Павел Крашенинников: "Правовое государство дает возможность каждому гражданину сохранять свои свободы, не угнетая свободы других"

Крашенинников П.В.

Наука гражданского права, или цивилистика, долгие годы была падчерицей в российской юриспруденции. Сегодня уже не секрет, что наше государство большую часть уходящего века шло по пути защиты интересов страны, города, предприятия, но никак не интересов «винтика» в государственной машине - гражданина. И когда мы начали развивать рыночные отношения, строить правовое государство, столкнулись с тем, что граждане не умеют защитить себя, свою семью, свой бизнес. Столкнулись с тем, что наше противоречивое законодательство не дает никакой возможности уважать закон даже тем, кто готов стать законопослушным.


 П.В. Крашенинников, председатель Комитета по законодательству Государственной Думы РФ, доктор юридических наук, профессор Российской академии государственной службы при Президенте РФ
 

На пресс-конференции Павла Крашенинникова с магнитогорскими журналистами я обратилась к нему с вопросом от журнала «ЧиновникЪ».

- Мне очень приятно, - начал свой ответ Павел Владимирович, - что девушка легко произносит вслух название этого журнала. Хорошее русское слово, показывающее принадлежность человека к государственному чину, к государственной службе. Ведь на нем держится все государство, а мы умудрились нанести на него такой негативный налет. Я думаю, журнал делает очень много для того, чтобы вернуть слову «чиновник» его первоначальное почтенное значение.

А сегодня Павел Крашенинников, председатель Комитета Государственной Думы по законодательству, доктор юридических наук, а с недавнего времени и профессор Российской академии государственной службы, дает интервью журналу «ЧиновникЪ».

- Павел Владимирович, в своем предисловии к историческому очерку «Министерство юстиции за сто лет 1802-1902» вы анализируете изменения функций и полномочий Минюста в последнее десятилетие двадцатого века. И делаете вывод: «…если государство действительно будет становиться правовым, то и Министерство юстиции Российской Федерации должно стать ключевым федеральным органом исполнительной власти в стране». Так почему же возникло это «если»? Есть повод сомневаться?

- Всякое случается. Я вот, например, даже с учетом моего молодого возраста, уже побывал министром при трех правительствах. Должно быть такое? Конечно, нет. Хотя, что касается подвижек к правовому государству, нынешний состав Государственной Думы, я бы сказал, делает все для того, чтобы упорядочить российское законодательство. Привести его в соответствие с Конституцией и обеспечить реальное осуществление прав и свобод граждан. Логика чрезвычайно проста: принята Конституция - теперь следует приступить к принятию кодифицированных актов, то есть кодексов, которые относятся к разным отраслям права. А уже потом принимать конкретные законы, вытекающие из того или иного кодекса.

- Насколько я знаю, Комитет по законодательству Государственной Думы выбрал именно такую последовательность?

- Да, и если Думе нынешнего состава в целом удастся завершить кодификацию всего российского законодательства, то она уже оставит заметный след в становлении правового государства в нашей стране. Правда, это будет только начало. И работы с лихвой хватит на последующие составы. Ведь впереди еще масса законов, «привязки», поправки.

- А побыстрее нельзя? Уж очень хочется успеть пожить в правовом государстве.

- Мы работаем в очень высоком темпе. Это только со стороны кажется, что в Думе сидят люди и просто разговаривают. В действительности, любому заседанию, любому обсуждению и тем более любому предоставлению закона на чтение предстоит огромная подготовительная работа: в комитетах, во фракциях и межфракционных группах. Проект закона надо не только написать - приходится консультировать по нему коллег из других комитетов, не связанных с юридической практикой.

- Наверное, приходится просчитывать и механизмы лоббирования?

- Обязательно. Если хотите, чтобы ваш проект был принят без проволочек, потрудитесь поработать на его продвижение. Важна каждая деталь: и состояние здоровья спикера, и настрой во фракциях. На волне предотпускного настроения хорошо проводить значимые вопросы. Да мало ли еще какие тонкости учитывать приходится…

- Какие кодексы сейчас в работе?

 
 

- В двух чтениях уже принят Уголовно-процессуальный кодекс (думаю, что с нового 2002 года он начнет действовать). В нем подробно расписаны компетентность судов (от мировых до присяжных), процедура подготовки и рассмотрения уголовных дел, меры по обеспечению неприкосновенности граждан. Этот законопроект предполагает судебную, а не прокурорскую санкцию на арест, обыск и другие процессуальные действия, ограничивающие свободу граждан.

Что касается подсудности различного рода гражданских дел, практически ежедневно в практике мы встречаемся с несовершенством действующих Гражданско-процессуального и Арбитражно-процессуального кодексов. Это несовершенство широко используются в недобросовестной конкуренции, и весьма негативно влияет на экономику страны. Я надеюсь, что новые процессуальные кодексы, которые наш комитет готовит ко второму чтению также осенью 2001 года, решат в целом эту проблему. В частности, все акционерные споры будут отнесены к компетенции арбитражных судов. Согласован, наконец, и принят в первом чтении Трудовой кодекс. Готовятся жилищный и земельный кодексы.

- И каждый кодекс фактически является производным соответствующей статьи Конституции?

- Да. Все процессуальные кодексы, например, «выросли» из статей 22 и 47 Конституции, устанавливающих право на свободу гражданина, на его неприкосновенность, на рассмотрение всех касающихся его споров в судах соответствующей юрисдикции. Что касается главы Конституции, посвященной правам человека и гражданина, то в развитие, например, статьи о праве на труд, отдых, трудовые споры и забастовки был рожден (как известно, в муках) согласованный вариант Трудового кодекса. В развитие статей Конституции о праве на частную собственность и праве частной собственности на землю (статьи 35 и 36 соответственно), мы ввели в действие главу 17 Гражданского кодекса - это право собственности на землю. Впервые в России на федеральном уровне был решен вопрос о праве собственности, включая право частной собственности. Земельный кодекс является производной от 17 главы ГК. Конечно, основной сдвиг в земельном вопросе произошел именно с ее принятием. Хотя и сам земельный кодекс - документ очень важный. В нем прописано очень много процедурных норм, без которых также нельзя говорить о полномасштабной реализации прав граждан. Предстоящее принятие земельного Кодекса - очень важный шаг в развитии конституционного положения о частной собственности на землю.

- И все же почему Гражданский кодекс есть, а главы 17 в нем так долго не было?

- Я уже говорил о том, что в соответствии со статьей 36 Конституции РФ граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. А статья 35 указывает на то, что право частной собственности охраняется законом. Однако это право никак не закреплялось в законодательстве. Более того, при принятии Госдумой в 1994 году части первой Гражданского кодекса РФ «» большинство оказалось категорически против даже упоминания о праве частной собственности на землю. В результате было принято компромиссное решение об отсрочке введения в действие данной главы 17 «Право собственности и другие вещные права на землю» до принятия Земельного кодекса.

- Выходит, коммунисты и аграрии считают землю вопросом сугубо политическим и именно поэтому препятствуют введению ее в продуктивный оборот?

- Люди, которые на семь лет затянули дискуссию, видимо, никак не могут понять, что право собственности на земельный участок - это не политический вопрос. Политически он уже решен в Конституции. Введение в действие главы 17 Гражданского кодекса будет являться существенным стимулом развития не только экономики России, но и становления цивилизованного правового государства в нашей стране.

- Но ведь все это время люди покупали и продавали дома, садовые участки. Даже, помню, несколько лет назад проходили аукционы, на которых коллективы предприятий сферы услуг вынуждены были через аукционы выкупать (не знаю, правда, как результаты этих торгов оформлялись в документах, но в парикмахерских собирали деньги именно для того чтобы «выкупать») не только собственные офисы, но и землю под ними…

- Безусловно, все эти годы затруднено было федеральное регулирование отношений по владению, использованию, распоряжению и охране земель. Представьте себе, только за последние пять лет было принято более 20 Указов Президента РФ, разнородных по своему содержанию и создающих сложности для реализации конституционных прав граждан России на землю. Едва ли заполнили правовой вакуум несколько федеральных законов. И это в ситуации, когда всем известно, что оборот земли давно существует. Только за прошлый год учреждениями юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним было зарегистрировано более миллиона сделок с землей. При этом сделки совершаются и регистрируются, а регулирования права собственности на землю на федеральном уровне нет. И, надо сказать, такой дисбаланс является серьезной основой для коррупции.

- И слово «закон», к сожалению, все устойчивее становится синонимом «беззакония»?

- Мы делаем все для того, чтобы изменить ситуацию. В развитие конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, например, мы разработали и приняли в первом чтении закон об адвокатуре. Это очень важный закон, в нем очень четко прописана структура адвокатского общества, а также государственный контроль над ним, в том числе и над обеспечением бесплатной юридической помощи. Есть подвижки и в законодательном наполнении права на интеллектуальную собственность, поскольку готовится четвертая часть Гражданского кодекса, которая будет полностью посвящена этой проблеме.

- Мы не говорили еще о главном праве - на жизнь…

- Это одно из основополагающих прав, обозначенных в Конституции. И здесь тоже достаточно много дискуссий. Речь идет, конечно, о пункте втором статьи 20 - о смертной казни. Я, например, считаю, что хватит морочить голову, как Европе, так и своим гражданам. Есть мораторий на применение смертной казни, который был введен указом президента. Есть мораторий, который был выражен в постановлении Конституционного суда. О невозможности вынесения таких приговоров до введения повсеместно суда присяжных. Есть, наконец, присоединение к Протоколу № 6 (это Конституция Совета Европы) относительно отмены смертной казни. И не надо забывать о том, что в любой стране, в том числе и в нашей, существует такое понятие, как судебная ошибка. Когда вспоминают дело Чикатило, то почему-то забывают о конкретных гражданах, которые были расстреляны по обвинению в преступлениях этого маньяка, которых они не совершали. Если б это был единственный случай. И мне кажется, что пора ставить точку в этакой постоянно действующей политической дискуссии. Комитет по законодательству по этому вопросу определился: мы практически единогласно, за исключением одного депутата, рекомендовали Государственной Думе ратифицировать Протокол № 6.

- Павел Владимирович, вот уже второй важный вопрос «наткнулся» на так называемую политическую дискуссию. А может быть, в бесконтрольной многопартийной системе уже отработаны технологии, как заволокитить государственно значимое решение?

- Технологии эти, безусловно, есть. Они легко прочитываются. И когда это законно - пожалуйста. Ведь для того, чтобы стать демократическим государством, мы по большинству вопросов должны иметь согласованное мнение. Поэтому без дискуссий не обойтись. Другое дело, что эти обсуждения затягиваются на годы и для принятия решения нет смысла ждать окончания обсуждений. А вот что касается «бесконтрольности», то вряд ли можно это утверждать. Ведь помимо иных функций, Министерство юстиции осуществляет государственную регистрацию различных общественных организаций, включая политические партии, и контроль за их деятельностью.

- Контроль по поводу соответствия их деятельности законам?

- Да. Контроль и регистрация. К январю 2001 года, например, Минюст зарегистрировал 3982 общественные организации. И Минюст с ними работает. Сложнее, конечно же, осуществлять повседневный контроль деятельности политических партий и ее системные проверки. Тем не менее, в 2000 году Министерством юстиции и его управлениями в субъектах Федерации проведено около четырех тысяч проверок, завершившихся вынесением в адрес руководящих органов общественных объединений около двух тысяч предупреждений.

- Министерство Юстиции вы называете ключевым, базовым органом государственного управления. Значит ли это, что Минюст должен стоять на ступеньку выше всех остальных министерств и управлять ими?

- Тут совсем иная логика. Мы ведь говорим о построении правового государства. И если все современные задачи Минюста сгруппировать в блоки, то объединит их одно - они связаны с правом. Сегодня основная компетенция современного российского Министерства юстиции подразделяется на пять блоков: нормотворческий, правоохранительный, регистрационно-контрольный, правовой помощи, охраны и защиты интеллектуальной собственности.

- А функции Минюста России в этих блоках одни и те же?

- Не совсем. В нормотворческой сфере, например, Министерство юстиции выступает как координатор законотворческой деятельности. Готовит план законотворческой деятельности Правительства РФ, готовит либо проводит заключительную экспертизу законопроектов, а также нормативно-правовых актов Президента и правительства. В этом же блоке - экспертиза принятых нормативных актов субъектов Федерации. Второй блок - правоохранительный, или силовой (включая конвоирование). Главное управление исполнения наказаний перешло в Минюст в августе 1998 г., а конвойные войска - в январе 1999г. В этот же блок входит служба судебных приставов, система центров и лабораторий судебных экспертиз.

 
 

Регистрацонно-контрольный блок, о котором мы с вами уже говорили выше, осуществляет регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, регистрацию и контроль общественных организаций, политических партий и религиозных объединений. К этому же блоку следует отнести такую функцию, как государственная регистрация всех нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, носящих межведомственный характер либо затрагивающих права граждан.

Функции блока охраны и защиты интеллектуальной собственности пока еще не очень хорошо проработаны, но над наполнением этого блока реальным содержанием мы сейчас как раз работаем. Блок правовой помощи включает в себя такие разнохарактерные задачи, как осуществление функций уполномоченного федерального органа исполнительной власти в сфере адвокатуры и нотариата, методическое обеспечение органов записи актов гражданского состояния.

- Павел Владимирович, Вы сейчас возглавляете Российскую школу частного права, которая имеет свое отделение в Екатеринбурге и даже, как мне известно, ведет определенную учебную работу у нас в Магнитогорске. С одной стороны, понятно, что долгие годы у нас реально защищался только государственный интерес, а человек, декларированный в Конституции главнейшей ценностью, в действительности был маленьким «винтиком». И все же - почему именно частное, или гражданское, право?

- А потому, что это то самое право, которое делает человека свободным, самостоятельным, уверенным в себе. Мы ведь говорим о создании правового государства? Наука гражданского права, или цивилистика, долгие годы была падчерицей в российской юриспруденции. Сегодня уже не секрет, что наше государство большую часть уходящего века шло по пути защиты интересов страны, города, предприятия, но никак не интересов «винтика» в государственной машине - гражданина. И когда мы начали развивать рыночные отношения, строить правовое государство, столкнулись с тем, что граждане не умеют защитить себя, свою семью, свой бизнес. Столкнулись с тем, что наше противоречивое законодательство не дает никакой возможности уважать закон даже тем, кто готов стать законопослушным. Практически не оказалось в стране и специалистов по гражданскому праву. Так чему же удивляться, когда даже вновь разрабатываемые законы противоречат и нашей Конституции, и самому священному во всем мире закону - декларации прав и свобод человека?

- Помните, Владимир Ильич Ленин заверял, что «ничего частного мы не потерпим»? Вот и искореняли. Поэтому все «частное» многих до сих пор пугает. Тем не менее, как Вам представляется, почему C.C.Алексеев, создавая пять лет назад свою школу, в которой готовят профессиональных законотворцев, все-таки назвал ее школой частного права?

- Я думаю, что это сделано намеренно, чтобы слово «частное» перестало пугать и стало привычным. Если серьезно, то именно частное право становится главным в условиях рыночной экономики, бизнеса, предпринимательства. Право, которое дает возможность сохранять свои свободы, не угнетая свободы других.

- И сегодня специалист, который знает право с точки зрения цивилистики (гражданского права) - это просто клад?

- И для прокуратуры, и для адвокатуры, и для любого предприятия.

- И для аппарата исполнительной власти?

- А это в первую очередь. Как врач работает для пациента, педагог - для ученика, актер - для зрителя, так чиновник работает для гражданина. Составляя важный документ, принимая ответственное решение, он обязан поверять свои действия законом, думать о каждом отдельном гражданине и четко представлять последствия своего шага. Именно поэтому мы и говорим сегодня о правовом наполнении деятельности органов исполнительной власти всех уровней.

 

Беседу вела Л. Антонова

  • Общество


Яндекс.Метрика