Тернистый путь России в XXI век

Логиновский О.В.

Укрепление государства Российского будет происходить на фоне укрепления реальной власти Президента, то есть вертикали исполнительных органов государственной власти, а также изменений в территориальном делении страны, позволяющем за счет рационального укрупнения регионов облегчить управляемость, разрешить ключевые проблемы взаимодействия и разделения власти между центром и субъектами Федерации. Необходимость принятия бездефицитных, экономически обоснованных бюджетов страны будет связана с поиском соответствующих мер по их наполнению. Скорее всего, государство будет вынуждено ввести режим жесткой экономии, ужесточить налоговую политику и т.д. В этом случае станут неизбежными сокращение государственного аппарата, ликвидация привилегий государственных чиновников.


 О.В. Логиновский, председатель Южно-Уральского центра управления и геополитики РАЕН,академик Российской академии естественных наук, доктор технических наук, профессор 
 

Противостояние Советского Союза и стран Запада началось сразу после окончания Второй мировой войны. Возможность выиграть обычную, а тем более термоядерную войну у СССР для США и ее союзников была ничтожна. Шел постоянный поиск средств, которые позволили бы Западу обыграть Советский Союз не в прямом столкновении, а другими средствами. И уже в конце 40-х годов США и их союзники начали «холодную войну», ставшую началом курса на развал СССР изнутри. В основу этой идеи были положены идеологические, социально ориентированные методы, направленные на буржуазное перерождение высшего партийного руководства и подготовку к приходу к власти в СССР тех, кого Запад готовил как агентов влияния.

Смерть И. Сталина позволила Западу начать энергично действовать в этом направлении. Однако государственный переворот 1963 г. и приход к власти Л. Брежнева внес свои коррективы в стратегию развала. Понадобилось еще более двадцати лет, чтобы внушить основной массе народов, проживающих в СССР, что западный образ жизни - лучший в мире. Разумеется, этого вряд ли бы удалось добиться, если б руководство СССР в течение десятков лет не сделало огромного количества ошибок и просчетов, которые и привели страну к краху. В чем же главные из них?

Во-первых, КПСС эпохи Л. Брежнева напрочь забыла сталинский лозунг - «Кадры решают все». Естественная замена руководящих кадров была практически заморожена. В эшелонах власти стало крайне мало людей, способных к анализу глобальных процессов, происходящих в мире, и генерации новых идей. Ставилась лишь одна задача - сохранить все как есть по возможности дольше.

Во-вторых, Советский Союз оказался абсолютно неспособным действовать гибко и целенаправленно в идеологической борьбе с Западом. Несмотря на то, что в стране имелось огромное количество государственных научных институтов, которые были призваны создать идеологический противовес западной идеологии (активно проводимой через вещающие на русском языке на СССР зарубежные радиостанции - «Голос Америки», «Немецкая волна» и др.; специальные печатные издания; движение «правозащитников» и т.д.), успехи в этой области оказывались полностью с обратным знаком. В результате марксизм-ленинизм стал замшелой догмой, а система запретов на выпуск многих отечественных и зарубежных книг, кинофильмов, музыкальных альбомов и прочее привела только к росту их популярности. В результате, западный образ жизни, мода на все иностранное стали общепринятой нормой, хотя официальная наука, пресса, кино, радио и телевидение продолжали без устали свою наивную критику «буржуазных» теорий и западного образа жизни.

В-третьих, Советский Союз «проспал» происшедшую в мире третью научно-техническую революцию. Технологическое отставание СССР от ведущих западных стран нарастало год от года. Паритет в военно-промышленной сфере становился все более тяжким ярмом на не желающем работать задарма и ждущем лучших перемен народе.

Промышленность и экономика страны работали в абсолютно бесперспективном экстенсивном режиме. Непосильным бременем на экономике Советского Союза лежали затраты на поддержание просоветских марионеточных режимов в странах Азии и Африки. Немалые деньги уходили на так называемую помощь коммунистическим партиям в Европе, Америке и других странах земного шара. Огромным грузом на бюджете СССР были также затраты на военное присутствие и содержание военных баз в странах социалистического блока и постколониальных странах. А народное хозяйство ветшало и все более отставало от ведущих западных держав. Всем было ясно одно - страна нуждается в реформах, обновлении, новых лидерах. Подавляющая часть населения связывала будущее не с коммунистическими миражами, а приходом к власти тех, кто сделает жизнь такой же, как у «них» на Западе. А партия вместе со своим громадным идеологическим аппаратом упорно продолжала убеждать всех о грядущем полном развале капиталистической системы и неуклонно приближающемся коммунизме. Только очень наивные люди могли поверить в это.

 
 

Деградация власти, ее государственных, промышленно-финансовых, социальных и общественных институтов происходила на глазах всего народа и была настолько очевидной, что, когда после смерти очередного «верного ленинца» К. Черненко к власти пришел М. Горбачев, он был единодушно поддержан всем народом, ждавшим от него как от доброго царя лучшей жизни. Но М. Горбачев не только не сумел улучшить дела в государстве, он фактически разрушил и Советский Союз, и весь социалистический лагерь государств, известный как Совет экономической взаимопомощи. Слабо ориентируясь в происходящих в мире геополитических, экономических и технологических новациях, перепугавшись СОИ, активно рекламируемой США, как недоступный СССР новый виток гонки вооружений, М. Горбачев по сути «кинул» и КПСС и всю систему, которая вырастила его, приведя к полному краху государственную машину «развитого» социализма. В результате всех сделанных им ошибок, вместо того, чтобы в ореоле великого реформатора и первого президента обновленного, демократического Союза повести страну к экономическому процветанию, он был сметен теми, кого породила «перестройка» и кто рвался к власти на волне хаоса и демократической демагогии.

«Застой» последнего двадцатилетнего периода существования СССР был связан скорее не с экономикой, а с идеологией и политикой. Статистика свидетельствует, что экономика Советского Союза в целом развивалась с определенным приростом основных показателей, пусть даже и сниженными темпами к концу 80-х годов. Разумеется, развитие это осуществлялось диспропорционально, сопровождалось деформированием различных отраслей хозяйства. В частности, имело место отставание темпов роста производительности общественного труда и производства товаров народного потребления (ТНП) от темпов роста денежных доходов населения. В стране наблюдалось снижение интереса к производительному труду и увеличению объема производства. В связи с отсутствием рынка доходы производителей и выручка от реализации товаров не были взаимоувязаны, что в итоге привело к потере стимулов по увеличению выпуска продукции, пользующейся спросом.

Правда, в первые годы перестройки социально-экономическая ситуация начала меняться в лучшую сторону (произошло опережение роста производства ТНП по отношению к доходам населения). Однако товары в целом оставались неходовыми. Для решения этой проблемы было инициировано создание альтернативного сектора экономики в лице кооперативов. Если в 1987 году их было 14 тысяч, то в 1990 г. - уже 245 тысяч. Однако бурная кооперация оказалась направлена не на удовлетворение потребностей населения, а на личное обогащение кооперативов за счет банальной спекуляции. Фонд оплаты труда рос почти с трехкратным опережением численности работающих. Превышал он и рост объемов реализованной продукции, явно не соответствуя производительности труда. Уже с 1989 года кооперативы перестали отвечать своему назначению. Если в 1988 году доля их продукции, реализованная населению, составила около 40%, то в 1989 году она оказалась на уровне 15%, а в 1990 году - 10%. Общественное производство было поставлено в то время в рамки госзаказа. Полки магазинов и склады предприятий оказались опустошенными. Экономика приобрела спекулятивно-дефицитную окраску. Рост потребления населением материальных услуг в целом резко замедлился и приблизился к нулевой отметке. Уродливость «рыночных реформ» перестроечной экономики превзошла «застойное» время и в полной мере отразила идеологию новых рыночников из партноменклатуры.

Перестройка не решила основную проблему - обеспечить взаимосвязь производства и потребления, хотя дала возможность небольшой части населения, обладающей накоплениями, задействовать их и приумножить. Только около 5% населения получили реальный выигрыш от проводимой в стране политики. В результате развивалось не производство, а замешанные на банальной спекуляции распределительно-присвоенческие механизмы. К ним свелась вся сущность Горбачевской перестройки, которая не ликвидировала, а только усилила тенденцию «развитого» социализма по увеличению накоплений населения, когда его доходы опережали рост производства. Индустрия ТНП и услуг населению так и не смогла удовлетворить спрос, поэтому все меньшая часть его доходов шла на приобретение товаров и услуг, а все большая часть уходила в сбережения.

Нарастание денежной массы у населения при незаполненности рынка товарами создало условия для гиперинфляции. Неудовлетворенный спрос породил острое недовольство народа политикой перестройки. Бюрократия не получила столь же широких возможностей для обогащения, как работники «спекулятивного сектора» экономики. Недовольство политикой перестройки проявилось как в нижних, так и в верхних слоях общества. Таким образом, совпали интересы низов и верхов, что косвенно способствовало приходу к власти радикальных, неолиберальных реформаторов.

Однако интересы низов и верхов совпадали лишь в плане недовольства политикой перестройки, но в видении путей выхода из сложившейся ситуации их позиции были противоположными. Население рассчитывало не на радикализацию, не на углубление, а на устранение недостатков перестройки. Но либеральные демократы имели совсем иную стратегию, в основе которой стояли захват власти, «шоковая терапия» и сепаратизм.

СССР перестал существовать, и в России началась реставрация капитализма излюбленными Западом механизмами «шоковой терапии». Жаждущие перестроить экономику за считанные дни прекрасно поняли, что команда на приватизацию дает возможность разворовать богатства страны и стать первыми российскими миллионерами и миллиардерами. Вхождение России в мировую экономическую систему ознаменовалось «долларизацией» отечественной экономики и возможностью перевода наворованных денег за рубеж в надежные банки и вложения капитала в недвижимость в любых странах мира.

Появились невиданные доселе технологии обмана огромного количества людей посредством вовлечения их сбережений в многочисленные финансовые пирамиды, фонды, банки-однодневки и пр. Обворовали не только наивных людей, желающих жить на проценты, для зарабатывания больших денег использовались разнообразнейшие приемы: выколачивание государственных дотаций на закуп продуктов питания, ТНП и пр.; получение монопольных прав на вывоз за рубеж природных ресурсов; разорительный для отечественных предприятий бартер и т.д. и т.п. Само государство через пирамиду ГКО вступило в игру не только с российскими, но и с зарубежными банками. Все это было весомым дополнением к «заработкам» на играх с курсом доллара и зарубежных кредитах.

 
 

В то же время государство настолько устранилось от регулирования социально-экономическими процессами, что, по сути, перестало их контролировать. Государственные решения стали приниматься в интересах узкого круга лиц. Интересы народа и государства мало кого заботили все эти годы.

Развал СССР дал мощный импульс негативным проявлениям политической, экономической, духовной дезинтеграции огромного геополитического пространства, сформированного ценой больших жертв в течение столетий Российской империей, а затем Советским Союзом. Этот распад, который не удавался военными средствами, произошел мирным путем. И «спец-операция» эта удалась Западу блестяще.

Приход к власти команды Б. Ельцина позволил США осуществить на бывшей территории СССР самые смелые планы, на которые М. Горбачев вряд ли смог бы решиться. Открылся путь к приватизации государственной собственности, созданной трудом многих поколений. Власть, продав ее просто по остаточной стоимости, совершенно ослабила свои позиции. Приватизация радикализовала присвоенческие тенденции у недавних кооператоров, а также у жаждущей обогащения партийно-промышленной и управленческой бюрократии. Все это проходило под лозунгом рыночных реформ, которые в общепризнанной трактовке предполагают обновление, связанное с позитивными сдвигами во всех сферах жизни общества, а не в целях обогащения корпоративных, криминальных и других подобных групп. Стремление быстро сформировать новый средний класс в качестве опоры новой России и ее государственной власти обернулось тем, что новый «класс», взращенный во многом на водочной и других нелегальных, теневых финансово-криминальных и тому подобных аферах, затем фактически противопоставил себя государству, претендуя на власть и используя при этом, в основном, криминальные способы. Типичный для остального мира средний класс в лице инженеров, врачей, учителей, ученых, квалифицированных рабочих оказался не только на обочине экономической политики, но и самой жизни.

 
 

В результате в сфере экономики реформы Б. Ельцина свелись к перераспределению и присвоению собственности, в сфере управления - к дележу власти в пользу столичной и региональной элит, в социальной сфере - к резкому падению жизненного уровня населения.

Такие результаты реформ, как падение объемов производства с одновременным усилением сырьевой направленности экономики, уменьшение доли ВВП на душу населения страны, ухудшение структуры экспортных и импортных поставок, а также объемов капвложений привели страну к резкому откату назад, на стадию индустриального развития времен - начала века, на уровень беспрецедентного падения для мирного времени и более худшего по целому ряду критериев, чем для времени Второй мировой войны. Зато ведущие страны мира, получив ощутимый импульс за счет вытеснения России с внешних рынков, а главное за счет широкого доступа на внутренние рынки всех стран СНГ и Восточной Европы, развивались по восходящей линии. Б. Ельцин обеспечил им один из самых либеральных в мире режимов внешнеторговой политики. На Россию обрушился обвальный, но целенаправленный поток импортного ширпотреба, повлекший усиление спада производства и сжатие внутреннего рынка по номенклатуре отечественной продукции, а затем и разрушение целых отраслей отечественной промышленности. Ответственность за приобретение импортной продукции в случаях, если аналогичные условия предлагаются внутренними производителями, не была установлена законодательно. Организационно-техническая неподготовленность к масштабам подобного явления способствовала резкому росту контрабандных поставок, ввозу в страну оружия, наркотиков и вывозу ценностей и капиталов. Россия стала практически единственной страной (по крайней мере, в Европе), которая внешнеторговые расчеты проводила в иностранной, а не в национальной валюте. На этой базе возник практически неконтролируемый «челночный бизнес», масштаб которого достиг уже к середине 1998 г. по различным оценкам 9-12 млрд. долларов в год. Этот сектор (по оценке Госкомстата) уже в 1995 г. удовлетворял до 76% внутреннего товарооборота. Развал легкой отечественной промышленности был завершен.

Реализация идеи «большого скачка» на основе «рыночных реформ» нанесла стране огромный вред. Правительство Е. Примакова во многом сумело поправить положение, но было отправлено в отставку. Сегодня ориентации на быстрые чудодейственные решения пришел конец. Предпосылки, на основе которых возможен выход из кризиса, связаны во многом с улучшением общей ситуации внутри страны, установлением более прочных связей с ближним и дальним зарубежьем на основе новой концепции геоэкономических и геополитических координат.

На этом пути, однако, есть определенные сложности:

- сложность ослабленной России играть главную роль в евразийском геоэкономическом пространстве;

- проблематичность союзнических отношений с прибалтийскими и многими европейскими странами, ориентированными на Америку и ее западных союзников;

- невозможность создания военно-политических и экономических блоков в рамках СНГ под гарантии России взять на себя функции донора для стран СНГ;

- бесперспективность участия России в совещаниях «большой восьмерки», так как цели России и западных держав противоположны в основе - Западу не нужна сильная, единая Россия, ему выгодно, чтобы Россия была безропотным источником ресурсов и рынком сбыта устаревших технологий и залежалых продуктов и ширпотреба;

- вхождение России в ЕС в обозримом будущем проблематично по причине неразвитости ее экономики и все еще слишком значительного военного потенциала, способного нарушить баланс противовесов стран, входящих в ЕС.

Кооперация США, Западной Европы и Японии, вероятно, приведет к трехстороннему глобальному регулированию. Иначе, возможно, мир вступит в эпоху трехстороннего соперничества с проявлением национализма и обособленного регионализма «периферийных» стран, куда включается и Россия.

В течение многих столетий западная концепция развития и управления опиралась на примат личности, всемерно поддерживалась христианской религией, в первую очередь, протестантской церковью. Она модифицировалась во времени на лозунгах о свободе предпринимательства, правах человека, правовом государстве. На этой основе возникли концепции, суть которых состоит в том, что в XXI веке мир будет устроен и управляем элитными странами или транснациональными корпорациями (ТНК). Роль остальных стран сведется к поставкам сырьевых и людских ресурсов. Россия с ее огромной территорией, сырьевыми ресурсами и достаточно квалифицированной рабочей силой должна по замыслу западных стратегов стать тем пирогом, который Запад с удовольствием и разделит.

 
 

Жизненно важные интересы ведущих западных стран, во главе с США, кроме имперских амбиций, базируются на обеспечении поставок нефти, стратегического сырья, экспорте «грязных» технологий и т.д. Запад использует инвестиции в экономику развивающихся стран как орудие эксплуатации их природных ресурсов, в то время, когда непрочные политические режимы последних стремятся сохранить хоть какой-то контроль над политикой и экономикой. Подобную политику Россия в полной мере ощутила на себе в виде усиления сырьевой направленности своего экспорта, причем с нарастающими убытками. Такова ситуация с экспортом нефти, газа, черных и цветных металлов.

Глобализация и концентрация управления, происходившая ранее путем агрессии и оккупации территории, сменилась целенаправленной агрессией на основе «культурного сотрудничества», причем с сознательным или подсознательным участием местных «элит».

Модернизация и одновременная либерализация экономики в переходный период осуществляются Западом по одному стандарту в любой стране мира. Осуществляется противопоставление рыночных механизмов - плану, приватизации - государственной собственности, денежного обмена - бартеру, децентрализации производственных объединений - центральной бюрократии, свободного обмена капиталов и товаров - государственной внешней торговле. Это делает все достижения национальных экономик бросовыми, заставляя общество снова начинать с нуля, что, естественно, отбрасывает экономику на десятки лет назад.

Ожидаемые «положительные» результаты подобной стратегии связывают со следующим:

1. Свободные рыночные цены приведут к санации, повышению эффективности использования сырья и ресурсов.

2. Приватизация побудит частную инициативу, мобилизует вложение капиталов и децентрализует ответственность за развитие отдельных предприятий.

З. Конкуренция на рынке выявит реальные возможности предприятий, а также приведет к закрытию нерентабельных.

4. Усиление зарубежных инвестиций в экономику на базе пересмотра экспортных пошлин будет способствовать установлению дисциплины цен.

5. В переходный период снижение национального дохода не превысит 10%, промышленного производства - 20%, число безработных будет не более 6% от числа занятых, которых затем займет частный сектор.

6. Государственные предприятия отреагируют на рынок пассивно, произойдет их переоснащение техникой и реконструкция за счет совместного финансирования государства и частного капитала.

7. Приватизация уменьшит или ликвидирует корпоративные интересы директорского корпуса.

Одной из общепринятых формул перехода к рыночной экономике, на которую вступили восточно-европейские страны после распада СЭВ, является трех-этапная модель. Согласно этой модели, процесс перехода от тоталитаризма к рыночной экономике практически во всех странах состоял из трех этапов:

- либерализационного, на котором рушатся административно навязанные хозяйственные связи, государство резко ограничивает свое присутствие в экономике и социальной сфере, происходит сокращение производства, падение уровня жизни, дезорганизация общественных механизмов;

- стабилизационного, когда складываются новые хозяйственные связи и рыночная инфраструктура сначала вокруг экспортеров, а затем и вокруг отраслей, работающих на оживляющийся внутренний рынок; снижение объемов производства в неконкурентоспособных отраслях компенсируется подъемом в конкурентоспособных, из-за чего спад, характерный для первого этапа, переходит в депрессию; уровень жизни медленно растет;

- инвестиционного, в ходе которого преодолевается инвестиционный кризис и начинается экономический рост.

Призвание трехэтапной модели должно было показать россиянам, что, во-первых, реформы идут в правильном направлении, этап «разрушения» объективно необходим; во-вторых, после пика кризиса страна войдет в стабилизационный период. Все это призвано было компенсировать у граждан появившийся вакуум целей и надежд на будущее, сформировать в массовом сознании привлекательный «образ нового будущего».

Реализация такой концепции в России привела к тому, что на первых этапах реформирования в стране было осуществлено: уничтожение бывших структур управления и их элементной базы; внесение дефектов в социальные векторы управления, реструктуризация прямых и обратных связей между центром и регионами; выдвижение новых приоритетов для решения личных и корпоративных интересов (причем лидирующие хозяйствующие субъекты стали оказывать негативное воздействие на автономное управление других); образование разнородного конгломерата территориальных субъектов, у которых возможности обособленного развития, а также межрегионального сотрудничества весьма ограничены. Ситуация на муниципальном уровне еще хуже.

Фактические результаты проведенных в России реформ:

1. Разработанная и реализованная модель реформ оказалась чересчур абстрактной, неолиберальные реформы и происшедшие изменения в геополитике и геоэкономике Восточной Европы скорее соответствовали плану Маршалла, нежели замыслам плана модернизации постсоветской системы.

2. Выявилась непригодность социологических аспектов и принципов эффективности самоорганизующегося рынка. Неоклассическая концепция равновесия между спросом и предложением подверглась такой мощной критике, что стала очевидной ее полная ущербность.

3. Проводимая быстрыми темпами приватизация не вызвала ожидаемый приток иностранных инвестиций, а отпуск цен вместо децентрализации производств и появления конкуренции способствовал усилению ценовой монополизации и возникновению новых корпоративных интересов.

4. Либерализация внешней торговли привела к утечке капитала за границу, обвальному росту импорта, поставила национальную промышленность не только в плохие конкурентные условия, но и на грань окончательного развала.

5. Разрывы региональных связей сократили государственные кредиты, усилили инфляционные процессы из-за долга предприятий госбюджету, бывших республик Советского Союза России и т.п.

6. Сокращение бюджета и рост его дефицита способствовали радикальным изменениям в политических сферах, частные интересы предпринимателей начали сталкиваться с интересами властей разного уровня, профсоюзов и иностранных инвесторов.

7. Интересы властных структур распались по конкурирующим группам: федеральные ведомства, региональные власти и локальные элиты, корпоративные структуры промышленного и финансового капитала и др.

8. Рыночные реформы способствовали концентрации капиталов и резкой дифференциации доходов населения, вызвали в экономике новые деформации, связанные с тем, что бывшая номенклатура и криминалитет взамен государственной монополии создали нацеленные на частное обогащение монополии корпораций. В итоге, частный сектор стал превалирующим, а общественная собственность и государственные инвестиции целиком и полностью зависимы от рынка.

9. Возник кризис государственного руководства, так как реализация реформ привела к «нищему капитализму», подобно, например, бразильскому, но с чисто российскими чертами криминализации, коррупции и т.д.

10. В широких массах населения наблюдается разочарование реставрацией капитализма, так как вместо стабилизации рынка осуществлена его фабрикация. У народа усилились ностальгические воспоминания и даже появились надежды на возврат утраченного социализма, обеспечивающего человеку значительно большие социальные гарантии.

В ходе реализации указанных реформ как вне, так и внутри России звучали вопросы, почему Россия, которую можно рассматривать как огромную закрытую самодостаточную систему (в отличие от многих латиноамериканских и азиатских стран) и имеющую множество отечественных наработок по современным промышленным технологиям, не в состоянии решить хотя бы первоочередные острые социально-экономические проблемы вот уже в течение 15 лет? К сожалению, за годы реформирования у нас фрагментарно и бессистемно апробировались те или иные рецепты по выходу различных стран из кризисных ситуаций, которые потерпели в итоге неудачу, так и не создав собственной стратегии социально-экономических преобразований.

Получила развитие «жизнь взаймы», налогов собирали, сколько могли, а дефицит средств покрывался внутренними и внешними займами. Правительственная чехарда 1997-1998 гг. на фоне одновременных сетований о дефиците временных факторов, чрезмерной масштабности, инерционности системы и нерасторопности чиновников всячески вуалировали истинные причины надвигающегося обвального кризиса 1998 г., которые правительственным кругам были хорошо известны.

Рыночные реформы в России оказались несостоятельными еще и потому, что три главных составляющих динамически взаимосвязанной системы «производительность - экономическая эффективность - социальное обеспечение» - не были реализованы, как, впрочем, и классическая, с точки зрения Запада, теория модернизации экономики. Дискуссия о рецептах «экономического чуда» для России на основе опыта других стран идет до сих пор, а в это время экономика России продолжает работать так, как выгодно Западу.

 
 

В то же время между Центром и регионами продолжается явно скрытая борьба за контроль над налогами, пошлинами, объектами собственности. Прекращение практики прямых договорных отношений между Центром и субъектами Федерации, вероятно, не даст трансформировать Россию как государство в достаточно аморфное образование конфедеративного типа. Тем не менее, прецеденты этнического доминирования титульных наций (прежде всего их элит), наблюдающиеся на фоне постоянного давления на русское население, представляются крайне опасным явлением.

Наблюдавшееся до недавнего времени усиление процессов хозяйственно-экономической автократии регионов и разрушения единого российского экономического пространства питало как экономический, так и политический сепаратизм.

В целом проблему преодоления социально-экономического кризиса в России и выбор наиболее эффективных путей и средств достижения этой цели необходимо рассматривать, прежде всего, с позиций понимания желаний США и других стран доминировать на международной арене за счет нового геополитического передела мира. Многие государства уже четко осознают (а некоторые почувствовали на своей шкуре), что в национальные интересы США входят практически все континенты и процессы, происходящие на Земном шаре. Американцы хотят, чтобы мир жил по их указке, а лидеры всех стран проводили фактически продиктованную из США внутреннюю и внешнюю политику. В Америке это уже практически не скрывается. Достаточно почитать, например, труд З.Бжезинского «Великая шахматная доска» или уж совсем официальный источник - «Стратегия национальной безопасности США» - документ ежегодно представляемый президентом США в Конгресс, в котором излагаются цели, задачи и направления деятельности американской администрации в сфере внешней и военной политики.

Как только Советский Союз перестал быть супердержавой, США во весь голос заявили о своих претензиях на мировое господство. Их агрессии в Иране и Югославии не оставляют на этот счет иных толкований. Вероятно, сегодня ни у кого не осталось иллюзий о том, что ждет те страны и тех лидеров, которые откажутся подчиниться американцам. Однако, лишив Россию статуса сверхдержавы и указав ей на скромное место в системе мирового влияния, США, да и весь мир, столкнулись с феноменом разрастания как раковой опухоли другого желающего нового геополитического раздела мира - воинствующего мусульманства, чья политика также полностью замешана на терроризме и насилии.

России необходимо безотлагательно задуматься о том, как сохранить свои территории, природу, ресурсы, города, инфраструктуру, население.

Однако политические тенденции в мире не стоят на месте. Переход человечества в новое тысячелетие ознаменовался сменой политических лидеров в ведущих странах Запада (Англия, Германия, США и др.). Сегодня крупнейшие аналитики и стратегические центры мира пытаются осмыслить результаты «выигрыша» Запада от проводимой им в последние 15 лет политики в России и тех итогов, которых добились США и их союзники в реализации стратегии глобализации и установления нового миропорядка. На наш взгляд, итоги эти весьма неоднозначны.

Царская Россия, а затем Советский Союз во многом обеспечивали безопасность на всей территории Евразии, так как были способны успешно противостоять любым агрессиям (лишь Россия смогла одолеть Наполеона и фашистскую Германию, дав возможность цивилизованной Европе идти демократическим курсом). Только сильная Россия является гарантом спокойствия на евразийском континенте. Но администрация Клинтона в эйфории от разгрома своего главного геополитического противника - Советского Союза и открывшихся в результате этого для экономики Запада захватывающих дух возможностей от смены общественного строя в России и странах СНГ до последнего времени не желала замечать, что в России строится совсем не то общество, которое было бы полезно США.

Ни лидер либеральных демократов А.Чубайс, отрапортовавший Западу об успешном завершении ускоренной приватизации, ни сам президент Б.Ельцин, несмотря на все свои усилия, не смогли обеспечить в России условия для ее безопасной колонизации. Новая российская финансово-промышленная элита, структуры власти и управления срослись в один клубок с криминалитетом, политическими авантюристами и коррупционерами в армии, правоохранительных органах и др. Ухудшение положения населения, продолжающийся рост цен и тарифов, а также отсутствие внятных политических ориентиров и экономических перспектив делают ситуацию в России трудно предсказуемой. Здесь возможны самые неожиданные сценарии развития событий, начиная от установления авторитарного правления до политического восстания и распада страны. Результат, который получил Запад в России после перестройки, а затем так называемых рыночных преобразований, вряд ли можно назвать позитивным по следующим соображениям.

Во-первых, граждане бывшего СССР явно разочарованы результатами реформ и демократическим общественным устройством вообще, устали от голода, бесправия и пустых разговоров о свободе и правах человека. Большая часть населения ненавидит новых богачей, ограбивших народ и разоривших страну, а, самое главное, перестала верить в то, что выборы могут привести к власти лидеров, способных улучшить жизнь народа и обеспечить его безопасность. Все это также явно не добавило дружеских чувств русских к американцам и сытым европейцам, сюсюкающим с чеченскими бандитами.

Во-вторых, несмотря на то, что новые русские промышленники и криминальные структуры перекачивают свои доходы в надежные европейские и американские банки, они вряд ли собираются чтить законы за рубежом, когда плевали на них в России. Пока Запад еще не очень ощущает опасность распространения за пределы России практики ведения дел новыми русскими, в основе которой лежат далеко ушедшие вперед по сравнению с эпохой дикого Запада средства насилия, обмана, подкупа и террора, усиленные влиянием коррумпированных государственных чиновников. Если в эпоху И. Сталина Советский Союз пытался закрыться «железным занавесом» от тлетворного влияния Запада, то теперь уже Запад должен подумать об аналогичной защите от проникновения грязных денег из России и стран СНГ, а также самих их владельцев.

В-третьих. На Руси есть хорошая поговорка: «Не рой другому яму, сам в нее попадешь». Сегодня в стране многие понимают, что отечественные реформаторы и их западные кукловоды в своих попытках разрушить и обескровить Россию, могут добиться как раз обратного результата. Продвижение НАТО к границам России, его агрессии в Ираке, Югославии и многие другие политические шаги Вашингтона, окончательно лишили Россию иллюзий на благие намерения Запада по отношению к ней. И чем хуже будет положение России, тем больших неприятностей это может принести западному сообществу. Ведь России, например, достаточно выбросить на рынок свои валютные ресурсы, чтобы Америка и другие страны оказались в разрушительном для западной экономики финансовом кризисе. И чем больше западные производители зависят от российского рынка, а свободно-конвертируемая валюта накапливается у наших граждан, тем страшнее могут стать последствия обострения социально-политической ситуации в России.

Поэтому Западу вряд ли целесообразно ставить Россию в безвыходное положение, грозить жесткой позицией по возврату долгов и т.п. Такой позицией Запад рискует резко ухудшить свое положение, ведь западные демократии с их богатствами и неумением жить бедно, будут не в состоянии пережить серий обвальных катаклизмов в своей экономике в режиме нарастающего противостояния с блоком новых геополитических оппонентов. В этом свете позиции России представляются не такими уж безрадостными, как предсказывают западные стратеги. Будет у руководства России политическая воля и она сможет снова расправить могучие плечи, опершись на свой великий народ. А ресурсов, земли, интеллекта и умения работать русским не занимать... Сделать это, однако, совсем не просто в силу самых различных причин: моральной и физической изношенности оборудования в промышленности, сельском хозяйстве и других отраслях экономики; огромного валютного долга, на обеспечение которого только в 2001 году понадобится значительная часть бюджета страны, криминализации рынка и нежелания олигархов, промышленных магнатов, многих высших чиновников и партийных боссов менять существующее положение дел. Поэтому для России сегодня нет иного пути, чем снова стать сильным государством, супердержавой. Что же необходимо для этого?

1. Сформировать одобренную большинством населения страны цель, к которой Президент поведет общество.

2. Обеспечить адекватную потенциально возможным внешним угрозам военную мощь, придать новый импульс развитию науки и технологий и, прежде всего, в военно-промышленной сфере.

3. Создать условия для проведения совершенно самостоятельной, независимой от США или других мировых держав, внутренней и внешней политики.

4. Укрепить порядок в стране и создать продуманную структуру органов государственной власти, позволяющую осуществлять эффективное управление.

5. Организовать целенаправленное регулирование хозяйственной деятельностью, включая экономическое регулирование развития промышленности, малого и среднего бизнеса, управление государственным имуществом, инвестиционную, инновационную и антимонопольную политику и т.д.

6. Россия должна найти себе надежных и сильных союзников и стратегических партнеров на международной арене (ими могли бы стать Китай, Индия, Ирак, Иран, Япония, Корея).

7. Власть должна позаботиться о воспроизводстве населения, а главное - об интеллектуальном развитии общества.

 
 

Это должно стать ключевой составляющей его социальной политики, наряду с воспитанием патриотов родины, а не людей, думающих только о своем личном обогащении, вывозе капиталов за рубеж и пр. Иначе государство не сможет искоренить преступность, коррупцию, обеспечить защиту национальных интересов страны.

При этом никакие чисто экономические программы и манипуляции с финансово-кредитной системой не позволят укрепить экономику, международный статус государства и добиться повышения благосостояния народа без интенсивного развития базовых отраслей отечественной промышленности. Позитивная динамика в стране немыслима без создания продуманной системы подготовки кадров (в том числе, для управления ключевыми направлениями экономики и промышленности) и предоставления широких социальных гарантий и прав всем слоям и группам населения.

На наш взгляд, укрепление государства Российского будет происходить на фоне укрепления реальной власти Президента, т.е. вертикали исполнительных органов государственной власти, а также изменений в территориальном делении страны, позволяющем за счет рационального укрупнения регионов облегчить управляемость, разрешить ключевые проблемы взаимодействия и разделения власти между центром и субъектами Федерации. Необходимость принятия бездефицитных, экономически обоснованных бюджетов страны будет связана с поиском соответствующих мер по их наполнению. Скорее всего, государство будет вынуждено ввести режим жесткой экономии, ужесточить налоговую политику и т.д. В этом случае станут неизбежны сокращение государственного аппарата, ликвидация привилегий государственных чиновников и т.п.

Для повышения эффективности работы промышленности и экономики государству нужна новая промышленная политика, которая должна состоять в поддержке имеющихся и создании новых технологически перспективных, рентабельных, но не очень крупных промышленных предприятий. Время неэффективных индустриальных гигантов с огромным штатом управленцев, ИТР и малоквалифицированных рабочих прошло. Вероятно, уже в 2001 г. будет принята программа не реорганизации старой, а создания новой промышленной политики в России.

Меры жесткой экономии, сокращение численности госаппарата и работников промпредприятий вызовут всплеск безработицы. С другой стороны, необходимость государственного регулирования системы приобретения и оценки имеющегося у граждан недвижимого имущества и, прежде всего, квартир, коттеджей, дач и пр. с ужесточением налоговой политики в имущественной сфере приведут к тому, что средний класс не сможет платить за имеющееся у него имущество. Произойдет падение цен на жилье, землю, получит развитие спекуляция недвижимостью и т.п. В стране создадутся условия для миграции населения в сельские районы. При этом государство будет поддерживать создание крестьянских и фермерских хозяйствах путем предоставления льготных кредитов, упрощения бюрократических процедур получения земли и т.д.

Государство приложит все усилия для замедления темпов расслоения общества, повышения уровня жизни беднейших слоев населения, оживления инвестиционной деятельности иностранных фирм в России, развития туризма и международного сотрудничества в освоении Сибири и Дальнего Востока. В той или иной степени будут развиваться программы развития науки (в основном, военных и космических технологий, прикладной электроники и т. п. ). Чтобы не потерять контроль за жизненно важными сферами экономики, противостоять желанию многих западных корпораций контролировать наиболее прибыльные предприятия и отрасли в России, государство, вероятно, решится на новое распределение собственности с участием иностранных компаний.

Если России не удастся уйти от положения мирового поставщика ресурсов, как это уготовано нам Западом, и как, скорее всего, и произойдет, а также существенно улучшить положение населения, то в стране неизбежно возникнет новая политическая оппозиция национально-патриотического плана, которая в итоге придет на смену коммунистам.

Однако, понимая это, власть постарается видоизменить существующую систему политических партий и движений в России с помощью всех имеющихся у нее рычагов, что позволит перетасовать их платформы и программы, сделать руководство партий более управляемым, действия - более режиссируемыми, рейтинги - незначительными, а членство в партиях - малопривлекательным для широких масс населения. Все это обеспечит сокращение слишком больших расходов на манипулирование депутатским корпусом Федерального Собрания, снизит и нивелирует значимость фракций в Государственной Думе, как впрочем, и их лидеров.

В то же время расстановка экономических сил на международной арене и тенденции ее динамики, возможно, будут достаточно благоприятны для России, и она сможет при глубоко продуманной стратегии во внутренней и внешней политике добиться экономического роста, позволяющего попытаться снова занять ключевые позиции в конкуренции мировых держав.

  • Геополитика


Яндекс.Метрика