Тюменский полигон

Гагарин А.С.

 А.С.Гагарин
 

Языком цифр. Сергей Собянин, в недавнем прошлом — первый заместитель Полномочного представителя Президента России в Уральском федеральном округе, на январских губернаторских выборах получил 52,78% голосов избирателей Тюменской области ( в том числе, в ХМАО — 74,47%, в ЯНАО — 77,8%, на юге Тюменской области —23,87%). Губернатор Тюменской области (теперь уже бывший) Леонид Рокецкий сумел привлечь симпатии 28, 9% голосов избирателей (в том числе: ХМАО —11,95%, ЯМАО— 7,46%, «южане» — 52,18%). Золотой электоральный запас Л. Рокецкого — «южане» — так и не смог перевесить чашу выборных весов.

Можно сказать, что выборная страда прошла. За три с половиной месяца — тридцать пять региональных губернаторских кампаний! Наступило время сбора всех «камней», разбросанных в электоральный период. Из грядущих губернаторских выборов — только в марте в Татарии, да в апреле в Эвенкийском автономном округе, и на «нежданных» совмещенных выборах в Кузбассе (где Амангельды Тулеев решил произвести рокировку по примеру Титова — уйти в отставку досрочно на девять месяцев и получить взамен пятилетний срок губернаторства).

Политологи уже подсчитали, что ротационный уровень на данный момент составил сорок процентов, т.е. губернаторские кресла заняли пятнадцать человек, которых, однако, вряд ли можно назвать неофитами в политике. У нас, где бизнес и политика — теперь уже одно лицо пресловутого Януса, никто не назовет новичками в политике даже предпринимателей: например, Р. Абрамовича (ныне — «начальника Чукотки») и А. Хлопонина (который сделан так, что именно его «вызвал Таймыр», а точнее — назвал губернатором).

Но можно ли сказать, что сбылись заклинания Г. Павловского (которого досужие служители пера окрестили «кремлевским колдуном») об «утруске команды», о ротации старой политической элиты? В свете обнаруженного участия павловского детища — ФЭПа (Фонда эффективной политики) в избирательной кампании проигравшего Л. Рокецкого, слова Г. Павловского о том, что «у нас нет лидеров, а есть ветераны, старые ельцинские воины, которые просто не понимают, о чем идет речь»1 , звучат вполне в маккиавелистском духе лидера ФЭПа (который вполне можно расшифровать как Фонд эффектной политики). «Падающего — подтолкни»?

«ЕСТЬ НА СЕВЕРЕ ТЮМЕНИ…»

Тюменские выборы вполне могут претендовать на роль знаковых по разных критериям — начиная от количества PR-участников с разнокалиберными “лейблами”, количества публикаций в федеральных и региональных СМИ, “чернушных” разработок, использования административного ресурса, и заканчивая прогнозируемыми последствиями. Показательность “выступлений” была продиктована и весом главных “батальеров” и значимостью эксперимента: победит ли новая модель властной вертикали в самом богатом регионе России, если в схватке сойдутся Леонид Рокецкий, крепкий губернатор — “ельцинский воин”, и Сергей Собянин, молодой политик-государственник новой формации? Скажу сразу, успешная “обкатка” новой модели заставила сегодня задуматься о своей судьбе многих “крепких” губернаторов, собравшихся на новый срок, “дозволенный” последними указами.

Голове “простого избирателя”, столь любимого политконсультантами, было от чего пойти кругом. И тот, и другой соперник — за единую Тюменскую область, оба — за стабильность, обоих поддерживает Президент и уважает нефтегазовая элита. СМИ пестрели броскими лозунгами: “Война Севера и Юга”, “Тюменский капкан”, и незатейливо просто — “Собянин против Рокецкого”. Журналисты толковали о “самом жирном куске России”. Тон этому задал сам Л. Рокецкий, заявивший накануне выборов: “У нас тут лакомый кусочек!”1 И кусочек этот занимает первое место по территории (1435 тыс. кв.км), а если пользоваться хрестоматийными лекалами, равен четырем Франциям, на нем добывается 65-67% всей российской нефти и 92% природного газа, да и по объему ВВП занимает первое место среди регионов России. Дотошные счетоводы вывели даже, что три с лишним миллиона жителей Тюменской области (3228,113 тыс., или — 2,1% российского населения) обеспечивают сто сорок миллионов россиян.

Истории было угодно, чтобы в 1708 году указом Петра I Сибирь была преобразована в огромную губернию с центром в Тобольске. Но тюменским купцам в конце XIX века стало угодно, чтобы Транссибирская железнодорожная магистраль прошла рядом с Тюменью, и взятка в Москве решила судьбу центра Сибири. Но официально Тюменская область с центром в Тюмени возникла только в 1944 году, когда Сталин, следуя принципам национальной политики, включил два самостоятельных субъекта Федерации (Ханты-Мансийский автономный национальный округ, возникший в 1930 году как Остяко-Вогульский, и Ямало-Ненецкий автономный национальный округ) в другой самостоятельный субъект Федерации. Точности ради, нужно отметить, что на территории ХМАО проживает “титульных” национальностей: ханты — 0,7%, манси – 0,2%, на территории ЯНАО — 0,7 % ненцев.

 Л.Рокецкий
 

Регион Тюменщины принято называть “матрешечным” — в состав Тюменской области входят два автономных округа — Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий, да еще сама Тюменская область. Вот только эта конституционная матрешка устроена необычно: маленькая матрешечка-область номинально как бы включает, но не вмещает в себя большие “матрешищи”. Более того, округа, как хвостик ослика Иа — “входят и выходят”, не впрямую, конечно. Они, как субъекты Федерации, имеют своих губернаторов, окружной бюджет, все соответствующие свои символы и атрибутику (флаг, герб, гимн), и даже имеют представительства в самой Тюмени. За что область и была названа “сложносочиненной”, а округа — “сложноподчиненными”.

В конце 1994 года Дума ЯНАО принимает Устав округа, что явилось для Тюменской области и лично для Леонида Рокецкого малоприятной неожиданностью. Если учитывать тот факт, что глава ЯНАО Юрий Неелов начинал карьеру бок о бок с Л. Рокецким в Сургуте и был поддержан им при выдвижении на пост главы администрации ЯНАО. Тюмень даже не уведомили о таком сюрпризе. И потому, Рокецкому ничего не оставалось, как инициировать приостановку на время действия Устава, основной смысл которого выразил незабвенный алогист — ослик Иа: округ входит в область, но составной ее частью не является. Конституционный Суд, дабы удовлетворить сразу три заинтересованные стороны, последовал заветам другого мультперсонажа — кота Леопольда: “живите дружно”. Он посоветовал округам заключить с областью соответствующий договор.

Однако в 1996 году КС вновь вернулся к толкованию этого пассажа, ставшего камнем преткновения. В этот раз суд пришел к выводу о необходимости некоей единой власти (общей для всех трех субъектов), которая должна избираться всем регионом, то есть всеми входящими (и при этом самостоятельными) субъектами РФ. Так была заложена мина, с помощью которой на прошлых выборах 1997 года Рокецкий сумел “подорвать” главного соперника — Сергея Атрошенко, но на следующих, недавних выборах 14 января “подорвался” сам.

Причем, мина эта оказалась не только замедленного действия, но и, если можно так выразиться, многозарядная... Если на выборах губернатора Тюменской области жители ХМАО и ЯНАО округов проигнорировали этот акт волеизъявления: “у нас есть свои губернаторы”, и Рокецкий победил Атрошенко простой явкой на юге Тюменщины (а точнее, неявкой избирателей в округах), то на выборах 1998 года в Думу Тюменской области, в которых участвовали и округа, благодаря общему преобладанию их населения у “автономцев” в облдуме оказалось большинство мест (15 против 10). Председателем законодательного органа области, в конце концов, стал ямалец Корепанов, а губернатора области Леонида Рокецкого (если уместен каламбур) окружили “окружные” люди. Именно областная Дума не позволила Л. Рокецкому перенести губернаторские выборы на март 2000 года и совместить их с президентскими, как это сделали более удачливые коллеги-губернаторы.

Дальше — больше. Согласно Уставу Ханты-Мансийского автономного округа, принятому 6 января 2000 года (в период председательства в Думе ХМАО Сергея Собянина) ХМАО является равноправным субъектом Российской Федерации, осуществляющим собственное правовое регулирование, включая принятие законов. В Уставе говорится, что территория округа является неотъемлемой частью единой территории Российской Федерации, и ХМАО входит в состав Российской Федерации и неотделим от нее.

 Л.Рокецкий
 

Однако вхождение округа собственно в Тюменскую область специально не оговаривается. Интересно, что, хотя в Уставе ХМАО указано, что основу правовой системы Ханты-Мансийского автономного округа составляют Конституция РФ, федеральное законодательство и, естественно, сам Устав и законодательство ХМАО, а также договоры и соглашения, заключенные округом с Российской Федерацией, Тюменской областью и другими субъектами Федерации, этих самых договоров с Тюменской областью с января 2000 года заключено не было. В Уставе есть раздел “Переходные положения”, в котором прямо указано, что в течение года со дня вступления в силу настоящего Устава должны быть пересмотрены и приведены в соответствие с ним все действующие нормативные правовые акты органов государственной власти Ханты-Мансийского автономного округа. В параграфе 5 сказано: “Нормативные акты Тюменской области применяются постольку, поскольку признаются изданными в пределах полномочий Тюменской области, переданных ей Ханты-Мансийским автономным округом на основе договора об отношениях между органами государственной власти Ханты-Мансийского автономного округа и органами государственной власти Тюменской области”. Таким образом, на момент выборов 14 января 2001 года “переходный период” уже закончился. Договоров с областью подписано не было. Так что выборы решали если не все, то очень и очень многое в вопросе о противостоянии руководителей трех субъектов Федерации.

Январские выборы тюменского губернатора вновь поставили “сложносочиненный” парадокс в центр внимания. Уже после триумфальной инаугурации победителя — Сергея Собянина в одной из газет появилось вполне закономерное размышление. Автор обратил внимание на конституционный выверт, допущенный Конституцией и затем Конституционным судом. На двутуровых выборах 1996-1997 года округа бойкотировали выборы, рассуждая следующим образом: раз мы, округа, субъекты Федерации, какое отношение мы имеем к выборам Тюменской области, “Юга”? Но Указ Президента Б. Ельцина, а вдогонку и толкование КС настоятельно рекомендовали участвовать в выборах всем, поскольку жители округов “входят в состав населения области”.

 
 

Однако получается, что на выборах губернаторов округов (т.е. тоже субъектов Федерации) жители “Юга”, или собственно Тюменской области, избирательного права лишены. Более того, ни тюменский губернатор, ни Тюменская областная Дума (избранная “южанами” и окружными жителями) на сами автономные округа никак не влияют. Так сможет ли Сергей Собянин, получивший в округам более 70 процентов, править как губернатор в округах? Вопрос резонный... А в избирательной кампании С. Собянина политконсультанты и агитаторы были вынуждены изворотливо объяснять “электорату”, почему они, избиратели, игнорировавшие “не наши” выборы, и затем избравший своих окружных губернаторов, сегодня должны идти голосовать за губернатора, который не будет иметь никакого отношения к ним, жителям округов. Или все-таки будет? А если будет, то в какой “пропорции”? Задача не из легких…

 
 

В одном из интервью Л. Рокецкий с сожалением обронил: “А разобраться в этой ситуации никто не спешит. Похоже, за нами наблюдают: как мы сумеем выстроить отношения, какими методами пытаемся действовать — может быть, для того, чтобы потом воспользоваться нашим опытом? Думаю, что эта проблема должна быть более определено и жестко решена в законодательном плане”. Кем? Рокецкий указал на федеральный округ и Центр. И упрекнул в разыгрывании этой карты прессу и финансово-промышленные группы, которые утверждаются на нефтегазовых промыслах2 . Нельзя сказать, что Л. Рокецкий не пытался изменить сложившуюся патовую ситуацию. Губернатор предложил Госдуме (через депутата от Тюменской области Г. Райкова, возглавляющего депутатскую группу «Народный депутат») принять законопроекты о “сложноподчиненных субъектах” и внести поправку в закон о СРП (совместном распределении продукции), о так называемом праве «третьего ключа». Так, Тюменская область представляется “сложно построенным субъектом федерации”, в котором тюменский губернатор, как старший брат, будет помогать младшим решать все вопросы. Ранее Л. Рокецкий “продавливал” идею о том, что Тюменская областная Дума должна получить право выражать недоверие губернаторам автономных округов.

 
 

В случае с Тюменью право третьего ключа получала бы Тюменская область, если договор заключался между федеральной властью и властью одного из двух автономных округов. Но Г.Райкову пришлось отозвать законопроект, по выражению Л. Рокецкого, — чтобы сохранить статус-кво, а то «на эти законопроекты очень болезненно среагировали главы Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов»3 . Кстати, в Уставе ХМАО сказано, что в совместном ведении Российской Федерации и Ханты-Мансийского автономного округа, помимо обеспечения соответствия Устава, законов и иных нормативных правовых актов ХМАО Конституции и федеральным законам, находятся и интересующие всех вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами. Вопрос только в том, как организовать это “совместное ведение хозяйства”. Вопрос, известный каждой семье…

Об этих противоречиях между региональным центром и автономными округами, достигшими, предельного уровня накала, заговорили вновь в период кампании. Л. Рокецкий на пресс-конференции признал, что «противники выбрали самую острую из ныне существующих проблем — разграничение полномочий между главами трех территорий», и тем самым подтвердил “запущенность” нерешенной проблемы.4 Северные губернаторы именно в личности губернатора, не сумевшего наладить диалог, склонны были видеть причину обостренных отношений.

 С.Собянин
 

В краткой и резкой форме ситуацию обрисовал Г. Павловский: Л. Рокецкий создал «изначально дефектную систему”, поскольку она не предполагает возможности интеграции в нее элит автономных округов, входящих в состав Тюменской области.5 Автономии нашли наилучшее для себя решение — выдвинули на пост губернатора Тюменской области своего, “северного” человека, который должен “обеспечить стабильность” и отстоять интересы северян перед Москвой в случае объединения области. Сергей Собянин озвучил свою позицию: округа на деле доказали свою самодостаточность. Поэтому в объединенной области у автономий должна быть сохранена независимость, на страже которой будет стоять губернатор Тюменской области. Не надо спорить, кто старше, кто младше. Надо жить не иллюзиями, а реальностью. Нужно развивать интеграционные связи, которые невозможны без взаимного доверия, без постоянной системной работы. Интеграция необходима сегодня и потому, что новый налоговый кодекс отменяет налог с оборота, в том числе и плату за недра.6 Выход из создавшейся ситуации в предоставлении “Югу” возможности формировать доходную часть своего бюджета не за счет «роялти» — платы за недра, а за счет увеличения рабочих мест, роста заработной платы и увеличения поступления подоходного налога и налога на прибыль. Такой подход был вполне понятен любому жителю как “Юга”, так и округов.

А если говорить о “жесткости” решений законодательного плана, то она, эта самая “жесткость”, проявилась в качестве бумеранга. В разгар кампании Л. Рокецкому пришло по факсу письмо на фирменном бланке Департамента информации и региональных отношений, которое было подписано его директором В. Селивановым. В нем губернатору предлагался разработанный с учетом предложений администрации президента РФ, ФЭПа, депутатов ГосДумы комплекс “мероприятий по восстановлению вертикали исполнительной власти на территории Тюменской области в 2001 году”. Смысл его сводился к тому, что конечной целью реализации легитимного статуса губернатора на территории трех субъектов должна быть ликвидация ХМАО и ЯНАО как субъектов РФ в феврале-марте 2002 года в рамках конституционной реформы, предполагающей укрупнение субъектов Федерации до 40-50, подкрепленное всенародным референдумом в июне 2001 года. В. Селиванов поспешил откреститься от этого “радикального средства” против сепаратизма. А некоторые газеты, отменно обслуживающие выборы во всех городах и весях, в свою очередь, поспешили обвинить в этом штаб С. Собянина на основании косвенных подозрений “по аналогии”.7 И тут же в областную избирательную комиссию поступила жалоба “от жителей Тюмени”, в которой говорится, что по городу уже распространяются листовки в поддержку Собянина, где написано что-то вроде: «защитим интересы Севера любой ценой».8 Рубикон был перейден, как сказал бы Гай Юлий Цезарь. Так началась тюменская информационная война.

A la guerre,

comme a la guerre

(НА ВОЙНЕ, КАК НА ВОЙНЕ)

Сергей Собянин вступил в борьбу как первый заместитель полпреда по Уральскому федеральному округу, в отличие от некоторых своих коллег по другим округам. Скажем, в отличие от главного федерального инспектора по Таймыру и Эвенкии Евгения Васильева, который был вынужден уйти в отставку и лишь затем выдвинуться на губернатора Эвенкии, поскольку полпред по Сибирскому округу Леонид Драчевский негативно относится к участию своих сотрудников в выборах. Кстати, именно так же пришлось поступить в конце прошлого года другому члену той же полпредовой команды — Иосифу Бакшееву, решившему попытать счастья на выборах мэра Красноярска. И надо сказать, безуспешно. А теперь Е. Васильеву придется бороться с одним из нефтяных баронов из “ЮКОСа” Б. Золотаревым, поскольку нынешний губернатор Эвенкии А. Боковиков снялся “в знак протеста” против “грязных технологий”, применяемых Е. Васильевым.

Полпред по Уральскому федеральному округу генерал Петр Латышев проявил большую лояльность к решению своего заместителя, (и даже более того — высказал уверенность, что “избиратели выберут достойного”), чем не преминула воспользоваться команда тюменского губернатора — почему, мол, начальник не “приструнит” подчиненного, который опирается на округа, “тяготеющие к сепаратизму”.

Однако же, сама по себе сохраненная причастность к аппарату полпреда не является гарантией электоральной любви. Главный федеральный инспектор по Курской области Виктор Суржиков проиграл на выборах курского губернатора, несмотря на знаменитый “роковой” подарок судьбы (в роли Фатума выступил, как известно, курский суд, который не смог поступиться принципами и лишил А. Руцкого возможности удержаться в губернаторском кресле).

На сторонний взгляд, политическая траектория движения С. Собянина вполне логична. Сибиряк, уроженец Березовского района Ханты-Мансийского автономного округа, мэр Когалыма, Председатель Ханты-Мансийской Думы, в Совете Федерации — председатель Комитета по конституционному строительству и судебно-правовым вопросам. И после работы (недолгой, следует признать, но продуктивной, как показало время) первым заместителем полномочного представителя Президента в Уральском федеральном округе Сергей Собянин выдвигается на пост губернатора Тюменской области, в составе которой, как мы помним, два автономных округа: Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий). И действительно, почему бы человеку, имеющему опыт, знающему эти края, не двинуться на взятие губернаторского бастиона?

Между тем, судя по тому, что информационные удары превентивно наносились по губернатору ЯНАО Ю. Неелову как “ярому сепаратисту”, заявившему о своем решении стать претендентом на пост тюменского губернатора, по председателю Тюменской областной Думы Сергею Корепанову, также объявившему о выдвижении, и, конечно, по давнему сопернику — С. Атрошенко, команда Л. Рокецкого, похоже, ни рассматривала С. Собянина в качестве соперника. Вероятно, аналитики посчитали, что Собянин не станет менять новую должность первого заместителя полпреда на рискованную авантюру выборной гонки. Л. Рокецкий сам признался, что для него это выдвижение С.Собянина стало неожиданностью. Ему было непонятно, почему С. Собянин, только что придя на высокую государственную должность — первого заместителя Представителя президента в Уральском федеральном округе, вдруг решил возвратиться “в область”. Версия же Л. Рокецкого о причинах выдвижения С. Собянина выглядит, по меньшей мере, детским упражнением в “пиаре”: “Что-то у него там не сложилось, наверное, так можно предположить”. В этом смысле, гораздо более проницательными выглядят сейчас, по истечении выборного срока, рассуждения Л. Рокецкого, еще не предполагающего такого поворота событий. Отвечая на вопрос о причинах роста конфликтов в сырьевых областях, Леонид Юлианович сказал: “Все умные люди пошли в регионы. Сначала — депутатами от территории, а там можно уже и в губернаторы попробовать. И такие случаи уже есть”9 .

Другой контраргумент — в плоскости государственного мышления. С. Собянин, мол, раньше старался отстоять независимость субъекта Федерации, который входит в состав Тюменской области, а сейчас, с высоты федеральной должности, он должен отстаивать идею государственности, то есть “вертикального” единства Тюменской области. И если сам Леонид Юлианович говорил об этом сдержанно-раздумчиво и непременно добавлял: “Но я также и за тот уровень самостоятельности округов и разумный баланс, который сложился на сегодняшний день” то журналисты прямо обвиняли С. Собянина в ангажированности “сепаратистам” и вопрошали “наверх”: куда же смотрят верховные власти, кому протежируют?

Тут мы подходим к другому важному мотиву: отношению Кремля к главным соперникам. С одной стороны, команда Л. Рокецкого искусно разыгрывала “президентскую” карту (“одобрение” В.В.Путина, членство Л.Ю. Рокецкого в Совете Федерации и Госсовете). Но с другой стороны, у самого же Л. Рокецкого постоянно прорывалось обиженное недоумение: “Администрации президента надо быть аккуратнее, кого бы они ни поддерживали”10 . Вопрос о покровительстве “высших сфер”, вообще, приводил аналитиков порой к прямо противоположным выводам. Так, одно информационное агентство обнаруживало связь Сергея Собянина и заместителя руководителя администрации Президента Владислава Суркова (и, соответственно, “группы Абрамова” и Леонида Рокецкого),11 другое же увидело за С. Собяниным Александра Волошина и Глеба Павловского, а за Рокецким — Суркова и Абрамова.12 Причем, обе версии опирались на одни и те же аргументы.

В этом контексте предвыборные расклады выглядели следующим образом. Начиная от варианта сохранения статус-кво в случае проигрыша С. Собянина и соответственно, обуздания “обострившегося” сепаратизма13 до “идеального”, по мнению Фонда “Индем”, варианта “мягкой” экономической интеграции трех субъектов Федерации. Рассматривалось “пролонгирование” проблемы в необозримое будущее, при котором эволюционно перестраивают экономику на фоне уменьшения объемов добычи нефти и постепенного падения цен на энергоносители.

А позицию “здравого смысла” озвучил Глеб Павловский: «Единственным выходом из сложившейся ситуации может стать договоренность между кандидатами. «Тюмень слишком значимый для России регион, и он не может стать местом для войн. В прошлом система держалась через Москву, а сейчас центр не готов воевать с одним субъектом Федерации ради другого. Надо договариваться». И политтехнолог продвигал проект, предполагавший достижение договоренности между основными кандидатами на ранней стадии. Тогда один из них мог стать губернатором, а другой — представителем региона в Совете Федерации. При этом, правда, не ясно было, кто должен остаться в Тюмени, а кто — переехать в Москву.14

«…По рогам и по коленям»

Не секрет, что небывалая интенсивность тюменской кампании впрямую зависела от повышения цен на нефть, в результате чего с конца 1999 года в российскую экономику хлынули “нефтедоллары”. “Самый жирный кусок России”, как любят называть этот суровый край, за последнее время сильно подрос в цене. В Тюменской области успешно работают практически все нефтяные титаны: “ЛУКОЙЛ”, “Сургутнефтегаз”, “ТНК”, “ЮКОС”, “Сибнефть”, “Транснефть”, газовые гиганты “ГАЗПРОМ”, “Сургутгазпром”. Понятно, что тюменскую схватку можно смело назвать самой затратной кампанией. (Л. Рокецкий потратил 8-12 млн. долларов15 , другие источники говорят о 15-18 млн.16 Думается, что если учесть множественные перелеты на спец-самолетах губернатора, его команд пиарщиков и наблюдателей, то эти суммы вполне сложатся воедино).

 
 

Не было ни одного солидного издания, где с весны прошлого года не появилось бы материала о Л. Рокецком и Тюменской области. Так, респектабельные “Известия” печатали (правда, поначалу) материалы о Леониде Рокецком не просто (как фигурантов других выборов) под коммерческими рубриками “Выборы-2000”, “Профиль компании”, а преимущественно в разделах “Политика” — рядом с важными событиями, или “Экономика. Тема дня” — рядом с обзорами о “высокой цене нефти”. Цена выборов, действительно, была высокой, под стать мировым ценам на этот энергоноситель. Поэтому и PR-носителей и “разносчиков” в тюменских краях оказалось предостаточно. От перечисления имен можно устать – НОВОКОМ, PRОПАГАНДА, ФЭП, Никколо М и, конечно, Уральская гильдия политических консультантов. Выдвижение С.Собянина поначалу внесло сумятицу в ряды основных фигурантов избирательного процесса. И довольно многие политические, промышленные и финансовые силы вовремя переориентировались.

 
 

Одно известное PR-агентство в середине кампании переметнулось из кампании Л. Рокецкого, (“Известия” в последние дни активно публиковали материалы о “сибирском законнике” Собянине) — что позволило газете в первом же номере после голосования гордо сказать в передовице: “Зато мы делаем Рокецких”17. СПС и “Яблоко” поддержали С. Собянина, хотя в начале избирательной кампании губернаторские СМИ тиражировали “обратную” информацию. Но главным все-таки было то, что нефтяные гиганты открыто заявили о поддержке С. Собянина. Избирателю же предлагалось ответить на один простой вопрос: кто за кандидата? И жители области и округов выстраивали для себя круги влиятельной значимости в следующей иерархии: нефтяные короли, губернаторы округов, Кремль.

 
 

Тюменская кампания содержала, помимо обычного “джентльменского набора” PR-обеспечения (публикации, плакаты, щиты, календари и пр.), и активную Интернет-перестрелку (особо выделялся “серый” сайт “Л.Ю. Рокецкий”, содержащий летопись “боевых действий” и весь компромат на губернатора, не считая других обще-традиционных компросайтов), а также разноску по почтовым ящикам жителей крупных городов видеокассет “Вокруг смеха”, на которых маститые московские сатирики, куплетисты и барды упражнялись в остроумии на заданную тему “Зачем северянин полез в губернаторы” (по этой кассете видно, что поначалу “выброс” готовился против С.Атрошенко — в сквозном сюжете действует актер, похожий на прежнего соперника Л. Рокецкого). Параллельно команда С. Атрошенко благодетельствовала избирателей видеокассетой “Схватка”, где авторы мучительно старались соединить обвинения против прежнего конкурента с критикой того, который пришел “на новенького”.

 
 

Среди поддержавших Л. Рокецкого были свердловский губернатор Эдуард Россель, и курганский — Олег Богомолов. Своеобразная идеологическая преемственность тюменского и свердловского губернаторов проявилась в том, что в предвыборных козырях Л. Рокецкого появилась идея о пожизненном заключении для наркоторговцев, у Э. Росселя в прошлом году была инициатива введения для них смертной казни (что, как известно, в условиях моратория заменяется на пожизненное заключение). У С. Собянина возник асимметричный ответ — проект закона “О внесении в некоторые законодательные акты Российской Федерации изменений и дополнений по вопросам уголовно-исполнительной системы”, который был разработан и внесен в ГосДуму Комитетом по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам под руководством С. Собянина. Это тот самый нашумевший впоследствии законопроект, который был принят президентом, а потом отозван. Пиарщики губернатора почему-то решили, что факт виноградарского хобби Л. Рокецкого сильно утеплит его имидж. Факт того, что Рокецкий выращивает виноград, арбузы и дыни, на страницах, скажем, “Известий”18, смотрелся экзотически, но статьи с заголовками “Рокецкий выращивает виноград” где-нибудь в городской газете окружной глубинки в пятидесятиградусный мороз выглядели если не блажью, то, по меньшей мере, неуместно. Вообще, отношения политиков с природой, а точнее — с полезными сельхозкультурами, традиционно драматичны. Насаждение (или, напротив, истребление) разнообразных растений приводило, в соответствии с законами политической мифологизации, к превращению их в некие архетипы российской ментальности, со всем шлейфом нелестных “неофициальных” характеристик (таково положение, например, бывшей “королевы полей” — кукурузы). Преодолеть негативные мифо-смыслы сумел, пожалуй, только Петр I, насаждавший, как известно, картофель и табак (кофе, при всем желании, у нас произрастать не мог), да и то, при “помощи” времени… И, надо сказать, реальность кое-где брала верх. Так, в одном из многочисленных интервью, сам губернатор признает: “В Сибири не вырастить виноград […]”19

 
 

Была даже выпущена открытка с “детскими” стихами, которые достойны цитирования:

“Есть на Севере Тюмени

Симпатичные олени,

С очень быстрыми ногами,

С очень острыми рогами.

Снег летит и бьет оленям

по рогам и по коленям”.

Били, надо признать, умело.

Еще в самом начале кампании отдельные “специализированные” СМИ приступили к разработке “мистически-сатанинской” карты: нагнетание апокалиптических настроений о пришествии темных сил, “сатанинско-мантровые” надписи на заборах. Если PR-команда Собянина обыгрывала аббревиатуру “Собянин Сергей Семенович” в духе “Собянин — Союз и Стабильность”, то пиарщики Рокецкого трактовали эту аббревиатуру не иначе как число Зверя — 666… В этом русле появились статьи на черной “подложке” с мрачными пророчествами, которые, по закону жанра чернушного PR, “не преминули” сбыться — о “выборах с мертвецами”. В ящиках возникли газетные “Сибирские тайны”, с ужастиковыми “страшилками” про колдуний, зараженные воды сибирских рек, прогрессирующую импотенцию сибиряков и прочий зомбирующий псевдо-NLPишный бред. Приложили к этому руку и отдельные екатеринбургские СМИ, бросившиеся на подмогу тюменскому губернатору, и желающие отметиться в новом витке борьбы с аппаратом уральского полпреда. Одна из них так торопилась, что назвала тюменского губернатора Андреем, перепутав его с сыном — страховым магнатом.20

Потревожены даже тени классиков – если П. Латышева сравнивали с гоголевским Носом (президента), а С. Собянина — с государевыми ушами и глазами, то Л. Рокецкого в ответ назвали гофмановским Крошкой Цахесом. В целом, был задействован весь арсенал избирательных технологий, в том числе и описанные юмористическим журналом “Красная бурда” в пособиях по “черному PR” и в “Выборах губернатора Скипидарского края”.

Но это было только начало. Вскоре Тюменская телекомпания «Ладья» демонстрирует одиннадцатисерийный фильм «Лот-72» про всех, попавших под подозрение в покровительстве и помощи С. Собянину, и мультсериал, созданный на «Чердачке фруттис», где Собянина представляют в амплуа жениха, заброшенного через забор двумя хлопцами, похожими на окружных губернаторов, свататься к “бабенке”, то бишь к Тюменской области. Так что произведенный телекомпанией «Паралакс” сбор бомжей на Тюменском вокзале, представленных как “бывшие работники нефтяных компаний Когалыма, где Собянин был мэром” 21 , уже мало кого мог удивить.

В середине кампании газеты косвенно указывали на связи С. Собянина с опальным Березовским22 , а в самом преддверии выборов, была распространена информация под характерным заголовком “Чеченские сепаратисты проникли в руководство хантов и манси”23 . Рупором “секретных документов ГРУ Генштаба” выступил лидер Движения в поддержку армии (ДПА), депутат Госдумы Виктор Илюхин. На пресс-конференции в Москве он заявил, что в 1998 г. Ширвани Басаев (младший брат известного террориста Шамиля Басаева, по некоторым сведениям, недавно погибший), являвшийся в ту пору главой Южной нефтяной компании (ЮНКО), просил Сергея Собянина содействовать более интенсивному проникновению чеченского бизнеса в нефтяную отрасль ХМАО. В этот же период, как отмечают авторы секретного доклада, благодаря чеченским бизнесменам-нефтяникам осуществлялись нелегальные закупки вооружения для сепаратистов на Северном Кавказе.

В качестве доказательств Илюхин привел обнародованный С. Собяниным накануне второй чеченской войны план предоставления Чечне независимости (в форме её «исключения из состава Российской Федерации»), а также план трудоустройства значительного числа чеченских беженцев в Тюменской области, недавно разработанный Союзом чеченских нефтяников и представленный С.Собянину. Все это, по мнению Илюхина, подтверждает ранее достигнутые договорённости между Сергеем Собяниным и Ширвани Басаевым. (учитывая многолетние связи руководителей ДПА в Генштабе.) Это, конечно, не “утка” о переписке волгоградского губернатора Максюты с президентом Чечни Масхадовым о создании в области чеченской автономии, но рецепт от того же “повара”.

Кампания закончилась победой С. Собянина, а Леониду Юлиановичу пришлось убедиться на деле в справедливости названия статьи о нем, вышедшей накануне выборов: “Ох, и горькая эта пилюля – власть”24 .

«В НИХ ВОЛШЕБНИКИ ЛЕТАЮТ…»

Процитируем еще раз “детское” творчество:

…И стрекочут над болотом

голубые вертолеты.

В них волшебники летают,

Газ и нефть добыть мечтают,

Чтоб богаче люди жили,

Улыбались и дружили”.

Еще до выдвижения С. Собянина имидж губернатора Тюменской области Леонида Рокецкого строился на легенде-мифологеме «объединителя тюменских земель», который стремится к компромиссу между округами и областью и сейчас просто востребован новой федеративной концепцией построения централизованной власти. И в воздухе как бы витает “общее согласие”, что признание самостоятельности автономных округов будет нелогично при укрупнении федеральных округов. И опровергнутый “меморандум” был выстроен в логике этого “согласия”. Но выдвижение С. Собянина привело, в конце концов, к потере эстафетного “факела”.

В ноябре на пресс-конференции С.Собянина в Сургуте журналистов волновал вопрос: будут ли укрупняться субъекты Федерации? На что был дан ответ, что “управлять 89-ю регионами на практике Москва просто не в состоянии; это чревато хаосом, что мы и наблюдаем в Чечне”. Одна только Тюменская область, имеющая в своем составе два независимых субъекта Федерации — ЯНАО и ХМАО, создает немало коллизий и даже абсурда. Сергей Собянин предложил компромиссное решение: оставив независимость округам, объединить область и создать в ней Госсовет трех губернаторов и Госассамблею из депутатов трех Дум, действующих на территории области25 . Если область станет единой, проблема противостояния “Севера” и “Юга” перестанет быть таковой. Но с другой стороны, объединение Тюменской области, проведенное Центром, чревато возникновением проблемы с налогом, который называется роялти — “плата за использование недр”. Автономии сегодня платят 20 процентов налога за недра в Федеральный бюджет в Москву и столько же — в областной в Тюмень, у округов остается 60 процентов. Если же налогообложение изменится, то в Москву будет уходить 50 процентов от всего налога, две автономии и Тюмень разделят между собой оставшиеся 50 (каждой примерно по 16,6 процента). При достаточно развитой экономике округам хватит этой части, а юг области рискует стать отстающей депрессивной территорией.

В интервью телекомпании ОРТ, уже в качестве нового губернатора Тюменской области, Сергей Собянин не поддержал идею укрупнения субъектов РФ. “Мы по-прежнему считаем, что все проблемы России можно решить простым арифметическим порядком — укрупнить, разукрупнить, поделить. На самом деле ни одну из проблем России таким образом решить нельзя. Главный залог успеха — это политическая стабильность, стабильность федеративного устройства”. По мнению С. Собянина, создание федеральных округов “позволит” уйти от темы укрупнения субъектов РФ. “Федеральные округа способствуют тому, что мы решили проблему некой систематизации субъектов, сепаратизма и т.д., и на этом стоит остановиться”26 .

Нового губернатора С. Собянина расторопные СМИ уже успели окрестить “собирателем тюменских земель”. И, надо отметить, первые его шаги на новом посту вполне отвечают этому образу: объявленное сокращение аппарата администрации Тюменской области, втрое большего, чем в округах (хороший повод почистить ряды…); увеличение городского бюджета самой Тюмени (которая, кстати, в целом поддержала нового губернатора). И, конечно, заявленная на выборах идея о создании общих структур для всех трех субъектов Федерации: это и Фонд развития области — на основе общей системы госзаказа, и негосударственный пенсионный фонд, и страховая компания, и единый региональный банк (на основе “Запсибкомбанка” и “Ханты-Мансийского банка”), а также слияние четырех авиакомпаний в одну, способную затмить “Аэрофлот” (тем более, что он погряз в перманентном скандале).

Реакция на первые заявления и действия нового тюменского губернатора, если говорить открыто, неоднозначная. Так, одна из центральных газет, освещая прошедшую 9 февраля в Москве первую пресс-конференцию С. Собянина в новом статусе, сумела в маленькой информации известить и о “плавном дистанцировании” от окружных губернаторов, поддержавших его на выборах, и обвинить С. Собянина в “присвоении” своему региону нефти и газа, находящихся на территории самостоятельных субъектов. А также в том, что С. Собянин ничего не сказатл о сокращении средств для помощи Тюменскому “Югу”, в том, что губернатор не поддержал идею полного слияния регионов в один (“как бы его ни провоцировали на это журналисты”), и, конечно, “в добрых словах в адрес Кремля”, и в частности, в пассаже о необходимости увеличить срок президентского правления с четырех до семи лет.27 Обсужать подобные перлы бессмысленно.

А между тем, если идти за сухими фактами и мыслить в логике предвыборных инициатив, то картина выглядит так. 15 февраля в Тюмени прошло заседание Совета губернаторов Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, на котором был обсужден и принят текст Соглашения “Основные направления согласованной политики в социально-экономической сфере органов государственной власти Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов”, а также был обсужден проект федерального Закона “Об основах отношений края или области с входящими в их состав автономными округами”.

В течение часа был решен вопрос о финансовой поддержке Севером Юга. Демонстративно быстро? Пожалуй... Так что, компромисс приносит искомые плоды? Поживем — увидим.

 

1 “Необходима срочная ротация состава политических игроков” // Русский журнал. — 24.08.2000.

2 Российская газета. — 24.11.2000.

3 “У нас тут лакомый кусочек!” // Власть.— 5.12.2000. — С.62.

4 Подробнее см.: Труд. 30.11.2000, Независимая Газета. — 25.11.2000.

5 Ведомости. — 28.11.2000.

6 Югра-Информ. — 14.10.2000.

7 Версия, — 28.11.2000.

8 Труд. — 29.11.2000.

9 Лица. — Декабрь 2000.

10 Известия. — 22.12.2000.

11 Грани. Ру. — 17.01.2001.

12 УралИнформБюро. — 16.01.2001.

13 Комсомольская Правда. — 01.12.2000.

14 Ведомости. — 28.11.2000.

15 Общая газета. — 10.01.01.

16 Эксперт-Урал. — 29.01.2001. — №2(15).

17 См.: Известия. — 29.12.2000.

18 Известия. — 22.12.2000.

19 Аргументы и факты. — № 52.2000.

20 Урал-МК, 21.12–28.12.2000. — С.10.

21 Общая газета. — 10.01.2001.

22 Комсомольская Правда. — 01.12.2000.

23 Постфактум АПН. — 11.01.2001.

24 Российская газета. — 24.11.2000.

25 Известия. — 27.12.2000.

26 УралБизнесКонсалтинг. — 17.01.2001.

27 “Тюменский губернатор присвоил чужие недра в рамках укрепления стабильности” // Коммерсант. — 10.02.2001.

  • Выборы в Уральском регионе


Яндекс.Метрика