Что стоит за «загребущей рукой» правительства в переходном периоде

Джонс Д. , Кауфманн Д. , Хеллман Д.

 
 

«Я хочу сразу обратить ваше внимание на то, что вы сами создали это государство, в основном, через политические и квазиполитические структуры, которые вы контролируете. Следовательно, меньше всего нужно пенять на зеркало».

Из вступительного слова Владимира Путина на встрече ведущих предпринимателей, состоявшейся в конце июля

(Washington Post, 29 июля 2000 года, с. А1).

«Олигархи были названы олигархами, потому что они имеют реальную власть, государственную власть. Они формировали “правила игры”. Они назначали министров, зачастую правительства целиком, и следили за удовлетворением своих интересов. Они разлагали новый правящий, законодательный и бюрократический класс России в центре, в регионах и за границей... Новый режим, возглавляемый Путиным, сейчас стал намного сильнее и вряд ли в ближайшее время столкнется с какой-либо существенной противодействующей силой. Однако, если Путин не полагается на правило благосостояния, на какое правило он должен полагаться?»

Из статьи Джона Ллойда

(Financial Times, 5 августа 2000 года, с. 1).

КОМПАНИИ “СКУПАЮТ” ГОСУДАРСТВО

Традиционно коррупцию определяют как “злоупотребление государственной властью с целью извлечения личной выгоды”. За этим определением стоит образ государства-хищника – “загребущей руки”, которая с целью удовлетворения личных интересов политиков, высокопоставленных чиновников и бюрократов отбирает средства у компаний. С этой точки зрения традиционные рекомендации относительно политики борьбы с коррупцией и повышения эффективности государственного управления ограничиваются уменьшением роли государства в экономике. В данной статье, которая основывается на результатах исследования государственного управления, проведенного совместно Европейским банком реконструкции и развития и Всемирным банком, мы концентрируем внимание на роли компаний в распространении такого явления, как коррупция. Это смещение акцентов оказывает значительное влияние на политику.

На основе полученных в ходе исследования результатов можно предположить, что вопреки традиционным представлениям о коррупции, называемой административной (или бюрократической), как об эксплуатации компаний бюрократами (которые могут сделать функционирование компаний фактически невозможным), многие компании активно используют в качестве альтернативной стратегии практику незаконных и непрозрачных частных выплат должностным лицам или политикам для извлечения взаимной выгоды. Эта альтернативная стратегия, которую мы назвали “захватом” (“скупкой”) государства компаниями, становится наиболее характерной чертой процесса трансформации в некоторых странах, что иллюстрируют представленные выше цитаты из выступления лидера одной из стран и статьи в Financial Times, написанной известным обозревателем процесса трансформации.

В данной статье мы также приводим новые доказательства того, что, в отличие от административной коррупции, компании имеют значительные стимулы для упорного продолжения “скупки государства”. Личные выгоды, получаемые компаниями-скупщиками, очень затрудняют искоренение этого типа коррупции. Таким образом, в результате смещения акцента на проблему “скупки государства” мы делаем достаточно разные рекомендации относительно действий по борьбе с коррупцией в странах с переходной экономикой.

ИЗМЕРЕНИЕ МАСШТАБОВ АДМИНИСТРАТИВНОЙ КОРРУПЦИИ И “СКУПКИ ГОСУДАРСТВА”

Измерение и анализ таких явлений, как административная коррупция и “скупка государства”, основываются на данных Исследования условий предпринимательства и показателей работы предприятий, проведенного в середине 1999 года. Это исследование на уровне компаний проводилось по заказу ЕБРР и Всемирного банка в 22 странах с переходной экономикой с целью проанализировать препятствия, возникающие в процессе формирования новой деловой среды.

Под административной коррупцией понимаются незаконные и непрозрачные частные выплаты, предоставляемые компаниями должностным лицам с целью обеспечить “скорректированное” (искаженное и произвольное) применение действующих норм и положений. Административная коррупция измеряется как доля годового дохода, которую компании обычно выплачивают чиновникам для “решения вопроса” (последняя колонка в Табл. 1). Приведенные в таблице результаты исследования говорят о значительных расхождениях в уровне неофициальных платежей среди стран с переходной экономикой: этот показатель лежит в диапазоне от 1,1% от валового дохода компаний Хорватии практически до 6% в Азербайджане. Поскольку этот показатель представляет собой долю валового дохода, а не прибыли, можно сделать вывод, что на взятки уходит существенная часть чистой прибыли компаний большинства стран с переходной экономикой.

Благодаря этому исследованию впервые стало возможным измерить размеры “скупки государства”. В отличие от административной коррупции “скупка государства” определяется как способность компаний воздействовать на процесс формирования государственными институтами основных “правил игры” (законов, указов, норм и положений) путем предоставления частных выплат должностным лицам.

Для определения индекса “скупки государства” (см. Табл. 1) опрошенным фирмам было предложено оценить степень влияния на их деятельность таких форм коррупции:

-продажа частным группам интересов голосов парламентариев при голосовании по законам;

-продажа указов президента частным группам интересов;

-нецелевое использование средств центральным банком;

-продажа судебных решений при рассмотрении уголовных дел;

-продажа судебных решений при рассмотрении гражданских дел;

-взносы, предоставляемые частными группами интересов политическим партиям и на проведение избирательных кампаний.

Страны с переходной экономикой можно разделить на две группы: страны с высокой степенью скупки и страны с низкой (или средней) степенью скупки. Сравнивая несколько последних колонок в Табл. 1, следует обратить внимание на то, что вовсе необязательно существует тесная связь между административной коррупцией и “скупкой государства” на национальном уровне (например, см. разрыв между этими формами коррупции в Беларуси, Болгарии, Латвии, России, Узбекистане и Хорватии). Это доказывает важность разделения коррупции на несколько основных составляющих. Группа стран с низкой и средней степенью “скупки государства” включает: Албанию, Армению, Беларусь, Венгрию, Казахстан, Литву, Польшу, Словению, Узбекистан, Чехию и Эстонию. Это сочетание стран кажется необычным, так как в группу вошли наиболее продвинутые и наиболее отстающие с точки зрения политических и экономических реформ страны. Неудивительно, что в таких странах, как Беларусь и Узбекистан, где практически не была проведена приватизация, частный сектор остается незначительным и по-прежнему действуют важные элементы административно-командной системы, частные компании просто не имеют возможности “скупить государство”, поскольку наследие прошлого позволяет государству сохранять свой контроль.

В то же время страны, которые дальше всех продвинулись по пути реформ (например, Венгрия и Польша), добились значительного прогресса в либерализации экономики, усилении подотчетности чиновников и развитии политической конкуренции, то есть создали некоторые ограничения для попыток “захвата государства”, предпринимаемых могущественными компаниями. К странам с высокой степенью “скупки государства” относятся Азербайджан, Болгария, Грузия, Латвия, Кыргызстан, Молдова, Россия, Румыния, Словакия, Украина и Хорватия. Можно считать, что большинство стран этой группы провели частичные реформы на пути политической и экономической трансформации. Достигнув в целом значительных успехов в либерализации и приватизации, эти страны добились гораздо более скромных результатов в проведении сопутствующих институциональных реформ, призванных укрепить законодательную и регуляторную базу, необходимую для развития рынков.

 Таблица 1. Скупка государства и административная коррупция, по странам
 

Более того, если в большинстве из них были приняты основные правила демократических выборов, то во многих странах сохраняется обеспокоенность в связи с концентрацией политической власти, сдерживанием политической конкуренции, а также ограничением участия общественности в процессе принятия государственных решений. Исходя из результатов исследования, можно утверждать, что феномен “захвата государства” будет как раз процветать в среде, где проведена лишь частичная экономическая и политическая либерализация. Действительно, как показано на графике 1, в странах с очень низким уровнем гражданских свобод, где государство сохраняет за собой функцию контроля над экономикой, возможности “захвата государства” ограничены. В условиях же полных гражданских свобод, когда гражданское общество является развитым и активно контролирует политиков и государственных чиновников и оказывает на них давление, степень “захвата экономики” небольшая (по разным причинам). В отличие от этих двух крайних ситуаций, страны с частичными гражданскими свободами характеризуются огромным масштабом “скупки государства”.

ЧТО СТИМУЛИРУЕТ КОМПАНИИ “СКУПАТЬ ГОСУДАРСТВО”

Нет необходимости говорить, что проблема “скупки государства” напрямую зависит от поведения компаний. Хотя благодаря прессе именно образ могущественного олигарха олицетворяет “захват государства”, мы обнаружили удивительный факт, что “скупка государства” также ассоциируется со многими компаниями-новичками. Эти компании используют методы “скупки государства” частично для компенсации ненадежности своих прав собственности и отсутствия стратегии конкурентной борьбы со старыми влиятельными компаниями. Кроме всего прочего, “скупка государства” позволяет компаниям-новичкам приобретать у государства “индивидуальный подход” к защите своих прав собственности. Как оказалось, в странах, которые мы называем “скупленными экономиками”, то есть где появился большой рынок рентообразующих преимуществ, которыми могут воспользоваться определенные компании путем покупки законов, положений или указов у политиков и чиновников, показатели прироста объемов реализации компаний-скупщиков значительно лучше по сравнению с другими компаниями.

В то время как подобные преимущества дают отдельным фирмам-скупщикам значительные частные выгоды, они оборачиваются значительными общественными затратами (см. график 2). Как показывают два последних ряда графика, обычно предприятия, действующие в условиях “скупленной экономики”, имеют намного худшие показатели работы, чем предприятия, действующие в экономике с низкой степенью скупки (“нескупленной экономике”), и это несмотря на особые частные выгоды, извлекаемые компаниями-скупщиками. Мы также обнаружили, что “скупленная экономика” характеризуется наименьшей степенью защиты прав собственности – “скупка государства” позволяет нескольким компаниям получить “особую” защиту своих прав собственности, но в результате подрывается система, гарантирующая права собственности и соблюдение договорных обязательств для остальных фирм. Это порождает порочный круг: все больше компаний имеют стимулы для использования методов “скупки государства” с целью защиты своих прав и интересов.

В отличие от частных выгод, получаемых компаниями благодаря “скупке государства” в условиях “скупленной экономики”, в странах с незначительной степенью “скупки экономики” компании-скупщики имеют намного худшие показатели роста продаж, чем другие компании (см. график 2). В странах с низкой степенью скупки компании, предпочитающие использовать стратегию “захвата государства”, не превосходят компании, которые придерживаются стратегии, ориентированной на рынок. Неблагоприятное влияние “захватнического” поведения компаний на общую деловую среду является более ограниченным и приводит к меньшим общественным затратам.

Также в отличие от частных выгод “захватчиков” в условиях “скупленной экономики” компании, вовлеченные в административную коррупцию, не получают частных выгод от незаконных выплат, что также продемонстрировано на графике 2. Эти результаты по административной коррупции совпадают с понятием “загребущей руки” государства. Широкие полномочия политиков и чиновников в применении официальных норм и положений определяют характер их отношений с предприятиями и, следовательно, размеры взяток. В случае же с менее часто встречающимся, но намного более опасным феноменом “скупки государства” компании должны сделать стратегический выбор: вступать или не вступать в сговор с должностными лицами для покупки законов и политики правительства.

 
 

ДРУГИЕ ФОРМЫ КОРРУПЦИИ И ВЛИЯНИЯ

В отчете о проведенном исследовании ударение делается на феномене “скупки государства” в странах с переходной экономикой, но мы уделяем достаточное внимание и другим способам влияния компаний на государство. Благодаря своей власти или связям некоторые компании могут оказывать влияние на государство (и, следовательно, извлекать выгоду), не предоставляя взятки должностным лицам. Действительно, привилегированное положение многих влиятельных фирм-ветеранов (к которым относятся большие государственные предприятия, директора которых давным-давно могли вступить в сговор с чиновниками для защиты положения своих компаний) вынуждает некоторые новые компании “покупать” законы с целью повышения своей конкурентоспособности и обеспечения защиты своих прав собственности. Компании-новички прибегают к методам “скупки государства” с единственной целью — противостоять влиятельным компаниям-ветеранам, которые надежно защищены. В ходе исследования было выяснено, что существует целая каста компаний-ветеранов, которые обладают значительной властью и не нуждаются в покупке законов, норм и положений, а также государственной политики.

Благодаря этому эмпирическому исследованию мы представляем очевидное доказательство значения коррупции, вызываемой государственными закупками. Под этим типом коррупции мы понимаем предоставление компаниями взяток государственным чиновникам для получения правительственных контрактов. Это часто используемый способ влияния. Проводя исследование в странах с переходной экономикой, мы выяснили, что фирмы, выбирающие стратегию поиска ренты, которая предполагает предоставление взяток в обмен на государственные заказы, получают более высокие прибыли по сравнению с остальными компаниями.

КАК БОРОТЬСЯ С КОРРУПЦИЕЙ В УСЛОВИЯХ “СКУПЛЕННОЙ ЭКОНОМИКИ”?

Правительства стран с переходной экономикой должны сконцентрироваться на стратегиях разрешения проблем “скупки государства” и коррупции, вызванной крупномасштабными госзакупками. Живучесть этих проблем связана со значительными стимулами для компаний к вступлению в сговор с чиновниками. В этом случае традиционные рекомендации по экономической и торговой либерализации для искоренения административной коррупции недостаточны.

 График 1. Скупка государства и гражданские свободы
 

Там, где “скупка государства” уже привела к искажению процесса реформ и обусловила создание (или сохранение) монополистических структур, которые поддерживаются могущественными политическими группами интересов, задача представляется особенно непростой. Успех будет зависеть от роли политических лидеров. В то же время большое значение имеет воплощение в жизнь стратегий, направленных на активное развитие конкуренции, а также облегчение вхождения в рынок, что позволит новым компаниям конкурировать с влиятельными компаниями-ветеранами. Такие действия приведут к повышению качества защиты прав собственности новых компаний, а также возможности этих компаний принимать участие в конкурсах по приватизации государственных активов или покупке имущества умирающих компаний. Через определенное время может появиться новая группа различных “небольших олигархов”, и благодаря конкуренции, например, между 30–50 влиятельными компаниями может быть уменьшено нынешнее искажение политики и законодательства, вызванное “скупкой государства”.

При выработке стратегии реформ внимание следует сосредоточить на рассмотрении того, как компании взаимодействуют с государством. Участие общественности в процессе принятия правительственных решений имеет большое значение для обеспечения набора сдержек и противовесов, необходимого для повышения прозрачности этих отношений и их направленности на выгоды для всей экономики. Помимо всего прочего, необходимо сделать открытой информацию о негативных последствиях практики “скупки государства” как для национальной экономики, так и для населения, и широко распространять эту информацию среди общественности, неправительственных организаций и групп, поддерживающих реформы.

 График 2. Частные и социальные издержки \\\ 

Политики должны обдумать способы обеспечения прозрачности реформ, которые уже распространены во многих странах Латинской Америки и ОЭСР: например, общественные слушания по установлению “правил игры” относительно крупных правительственных контрактов и контроль со стороны неправительственных организаций за проведением конкурсов по государственным закупкам. К повышению прозрачности приведет и периодическое обязательное публичное оглашение информации о государственных активах и источниках формирования доходов, а также усиление подотчетности чиновников.

Продолжающееся развитие сети Интернет и наукоемких услуг может ускорить появление новой группы потенциально могущественных предпринимателей. Интернет делает возможным широкое распространение данных о коррупции и “скупке государства”, тем самым демонстрируя значимость проблемы, и формирует общественное мнение. Интернет также должен позволить провести быстрое и широкое сведение законов в кодексы и обеспечить открытость информации о результатах голосования в парламенте, таким образом, ускорить выявление потенциальных конфликтов интересов между законодателями и деловой элитой.

Интернет также предлагает совершенно новые способы увеличения прозрачности и снижения коррупции и издержек, связанных с государственными закупками. Местные неправительственные организации могут периодически проводить всесторонние диагностические исследования “скупки государства” и коррупции, вызванной государственными закупками, и распространять полученные результаты, уделяя больше внимания размерам и формам этих явлений в разных институтах и отраслевых группах.

1 Исследование проводилось в форме посещений и непосредственных опросов директоров или владельцев компаний в период с июня по август 1999 года. В большинстве стран были опрошены представители 125 – 150 компаний, в трех странах численность выборки была большей: Украина и Польша — по 250 компаний, Россия — 550 компаний. Выборка обеспечила достаточную репрезентативность внутренней структуры предприятий: были предусмотрены определенные квоты на основании размера, отрасли, местонахождения и экспортной ориентации. (См. статью “Результаты исследования ЕБРР и Всемирного банка свидетельствуют о панибратских отношениях между государством и предприятиями”, журнал “Трансформация”, декабрь 1999 года, с. 6, а также “Measuring governance, State Capture and Corrruption” на Web-странице Всемирного банка в сети Интернет: http://worldbank/org/wbi/ governance/.

СПОСОБСТВУЮТ ЛИ ИНОСТРАННЫЕ КОМПАНИИ ПРОЦВЕТАНИЮ В ПЕРЕХОДНЫХ ЭКОНОМИКАХ

В странах с развивающейся экономикой прямые иностранные инвестиции (ПИИ) играют все более важную роль. В то время как в Восточной Европе и бывшем Советском Союзе одни страны с переходной экономикой привлекли значительные объемы иностранных инвестиций, другие страны получали от зарубежных инвесторов совсем незначительную поддержку. С 1994 по 1999 год общие притоки инвестиций в Польшу составили $20 млрд., Чехию — $13 млрд., Венгрию — $12 млрд. Согласно данным Европейского банка реконструкции и развития, за тот же период такие страны, как Армения, Беларусь, Грузия, Таджикистан и Узбекистан привлекли не более $1 млрд. каждая. В течение этих пяти лет ПИИ на душу населения в Беларуси, Кыргызстане, Молдове, Российской Федерации, Узбекистане и Украине составляли примерно $20 ежегодно, в то время как в Венгрии и Чехии этот показатель в среднем равнялся $200, а в Польше и Словении — $100.

Несмотря на наличие богатых природных ресурсов, такие страны, как Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркменистан привлекли намного меньшие объемы ПИИ, чем это было бы в условиях более эффективного государственного управления. В ходе исследования, проведенного в 22 странах с переходной экономикой, было обнаружено, что не только контроль над природными богатствами влияет на объемы иностранных инвестиций. Утверждение о том, что коррупция отпугивает иностранных инвесторов, само по себе не ново.

 
 

В нашем исследовании мы хотели рассмотреть взаимоотношения между притоками ПИИ и коррупцией с нетрадиционной точки зрения, в частности, связь между объемами ПИИ на душу населения и размахом административной коррупции в высших эшелонах власти, под которой понимается практика взяточничества при заключении больших правительственных контрактов. Наибольшее внимание мы уделили следующему вопросу: какими легальными или нелегальными способами предприятия могут воздействовать на правительство. Мы постарались рассмотреть вопросы государственного управления, коррупции и влияние на политику с разных точек зрения и разложить эти общие понятия на конкретные компоненты. В частности, мы проанализировали, какими легальными (например, лоббизм) или нелегальными (коррупция) способами иностранные инвесторы пытаются воздействовать на правительство.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ЧЕРЕЗ КОРРУПЦИЮ

В нашем исследовании рассматривается три типа коррупции: административная коррупция (предоставление взяток чиновникам для уклонения от выполнения норм и положений закона), “скупка” государства (продажа законов и политики корпорациям), а также коррупция, вызываемая государственными закупками (предоставление неофициальных платежей чиновникам для получения выгодных правительственных контрактов). Мы также исследуем легальные методы воздействия на процесс выработки государственной политики (такие, как лоббизм). В результате мы приходим к заключению, что ТНК, как и отечественные компании, дают взятки чиновникам и пытаются “скупить” государство. Существует вероятность, что ТНК, головные офисы которых расположены за рубежом, более всех других компаний вовлечены в коррупцию, связанную с государственными закупками.

 График 3. Взятки как процент от прибыли компаний в переходных экономиках, по регионам
 

ПИИ и административная коррупция. Как мы отмечали выше, взятки должностным лицам обычно не окупаются. В большинстве случаев все вовлеченные в практику административной коррупции предприятия (с иностранными инвестициями и без них) привлекают меньше инвестиций и имеют меньший товарооборот, чем не вовлеченные в коррупцию предприятия. Тот факт, что во многих странах большинство предприятий все еще использует инструменты административной коррупции, говорит об огромном давлении на них со стороны местных чиновников.

В среднем ТНК отдают такую же долю своих доходов в руки местных бюрократов в виде взяток, что и местные компании без иностранных инвестиций. Однако между группами стран существует значительная разница в масштабах административной коррупции (см. график 3). Функционирующие в странах Центральной и Восточной Европы или в государствах Балтии предприятия с иностранными инвестициями в гораздо меньшей степени вовлечены в административное взяточничество, чем такие же предприятия в странах СНГ. Особенно часто дают взятки те предприятия, головной офис которых расположен не за границей, а в одной из стран СНГ.

 График 4. Доля компаний, задействованных в \\\ 

ПИИ и “скупка” государства. “Скупка” государства является одной из наиболее “злокачественных” форм коррупции во многих странах с переходной экономикой. “Скупая” государство, предприятия пытаются извлечь как можно больше выгод и “скорректировать” государственную политику (законы, нормы и положения) в свою пользу. Есть все основания полагать, что “скупка” государства достигает значительных масштабов именно в тех странах, где нет достаточных гарантий соблюдения прав собственности и сдерживаются экономическая либерализация и развитие конкуренции. Частичная либерализация гражданского общества и СМИ также ограничивает возможность предприятий одновременно легально и эффективно контролировать государственную деятельность и вынуждает их прибегнуть к “скупке”.

Несмотря на то, что предприятия с иностранными инвестициями должны соблюдать более строгие правила ведения бизнеса, они используют инструменты “скупки” государства не менее активно, чем местные компании без этих инвестиций. Как правило, ТНК, головной офис которых расположен в стране функционирования, а не за границей, в большей степени вовлечены в государственную коррупцию (см. график 4).

 График 5. Доля компаний, предоставляющих взятки для получения правительственных контрактов, %
 

ПИИ и коррупция, вызываемая госзакупками. Компании с иностранными инвестициями, головной офис которых находится за рубежом, чаще всех предоставляют неофициальные платежи должностным лицам для заключения выгодных правительственных контрактов (см. график 5). Они в большей степени вовлечены во взяточничество, чем фирмы без иностранных инвестиций или транснациональные корпорации с головным офисом в стране функционирования.

Результаты нашего исследования ставят под сомнение, по крайней мере в случае стран с переходной экономикой, эффективность международных антикоррупционных соглашений и добровольно принятых транснациональными корпорациями обязательств сократить коррупцию. Имеющиеся данные (хотя и основанные на небольшой выборке по каждой стране – источнике ПИИ и не исключающие возможность некоторой статистической погрешности) опровергают предположение о том, что международные законы о запрете дачи взяток (например, американские законы, действующие на протяжении нескольких десятилетий) обеспечивают соблюдение транснациональными корпорациями деловой этики высоких стандартов добросовестных методов работы при получении контрактов иностранных правительств. Возможно, о неэффективности конвенции ОЭСР по борьбе со взяточничеством государственных чиновников при совершении сделок в области международных экономических отношений говорить пока рано, так как она вступила в силу не так давно. Однако пример ТНК из США заставляет делать пессимистические выводы. Несмотря на то, что на американские корпорации уже более 20 лет распространяется Закон о коррупции за рубежом, они не отличаются большей порядочностью, чем местные компании или ТНК из других стран (см. график 6). Даже при условии правильного выполнения всеми странами всех пунктов конвенции ОЭСР невозможно гарантировать, что многосторонние и согласованные действия в рамках данного соглашения окажутся более эффективными для сокращения коррупции.

Положительной стороной международных законов против взяток является то, что они учитывают интересы потенциальных инвесторов. ТНК и иностранные инвесторы, скорее всего, не захотят вкладывать свои капиталы в страны с неэффективным государственным управлением и масштабной коррупцией. Сокращение притоков ПИИ может косвенно привести к улучшению системы государственного управления.

ПИИ и влияние. В странах СНГ компании с прямыми иностранными инвестициями, как правило, вовлечены в коррупцию. В странах Балтии и Центральной и Восточной Европы компании, особенно ТНК с центральным офисом, расположенным в принимающей стране, предпочитают оказывать воздействие на правительство (см. график 7). Конкретные примеры подтверждают, что оказывающие на правительство давление компании получают более высокие прибыли и привлекают более значительные инвестиции по сравнению с компаниями, которые не используют инструменты воздействия.

СОКРАЩЕНИЕ ШИРОКОМАСШТАБНОЙ КОРРУПЦИИ

Причины и последствия распространения коррупции становятся все более понятными, чего нельзя сказать о причинах “живучести” этого явления. Анализ процесса “скупки” государства и предоставления взяток выявил наличие мощных стимулов для осуществления подобной незаконной деятельности. В “скупленных экономиках”, где существуют целые системы “скупки” политики и законов, компании-скупщики извлекают значительные выгоды в отношении своей деятельности и соблюдения прав собственности (по сравнению с общим низким уровнем защищенности прав собственности). Поиск личной выгоды приводит к коррупции, вызванной государственными закупками.

Таким образом, и местные предприятия, и компании с участием ПИИ одинаково извлекают выгоды от “скупки” государства и госзаказов. Данная форма коррупции (особенно в сравнении с незначительной административной коррупцией) является наиболее пагубной для развития экономики. Вопросы борьбы со “скупкой” государства представляются наиболее трудными и важными.

Было бы наивно полагать, что предприятия не будут пытаться каким-либо образом воздействовать на государственную политику и законодательство, регулирующие их деятельность. В условиях развитой рыночной экономики предприятия действительно могут разными способами влиять на государственную политику.

Наше исследование подчеркивает тот факт, что в странах с переходной экономикой компании также прибегают к воздействию на государство, но осуществляют его в основном нелегальными способами, что приводит к пагубным социально-экономическим последствиям.

 График 6. Доля компаний, предоставляющих взятки для получения правительственных контрактов, по стране происхождения ПИИ
 

Политики могут предпринять ряд мер по борьбе с коррупцией, в частности, в сфере госзаказов. Во-первых, они должны сделать отношения между государством и предприятиями с ПИИ более прозрачными. Для этого необходимо:

-освещать в сети Интернет результаты встреч между представителями компаний с ПИИ и выборными чиновниками (для того, чтобы сделать процесс лоббизма более прозрачным);

-добиваться более прозрачных процедур финансирования политических партий;

-поддерживать создание консультативных агентств по вопросам иностранных инвестиций, а также иностранных бизнес-клубов и ассоциаций (для того, чтобы обеспечить ТНК альтернативным инструментом воздействия на политический процесс и развивать диалог между конкурентами);

-организовать группы, в которые войдут представители иностранных бизнес-ассоциаций и других групп гражданского общества. Эти группы будут наблюдать за процессом проведения конкурсов по продаже государственных предприятий и заключения широкомасштабных контрактов между компаниями с иностранными инвестициями и правительством;

-регулярно наблюдать за корпоративной деятельностью компаний с ПИИ и распространять данные о ней, а также освещать негативные социально-экономические последствия нелегальной деятельности фирм;

-объединить в коалицию предпринимателей, правительственных реформаторов, представителей законодательных органов и средств массовой информации для совместных усилий по улучшению системы государственного управления. Институт Всемирного банка всячески содействует созданию подобных коалиций и распространению знаний: организует семинары, участники которых обсуждают вопросы взаимосвязи между корпоративной ответственностью и государственным управлением.

 График 7. Доля компаний в переходных экономиках, которые оказывают влияние на политику
 

Во-вторых, для обеспечения всеобщей прозрачности правительства могут осуществить следующие совместные меры:

-усилить наблюдение и одновременно разработать международные инициативы для совместной работы национального правительства, законодательных органов, общественных организаций, местных предприятий и международного финансового и инвестиционного сообщества;

-распространить практику Всемирного банка, публично разоблачающего компании, которые для получения правительственных контрактов предоставляют должностным лицам неофициальные платежи;

-поддерживать работу таких международных неправительственных организаций, как Transparency International и Международная торговая палата, обеспечивать консультирование компаний по вопросам разработки кодексов ведения бизнеса, запрещающих взяточничество;

-распространять информацию о положительных примерах соблюдения ТНК корпоративной ответственности и деловой этики.

В-третьих, политики могут разработать специальные программы по борьбе с коррупцией:

 
 

-национальная стратегия по борьбе с коррупцией должна учитывать политические и экономические особенности процесса “скупки” государства и других форм коррупции. Особое внимание следует уделить процессам демонополизации, развитию конкуренции, защите прав собственности, а также дополнительным реформам государственного сектора;

 
 

-необходимо учитывать интересы и потребности гражданского общества, конкурентоспособных средств массовой информации и законодательных органов.

 

Материал из бюллетеня

«Трансформация» (Издание ЕБРР/Всемирного банка и Института Уильяма Дэвидсона), № 2-3, 2000. Киев.

Публикуется с разрешения Е. Егоровой, редактора бюллетеня «Трансформация».

  • Общество и коррупция


Яндекс.Метрика