. Тубылов (Председатель Верховного Совета УР) — А. Волков, А. Волков — П. Вершинин, А. Волков — Н. Ганза (?). Так как все названные фигуранты обладали определенными административными, финансовыми и информационными ресурсами, самоопределение общественно-политических сил Удмуртии, в том числе национально-культурных объединений, могло стать решающим фактором избирательной кампании. В плане политического ресурса А. Волков к августу 2000 г. находился вне конкуренции. Он же оставался фаворитом предвыборного марафона.

Второй этап выборной кампании (август–сентябрь 2000 г.) — выдвижение и регистрация кандидатов. Регистрация реальных кандидатов определила новую этнополитическую ситуацию в республике. В предвыборную борьбу включились 22 претендента на высший государственный пост, но лишь 12 из них были зарегистрированы Избирательной комиссией УР в качестве кандидатов: А. Волков, П. Вершинин, Н. Ганза, В. Забильский, а также С. Шуклин, начальник Агентства Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству по Удмуртии; В. Ануфриев, Генеральный директор Государственного Управления “Удмуртпродконтракт”; М. Кокорин, Председатель Постоянной комиссии ГС УР, Председатель Общества русской культуры УР; С. Рудчук, пенсионер; Л. Головизнин, старший контролер ТТУ г. Ижевска; В. Тимофеев, ведущий инженер ОАО “Ижевский мотозавод “Аксион-Холдинг” и А. Едигарев, главный редактор радио ООО “Фронт”.

Девять человек выдвигались от инициативных групп, трое — путем самовыдвижения. Ни один кандидат не был выдвинут партией или политической организацией республики. Это обстоятельство может свидетельствовать о зачаточном состоянии партийно-политической системы в республике, несмотря на достаточное количество избирательных объединений.

Выдвижение кандидатов внесло своеобразный “колорит” в технологию подготовительного этапа кампании. В частности, проверка, организованная Избирательной комиссией УР, показала, что из двух тысяч случайно отобранных подписей в подписных листах А. Солуянова, около 500 оказались недостоверными, в том числе и уже умерших. По этой же причине некоторым кандидатам было отказано в регистрации. Ситуация же, при которой стало возможным поставить подписи за умерших людей, полностью дискредитировала саму процедуру сбора подписей как “демократическую” норму.

Третий этап — агитация (сентябрь-октябрь 2000г.). По оценкам большинства аналитиков, основная борьба разворачивалась между четырьмя кандидатами: А. Волковым, П. Вершининым, Н. Ганзой и А. Солуяновым.

Каждый из названных кандидатов стремился реализовать свою избирательную технологию, опирался на свой круг политтехнологов.

Так, предвыборный штаб высшего должностного лица УР фактически возглавили Ю. Питкевич, первый заместитель Председателя Правительства УР и С. Чикуров, Главный федеральный инспектор по УР. Политический базис А. Волкова составила сеть агитаторов, принадлежащих к Удмуртскому отделению ОПОО “Отечество” (А. Волков является лидером названной организации) и ОПД “Удмуртия”, сложившаяся в ходе выборов депутатов ГД ФС РФ. А. Волков вполне оправданно, с точки зрения технологии, базовым элементом своей агитации избрал административный ресурс и модель выборов Президента РФ. Его целью стал показ деятельности высшего должностного лица в сфере социально-экономического развития республики (позитивный момент). Негатив и компромат на своих оппонентов играли очень ограниченную роль. Выбор технологии избирательной кампании определила норма законодательства, согласно которой высшее должностное лицо субъекта РФ, участвующее в выборах, не обязано уходить в отпуск.

Остальные претенденты такой возможности не имели. Поэтому практически во всех случаях, за исключением, пожалуй, ситуации с П. Вершининым, их избирательная кампания строилась на негативе, на попытках найти слабые места в деятельности высшего должностного лица.

Избирательная кампания П. Вершинина проходила вяло. У него не было как такового единого штаба.

Избирательный штаб Н. Ганзы возглавил В. Балакин, бывший Полномочный представитель Президента РФ в УР. В своих политических симпатиях он всегда ориентировался на “партии власти”, на НДР и “Единство”. Выйдя из среды политического окружения местного самоуправления, В. Балакин всегда выступал против укрепления вертикали государственной власти. Другими активными членами штаба Н. Ганзы стали В. Бондаренко, экс-вице-мэр Ижевска, “серый кардинал” многих закулисных политических и финансовых игр, а также С. Бобогло, экс-депутат и экс-президент “Ижладабанка”, от деятельности которого пострадали около 14 тыс. вкладчиков. В обыденном мнении штаб Председателя Правительства получил название “штаб бывших”. Активно Н. Ганзу поддержало столичное руководство республики в лице Ижевской городской думы и ее Администрации.

На Н. Ганзу работала команда одной из двух самых известных “пиаровских” структур страны — фирмы “Николо М”. “Цель оправдывает средства” — таким стал основной метод ведения агитации Н. Ганзой. В свою очередь фирма “Николо М” известна своим сотрудничеством с нефтяными “генералами”. Эксперты оценили контракт на выборы удмуртского Президента примерно в 1 млн. долларов.

 Таблица 4. Модель голосования на выборах Президента УР (30 июля) (%).
 

А. Солуянов разыгрывал карту “оппозиционера”. На него работали люди, в профессиональном сообществе весьма известные. Это московская фирма “PR – центр”, прославившаяся своими связями с “генералами” газовой промышленности. На российском рынке предвыборных услуг контракт названной фирмы на президентские и губернаторские выборы оценивается обычно в 1,5-2 млн. долларов. В случае с продвижением А. Солуянова задача представлялась достаточно сложной. Количество людей, обслуживающих его, не превышало десяти человек.

МОЖНО ЛИ ДОВЕРЯТЬ РЕЙТИНГАМ?

Агитационная кампания в республике характеризовалась рядом особенностей.

Первое. Агитация проводилась в парламентской республике в то время, когда в остальных субъектах федерации президентская форма власти уже устоялась. Это обстоятельство придавало кампании дополнительную интригу.

Второе. В парламентской республике, где все государственные вопросы решаются коллегиально, а представительная и исполнительная власти в известной степени независимы друг от друга, отсутствовала доминирующая политическая фигура, легитимность которой составила бы 50 и выше процентов. С другой стороны, в таких условиях предпочтительные шансы на замещение должности Президента получали лица, уже имеющие отношение к государственным структурам. Об этом свидетельствовали рейтинги кандидатов в августе–сентябре 2000 г.

28-29 июля 2000 г. очередной опрос провела социологическая служба “Веритас”. В нем участвовали 887 жителей республики (см. Табл. № 4).

За прошедшее время принципиальных изменений не произошло. А. Волков также уверенно побеждал П. Вершинина и Н. Ганзу в целом по республике. Изменения касались только Ижевска, где А. Волков и П. Вершинин набирали дополнительные голоса. Н. Ганза, сохранив голоса в Ижевске, терял их на остальной территории Удмуртии. Возможно, что это стало последствием обвинения Н. Ганзы в связях с непопулярным российским олигархом Б. Березовским, который пытался создать свою губернаторскую партию в противовес В. Путину.

П. Вершинин чуть было не потерял поддержку среди части удмуртских избирателей после того, как бывший министр здравоохранения Ф. Козьмин (удмурт) призвал его не отказываться от борьбы в пользу иного кандидата. П. Вершинин публично не ответил Ф. Козьмину. Зато В. Тубылов предупредил, что в таком случае сам пойдет на выборы. Определенный общественный резонанс данного заявления подтолкнул П. Вершинина с некоторыми оговорками о сдаче позиций Н. Ганзе принять решение о своем выдвижении. Но и Ф. Козьмин привлек к себе внимание удмуртских избирателей, особенно той части, которая считала, что представитель удмуртского народа должен участвовать в выборах даже в том случае, если нет шансов на победу.

Не менялась ситуация с явкой в Ижевске. Явка на выборы по УР в целом ожидалась на традиционном уровне — около 60%.

 Таблица 5. Модель голосования на выборах Президента УР (сентябрь - начало октября) (%). 
 

В сентябре–начале октября 2000 г. три опроса провел Национальный экспертный институт. Первое исследование состоялось 6-7 сентября, второе — 25-26 сентября, третье — 1-2 октября. В первом случае было опрошено 995 человек, во втором — 987, в третьем — 1467 (см. Табл. № 5).

В течение сентября ситуация несколько изменилась. А. Солуянову навязчивая рекламная кампания ожидаемых результатов не принесла.

Рейтинг Н. Ганзы слегка подрос. Это связано в первую очередь с активизацией его информационной деятельности. По большому счету, большинство оппозиционных СМИ “играли” на его поле. Покупались такие СМИ, как ОРТ и “Независимая газета” (владелец – Б. Березовский), НТВ и ТВ-6 (владелец – В. Гусинский). В числе активных оппозиционеров находились газеты “День” и “Герд”. Главным смыслом этой работы стало очернение политического и делового окружения А. Волкова.

 
 

Кроме того, Н. Ганза, парируя его обвинения в связях с олигархом Б. Березовским и якобы имевших место попытках лоббировать интересы Минатома РФ по строительству в Удмуртии ядерных могильников, попытался задействовать административный ресурс, проведя 14 сентября селекторное совещание с главами администраций районов УР, где потребовал через районные газеты дать соответствующие опровержения. Однако эта тактика ожидаемых результатов не принесла. Его рейтинг не мог перерасти уровень протестного голосования.

Ситуация для кандидатов, рейтинг которых равен или ниже уровня голосования “против всех”, складывалась критическая. На этом фоне становился понятным небольшой рост рейтингов А. Волкова и П. Вершинина. Очевидно, что небольшие колебания рейтинга последнего были явлением временным, и количество избирателей, готовых отдать ему свои голоса, оставалось всегда примерно постоянным. Вероятно, рейтинг П. Вершинина рос крайне медленно в связи с его практическим отказом от участия в избирательной кампании и отсутствием какой-либо информации о нем как кандидате.

Ситуация в начале октября выглядела достаточно стабильной. П. Вершинин начал терять голоса в городах и ряде крупных населенных пунктов. Очевидно, это было связано с тем, что он не предложил, в отличие от А. Волкова, конкретную стратегическую программу. Рост рейтинга А. Волкова объясняется тем, что в это время в СМИ была опубликована Концепция “Развитие Удмуртии” и проведены встречи с Президентом РФ В. Путиным, на которых был подписан ряд важных для республики документов.

 Рейтинг кандидатов на должность Президента Удмуртской Республики
 

Между тем, данные исследования не являются единственными. Собственные опросы проводили и другие учреждения. В данном случае приводятся сведения, опубликованные в официальных изданиях. Однако они в определенной мере могли быть подвержены корректировке из-за присутствия в кампании высшего должностного лица УР.

Третье. На фоне кампании значительно активизировалась работа по созданию перспективных программ развития Удмуртии. Одна из них, разработанная под руководством А. Волкова, — “Развитие Удмуртии”, призвана реализовать на региональном уровне “Стратегию развития Российской Федерации”, принятую Президентом РФ и Правительством РФ. Основным ядром программы впервые стали социальные проблемы, забота о человеке, а не экономические показатели.

Собственную программу “Возрождение Удмуртии” предложил А. Солуянов. В ней сформулирована главная мысль: основным препятствием для развития республики являются недобросовестные чиновники.

П. Вершинин и Н. Ганза вообще не смогли представить сколько-нибудь вразумительную программу.

Четвертое. В избирательную кампанию активно включился этнический фактор. Первоначально во мнении значительной части избирателей устоялась формула голосования “русский (А. Волков) — либо удмурт (П. Вершинин)”. Впоследствии по ряду причин, в том числе из-за включения в кампанию других представителей русской национальности, эта формулировка подверглась изменениям.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ

Следует заметить, что в последнее время национальный компонент постоянно присутствует в политической жизни республики. Связано это отчасти с тем, что две национальные организации – Всеудмуртская ассоциация “Удмурт кенеш” и Татарский Общественный Центр УР (ТОЦ УР) — имеют статус общественных политических объединений. Официально поддерживаемые республиканским бюджетом (в особенности, “Удмурт кенеш”), они имеют возможность для эффективной мобилизации политической воли избирателей.

С точки зрения использования “этнического ресурса” несомненные преимущества объективно сохранялись за А. Волковым. В 1998 г. ГС УР принял Концепцию государственной национальной политики. Национально-культурные объединения положительно восприняли преобразование Комитета по делам национальностей при Правительстве УР в Министерство национальной политики УР (П. Вершинин активно противился такому преобразованию6 ). Кроме того, в соответствии с программой “Развитие Удмуртии до 2005 года” предусмотрено создание Координационного Совета по делам национальностей при Президенте УР, включающего руководителей министерств и ведомств, национально-культурных объединений, депутатов, деятелей культуры и искусства. Его цель — выработка и согласование решений, затрагивающих интересы всех народов, проживающих на территории республики. Будет также разработана комплексная программа “Национальное развитие и межнациональное сотрудничество народов Удмуртии на 2001-2005 гг.”

Менее прочную национальную базу имел П. Вершинин. Несмотря на участие в его выдвижении ассоциации “Удмурт кенеш”, позиция самой организации представлялась неоднозначной. В.Тубылов никогда не скрывал, что поддерживается Союзом правых сил. А последний, в свою очередь, частично симпатизировал Н. Ганзе. Его же отчасти поддержало республиканское “Единство” и полуофициально — ТОЦ УР. Объективно такая двойственность ослабляла шансы и П. Вершинина, и Н. Ганзы. Ситуация усугублялась скандалом, во многом инициированным ассоциацией “Удмурт кенеш”, связанным с попыткой снятия с должности министра печати и информации С. Васильева, сына известного удмуртского писателя.

 Таблица 6. Результаты голосования по выборам Президента УР (15 октября 2000 г.) (%).
 

Этнический фактор попытался активно использовать и А. Солуянов. В организованном им митинге 19 сентября 2000г. с явно выраженной “антиволковской” направленностью принимали участие “Удмурт кенеш” и ТОЦ УР. На данном мероприятии проявилась вся нечистоплотность технологии экс-депутата ГД ФС РФ. Для создания видимости толпы были привезены жители г. Сарапула и приведены студенты. Каждый участник митинга получил по 100 руб., за удержание транспаранта — 150 руб., за заранее подготовленное выступление — по 500 руб.

Политическая борьба неизбежно провоцировала и центробежные тенденции в национальных организациях. Так, на состоявшемся 23 августа заседании ТОЦ УР прозвучала критика в адрес его Президента за несогласованное с Президиумом выступление в поддержку выдвижения (первоначально) П. Вершинина.

ИЗБИРАТЕЛИ — ЗА СТАБИЛЬНОСТЬ И РАЗВИТИЕ

В целом, агитационная кампания оказала существенное влияние на политическую и этническую ситуацию в Удмуртии в августе—начале октября 2000 г. Для республики это были первые всенародные выборы высшего должностного лица, которые характеризовались жесткими, силовыми методами всех ее фигурантов. Каждая из противоборствующих сторон пыталась активно использовать политический и этнический ресурсы. При этом серьезным испытаниям оказались подвержены практически все национальные общины. Несмотря на обилие и разноголосицу результатов социологических исследований в отношении того или иного кандидата, наиболее умелое использование своего этнополитического базиса демонстрировал А. Волков. С другой стороны, на ход и исход президентских выборов существенное влияние могло оказать протестное голосование (“против всех”), формировавшееся под влиянием прошлого “парламентского” опыта избирателей республики, хотя большинство аналитиков не придавали этому особого внимания.

Итак, подошел четвертый этап — процедура голосования. Выборы первого Президента УР состоялись 15 октября 2000 г. Несмотря на напряженный характер предвыборной борьбы, голосование прошло организованно, с хорошей явкой избирателей. Выборы состоялись без серьезных нарушений законодательства, что подтвердили эксперты из Центральной избирательной комиссии РФ и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), прибывшие в Ижевск специально для наблюдения за ходом голосования. В списки избирателей было включено 1 201 657 чел. В выборах Президента приняли участие 604 021 чел., что составило 50,3%. Наибольшую активность проявили жители Граховского и Можгинского районов: 74,7% и 74,2%, соответственно. Наименьшее количество избирателей пришли на участки Воткинска (38,5%) и Сарапула (44,7%).

Главный итог политической акции: избиратели выбрали стабильность и развитие, связав эти понятия с действующим высшим должностным лицом УР А. Волковым. За него отдали свои голоса 228 441 чел, или 37,8%. На втором месте: П. Вершинин, получивший 144 459 голосов (23,9%). Третье и четвертое места поделили Н. Ганза (74134 голоса, или 12,3%) и А. Солуянов. Остальные четыре претендента — В. Забильский, С. Шуклин, М. Кокорин, В. Тимофеев — набрали менее одного процента голосов каждый.

Сравнительный анализ итогов голосования в разрезе городов и районов показывает, что рейтинг Президента определяет не столько столица республики, сколько другие города и сельские районы (см. Табл. № 7).

Результаты выборов Президента оцениваются экспертами и политиками в широком диапазоне. Как представляется, А. Волков сохранил свой пост высшего должностного лица благодаря умелому распоряжению административным, информационным и политическим ресурсами.

 Таблица 7. Итоги голосования по выборам Президента Удмуртской Республики в городах и сельских районах (15 октября 2000 г.)(%).
 

“ОБЩЕСТВЕННЫЙ РЕСУРС”

Одним из главных у А. Волкова оказался ресурс “высшего должностного лица”, который объективно дает определенные преимущества. Однако А. Волков отнюдь не был “обречен на победу”. Административный ресурс А. Волкова оказался также весьма ограниченным. Это видно из результатов голосования по районам республики. Финансовые возможности кандидатов были практически одинаковы. Информационный ресурс так или иначе использовали все основные соперники. В поддержку политики высшего должностного лица УР А. Волкова выступили, прежде всего, республиканские государственные информационные учреждения. Они постоянно освещали деятельность Председателя ГС УР, озвучивали его программы. А. Волкову удалось привлечь на свою сторону оппозиционные прежде издания “Аргументы и факты Удмуртии”, “Золотая провинция”, авторитетную телекомпанию “Новый регион”, обеспечить идеологическое руководство газетами “Совершенно конкретно”, “Русская газета в Удмуртии” и др.

Таким образом, решающую роль в победе А. Волкова, кроме ресурса “высшего должностного лица”, сыграл общественный ресурс. Это был беспрецедентный случай в российской политике по масштабам вовлечения общественных объединений в выборы. А. Волкова поддержали около ста организаций, основные депутатские фракции ГС УР, руководители промышленных предприятий, руководители и представители федеральных и региональных органов власти В. Путин, Е. Строев, Г. Селезнев, М. Шаймиев, М. Рахимов, А. Тулеев, Ю. Маслюков, С. Кириенко, С. Чикуров, известные российские политики Г. Зюганов, М. Лапшин и др7 . Кроме того, А. Волкову удалось привлечь на свою сторону республиканских коммунистов, часть лидеров оппозиции из СПС и регионального отделения движения “Единство”.

О значительной роли общественного ресурса в избирательной кампании заявил уже в ночь на 16 октября в теледебатах кандидат на должность Президента УР М. Кокорин. Такого же мнения придерживается Н. Сапожников. В своем интервью газете “Инфо-панорама” от 20 октября 2000 г. он отметил: “Успех А. Волкова — результат того, что он смог консолидировать вокруг себя все основные здоровые политические силы и общественные движения. Это первый шаг к достижению политической стабильности…”8

Иного мнения придерживается оппозиция и один из главных ее фигурантов — П. Вершинин. Свои результаты на выборах он оценил на “хорошо” в условиях “отсутствия административных, финансовых и других ресурсов. Исход выборов показал, что власть проиграла. Об этом говорит и низкая явка, и разбросанность голосов избирателей. У людей очень сильное недоверие к власти”9 .

Ближайшее этнополитическое будущее республики оценивается более однозначно. В обращении к гражданам УР А. Волков отметил, что “мудрость многонационального народа Удмуртии — в его постоянном стремлении к миру, спокойствию и стабильности, межнациональному согласию, к приумножению славных трудовых традиций. Это самая надежная основа дальнейшего укрепления авторитета Удмуртской Республики как государственного образования в братской семье народов Российской Федерации”10 .

Такого же мнения придерживается и П. Вершинин. В своем обращении к гражданам республики он говорил: “Народ Удмуртии всегда отличался своим трудолюбием и умением выполнять самые сложные задачи… Уверен, что избрание Президента послужит укреплению государственной власти, консолидации общества, станет залогом дальнейшего развития народного хозяйства республики”11 .

Результаты выборов положительно оценили известные политики и промышленники: А. Черных, Генеральный директор ОАО “Ижевский подшипниковый завод”; Е. Богомольный, Генеральный директор ОАО “Удмуртнефть”; М. Блохин, Генеральный директор ДОАО “Ижмаш-Авто”, Е. Одиянков и др. В частности, Е. Богомольный заявил, что “итоги выборов первого Президента УР были предсказуемы еще несколько месяцев назад… Сейчас у республики есть шанс стать политически стабильным, сильным регионом, который мы должны использовать для экономического роста”. Победой здравого смысла назвал итоги выборов М. Блохин.

Удовлетворение результатами выборов в Удмуртии высказали В. Путин, М. Касьянов, Е. Строев, Г. Селезнев, А. Лукашенко. 37,8% голосов, полученных А. Волковым как федеральным государственным служащим категории “А”, — это степень легитимности федеральной власти в республике. Весьма показательно, что эта цифра остается практически неизменной с 1996 г., первого тура президентских выборов в РФ.

Исход президентских выборов, несомненно, окажет самое непосредственное влияние на состояние общественных организаций. Их будущность оценивается далеко не однозначно. Так, в статье “Котлован (На дне гражданского общества)”12 ее автор М. Романов дает следующую картину. Первое место в рейтинге общественности после 15 октября занимает ассоциация “Удмурт кенеш”. Несмотря на кампанию по ее дискредитации, проведенную одновременно с подогреванием внутренних противоречий, эта организация не только сохранила единство, но и была предельно последовательна в поддержке своего кандидата. Итоги выборов позволяют “Удмурт кенешу” не просто оставаться на республиканской политической сцене, но играть на ней заметную роль. Впрочем, это будет возможно, если в ближайшее время его возглавит П. Вершинин.

Особенно выигрышно “Удмурт кенеш” смотрится на фоне гибких колебаний “генеральной линии” региональной организации КПРФ. По итогам выборов с уверенностью можно прогнозировать дальнейшую “деградацию” республиканских коммунистов. За минувшее десятилетие они не выдвинули ни одной весомой кандидатуры на республиканских выборах. Удмуртские коммунисты хорошо вписались в сложившуюся систему республиканской власти. “Единство” и СПС “затоптали” всякую надежду на превращение их в реальную политическую силу в республике.

 Инаугурация Президента Удмуртской Республики
 

3 ноября, накануне Дня Республики, состоялась инаугурация Президента, где он дал клятву верности народу Удмуртии и получил символы президентской власти — специально изданный экземпляр Конституции Республики, ее герб и флаг.

Со вступлением Президента Удмуртской Республики в должность была продолжена подготовка 13 (внеочередной) сессии ГС УР, на которой, в частности, предполагалось рассмотреть вопрос об избрании Председателя ГС УР и по представлению Президента УР — Председателя Правительства УР. На пост Председателя ГС УР ожидались кандидатуры П. Вершинина, И. Семёнова, депутата Госсовета УР, Главы самоуправления г. Можги, в меньшей степени — А. Красильникова, Председателя Постоянной комиссии ГС УР (все — удмурты).

С точки зрения Главного федерального инспектора по УР С. Чикурова, “на пост Председателя Госсовета может претендовать не только П. Вершинин, но те почти 24% говорят о том, что он достоин быть Председателем Госсовета. Такое предложение было бы сильным ходом первого Президента УР”13 . Н. Ганза, экс-премьер УР, полагал, что “будет большой глупостью, если депутаты Госсовета не изберут П. Вершинина на пост Председателя Госсовета”14 . Не исключал для себя такую возможность и П. Вершинин, публично заявив об этом15 . На должность Председателя Правительства в основном могли претендовать первый заместитель Председателя Правительства УР Ю. Питкевич и Министр финансов УР В. Бельтюков. Сам А. Волков — сторонник силовых методов решения политических вопросов. Сохранив за собой пост высшего должностного лица, он был активно ориентирован на И. Семенова и Ю. Питкевича.

28 ноября 2000 г. открылась 13 (внеочередная) сессия ГС УР, завершившая Конституционную реформу в УР. Различные группы депутатов выступили со своими кандидатурами на посты руководителей парламента и Правительства республики. Решения в поддержку И. Семёнова огласили В. Хорошавцев (фракция “Единство”, поддержал 21 депутат), А. Прасолов (фракция “Промышленники и предприниматели”, поддержали единогласно 32 депутата), В. Ходырев (депутатское объединение “Коммунисты Удмуртии”). Е. Одиянков, руководитель Объединенной фракции аграриев и горожан, выдвинул кандидатуру П. Вершинина. После программных выступлений обоих претендентов на должность Председателя ГС УР была проведена процедура голосования. И. Семенов набрал 56 голосов и стал спикером республиканского парламента, П. Вершинин получил 27 голосов. Более единодушным оказалось мнение депутатов относительно кандидатуры на пост Председателя Правительства УР. Все фракции и объединения поддержали Ю. Питкевича. Он получил поддержку 80 депутатов.

Одним из главных направлений деятельности нового состава государственных органов УР станет реализация Программы “Развитие Удмуртии до 2005 года”, разработанной под руководством высшего должностного лица УР А. Волкова во исполнение концепции “Стратегия развития Российской Федерации”, принятой Президентом и Правительством РФ.

Таким образом, в процессе становления института президентства в УР выявились интересы различных социальных групп населения, их место и роль в реформировании системы управления, становлении гражданского общества, определились перспективные направления развития республики как составной части РФ. Были внесены существенные коррективы в понятие “суверенитет”, в конструкцию органов государственной власти. Общественно-политическое сознание основной массы избирателей эволюционировало от категорического неприятия к поддержке президентской формы правления, в результате чего УР осталась в едином правовом российском пространстве. Это является основой для сохранения гражданского мира и межэтнического партнерства, экономического и социального благополучия граждан республики.

Опыт проведения выборов первого Президента УР может служить основанием для дальнейшего совершенствования законодательства в сфере избирательного права. Так, вызывает сомнение требование сбора подписей. Ситуация с кандидатом А. Солуяновым, при которой стали возможными подписи умерших лиц, красноречиво свидетельствует об архаичном характере данной процедуры и отнюдь не гарантирует избирательные права и свободы граждан. Имеет смысл пересмотреть и ресурс “высшего должностного лица” с точки зрения “равных условий” кандидатов. Целесообразно также определить границы влияния федеральных политических, государственных, информационных структур на внутренние дела субъектов России, обладающих известной долей самостоятельности. Выборы показали, что столичные негосударственные СМИ исходили в своей пропаганде кандидатов не из интересов населения республики, а из интересов своих владельцев. Государственные СМИ практически не влияли на итоги агитационной кампании. Далеки от понимания и объективной оценки реального положения дел в республике и большинство федеральных государственных и политических лидеров, а это необходимо, чтобы сделать правильный выбор в поддержке кандидатур.

 

1 Напр.: Басов Б. П. Трудное время перемен (Россия в 1991–1994 гг.). — Ижевск, 1995; Бехтерев С., Крылова А. На пути к президентству // Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов: Бюллетень. — 2000. — Май–Июнь. — С. 53–61; Крылова А., Бехтерев С., Бехтерева Л. Удмуртская Республика. Модель этнологического мониторинга. — М., 2000; Куликов К. И. Противостояние органов государственной власти и органов местного самоуправления в Удмуртии. 1996–97 гг. // Российское государство: прошлое, настоящее, будущее. Материалы научной конференции. — Ижевск, 1997. — С. 4–15; его же. Уровни суверенитета Удмуртии и Татарстана. — Ижевск, 1999; его же. Удмуртия — субъект России. — Ижевск, 1999.

2 День. — 2000. — 20 июля.

3 Инфо-Панорама. — 2000. — 18 мая.

4 Герд. — 2000. — 20 апреля.

5 Основные результаты исследования опубликованы в газете “Известия Удмуртской Республики”, № 78 от 6 июля 2000 г.

6 См. : Текущий архив Правительства УР.

7 АиФ Удмуртии. — 2000. — 12 октября; Известия Удмуртской Республики. — 2000. — 5 октября.

8 Инфо-Панорама. — 2000. — 20 октября.

9 Там же.

10 Удмуртская правда. — 2000. — 25 октября.

11 Известия Удмуртской Республики. — 2000. — 24 октября.

12 18 регион. — 2000. — 25 октября.

13 Удмуртская правда. — 2000. — 20 октября.

14 Инфо-Панорама. — 2000. — 20 октября.

15 Там же.

  • Выборы в Уральском регионе


Яндекс.Метрика