Проблемы развития Федеративных отношений, национальной и миграционной политики

Блохин А.В.

Министерство по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации осуществляет деятельность непосредственно и через свои территориальные органы, основываясь на взаимодействии с Полномочными представителями Президента Российской Федерации, на координации усилий с другими федеральными органами, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления. Наше взаимодействие направлено на решение задач, среди которых участие в разработке и проведении государственной политики в области федеративных и национальных отношений, местного самоуправления и миграционных процессов, содействие реализации экономических, социальных и этнокультурных интересов коренных малочисленных народов, участие в формировании правовых, организационных и социально-экономических основ федеративных и национальных отношений.

 А.В. Блохин
 

В сфере федеративных отношений главной задачей территориальных подразделений Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации является участие и содействие решению трех основных проблем, связанных с разграничением полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации федеральных округов; состоянием законодательства субъектов Российской Федерации в федеральных округах; особенностями механизма реализации конституционных положений РФ о единстве системы государственной власти.

Проблема разграничения полномочий актуальна главным образом для сферы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Необходимо стремиться к тому, чтобы по каждому предмету совместного ведения полномочия и ответственность были строго распределены, исключая какое-либо их дублирование и конкуренцию. Юридически эта проблема может и должна решаться с помощью федеральных законов и договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Министерство по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации по согласованию с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и ГГПУ Президента Российской Федерации разработало предложения о том, какую позитивную роль в этом процессе могут сыграть соглашения о передаче осуществления части полномочий, заключаемых между федеральными и региональными органами исполнительной власти. Концептуально важно, чтобы приоритет в решении этой проблемы был отдан федеральным законам. К сожалению, подавляющее большинство таких законов, особенно по предметам совместного ведения, не принято. Причина такого положения вещей во многом видится в отсутствии координации федерального и регионального законотворчества. И обусловлено оно тем, что субъекты Российской Федерации, точнее, их законодательные органы государственной власти, слабо используют предоставленное право законодательной инициативы в Государственной Думе.

Что касается договорного процесса, то подписанные договоры и соглашения не должны противоречить Конституции Российской Федерации и Федеральному закону от 24 июня 1999 г. № 119-ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации». В соответствии с этим Законом, действующие договоры и соглашения подлежат приведению в соответствие с требованиями федерального законодательства в течение трех лет со дня его вступления в силу, то есть в срок до 30 июля 2002 года.

Следует отметить, что в Уральском округе содержание принимаемых нормативных правовых актов также не во всем согласуется с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Тем не менее, идет активный процесс исправления подобного положения. И уже в основном приведены в соответствие с федеральными нормами Конституции и уставы субъектов Российской Федерации. Хотя в этих вопросах поле для приложения усилий остается еще достаточно большим.

Эффективное решение этого блока вопросов непосредственно связано с совершенствованием механизма ре-ализации конституционных положений о единстве системы государственной власти. Важно заметить, что федеративное устройство России ни в коем случае не отрицает этот принцип.

Развитие федеративных отношений в сфере экономики

Обеспечение государственной и территориальной целостности страны требует последовательной реализации конституционных принципов построения федеративных отношений в экономике, укрепления единства вертикали исполнительной власти, повышения ответственности всех уровней власти за реализацию закрепленных за ними функций и полномочий.

Согласованные усилия и взаимодействие всех уровней власти должны базироваться на принципе взаимных обязательств каждого из них и исключать возможность принятия односторонних решений в пользу одних субъектов федеративных отношений за счет других.

Конституцией Российской Федерации установлены важнейшие сферы общественных отношений, регулирование которых отнесено к компетенции Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (предметы совместного ведения). Однако федеральных законов, разграничивающих полномочия различных уровней государственной власти по каждому предмету совместного ведения, пока недостаточно, а часть положений действующих федеральных законов сформулирована нечетко. В связи с этим разграничение предметов ведения и полномочий между уровнями власти осуществляется на договорной основе.

В области экономики такая работа по конкретизации и обеспечению выполнения взаимных обязательств различных уровней власти, расширению их компетенции должна быть сосредоточена, на наш взгляд, на следующих направлениях:

— собственность и природопользование;

— развитие реального сектора экономики и социальной сферы;

— оптимизация финансовых и межбюджетных отношений;

— координация внешнеэкономической и инвестиционной деятельности.

Регулирование отношений собственности

— это конкретизация статуса и перечня объектов федеральной государственной собственности; повышение экономического эффекта отиспользования госсобственности и распределение доходов между всеми уровнями власти; создание механизмов управления пакетами акций, принадлежащих государству.

Вопросы природопользования подразумевают реальное обеспечение принципа «совместного ведения» Российской Федерации и ее субъектов; повышение эффективности управления объектами природопользования и обеспечение единого государственного контроля за этим процессом; совершенствование системы платежей за пользование недрами и природными ресурсами; оптимизация распределения экономического эффекта от природопользования между всеми уровнями бюджетной системы.

 
 

Развитие производственной сферы предусматривает повышение роли регионов в планировании развития предприятий и организаций, расположенных на их территории; развитие среднего и малого предпринимательства; обеспечение приоритетной государственной поддержки и восстановления отраслей и подотраслей экономики, работа которых в условиях их частичного разгосударствления остается на местах главной предпосылкой стабилизации и роста производства и занятости.

Уральский федеральный округ выделяется наиболее развитой по России нефте-, газо- и горнодобывающей промышленностью. Здесь же сосредоточено около 27% марганцевых руд, запасы железных руд, серебра, золота, добывается свинец, никель, уголь, широко развита камнедобыча. Безусловным лидером в экономике региона является добыча газа – 92% от общероссийской добычи, и нефти – 65%. Однако Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция сегодня действует в режиме «падающей добычи». На сегодня более 200 месторождений, по которым были получены лицензии, простаивают в связи с нехваткой средств, в первую очередь, на оснащение производства современной технологией.

Доля Уральского федерального округа в сумме ВРП регионов России по данным за 1997 год составляла около 15%. По темпам роста объемов промышленного производства за 2000 год (109,5%) округ занимает пятое место среди федеральных округов. При этом за прошедший год рост промышленного производства превышал российский показатель (109,0%) в Свердловской (116,0%) и Челябинской (116,0%) областях. В остальных субъектах Уральского ФО прирост промышленности был ниже российского уровня.

86,7% промышленного производства Уральского ФО сосредоточены в трех регионах – Ханты-Мансийском АО, Свердловской и Челябинской областях (причем, на Ханты-Мансийский АО приходится 46,3%), в двух регионах – Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах — сосредоточено 78,7% инвестиций в основной капитал. В сферу повышенного интереса иностранных инвесторов входит Челябинская область, которая концентрирует 63,1% иностранных инвестиций в Уральском ФО.

За 2000 год произошло снижение производства се-льскохозяйственной продукции в хозяйствах всех категорий округа на 3.8%, это снижение определялось падением производства продукции растениеводства на 9,6%. В целом по Уральскому федеральному округу рост производства продукции животноводства был выше, чем в среднем по России (100,6%) и составил 102,4%.

О наметившейся тенденции к оздоровлению социально-экономической ситуации в регионах Уральского федерального округа говорит сокращение численности безработных на 13,6% (декабрь 2000 года к декабрю 1999 года). В декабре 2000 года уровень безработицы в среднем по Округу был немного ниже российского показателя — 1,3% против 1,4% (к экономически активному населению).

Самый высокий уровень безработицы наблюдался в Ямало-Ненецком (2,1%) и Ханты-Мансийском (1,9%) автономных округах, самый низкий — в Тюменской (0,7%) и Челябинской (0,9%) областях. Коэффициент напряженности на рынке труда (соотношение числа безработных и вакантных рабочих мест) в четырех регионах Уральского ФО был выше или на уровне российского показателя (1,6 человека на вакансию), самый высокий показатель отмечался в двух субъектах: Челябинская область (2,7 человека на вакансию) и Ямало-Ненецкий АО – 2,6 человека.

Развитие социальной сферы — это выработка общих норм поведения Федерации в отношении всех граждан Российской Федерации; достижение большинством субъектов Федерации и муниципальных образований финансовой самостоятельности в осуществлении собственных социальных функций в рамках предметов их ведения; закрепление конкретных видов доходов за бюджетами субъектов Федерации и местного самоуправления в размерах, гарантирующих выполнение ими социальных задач.

Оптимизация межбюджетных отношений предусматривает, прежде всего, укрепление финансовой базы субъектов Федерации и муниципальных образований; урегулирование и нормативное закрепление расходных полномочий (компетенции) и повышение ответственности за их финансирование из бюджетов всех уровней; оптимизация распределения налоговых поступлений, координация всех финансовых потоков, осуществление мер адресно дифференцированной федеральной поддержки в отношении «проблемных» и «относительно благополучных» территорий или отдельных объектов; поддержка и оказание помощи регионам с особо сложными природно-климатическими условиями;

За счет налоговых платежей субъектов, входящих в Уральский федеральный округ, в 2000 году формировалось 15,8% налоговой составляющей федерального бюджета (на 1.01.2000 года – 13,5%). Поступление налоговых платежей в федеральный бюджет от субъектов, входящих в федеральный округ, за 2000 год увеличилось по сравнению с 1999 годом в два раза, а поступление трансфертов в бюджеты регионов из федерального бюджета уменьшилось в 1,6 раза. Собственными доходами бюджетов субъектов Российской Федерации было профинансировано в 2000 г. более 75% расходов в пяти регионах. Самый низкий уровень этого показателя составил 61,6% (Курганская область).

В федеральном законе «О федеральном бюджете на 2001 год» по статье 37 из Федерального фонда финансовой поддержки субъектов Российской Федерации регионам, входящим в Уральский федеральный округ, предусмотрено выделить 1540,6 млн. рублей дотаций на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности субъектов, что составляет 1,67% суммы финансовой помощи субъектам Федерации на эти цели.

Развитие инвестиционной и внешнеэкономической деятельности — это реализация национальных приоритетов (включая обеспечение национальной безопасности страны) и, прежде всего, — согласование федеральных и региональных приоритетов инвестиционной политики, формирование в субъектах Федерации условий, необходимых для привлечения иностранных инвесторов; безусловное обеспечение имущественной и финансовой ответственности Федерального центра и субъектов Федерации за принимаемые решения и обязательства, приведение внешнеэкономической деятельности субъектов Федерации в соответствие с конституционными нормами и федеральным законодательством; создание федеральной информационной базы данных о внешнеэкономической деятельности на основе новейших компьютерных технологий; обоснованное создание свободных экономических зон и расширение практики приграничной (прибрежной) торговли на базе принятия соответствующего федерального законодательства.

По федеральной адресной инвестиционной программе на 2001 год объем государственных капитальных вложений, выделяемых регионам Уральского федерального округа по разделу «Промышленность, энергетика и строительство», определен в размере 156,1 млн. рублей. Кроме того, за счет дополнительных доходов предусмотрено выделение 59 млн. рублей.

Выше были отмечены основные направления укрепления экономических основ федеративных отношений. Действуя по этим направлениям, Россия может добиться практически значимых результатов, на деле аккумулировать все преимущества децентрализованного управления экономикой с широким использованием рыночных механизмов, обеспечить необходимые ресурсы для восстановления и выхода экономики страны из кризиса.

Сфера местного самоуправления

Одним из важных направлений работы Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации и, соответственно, его территориальных органов является реализация государственной политики в сфере местного самоуправления. Эта работа ведется особенно активно с момента принятия в 1995 году Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и утверждения Правительством Российской Федерации Федеральной целевой программы государственной поддержки местного самоуправления. Разработаны и приняты базовые законы («О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации», «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» и др.), сформированы органы местного самоуправления более чем в 12 тысячах муниципальных образований, развивается соответствующее законодательство в субъектах Российской Федерации, реализованы мероприятия названной Федеральной целевой программы.

Однако для становления полноценной местной власти предстоит разрешить ряд выявившихся в ходе реформы проблем методологического, правового, экономического, политического характера. До настоящего времени не сложился общепризнанный взгляд на местное самоуправление. Его трактуют и как форму общественной самоорганизации, не являющуюся частью государственного устройства России, и как прямую производную государственных органов. На самом деле речь должна идти об одном или нескольких уровнях публичной власти, полностью сходных по своей природе с государственной властью и отличающихся от нее только «подзаконностью», то есть деятельностью исключительно в тех пределах (сферы, права, обязанности, ресурсы), которые установлены законодательством. При этом в точно установленных пределах местная власть должна обладать достаточной самостоятельностью, что является условием эффективности ее деятельности.

Основой для формирования любого уровня публичной власти является наибольшая эффективность решения именно на этом уровне определенного круга задач, стоящих перед государством и обществом, либо значимых «подзадач». В целом перед государством, особенно в России в настоящий период, стоят три крупных группы задач: укрепление государственности (политические задачи), достижение стабильного экономического роста (экономические задачи), обеспечение комфортности жизни человека (социальные задачи). Как нам кажется, для местного уровня власти в связи с его особенностями, приоритеты должны быть расставлены в обратном порядке: социальные задачи, экономические задачи, политические задачи.

В части социальных задач, понимаемых, в широком смысле, как обеспечение комфортности жизни человека на местном уровне (что подтверждает зарубежная и имеющаяся российская практика), эффективно решаются проблемы обеспечения населения жильем, благоустройства территории, предоставления коммунальных услуг, услуг местного транспорта и связи, предоставления основного общего образования, минимально необходимого здравоохранения, создания условий для торгового, бытового, культурного обслуживания населения. Первоочередная приоритетность этого круга задач для местной власти вызвана соответствующими требованиями к ней со стороны населения и способностью местной власти оперативно и эффективно решать именно эти задачи с учетом местных условий.

В экономической сфере местная власть максимально «полезна» своей способностью привлекать невидимые с государственного уровня местные ресурсы (природные, человеческие, географические и любые другие), присущие только данному, так сказать, микротерриториальному уровню. В их привлечении местная власть заинтересована в силу потребности увеличения налоговой базы, заинтересованности в создании новых рабочих мест. При кажущейся малости таких ресурсов в целом по стране они составляют значительную величину. С этой точки зрения укрепление организационно обособленной, но значительно экономически и финансово зависимой от государства местной власти является одной из вершин в «треугольнике» уровней власти, обеспечивая ее баланс и устойчивость.

С формально-правовой точки зрения нет серьезных препятствий для реализации местной властью своего предназначения. Кроме того, уже сформированы все необходимые структуры и институты. Однако на практике этот «инструмент» работает малоэффективно и недостаточно востребован. Ощущается недостаточное понимание сути местной власти и ее возможностей, есть даже противодействие становлению местной власти в субъектах Российской Федерации, особенно в связи с необходимостью предоставления ресурсов на осуществление устанавливаемых полномочий. Влияет и слабая собственная экономическая и финансовая база, и неподготовленность кадров, а также непроработанность механизмов контроля над деятельностью местной власти, как со стороны государства, так и со стороны населения.

 
 

Государственная национальная политика

При этом вне поля деятельности последних не должна оставаться реализация Министерством по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации государственной национальной политики. Население Российской Федерации в настоящее время представляет 176 народов, для большинства из которых Россия является исторической и единственной родиной.

Государственное развитие Российской Федерации как многонационального, демократического, правового государства, обеспечение ее национальной безопасности и сохранение территориальной целостности возможны только в условиях межнационального мира и согласия. Многонациональность России всегда была ее богатством и уникальностью. Разумное и бережное распоряжение этим богатством — огромный потенциал единства и благополучия нашей страны. Духу содружества российских народов отвечает Концепция государственной национальной политики Российской Федерации, одобренная

постановлением Правительства Российской Федерации от 1 мая 1996 г. №547 и утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1996 г. №909. В настоящее время реализация Концепции государственной национальной политики Российской Федерации осуществляется в соответствии с Планом мероприятий на 2000-2001 гг., одобренным на заседании Правительства Российской Федерации 25 ноября 1999 г. По этому Плану на федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации возложены задачи по стабилизации этнополитической ситуации в стране, решению назревших проблем развития федеративных и национальных отношений, удовлетворению насущных этнических потребностей народов в сфере образования, культуры, развития средств массовой информации, достижению межэтнического согласия и сотрудничества путем согласованных действий органов власти всех уровней.

В целях создания законодательной базы, всесторонне обеспечивающей реализацию государственной национальной политики Российской Федерации в отношении всех народов и этнических групп, при активном участии Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации были разработаны и приняты федеральные законы «О национально-культурной автономии» (№74-ФЗ от 17.06.96 г.), «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (№82-ФЗ от 30.04.99 г.). Особо стоит отметить принятие «Единого перечня коренных малочисленных народов Российской Федерации». Исполняя положения Федерального закона «О национально-культурной автономии».

 
 

В настоящее время в Российской Федерации зарегистрированы 11 федеральных, свыше 300 региональных и местных национально-культурных автономий. НКА позволяет гражданам Российской Федерации, принадлежащим к различным национальным общностям, в частности, малочисленным, дисперсно расселенным по регионам народам, этническим меньшинствам решать вопросы сохранения и развития своей самобытности, традиций, языка, культуры, образования. Министерство осуществляет организационно-техническое содействие Консультативному совету по делам национально-культурных автономий при Правительстве Российской Федерации. В соответствии с законом консультативные межнациональные советы созданы при администрациях, правительствах большинства субъектов Российской Федерации.

Концепция государственной национальной политики Российской Федерации отмечает, что «межнациональные отношения в стране во многом будут определяться национальным самочувствием русского народа, являющегося опорой российской государственности». Это положение отражает историческую роль русского народа, составляющего около 84% населения Российской Федерации, который, в силу явно ошибочной традиции, ранее было не принято официально считать объектом национальной политики.

В Минфедерации России продолжается работа над проектом Концепции программы государственной поддержки традиционных направлений русской культуры в субъектах Российской Федерации, поддержки и развития культурных традиций и духовных ценностей русского народа. В частности, совместно с Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации были подготовлены и проведены парламентские слушания по этническим проблемам русского народа, регулярно проводятся встречи с русскими общественными объединениями.

Важное место в деятельности Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации занимает реабилитация репрессированных народов. В контексте решения этой задачи Минфедерации России обеспечивает работу Межведомственной комиссии по проблемам турок-месхетинцев, проживающих на территории Российской Федерации. В качестве государственного заказчика наше министерство участвует в реализации ряда федеральных целевых программ, направленных на осуществление государственной поддержки национально-культурного возрождения и развития народов России: «Развитие социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997-2006 годы», «Социально-экономическое развитие Республики Калмыкия и национально-культурное возрождение калмыцкого народа на 1997-2002 годы», «Государственная поддержка казачьих обществ на 1999-2001 годы» и других.

Мы уверены, что реализация Концепции — общегосударственная задача. В ее выполнении участвуют, наряду с федеральными органами исполнительной власти, органы власти субъектов Российской Федерации, местного самоуправления, национальные общественные объединения и национально-культурные автономии. Успешному выполнению Плана мероприятий по реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации мешает практически полное отсутствие финансирования из федерального бюджета. Вопреки положениям Федерального закона «О внесении изменений в приложение 3 к Федеральному закону «О бюджетной классификации» (№31-ФЗ от 02.03.98 г.), статья расходов на развитие федеративных и национальных отношений на протяжении нескольких лет так и не появилась в федеральном бюджете. До сих пор не возобновлена и деятельность Фонда национально-культурного развития народов России, приостановленная Правительством Российской Федерации во время экономической «встряски» в августе 1998 года.

Бремя финансирования мероприятий национальной политики в регионах России, особенно в сфере национально-культурного развития народов, лежит на органах государственной власти субъектов Российской Федерации. В бюджетах многих регионов, несмотря на экономические трудности, предусмотрены расходы на развитие национальных отношений, реализацию региональных программ межнационального сотрудничества.

Таким образом, эпицентр национальной политики все больше перемещается на региональный уровень. Существенным фактором стабилизации межнациональных отношений является осуществление в субъектах Российской Федерации подготовленных по инициативе и при содействии Минфедерации России региональных программ и концепций национальной политики (их более 35) и других нормативных правовых актов.

Практически во всех субъектах федерации, входящих в состав Уральского федерального округа, разработаны и осуществляются такого рода концепции и программы. В этих условиях возрастает значение организации взаимодействия Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации, в первую очередь, через деятельность территориальных органов, с органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Надо отметить, что принятие Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, организационная деятельность Министерства по ее реализации значительно усилили ответственность субъектов Российской Федерации за решение национальных проблем в регионах.

Нам представляется, что в этих условиях территориальным органам Министерства необходимо:

— осуществлять мониторинг этнополитической ситуации в субъектах Российской Федерации, регулярно представлять свою информацию руководству Министерства и профильным департаментам;

— организовывать взаимодействие Министерства и региональных органов исполнительной власти;

— анализировать и обобщать опыт работы органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере национальных и федеративных отношений;

— представлять предложения в План реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации по проведению мероприятий в регионах.

Основные цели и задачи национальной политики могут быть решены только совместными усилиями органов власти всех уровней при конструктивном сотрудничестве с общественными объединениями и национально-культурными автономиями.

Проблемы коренных малочисленных народов

 
 

В состав Уральского федерального округа входят Курганская, Свердловская, Челябинская и Тюменская области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. В соответствии с «Единым перечнем коренных малочисленных народов Российской Федерации», подготовленным Министерством по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации во исполнение Федерального закона «О гарантиях прав КМНС Российской Федерации», в Уральском территориальном округе проживает шесть таких народов.

Ненцы проживают в основном в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах. Численность ненцев в них имеет тенденцию к росту и составляет 34 тыс. человек в 1999 г. (против 28 тыс. человек в 1970 г.)

Ханты проживают в Ханты-Мансийском АО, Ямало-Ненецком АО и Тюменской области. Численность ханты выросла с 21 тыс. человек в 1970 г. до 22 тыс. человек в 1999г. Манси проживают в Ханты-Мансийском АО, в Тюменской и Свердловской областях. Численность народа манси выросла с 7.1 тыс. человек в 1970 г. до 8,3 тыс. человек в 1999 г.

Эвенки проживают в Тюменской области (за период с 1970 г. по настоящее время численность эвенков выросла с 25 тыс. человек до 30 тыс. человек). Селькупы в основном проживают в Тюменской области и Ямало-Ненецком АО (популяционная численность селькупов уменьшается с 4,2 тыс. человек в 1970 г. до 3,6 тыс. человек в 1999г.). Нагайбаки проживают в Челябинской области, достоверная статотчетность по этому народу отсутствует.

Динамика численности коренного населения в Уральском федеральном округе в настоящее время дает основание полагать о наметившихся процессах популяционной стабилизации (кроме селькупов и нагайбаков). Демографическая ситуация среди этих народов, за исключением ненцев и селькупов, характеризуется сокращением естественного прироста населения и стабильным ростом представителей пенсионного возраста. Ненцы сохраняют естественный прирост населения, но его темпы за 90-е годы значительно снизились. В условиях подобного демографического спада малочисленность является одним из основных факторов исчезновения этих народов и их оригинальных культур.

Деформация традиционных условий жизни и труда аборигенного населения, нарушение экологического баланса территорий, отчуждение земель традиционного природопользования под промышленное освоение оказали негативное влияние на здоровье коренных народов. Заболеваемость туберкулезом коренного населения Ханты-Мансийского АО превышает среднероссийские показатели в 4,4 раза, Ямало-Ненецкого АО — в 3,4 раза.

В значительной мере определяет уровень здоровья населения паразитарная патология. Описторхоз в Тюменской области встречается в 15 раз чаще, чем в среднем по России. Население отдельных национальных поселков Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов поражено этим недугом на 100%. Минздрав России готов направить в упомянутые районы экспедиционные медицинские отряды при условии соответствующего финансирования.

Высок уровень безработицы, составляющий в национальных селах в среднем не менее 40-50%.

Мировой и российский опыт свидетельствуют, что сохранение жизнеспособности коренных малочисленных народов, защиту их прав может обеспечить только государство. При этом особую роль должны играть федеральные органы государственной власти. Роль территориальных органов Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации в этой ситуации состоит в том, чтобы инициировать на местах внимание к проблемам этих народов, владеть необходимой информацией, иметь рабочие конктакты с представителями общественных организаций, обеспечивать оперативную связь с Управлением по делам коренных малочисленных народов Министерства.

В целях соблюдения исконных прав КМН, защиты их интересов принято два федеральных закона: «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (30 апреля 1999 г.) и «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (20 июля 2000 г.). Следует отметить успехи в области законотворчества в Уральском округе. В Ямало-Ненецком АО успешно реализуются окружные законы «О местном самоуправлении», «О регулировании земельных отношений в местах проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера в Ямало-Ненецком АО», «Об особо охраняемых территориях» и др.

Разработаны и подготовлены для рассмотрения думой автономного округа проект закона «Об основах организации общин коренных малочисленных народов Севера», проекты положений «Об изъятии и предоставлении земельных участков на территории автономного округа». Активизировалась эта работа и в Ханты-Мансийском АО, где приняты окружные законы «О местном самоуправлении» и «О земле»; утверждены «Положение о родовых угодьях», региональные программы «Трудозанятость коренных народов» и «Жилье аборигенов». В настоящее время остается актуальным вопрос о реализации этой законодательной базы и о поддержке инициатив в использовании положений законов в практической жизнедеятельности.

Проблема коренных малочисленных народов является частью международной политики России, особенно в связи с объявленным ООН Международным десятилетием коренных народов мира (1994-2003 гг.). Ряд стран, в частности, Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания проявляют интерес к положению коренных малочисленных народов в России, к вопросам общественных и культурных связей с представителями этносов, проживающих на их территориях.

В Уральском федеральном округе Администрации Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, в свою очередь, проявляют интерес к международному сотрудничеству в области оленеводства и созданию условий, обеспечивающих дальнейшее развитие этой традиционной отрасли. Контроль и помощь в практической реализации региональных программ содействия занятости коренных малочисленных народов и ФЦП «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера на период до 2000 года» должны стать приоритетными в деятельности федеральных министерств и ведомств. В Уральском федеральном округе также имеются проблемы в работе с российскими немцами. Здесь осуществляется реализация ряда проектов в поддержку российских немцев. В Курганской области по данным переписи 1989 г. немцев проживает 2,5 тыс. чел., в Свердловской области — 31,4 тыс. чел., в Тюменской области — 29,5 тыс. чел., в Челябинской — 39,2 тыс. человек. В Челябинской области финансирование проектов президентской Федеральной целевой программы развития социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997-2006 годы в области началось с 1998 г. Из федерального бюджета на реализацию мероприятий культурно-образовательной сферы было выделено 55 тыс. рублей. В 2000 г. из федерального бюджета на эти цели было выделено 30 тыс. рублей.

Все программные мероприятия в области осуществляются центрами немецкой культуры Златоуста и Челябинска. Оказывалась поддержка по проведению Дней памяти и скорби, гастрольной деятельности фольклорного ансамбля «Единение». Тюменская область до 2000 г. не принимала участия в реализации проектов Программы. Свердловская область начала принимать участие в реализации программных мероприятий с 1999 г. В 1999 и 2000 гг. оказывалась поддержка реконструкции здания под Российско-Немецкий Дом Нижнего Тагила: на эти цели было выделено 750 тыс. рублей, в 2001 г. планируется выделить 698,680 тыс. рублей. Большое внимание уделяется вопросам культуры и образования российских немцев. Осуществление проектов данной сферы проводит Центр немецкой культуры Нижнего Тагила. В 1999 г. Центру было выделено около 800 тыс. руб., из них 400 тыс. рублей на издание газеты «Тагил-Цайтунг». В 2000 г. ЦНК было переведено 636 тыс. рублей. В 2001 г. области планируется выделить около 800 тыс. рублей.

В этих условиях территориальным органам Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации необходимо осуществлять мониторинг этнополитической ситуации в субъектах Российской Федерации, регулярно представлять свою информацию руководству Министерства и в аппарат Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском округе; организовывать взаимодействие Министерства и региональных органов исполнительной власти; анализировать и обобщать опыт работы органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере межнациональных отношений; представлять предложения в План реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации по проведению мероприятий в регионах.

Опыт работы со времени принятия Концепции показывает, что она не стала декларацией, а является востребованным обществом действующим документом, отвечающим всем международным нормам. Основные цели и задачи национальной политики могут быть решены только совместными усилиями органов власти всех уровней при конструктивном сотрудничестве с общественными объединениями и национально-культурными автономиями.

Миграционная политика

 
 

Важнейшей задачей Министерства по-прежнему остается разработка и утверждение проекта концепции государственной миграционной политики Российской Федерации. Этот документ прошел длительную процедуру доработки и согласования с заинтересованными федеральными министерствами и ведомствами. В этой работе участвовали также исполнительные органы ряда субъектов Российской Федерации. Во втором квартале 2001 г. предполагается рассмотрение Проекта концепции Правительством Российской Федерации.

15 февраля 2001 г. состоялось заседание Правительства Российской Федерации, на котором был рассмотрен вопрос «Об основных направлениях миграционной политики и задачах Правительства Российской Федерации по ее реализации в 2001 г.». На этом заседании Минфедерации России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти было поручено разработать и представить в Правительство Российской Федерации план первоочередных мероприятий в области миграционной политики на 2001 г., обратив внимание на создание системы регулирования иммиграционных процессов и оказание социальной поддержки гражданам, вынужденно покинувшим места постоянного проживания на территории Чеченской Республики и находящимся в местах временного размещения.

Минфедерации России направил заинтересованным федеральным органам исполнительной власти письма с просьбой представить свои предложения в этот документ. Поступившие предложения обобщены, и сводный план первоочередных мероприятий в области миграционной политики на 2001 г. направлен в Правительство Российской Федерации.

В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 11.01.2001 г. Минфедерации России совместно с Минэкономразвития России, Минфином России, Минтрудом России и другими органами исполнительной власти поручено разработать и внести в Правительство Российской Федерации проект Федеральной миграционной программы на 2002-2005 годы. Минфедерации России определено государственным заказчиком этой программы. В настоящее время проект Программы направлен федеральным министерствам и ведомствам на заключение с просьбой представить в Минфедерации России свои замечания и предложения с соответствующими расчетами и обоснованиями. Затем, в течение марта–мая 2000 г., будет осуществляться дальнейшая процедура доработки, согласования, экспертизы и подготовки документов к внесению проекта Программы в Правительство Российской Федерации.

 
 

В последнее время миграционный приток населения в Россию остается низким. Сокращение миграционного притока в Россию происходит на фоне значительной естественной убыли населения. Внешняя для России миграция только на четверть восполняет естественную убыль (превышение смертности над рождаемостью). В недалекой перспективе депопуляция населения осложнится убыванием численности трудоспособного населения, резко увеличится доля пенсионеров. Ограниченный миграционный потенциал русского населения в странах СНГ не позволяет рассчитывать на значительное увеличение притока русских в Россию. Хочу особо отметить, что к проблемам миграции приковано пристальное внимание Президента и Правительства Российской Федерации. На совещаниях в Ростове-на-Дону и в Новосибирске Президент Российской Федерации В.В. Путин говорил об их огромной значимости для страны, особенно на современном этапе.

Об иммиграционной ситуации в Уральском федеральном округе. Иммиграционная обстановка в Российской Федерации в целом и в УФО, в частности, продолжает оставаться крайне сложной. Количество иностранцев, въезжающих на территорию России с различными целями, ежегодно растет (в 1995 г. — 10 млн. чел., в 2000 г. — 19 млн.), по экспертным оценкам, на территории России незаконно пребывает до 1,5 млн. иностранцев.

В Уральском федеральном округе это связано, в первую очередь, с близостью границ с Казахстаном, через территорию которого идет массовый поток различных категорий иммигрантов, в основном незаконных, пытающихся любыми способами въехать в Россию и выехать затем в государства Северной и Западной Европы. В этом плане притягательность данного региона для неконтролируемой иммиграции в Россию обусловливается «прозрачностью» российско-казахстанской границы (Челябинская, Курганская и Тюменская области).

После распада бывшего СССР вопрос о проведении соответствующих двусторонних организационных мероприятий по осуществлению охраны границ между государствами СНГ длительное время не поднимался и не решался. В связи с тем, что реализация Постановлений Правительства Российской Федерации «О пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации с Республикой Казахстан (1998 г.) и «О неотложных мерах материально-технического обеспечения обустройства государственной границы Российской Федерации с Республикой Казахстан» (1999 г.) проходит довольно сложно из-за недостаточного материально-финансового обеспечения и сдержанной позиции руководства Казахстана.

Существующая система контроля российско-казахстанской границы пока не способна пресечь незаконную миграцию и контрабанду людей. В этой связи можно ожидать, что в условиях, когда контрольные функции на некоторых транспортных пунктах осуществляются только лишь таможенными органами по упрощенной схеме (единое таможенное и безвизовое перемещение) или погранконтролем только на отдельных участках границы, а также при отсутствии должного иммиграционного контроля, граница России с Казахстаном по-прежнему будет представлять собой «въездные ворота» в Российскую Федерацию для различных категорий иммигрантов.

@@ir08.jpg|

Основной иммиграционный поток идет по направлениям: Петропавловск, Кокчетав — Курган; Петропавловск — Тюмень, Кустанай, Кокчетав — Челябинск. При этом Челябинская, Курганская и Тюменская области постепенно превращаются в транзитные пункты для иммиграции из Казахстана и через него в Россию.

Проблему иммиграции усугубляет заключение Казахстаном соглашений о безвизовом въезде-выезде с другими государствами, в частности, с Турцией, Монголией (с любыми паспортами), Болгарией, СРВ, КНДР, Венгрией, Китаем, Польшей, Румынией, Лаосом, Чехией, Албанией, республиками бывшей СФРЮ, Ираном (со служебными и дипломатическими паспортами), граждане которых в большинстве своем стремятся в Россию.

Особое внимание обращает на себя тот факт, что с территории Афганистана, Ирана и Пакистана в Россию через Казахстан идет постоянный приток мигрантов-афганцев (свыше 40% прибывших).

В Пакистане, Иране, Казахстане, Монголии имеются криминальные структуры, которые, совместно с аналогичными структурами в России, занимаются организацией переброски незаконных мигрантов любой принадлежности на северо-запад и запад России и далее — в европейские и Скандинавские страны, США и Канаду. Часто иммигранты, не имея средств, соглашаются участвовать в траффике наркотиков в счет оплаты их переброски.

Нужно также учитывать, что в приграничных с Казахстаном регионах России за последние годы значительно возросло число граждан Казахстана, в основном этнических казахов, которые практически осуществляют бесконтрольное их заселение. Данная категория лиц в силу тяжелого материального положения, безработицы и болезней перебирается на территорию приграничных субъектов Федерации, вытесняя при этом местных жителей или заполняя те населенные пункты, население которых мигрирует по стране в поисках лучшей жизни.

В частности, в Челябинской и Курганской областях постоянно пребывает с нарушениями в регистрации и в качестве незаконной рабочей силы несколько тысяч казахов. Кроме того, в отдельных местах, особенно в приграничной полосе, численность казахов превышает число местных жителей (в том числе русскоязычного населения), что в перспективе приведет к тому, что по обе стороны государственной границы будут проживать этнические общины, не имеющие отношения к россиянам.

Одной из основных задач территориальных органов Минфедерации России является работа с иностранными гражданами и лицами без гражданства по определению их правового положения, в том числе с лицами, обращающимися с ходатайствами о признании их беженцами на территории России. По состоянию на 01.01.2001 г., в территориальных органах Министерства в рамках УФО на учете нет лиц, признанных беженцами. В последние два года иностранцы с ходатайствами о признании беженцем на территории субъектов, входящих в УФО, не обращались.

В целом на учете Минфедерации России состоит более 27 тысяч беженцев. В целом, территориальные органы Минфедерации России выполняют свои функции в соответствии с требованиями законодательных и других нормативных правовых актов. Вместе с тем, некоторые руководители территориальных органов относятся к вопросам приема и рассмотрения ходатайств иностранцев о предоставлении убежища, в том числе о признании беженцем на территории Российской Федерации, не с должным пониманием. По сравнению с 1999 г., прием территориальными органами Министерства ходатайств о признании беженцем снизился почти в 1,6 раза. Есть основания полагать, что в отдельных территориальных органах под различными предлогами не принимаются ходатайства о признании беженцем. Очевидно, руководителей территориальных органов пугает сложность и трудоемкость процедуры рассмотрения ходатайств о признании беженцем, необходимость организации работы переводчиков, изучения социально-политической ситуации государств, из которых происходят заявители, принятие ответственного решения о статусе.

Подобная практика ведет к накоплению незаконно пребывающих на территории субъекта РФ иностранцев, не позволяет вскрыть каналы нелегального въезда иностранцев и своевременно их перекрыть. Кроме того, некоторые территориальные органы проведение идентификации личности лица (включая дактилоскопическую регистрацию ходатайствующего о признании беженцем), осуществляют весьма поверхностно, а отдельные избегают ее вообще. Проверка подлинности документов, удостоверяющих личность, не проводится, не обращается внимание на явное несоответствие и серьезные искажения имени заявителя и членов его семьи в представленных ими документах и т.д. Имеются нарекания к территориальным органам и по представлению статистической отчетности о лицах, ищущих убежище, и беженцах.

В интересах стабилизации миграционной ситуации в УФО требуется активизировать работу территориальных органов по определению правового положения иностранцев, рассмотрения их ходатайств, а также укрепить взаимодействие с правоохранительными органами по данным вопросам. Следует проработать вопрос дальнейшего развития системы иммиграционного контроля на уральском участке российской границы. Есть ряд проблем, которые потребуют оперативного решения в ближайшее время: предоставление временного убежища (около 100 тысяч заявителей); идентификация лиц (в том числе дактилоскопическая регистрация) и документов; организация спецархива личных дел лиц, признанных беженцами; документирование лиц, признанных беженцами (весь объем — около 200-250 тысяч чел.); организация депортации лиц, которым отказано в признании беженцами, утративших или лишенных статуса беженца.

С целью улучшения работы территориальных органов с лицами, ищущими убежища, и по пресечению незаконной миграции подготовлен проект федерального закона «О внесении дополнений и изменений в Федеральный закон «О беженцах» №95-ФЗ от 1997 года и, в развитие закона «О беженцах», три проекта постановлений Правительства Российской Федерации, в том и числе о временном убежище. Идет работа над проектом Комплексного плана борьбы с незаконной миграцией на 2001-2002 годы (проходит согласование в министерствах и ведомствах), имеются наработки по определению мер для оценки ситуации с иностранными гражданами на территории России (их численность, причины въезда, притягательные моменты, в каких регионах находятся, почему в этих регионах, регулируются ли эти процессы экономическими и осознанными интересами регионов, государства в целом, оценка пребывания иностранных граждан на территории России), в том числе о необходимости формирования иммиграционной инспекции; рассматриваются предложения по дальнейшему совершенствованию системы иммиграционного контроля, в частности, путем создания новых ПИК на российско-казахстанской границе и улучшения условий деятельности ПИК в плане их информационного обеспечения и оснащения.

В целом, созданная система иммиграционного контроля в УФО с учетом сложившейся иммиграционной обстановки в России объективно требует дальнейшего совершенствования, постоянного развития, укрепления, а также целенаправленной подготовки квалифицированных кадров, что полностью отвечает насущным проблемам России по выполнению нашей страной международных обязательств и сокращения незаконной миграции.

Таким образом, иммиграционная обстановка в районе российско-казахстанской границы продолжает оставаться весьма сложной. «Прозрачность» границ государств-участников СНГ, особенно российско-казахстанской границы, сложное экономическое положение во многих государствах ближнего и дальнего зарубежья позволяют сделать вывод, что в Россию в обозримой перспективе по-прежнему будут проникать мигранты из этих стран и — транзитом через них — из других государств, увеличивая тем самым потоки незаконной иммиграции в Российскую Федерацию.

Вынужденные переселенцы

 
 

В последние годы наметилась тенденция постепенного снижения численности как обращающихся с ходатайством о признании вынужденными переселенцами, так и имеющих этот статус.

По предварительным данным, на 1 января 2001 г. на учете в территориальных органах Министерства состоит 782,2 тыс. вынужденных переселенцев. С учетом снижения численности вновь прибывающих вынужденных переселенцев (1998 г. — 117,7 тыс. чел., 1999 г. — 78,7 тыс. чел., 2000 г. — 58,9 тыс. чел.) и действия механизма снятия их с учета по истечении срока действия статуса прогнозируется дальнейшее снижение численности вынужденных переселенцев.

Такая тенденция наблюдается и в Уральском федеральном округе: 1998 г. — 10,5 тыс. чел., 1999 г. — 6,2 тыс. чел., 2000 г. — 1,4 тыс. чел. Наибольшее количество вынужденных переселенцев находится в Челябинской, Курганской и Свердловской областях. Всего на учете в территориальных органах министерства по Уральскому федеральному округу состояло на 1 января 2001 г. 46,38 тыс. вынужденных переселенцев, что составляет 5,9% от общего числа вынужденных переселенцев в Российской Федерации. На территории федерального округа действует один центр временного размещения вынужденных переселенцев в Курганской области. В этом центре размещено 70 человек, среди них 26 имеют статус вынужденного переселенца, остальные граждане, прибывшие из Чеченской Республики, такого статуса не имеют.

Несмотря на тенденцию сокращения числа вынужденных переселенцев, острота проблемы по их приему и обустройству не снижается, в основном из-за складывающегося из года в год недостаточного финансирования. При сохранении объемов текущего финансирования Федеральной миграционной программы на последующий период (без учета прироста очередности и коэффициента индексации выплат) процесс выдачи ссуд может затянуться более чем на 4 года, а обеспечение жильем социально-незащищенной категории вынужденных переселенцев — более чем на десять лет.

Федеральным бюджетом в 2000 г. было предусмотрено выделить на обустройство вынужденных переселенцев 672,5 млн. рублей. За три квартала прошедшего года территориальным органам фактически было выделено 22 процента от этой суммы, и только в четвертом поступило 324,2 млн. рублей. Такая ситуация сложилась в связи с ликвидацией ФМС России и связанной с этим необходимостью проведения ликвидационных мероприятий и созданием новых территориальных органов. Естественно, все средства, полученные территориальными органами Министерства в два последние месяца года, реализовать полностью не удалось, и большая часть их возвращена в федеральный бюджет. Возврат этих средств будет осуществлен в качестве дополнительного финансирования соответствующих статей Федеральной миграционной программы в 1 квартале 2001 г.

 
 

В Уральском федеральном округе на жилищном учете в территориальных органах Министерства и органах местного самоуправления по месту жительства состоят около 4,5 тыс. семей вынужденных переселенцев, в том числе имеющих право первоочередного получения жилья — 1,8 тыс. семей. В 2000 г. на их жилищное обустройство (приобретение и строительство жилья) было направлено 7,2 млн. рублей, что составило 3% от объема средств, выделенных из федерального бюджета на эти цели. На выплату вынужденным переселенцам долговременной беспроцентной возвратной ссуды на строительство (приобретение) жилья в 2000г. во все субъекты Российской Федерации направлено 226,9 млн. рублей, что составило 76,7 процентов от выделенных средств из федерального бюджета на выплату ссуд.

Территориальным органам Министерства в Уральском федеральном округе было направлено 20,8 млн. рублей, что составило 9,2% от всех выделенных средств на эти цели. В настоящее время в территориальных органах Министерства в данном федеральном округе продолжают состоять на учете по предоставлению ссуды еще 3,3 тыс. семей вынужденных переселенцев. Федеральным бюджетом на 2001 г. на обустройство вынужденных переселенцев предусмотрено выделить 510,5 млн. рублей.

Доля средств, планируемых к выделению, по сравнению с 2000 г. уменьшена на 24 процента. Министерство планирует направить в Уральский федеральный округ на эти цели около 42,05 млн. рублей. По предварительным расчетам, это позволит предоставить жилье 50 семьям вынужденных переселенцев, выплатить ссуду 540 семьям.

В условиях сокращения финансирования мероприятий Федеральной миграционной программы, связанных с обустройством вынужденных переселенцев, необходимо работать над поиском новых подходов и направлений в решении задач их обустройства. Министерством подготовлен пакет нормативных актов по реализации постановления Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2000 г. № 845 «Об утверждении Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации», регламентирующего порядок предоставления вынужденным переселенцам жилых помещений для постоянного и временного проживания, а также создание объектов социальной и инженерной инфраструктуры в компактных поселениях вынужденных переселенцев.

В целях максимального приближения размера выдаваемых ссуд к стоимости социальной нормы общей жилой площади на одного человека и увеличения срока ее погашения Министерством разрабатывается проект постановления Правительства Российской Федерации о внесении изменений и дополнений в действующее Положение о предоставлении вынужденным переселенцам долговременной беспроцентной возвратной ссуды.

Разработан проект постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Российской Федерации от 22 февраля 1997 г. №199 «Об утверждении порядка выдачи и формы свидетельства о регистрации ходатайства о признании лица вынужденным переселенцем и удостоверения вынужденного переселенца», находящийся в настоящее время в Правительстве Российской Федерации.

Трудовая миграционная ситуация

 
 

Уральский федеральный округ, несмотря на небольшое количество составляющих его субъектов РФ, является крупнейшим (вторым после Центрального ФО) импортером иностранной рабочей силы в России. В 2000 г. в УФО работали 31792 иностранных рабочих и специалиста (14,90% от совокупной численности привлеченной ИРС), в т.ч. в Ханты-Мансийском АО — 15193 чел. (7,12%), Ямало-Ненецком АО — 8591 чел. (4,0%), Тюменской области — 4659 чел. (2,18%). В меньшей степени иностранную рабочую силу привлекали Челябинская область — 2297 чел. (1,08%), Свердловская область — 884 чел. (0,41%) и Курганская обл. — 168 чел. (менее 0,1%). Примерно такими же были показатели Уральского ФО и в 1999 году. С другой стороны, в целом за последние несколько лет общей тенденцией для Округа является глубокое снижение абсолютных и относительных показателей привлечения ИРС — с 54,1 тыс. чел. в среднем за 1995-1996 гг. до 31,7 тыс. в 1999-2000 гг., т.е. на 41,5 процентных пунктов (против 25,9 в целом по стране).

В структуре ИРС по странам ее происхождения в минувшем году преобладала рабочая сила из государств-членов СНГ — около 85%, в т.ч. 91,9% в указанных выше трех основных принимающих субъектах Уральского федерального округа. Более половины иностранной рабочей силы поставила в регион в 2000 г. Украина (52,7%), более 20% — среднеазиатские республики и Казахстан, около 4,0% — Молдова. Из стран дальнего зарубежья ИРС в значительных масштабах прибывала из Китая, КНДР, Турции, республик бывшей Югославии. Доля развитых стран Европы и мира оставалась невысокой.

Подавляющее большинство трудовых мигрантов УФО были заняты в отраслях материального производства и на транспорте — 90,2% (в том числе более 95% в трех основных принимающих субъектах региона); 6,5-7,0% работали в торговле и коммерческой деятельности. Удельный вес непроизводственной сферы в занятости иностранцев был крайне невысок.

Перспективы развития трудовой иммиграции иностранцев в регионе зависят, прежде всего, от формирования экономической конъюнктуры и административно-правовых факторов в трех основных принимающих субъектах (Ханты-Мансийском АО, Ямало-Ненецком АО и Тюменской области). До сих пор условия трудовой иммиграции в эти субъекты были весьма привлекательны, прежде всего, для работников из государств-членов СНГ (наличие спроса на определенные, дефицитные в местных условиях, профессии и специальности, сравнительно высокие и стабильные заработки), что при наличии устоявшихся еще с советских времен длительных традиций миграции рабочей силы в эти районы создает стимулы именно для этого контингента трудовых мигрантов.

Роль субъектов Уральского ФО как экспортеров российской рабочей силы вплоть до последнего времени оставалась незначительной. В 2000 г. в целом по округу за рубежом были трудоустроены всего 147 россиян, т.е. 0,3% от совокупного количества трудоустроенных, (в 1999 г. — 124 чел.), при этом, судя по всему, ситуация в перспективе не изменится. Причины этого заключаются, по-видимому, в невысоком демографическом потенциале УФО, сравнительно более благоприятной ситуации на рынках труда большинства его субъектов, специфике квалификационной структуры рабочей силы, а также большой удаленности региона от основных посылающих районов Российской Федерации.

Кроме сказанного, Минфедерации России ведет постоянную работу по реализации государственной политики в отношении наших соотечественников за рубежом. Цели государственной политики России в отношении соотечественников заключаются в оказании им государственной поддержки и помощи в реализации и обеспечении прав и свобод человека и гражданина в государстве проживания и оказании финансовой и экономической поддержки общественным, культурным объединениям соотечественников.

Позитивной и достаточно перспективной представляется наметившаяся тенденция к развитию экономических и культурных связей российских регионов с организациями соотечественников. Интересный опыт накоплен администрацией Оренбургской области.

Одним из приоритетных направлений обеспечения национальной безопасности Российской Федерации является приграничное сотрудничество. На решение проблем приграничного сотрудничества нацелена Концепция развития приграничного сотрудничества в Российской Федерации и План мероприятий по ее реализации, разрабатываемые Межведомственной комиссией по развитию приграничного сотрудничества.

В целях решения проблем вынужденных мигрантов на территории России Минфедерации России тесно сотрудничает с рядом международных организаций. Поскольку миграционные проблемы имеют, прежде всего, региональное измерение, то при недостаточном бюджетном финансировании деятельность международных организаций по облегчению бремени в регионах приобретает особенно важное значение. Совместно с УВКБ ООН ведется работа по созданию реабилитационных центров, оказанию технической помощи Минфедерации России и его территориальным органам, поддержке переселенческих организаций, а также разработке и осуществлению целевых проектов в области создания инфраструктуры образования, оказания мигрантам правовой помощи.

Хочу еще раз подчеркнуть, что Министерство по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы, основываясь на взаимодействии с Полномочными представителями Президента Российской Федерации в федеральных округах, на координации усилий с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.

И наше взаимодействие должно быть направлено на решение основных задач в соответствии с установленной компетенцией, которая, напомню, содержательно включает участие в разработке и проведении государственной политики в области федеративных и национальных отношений, местного самоуправления и миграционных процессов, содействие реализации экономических, социальных и этнокультурных интересов коренных малочисленных народов, участие в формировании правовых, организационных и социально-экономических основ федеративных и национальных отношений, местного самоуправления и регулирования процессов миграции.

Мы рассчитываем на совместную подготовку предложений о приоритетных направлениях и способах реализации государственной национальной и миграционной политики, на координацию усилий органов государственной власти, политических, общественных и религиозных объединений для достижения межнационального согласия; на участие в разработке и реализации мер государственного регулирования социально-экономического развития регионов Российской Федерации.

Нам очень важно прогнозирование развития политических процессов в регионах Российской Федерации, содействие проведению экономических и социальных реформ, расширению интеграционных процессов и межрегионального сотрудничества. В нынешних, по-рыночному жестких условиях наше Министерство весьма заинтересовано в эффективности расходования средств федерального бюджета, направляемых на решение проблем в сфере федеративных отношений, региональной, национальной и миграционной политики, местного самоуправления.

  • Федерация


Яндекс.Метрика