Эволюция территориального устройства России

Тимошенко В.П.

Осуществляемая в течение последних десяти лет поэтапная реформа государственной власти в РФ привела к неоднозначным результатам. Накоплен определенный положительный опыт регионального управления в новых условиях. Области и республики создали самостоятельные системы государственной власти, каждая из которых обладает своеобразием и, вместе с тем, имеет общие черты, обусловленные основами конституционного строя РФ, геополитическим и экономическим положением территорий. Россия располагает и уникальным историческим опытом совершенствования административно-территориального устройства применительно к решению задач каждого этапа развития.Этот опыт по большей части не обобщен и не систематизирован. В предлагаемой читателю статье предпринимается попытка сделать обзор процессов административно-политического взаимодействия в историческом прошлом через призму современных поисков оптимальной структуры административно-территориального устройства страны1.


1 В статье используются документальные и аналитические материалы, опубликованные в сборниках: Региональная структура России в геополитической и цивилизационной динамике. Екатеринбург,1995; Государственная власть и местное самоуправление в России в контексте процессов модернизации. Челябинск, 2001; Эволюция административного устройства и управления в России: историческая ретроспектива и современность. Екатеринбург, 2001.


 В.П. Тимошенко, доктор исторических наук, профессор
 

НАСЛЕДИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Входя в состав Российской империи, территории не теряли своего самоуправления. Право на территориальное самоуправление содержится в Судебниках 1497 и 1550 гг., Соборном Уложении 1649г., Своде законов Российской империи. Однако территории в Российской империи были неравны в вопросах широты своего самоуправления. Разнообразие форм децентрализованного управления регионами России расширяло возможности политического маневра центральной власти, обеспечивало гибкость управления, не разрушая при этом унитарного характера Российского государства.

Другой особенностью административно-территориального устройства Российской империи до 1917 г. было территориальное несовпадение зон ответственности органов административного управления с районами действий финансовых, судебных и военных ведомств (за исключением генерал-губернаторов). Это обеспечивало независимость правоохранительных органов, финансового и судебного контроля от нарушений законности и произвола местных органов власти. Такая система препятствовала развитию сепаратизма и коррупции.

Можно выделить три типа территорий в Российской империи, различающихся степенью самостоятельности.

1. Губернии Российской империи. Этот тип был характерен для территорий, на которых проживало в основном русское население, а также Прибалтики, Закавказья, Туркестана.

На этих территориях при наличии управленческой системы унитарного государства (генерал-губернаторства) имелись и органы самоуправления: сначала сословного, а позже — земского. Эти структуры занимались вопросами местного самоуправления, и их существование было вполне совместимо со структурами унитарного государства, так как их функции не пересекались. Имперские структуры ведали вопросами фискальными, промышленными, правоохранительными, в то время как структуры самоуправления занимались вопросами ведения и организации местного коммунального хозяйства, культурной жизни. Так, в Прибалтике действовали органы местного бюргерства — городские магистраты, а также приходские собрания, конвенты, ландтаги и комитеты. В самой России вопросами местного самоуправления занимались земства.

Нерусское население пользовалось широкими правами и участвовало в управлении в тех губерниях, в которых оно составляло большинство. Так, значительные права были даны различным сословиям Закавказья: грузинские дворяне получили права русских дворян, знать за участие в военных действиях получала высокие чины и должности в центральных и местных органах власти Империи. Широкие права имело высшее мусульманское сословие Закавказья. Поэтому нет оснований для суждений о дискриминации нерусского населения.

2. Автономии Российской империи. Второй тип управления в унитарной России представляли собой автономии Польши и Финляндии. Польша имела собственную Конституцию и законодательную власть — Сейм, который состоял из Короля (российский император), Сената и Посольской избы. Финляндия также имела свои органы власти и управления, свою судебную систему. Ее законодательство было обособлено от законодательства Российской империи.

3. Протектораты Российской империи. Этот тип управления заключался в политике протектората. Российская власть имела договоры о покровительстве с Хивинским ханством, Бухарским эмиратом и Урянхайским краем (нынешняя Тува). В обмен на покровительство российской власти передавались права внешних сношений и военной защиты этих территорий, а русские купцы получали права на льготную торговлю.

До февраля 1917 г. сильных сепаратистских движений, имевших массовую поддержку, в Российской империи не было. Из 160 депутатов IV Государственной думы от национальных районов 150 поддерживали идею «единой и неделимой России». Тенденции к распаду возникли одновременно с разрушением «центра», с самоликвидацией монархии. Инерция распада нарастала в течение всего 1917 г. В конце года региональные политические группировки начали декларировать государственную независимость. Возникли республики Армения, Азербайджан, Грузия, Эстония, Латвия, Литва, Украина, Белоруссия, Башкирская автономия и казахская Алаш Орда. Большого влияния на этот процесс смена власти в Петрограде в октябре 1917 г. не оказала, хотя сам факт очередной смены центральной власти сепаратизму способствовал.


НЕИЗБЕЖНОСТЬ И ПРЕДЕЛЫ ЭТАТИЗАЦИИ НАРОДОВ

История «собирания» России после распада 1917—1918 гг. показывает, что руководители Советского государства важность национальной политики оценивали правильно. Об этом говорят и интенсивность дискуссий и экспериментов, и даже накал страстей в этих дискуссиях. Теоретически вопрос, однако, был не разработан, и решения принимались исходя из тактических соображений.

Основы национально-государственной политики Советского государства были сформулированы в «Декларации прав народов России» от 2 ноября 1917 г., в которой закреплялось: равенство и суверенность народов России, право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельных государств, отмена всех и всяких национально-религиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России. Правом отделения прежде всего воспользовалась Финляндия. В декабре 1917 г. Советское государство признало ее независимость. Советское правительство признало и состоявшееся при Временном правительстве отделение Польши. В Финляндии произошла короткая, но ожесточенная гражданская война, в которой еще стоявшие там советские войска поддержали рабочее правительство. Вопрос был решен вводом германских войск. В июне 1918 г. из состава России вышла Тува, присоединенная к России по ее просьбе в 1914 г.

Когда в государствах Украины, Белоруссии, Эстонии, Латвии и Литвы существовала Советская власть, эти республики вступали между собой и РСФСР в тесные отношения, помогая друг другу в решении военных, экономических и других проблем. По декрету BЦИK «Об объединении советских республик: России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии для борьбы с мировым империализмом» подлежали объединению республиканские органы военной организации и военного командования, СНХ, наркоматы финансов, труда, путей сообщения. Для руководства этими отраслями создавались единые коллегии. В 1919 г. в Литве, а в 1920 г. в Эстонии и Латвии Советская власть пала. В Закавказье в апреле 1920 г. провозглашается Азербайджанская ССР, в ноябре 1920 г. Армянская ССР, а в феврале 1921 г. — Грузинская ССР.

Дальний Восток был оккупирован японскими войсками. Чтобы избежать столкновения, Советское государство пошло на создание в 1920 г. буферного государства — Дальневосточной республики (ДВР) с территорией к востоку от Байкала до Тихого океана, включая Сахалин и Камчатку. 27 апреля 1921 г. Учредительное собрание приняло Конституцию ДВР. Во многом повторялась Конституция РСФСР, но с демократическими добавками (были провозглашены свободы: собраний, печати, создания союзов и обществ; личность, жилище и переписка граждан объявлялись неприкосновенными; никто не мог быть наказан без суда). Когда Красная Армия освободила Дальний Восток от войск интервентов и белогвардейцев (25 октября 1922 г.), Народное собрание ДВР 14 ноября 1922 г. постановило передать власть Советам, отменило Конституцию и все законы ДВР и обратилось во ВЦИК с просьбой присоединить Дальний Восток к РСФСР. 15 ноября ВЦИК объединил Дальний Восток с РСФСР.

В 1920 г. на территориях Хивинского ханства и Бухарского эмирата, находившихся до революции под протекторатом Российской империи, возникли Хорезмская народная советская республика и Бухарская народная советская республика, с которыми РСФСР поддерживала тесные связи.

В первой половине 1918 г. стали создаваться автономные республики на территории РСФСР. Появились Туркестанская, Таврическая, Донская, Кубано-Черноморская, Терская республики. Возникали они по инициативе местных советских и партийных органов в рамках прежних административно-территориальных единиц. Четкого правового статуса республики не имели. Большая часть их перестала существовать в результате захвата их территорий интервентами и белогвардейцами. После освобождения они не восстанавливались (Туркестанская республика существовала до 1924г.).

В конце 1918 г. появляется Трудовая Коммуна немцев Поволжья. В 1919 г. — Башкирская и Крымская автономные республики. В 1920 г. были образованы: 8 июня — Карельская трудовая коммуна, 24 июня — Чувашская автономная область, 26 августа — Киргизская (позже Казахская) АССР, 4 ноября — Калмыкская и Марийская автономные области и Автономная область Вотякского народа.

Это — фактическая, формальная сторона дела. Более важно понять принципы, реально положенные в основу национально-государственного устройства Советской России, а затем и СССР. РСФСР, строение которой задало «матрицу» для всего последующего национального строительства, создавалась в чрезвычайных условиях революции и гражданской войны. Затем эта созданная под давлением обстоятельств структура была закреплена в не менее чрезвычайных условиях форсированной индустриализации и Второй мировой войны. Считать, что в этих условиях центральная власть исходила из неких «концепций» Маркса, Ленина или Сталина, по меньшей мере, наивно. Ссылки на вождей, которыми оправдывались те или иные практические решения, служили, как правило, просто идеологическим прикрытием. Вырвав из контекста конкретной обстановки, у классиков марксизма можно найти взаимоисключающие заявления по национальному вопросу. Например, Сталин в нужный момент говорил, что право рабочего класса на власть выше права народов на самоопределение.

Подход к самоопределению наций и федерации может быть понят лишь в контексте гражданской войны. Главная установка Советского государства была в том, что порожденный Февралем национализм не может быть подавлен. Единственный выход — овладеть этой стихией, соединить ее с социальными интересами масс через идею «пролетарского федеративного государства» и превратить в оружие в войне против белых и интервентов. Как минимум — нейтрализовать. Для этого были приняты требования самоопределения, выдвинутые рядом национальных движений, а также Всероссийским мусульманским съездом (май 1917 г.). Эта цель была достигнута, что стало одной из важных причин победы Советов в гражданской войне. Напротив, белые оттолкнули массу крестьян (своей позицией по вопросу о земле) и одновременно восстановили всех, в ком проснулось национальное чувство. Завершив гражданскую войну, Советское правительство приступило к воссоединению народов России в виде СССР.


ХРОНИКА НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

На раннем этапе развития СССР (до середины 20-х годов) была сделана попытка остановить процесс огосударствления национальностей — кампания, известная как «районирование». Инициатором ее был Госплан (до него — комиссия ГОЭЛРО), задачей — изменить старое административное деление, доставшееся в наследство от Российской империи, в соответствии с задачами хозяйственного строительства и планирования. Побочной задачей было укрупнение территориальных единиц с целью повысить управляемость и снизить затраты на госаппарат. Разделение территории не по национальным границам, а на экономические районы сразу изменило бы административное устройство таким образом, что тенденция к огосударствлению этносов оказалась бы резко ослабленной (предлагалось даже сменить название Совета национальностей на Совет экономических районов). Однако эта попытка оказалась преждевременной: сопротивление республик (особенно Украины) и автономий было таким сильным, что Госплан потерпел поражение.

СССР был создан как государство, а не межгосударственное объединение, при этом государство по его основным признакам федеративное, а не унитарное (примечательно, что РСФСР, унитарное по своей сути государство, называлась федерацией, а СССР федерацией не назывался). Но были и особенности: за республиками было оставлено право выхода, что соответствует принципам не федерации, а конфедерации; с другой стороны, учреждение объединенных наркоматов открывало возможности для фактического расширения полномочий центра и сдвига в ряде направлений к унитарному государству. Особенностью устройства СССР была и так называемая «двухэтажная» федерация в отношении РСФСР. С современной точки зрения, это неувязка чисто формальная, т.к. РСФСР являлась, по сути, унитарным государством.

В дальнейшем СССР развивался, пополнялся новыми субъектами. Сначала произошло национально-государственное размежевание в Средней Азии. До этого на ее территории существовали Хорезмская и Бухарская народные советские республики, а также Туркестанская АССР, входившая в РСФСР. Они сложились в рамках прежнего административного деления, без учета расселения народов Средней Азии.

К 1924 г. было в основном разгромлено басмачество и установилась относительно мирная обстановка. В сентябре 1924 г. ЦИК Туркестанской АССР, Курултаи Советов Бухары и Хорезма принимают постановления о национально-государственном объединении народов Средней Азии. Было проведено размежевание и созданы Узбекская и Туркменская ССР, принятые в СССР, а также Таджикская АССР в составе Узбекской ССР и две автономные области: Кара-Калпакская в составе Киргизской (Казахской) АССР и Кара-Киргизская в составе РСФСР.

В СССР стало 6 союзных республик. В 1929 г. присоединением к Таджикской АССР из состава Узбекской ССР Ходжентского округа, населенного преимущественно таджиками, был завершен процесс объединения таджикских земель в единое национальное государство. Была образована Таджикская ССР, вошедшая в СССР (постановление ЦИК СССР 5 декабря 1929 г. и решение VI съезда Советов Союза ССР 17 марта 1931 г.). В составе СССР стало 7 членов.

VII съезд Компартии Белоруссии поставил вопрос о включении в состав Белорусской ССР территорий СССР, населенных преимущественно белорусами. Было достигнуто соглашение ЦИКов РСФСР и БССР, на основании которого ВЦИК 3 марта 1924 г. издал декрет о передаче БССР восьми уездов Витебской губернии, значительной части Гомельской губернии и части Смоленской губернии, основное население которых составляли белорусы. Территория Белоруссии в результате увеличилась более чем в два раза, а численность населения с 1,5 млн. до 4171 тыс. человек, из которых белорусы составляли 70,4%.

В 1924 г. в составе Украинской ССР была образована Молдавская АССР на левом берегу Днестра (большая часть молдаван проживала на территории Бессарабии, захваченной в 1918 г. Румынией). В составе Азербайджанской ССР 7 июля 1923 г. была образована Нагорно-Карабахская АО, а 9 февраля 1924 г. — Нахичеванская АССР. В 1921 г. в составе Грузии была образована Аджарская АССР, а Абхазская ССР вошла в состав Грузии как АССР. В 1922 г. в составе Грузии была создана Юго-Осетинская АО.

В 1921–1922 гг. завершилось становление РСФСР. Особенно широко образование автономных республик и областей шло на Кавказе и в Сибири. В 1921г. были образованы Дагестанская, Горская (на территории, где проживали чеченцы, осетины, ингуши, кабардинцы, балкарцы, карачаевцы) и Крымская АССР, в 1922 г. Якутская АССР, в 1923 г. — Бурят-монгольская АССР и Карельская АССР (преобразована из Карельской трудовой коммуны), АССР немцев Поволжья (преобразована из автономной области). 22 августа 1921 г. образуется автономная область Коми, 1 июня 1922 г. — Ойротская автономная область. В 1921 г. из Горской АССР выделился Балкарский округ и, объединившись с созданной до этого Кабардинской автономной областью, составил Кабардино-Балкарскую автономную область. Затем из Горской АССР выделился Чеченский округ, в ноябре 1922 г. преобразованный в Чеченскую автономную область. На карачаевской территории, выделившейся из Горской АССР, и черкесской — из Кубано-Черноморской области, 12 января 1922 г. была создана Карачаево-Черкесская автономная область. В 1926 г. из нее выделился Черкесский национальный округ, преобразованный в 1928 г. в Черкесскую автономную область в составе Ставропольского края. 7 июля 1924 г. с упразднением Горской АССР создаются Северо-Осетинская и Ингушская автономные области.

В 1923 г. в РСФСР входило 11 автономных республик, 14 автономных областей, 63 губернии и области. 21 апреля 1925 г. Чувашская автономная область была преобразована в Чувашскую АССР. Киргизская АССР была переименована в Казахскую АССР, а Кара-Киргизская автономная область была переименована в Киргизскую автономную область, которая в 1926 г. была преобразована в Киргизскую АССР. В 1928 г. создается Мордовский округ в составе Средне-Волжского края. Для народов Севера также стали создаваться национальные округа. Первый такой округ, Коми-Пермяцкий, был учрежден в 1925 г.

До образования СССР взаимоотношения РСФСР с автономными республиками строились следующим образом: иностранные дела и внешняя торговля целиком относились к компетенции РСФСР в целом, военные дела также относились к ведению РСФСР, хотя в республиках и создавались свои военкоматы. Вопросы продовольствия, финансов, труда, РКИ, СНХ, путей сообщения, почты и телеграфа находились в совместной компетенции РСФСР и автономных республик. Остальные вопросы республики решали самостоятельно. Автономные области обладали примерно теми же правами, что и губернии, но имели свои представительства в Москве и использовали язык коренной национальности в делопроизводстве.

С созданием Союза Советских Социалистических Республик РСФСР вошла в состав союзного государства на правах члена федерации. Она передала в ведение СССР внешние сношения, внешнюю торговлю, организацию и руководство вооруженными силами и т.д. Автономные республики имели право принимать Конституции, утверждаемые ВЦИК и Всероссийским съездом Советов. Высшим органом власти автономных республик являлись съезды Советов республик, а в период между съездами — избираемые ими ЦИК. Они образовывали свои исполнительные органы.

«Декларация об образовании СССР» и «Договор об образовании СССР» стали основой Конституции СССР 1924 г. Первый съезд Советов СССР утвердил Договор и Декларацию лишь в основном и передал их на рассмотрение ЦИК союзных республик. В январе 1923 г. Президиум ЦИК СССР образовал шесть комиссий для подготовки важнейших частей будущей Конституции. Началась работа над проектом и в союзных республиках. Вновь вносились предложения, отвергнутые в ходе создания СССР: о ликвидации РСФСР и непосредственном вхождении в состав СССР ее автономных республик; о предоставлении республикам Закавказья права непосредственного вхождения в СССР и т.д.

Конституция СССР 1924 г. не похожа на другие советские конституции. В ней нет характеристики общественного устройства, нет глав о правах и обязанностях граждан, избирательном праве, местных органах власти и управления. Все это отражено в республиканских конституциях. Главный смысл Конституции СССР 1924 г. — конституционное закрепление образования СССР и разделение прав Союза ССР и союзных республик. Конституция СССР 1924 г. состояла из двух разделов: Декларации об образовании СССР и Договора об образовании СССР.

В Декларации отражены принципы добровольности и равноправия при объединении республик в Союз ССР. За каждой союзной республикой оставлялось право свободного выхода из СССР. В Договоре закреплялось объединение республик в одно союзное федеративное государство. Ведению СССР подлежали: руководство вооруженными силами, внешняя политика и торговля, общее планирование всего народного хозяйства Союза, единая денежная и кредитная система, утверждение единого бюджета СССР, руководство транспортом, почтово-телеграфным делом, установление основ судоустройства и судопроизводства, гражданского и уголовного законодательства, основных законов о труде, общих мер в области народного здравоохранения и просвещения. Верховные органы СССР решали вопросы приема в СССР новых республик, изменения границ Союза или границ союзных республик, спорные вопросы, возникающие между республиками. Вне этих пределов каждая союзная республика осуществляла свою власть самостоятельно. Территория союзных республик не могла быть изменена без их согласия. Конституция устанавливала для граждан союзных республик единое союзное гражданство. Конституция СССР 1924 г. и республиканские Конституции как бы дополняли друг друга, составляя единую Советскую Конституцию.

В связи с образованием СССР была принята новая Конституция РСФСР 1925г. В ст. 1 отмечалось, что она исходит из основных положений «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и основных начал Конституции РСФСР 1918 г. Проект был разработан в НКЮ, затем над ним работала комиссия Президиума ВЦИК. Она привела Конституцию РСФСР в соответствие с Конституцией СССР 1924 г., оформила правовой статус автономных республик и областей РСФСР. Из проекта была исключена «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и введена статья «Об основах экономического строя РСФСР». Проект обсуждался затем во ВЦИК и на Всероссийском съезде Советов и был утвержден 11 мая 1925 г. Конституция РСФСР 1925 г. закрепила РСФСР как федеративное государство с автономными образованиями. На территории РСФСР имели обязательную силу постановления Верховных органов СССР в пределах, указанных в Конституции СССР и по предметам, отнесенным к компетенции Союза.

Конституция РСФСР 1925 г. установила, что фабрики, заводы, водный, железнодорожный и воздушный транспорт и средства связи составляют собственность государства. Несколько иначе в Конституции РСФСР 1925 г. сформулированы задачи. Если в 1918 г. ставилась задача «установления социалистической организации общества и победы социализма во всех странах» то Конституция РСФСР 1925 г. ставила конечной целью «осуществление коммунизма», а о других странах ничего уже не говорилось.


ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ВРЕМЕНИ В КОНТЕКСТЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

В период после октября 1917 г. в области региональной политики существовало три основных направления: национально-государственное строительство; районирование и новое административно-территориальное устройство; выравнивание уровня экономического развития ранее отсталых территорий.

Целью национальной политики советского времени было создание государственных образований для нерусских национальностей в местах их компактного проживания. При этом зачастую автономии создавались в таких районах, в которых русские составляли большинство. Только в некоторых Северо-Кавказских автономиях, Чувашии и Татарстане титульная национальность была в большинстве. В таких же автономиях как, к примеру, Адыгея и Карелия, русские составляли более 80 процентов населения.

Можно говорить о том, что автономии сыграли важную роль в укреплении или становлении национального самосознания некоторых нерусских народов. Однако данные образования так и не стали государственными структурами, поскольку их полномочия были урезаны до уровня местного самоуправления. Иначе говоря, де-факто данные образования не были субъектами федерации, но территориальными элементами унитарного государства, наделенными культурной автономией.

Из созданных в 20-е годы автономий некоторые стали впоследствии союзными республиками (к примеру, Киргизская АССР), некоторые так и остались автономиями, хотя оснований стать союзными республиками имели не меньше (Татарстан, Башкирия, Дагестан и некоторые другие). Неясность принципов, на основании которых одни автономии выходили из состава РСФСР, другие нет, впоследствии, при ослаблении центральной власти в 90-х годах, стала основанием для сепаратистских настроений в некоторых автономиях.

Основными вехами развития территориальных образований в РСФСР было первоначальное создание крупных краев и областей, затем их «разукрупнение».

Решение проблемы районирования и нового административно-территориального устройства вызревало в ходе разработки плана ГОЭЛРО, когда вся Россия была разбита на ряд исторически сложившихся экономических районов, в рамках которых проектировался подъем промышленного производства на базе преимущественного развития электроэнергетики. Стали создаваться крупные экономические и одновременно административно-территориальные районы: Уральская область, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный края, которые соединяли промышленное и сельскохозяйственное производства, образовывали единые экономические комплексы. Создавались они для сокращения перевозок, привлечения дополнительных трудовых ресурсов, структурирования экономического пространства республики.

Однако, административная система, элементами которой были регионы — экономические комплексы, противоречила национально-территориальному делению республики. В результате было принято решение о разукрупнении областей и краев. Уральская область, например, в 1934—1938 гг. была разделена на четыре самостоятельных: Свердловскую, Челябинскую, Обь-Иртышскую и Пермскую, а в годы войны еще добавились Курганская и Тюменская.

Во второй половине 50-х годов была предпринята новая попытка укрупнения экономических районов и повышения их самостоятельности в связи с созданием совнархозов. Для совнархозов было характерно внимание к развитию «горизонтальных связей» между территориями, развитию межотраслевых производств. Кроме совнархозов, просуществовавших недолго, установлением межрегиональных связей занимались и плановые комиссии по крупным экономическим районам. Последние были также ликвидированы, поскольку против их существования активно выступали фактические главы областей и краев РСФСР — секретари обкомов.

Третье направление региональной политики времен СССР, связанное с выравниванием уровня развития ранее отсталых территорий, характеризовалось существованием двух противоположных тенденций. С одной стороны, большинство из таких территорий превратились из патриархальных провинций в индустриально развитые районы с разветвленной социокультурной инфраструктурой. С другой стороны, закономерности рационального размещения производства и комплексного социально-экономического развития регионов заменил административный диктат. Местные органы власти практически не участвовали в распределении доходов, полученных от эксплуатации их территорий. Так, в Якутии, где добывалось 4/5 советских алмазов и 2/3 золота, ее руководство практически не влияло на их реализацию, республика мало что имела от тех огромных доходов, которые она давала стране.

В результате развитие ранее отсталых районов шло с большими экономическими издержками, а точнее — с отставанием.

Сложившуюся систему распоряжения природными ресурсами не смогли изменить специальные региональные программы (Урало-Кузнецкая, Ангаро-Енисейская, Западно-Сибирская нефтегазовая, БАМ и др.), поскольку с их помощью делались только попытки преодоления наиболее вопиющих нерациональностей экономики, например — сверхдальние транспортировки сырья и энергоресурсов. Их эффект выразился лишь в создании отраслей первичного уровня обработки ресурсов (металлы, древесина, химическое сырье, электроэнергия и т.д.). При всей значимости реализации этих программ для экономики страны, рост экономического потенциала окраинных территорий шел сравнительно медленно.


ОСОБЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНО- ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В РСФСР

СССР и РСФСР, с одной стороны, и Российская империя — с другой, де-юре имели разную административно-территориальную структуру. Унитарное государство превратилось в федеративную структуру, создаваемую на национальной основе. Но де-факто строились они на одних и тех же принципах централистского управления, свойственного унитарным государствам. Дело в том, что конституционная государственная структура СССР являлась лишь декоративным фасадом совершенно иной власти — ВКП(б)—КПСС. В структуре партийных комитетов различных уровней, объединенных принципом «демократического централизма», была воспроизведена система управления бывшей империи. Поэтому можно утверждать, что сугубо унитарное, по сути, государство имело формально-юридическую федеральную форму территориального устройства.

Другим отличительным признаком советской государственности стало слияние властных структур Великороссии с общесоюзными. В результате этого в РСФСР отсутствовали республиканские партийные органы, которые и были реальными властными органами в стране.

Местные органы власти в РСФСР фактически являлись «безвластными», так как реальное руководство территориями осуществляли партийные органы, строившиеся на принципе централизма. Кроме того, в компетенцию местных государственных органов власти входили исключительно вопросы хозяйствования и культуры. Поэтому они контролировали только 4% объема промышленного производства. Такое положение дел позволяло центральным органам власти контролировать основные процессы в регионах и не допускать проведение ими самостоятельной экономической деятельности.

РСФСР строилась как федерация, состоящая из разнородных субъектов. С одной стороны, ее образовывали автономные национальные государственные образования, с другой — области и края, как территориальные единицы, не имевшие автономии. Под властью КПСС проведение административного передела не представляло большой политической проблемы. В рамках административных мероприятий создавались новые области. Например, Кемеровская, которая была специально вырезана из трех соседних областей с целью сконцентрировать в одной территориальной единице всю угольную промышленность Кузбасса. Менялось административное подчинение территорий (все помнят передачу Крыма Украине), создавались и ликвидировались союзные республики (Карело-Финская ССР), независимые государства (Тува, Дальневосточная республика, растворившиеся в составе РСФСР).

Проблемы, с которыми сталкивалось советское руководство, были скорее техническими, и их решение можно было отложить до лучших времен.

В ХХ в. первая волна административных преобразований в России прошла в 20—30-х годах, когда государство было вынуждено усилить свою роль в экономике и взять на себя выполнение многих социальных функций. Это потребовало создания профессиональной государственной службы и укрепления всех государственных структур.

Вторая волна административных преобразований приходится на 80—90-е годы и обусловлена «перегревом» государства от огромного числа возложенных на него задач и функций, дополняемых все новыми проблемами, решить которые оно оказалось не в состоянии. Это привело к отчуждению власти от гражданского общества и усилению недоверия различных социальных слоев. Разрешить эти и другие проблемы призвана административная реформа, контуры которой обозначаются все рельефнее.

Исторический опыт свидетельствует, что административные реформы различают по масштабам, глубине, характеру и целям, а их результаты во многом зависят от исторических условий, экономических и социальных факторов, стратегии и методов действия правительств. Вместе с тем, если отвлечься от второстепенных деталей, можно выделить два типа реализованных административных реформ.

Во-первых, это реформы, проводимые одновременно с изменением политической системы, когда они являются следствием смены общественного строя, что требует создания новой системы государственного управления, адекватной экономическим и социальным отношениям.

Во-вторых, это реформы, осуществляемые в рамках стабильной политической системы, которые направлены на модернизацию всей административной системы или ее отдельных частей, что не связано с фундаментальными изменениями в государственном устройстве.


НА ПУТИ К НОВОМУ ТЕРРИТОРИАЛЬНОМУ УСТРОЙСТВУ. РОССИЯ ПОСЛЕ 1991 ГОДА

Ликвидация власти КПСС в августе 1991 г. грозила ввергнуть уже достаточно разбалансированную систему отношений Центр—регионы в хаос: реальные властные структуры в регионах практически перестали существовать. Понимая это, Президент России уже 22 августа 1991 г. подписывает известный Указ № 75 «О некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР». Указ предусматривал практику назначений Президентом РФ глав администраций, мэров и представителей Президента в края и области России (первые два поста — по согласованию с региональным Советом). Одновременно ликвидировался чисто советский институт — исполкомы региональных советов.

Проведение административной реформы требовало серьезно проработанной концепции, четко увязанной с общими перспективами развития. А потому территориальное деление страны решили до времени не трогать. Сложившиеся региональные элиты оказались заинтересованы в сохранении именно действующих границ, сколь бы случайными они не были, ибо в этих границах им были обеспечены власть и некое подобие суверенитета.

В России возникла парадоксальная ситуация, когда регионы слишком малы и слабы экономически, чтобы в стране мог существовать федерализм, но слишком сильны политически, чтобы допустить эффективный централизм.

К тому же они используют свое политическое влияние в Центре, чтобы компенсировать собственную экономическую слабость на местах. Наконец, в условиях периферийного капитализма, по законам которого живет Россия, федерализм вообще становится труднодостижимым, ибо ресурсы стихийно централизуются (капитал уплывает в Москву с Урала по той же системной логике, по какой он потом бежит из Москвы в Нью-Йорк). Под разговоры о федерализме мы получили странный симбиоз централизованного государства и конфедерации, соединяющий недостатки обеих систем, но не их достоинства.

Новая федералистская композиция означала установление фактического двоевластия в регионах (избранные советы и назначаемые Центром главы администраций). Уже на этом этапе начал меняться характер взаимоотношений регионов с Центром: возникли и обострились противоречия между избранными региональными советами и назначаемыми Центром главами администрации регионов — частью исполнительной президентской вертикали. Она в то время, по сути своей, мало чем отличалась от принципов строения традиционной советской административно-командной вертикали: характер взаимоотношений практически полностью определялся однонаправленным вектором Центр — регионы. В то же время это положение породило крайне мощную тенденцию консолидации региональных элит и поиска взаимопонимания между властными региональными структурами — процесс, который сегодня играет едва ли не ключевую роль в становлении федералистских институтов в России.

В тот период наибольшая острота внутрирегиональной напряженности существовала не в вертикальной плоскости (Центр — регионы), а в плоскости горизонтальной. Дело в том, что назначаемые Президентом представители центра, лишенные полноценных властных полномочий — и прежде всего распределительных, — очень скоро оказались за скобками реального властного расклада не только в отношениях регионов с Центром, но и (что, пожалуй, важнее) внутри регионов. Реальные же схватки за власть происходили между главами администраций, городскими властями и областными Советами.

Тенденцией периода стал поиск договоренностей внутри регионов, причем шел он достаточно успешно и в интересах укрепления региональной власти: в 1992—1993 гг. откровенно конфликтных регионов в Российской Федерации насчитывалось не более 10—15 (в основном те, где главы администраций были назначены центром без согласования с региональными Советами). Стабилизации положения в горизонтальных структурах региональной власти способствовал и принятый Верховным Советом 5 марта 1992г. закон «О краевом, областном Совете и краевой, областной администрации». Закон устанавливал двойную подотчетность глав регионов — перед Советом и Президентом России, и двойную подотчетность кабинетов — перед Советом и главой региона. Часть норм этого закона продолжает действовать в настоящее время (в частности, норма о праве президента отстранять от должности избранного главу администрации на основании заключения суда).

Благодаря всем этим процессам к 1993г. в большинстве регионов России сложились относительно устойчивые горизонтальные властные структуры, что создавало предпосылки для выстраивания в дальнейшем вертикальных отношений с федеральным Центром на более стабильном правовом фундаменте «жесткой» модели федерализма.

Однако возможности эти не были реализованы.

Уничтожение власти Советов в центре и регионах в результате событий октября 1993 г. (соответствующие меры были приняты Президентом России буквально через несколько дней после трагедии 4 октября) привело к существенному сокращению влияния и полномочий региональных законодательных собраний и переходу действенной власти в руки назначаемых Центром губернаторов.

Полнота этой власти была предельно достаточной, так как в отсутствие Советов, при слабости гражданских институтов и партийно-политических структур, несформированности региональных финансово-промышленных групп и базирующихся на их основе властных элит, противопоставить что-либо власти главы администрации внутри региона в тот период было практически невозможно. Одновременно в регионах существенно возрастали полномочия органов исполнительной власти, что поощрялось и Центром (Указ Президента Российской Федерации № 1969 от 3 октября 1994 г.).

Опасаясь роста децентралистских тенденций в регионах и крайне озабоченный искоренением наследия «хасбулатовско-советской системы» (и то и другое до принятия новой Конституции действительно представляло серьезную проблему), Центр в этот период допустил по крайней мере два глубоких, возможно, стратегических просчета в политике федерализации страны. С одной стороны, он жестко, последовательно и достаточно долго противился требованиям проведения выборов глав администраций, переподчиняя их непосредственно себе. С другой — Центр просмотрел опасность автономизации и бесконтрольности исполнительной власти в регионах, не предприняв сколько-нибудь серьезных попыток создать противовес этой власти. В целом политику Центра в сфере федерализма периода 1993—1996 гг. можно охарактеризовать как рецидив восстановления жесткой исполнительной (президентской) вертикали в условиях набиравших силу тенденций иного рода — возрастания тяги к децентрализму и хозяйственной самостоятельности регионов. На фоне тенденций развития предшествующих этапов это было явным (хотя, повторимся, в тех условиях понятным и объяснимым) шагом назад и однозначно подрывало уже определившуюся общую логику становления федерализма в России.

Положение мало изменилось и после проведения серии выборов глав исполнительной власти, законодательных собраний регионов и принятия последними региональных Уставов, проведения политики более четкого в правовом отношении разграничения полномочий между Центром и регионами.

Сформировавшуюся систему ни в коей мере нельзя расценить как устойчивую, что и стало очевидным достаточно скоро. Набор административно-политических проблем и противоречий в современной России настолько широк, что отсроченная на старте преобразований административная реформа становится настоятельно необходимой. В ее подготовке и проведении важно максимально использовать накопленный исторический опыт.

  • История


Яндекс.Метрика