Информационные технологии в университетской подготовке государственных служащих США

Полтавец А.В.

В феврале 2002 г. группа преподавателей Уральской академии государственной службы находилась в Университете Восточной Каролины1 по программе гранта Госдепартамента США "Партнерство в сфере подготовки государственных и муниципальных служащих" ("Public Administration Partnership Project"). Основной целью этого трехлетнего гранта является изучение и использование опыта ECU для разработки современной программы подготовки магистров менеджмента для УрАГС.
Для реализации этой цели грант предусматривает стажировки преподавателей Академии в Университете Восточной Каролины, знакомство с организацией подготовки магистров ГМУ (Masters of Public Administration), участие в конференциях, приобретение необходимой для программы литературы, а также помощь американских специалистов в разработке плана внедрения дистанционного обучения в Академии.


 А.В. Полтавец
 

Круг вопросов, связанных с тематикой гранта, обширен. Содержательная часть программы включает взаимодействие преподавателей УрАГС и ECU1 по всем направлениям подготовки специалистов ГМУ - юридические, социологические, политологические предметы, технологии принятия управленческих решений, управление персоналом, бюджетный процесс и т.д. В этой же статье рассматривается только использование информационных и компьютерных технологий в подготовке современных специалистов ГМУ в США.

За время пребывания в США нашей группе удалось познакомиться с деятельностью и организацией учебного процесса трех университетов: два из них входят в систему университетов Северной Каролины (University of North Carolina) - Университет Восточной Каролины (ECU) и Университет Эшвилла (University of North Carolina at Asheville - UNCA), а третий - университет Винтропа в Южной Каролине (Winthrop University - WU, Rock Hill, SC). Последние два университета отличаются от ECU прежде всего своими размерами - если в ECU учится в общей сложности около 20 тыс. студентов, то в UNCA и WU - около 8 тыс. Это государственные университеты, бюджеты которых формируются как из средств федерального бюджета и бюджета штата, так и из платы за обучение и спонсорских взносов. Несмотря на различия в размерах, материально-техническая база этих университетов в расчете на одного студента, по-видимому, сопоставима - т.е. условия обучения и проживания в этих университетах достаточно схожи. Во всяком случае, в том, что можно назвать минимально необходимыми условиями: уровень профессорско-преподавательского состава, обеспеченность литературой и компьютерной техникой, условия проживания, условия для занятий спортом и т.д.

Кстати, для более объективной оценки уровня учебного заведения существуют рейтинги учебных заведений США, из которых наиболее популярным признан рейтинг US News & World Report (www.usnews.com). Помимо объективных показателей - таких, как уровень подготовки абитуриентов (по баллам тестов SAT/ACT2), количество заявлений абитуриентов, соотношение количества студентов на одного преподавателя - путем опроса различных групп экспертов оцениваются общая репутация учебного заведения, уровень удовлетворенности студентов первого курса и выпускников своей подготовкой и некоторые другие. Рассматриваемые университеты в рейтинге USNews относятся к разным группам (Восточно-Каролинский университет помещен в категорию National Universities, Университет Винтропа - в "южную" группу Universities - Masters, Университет в Эшвилле - в группу Liberal Arts Colleges) и не входят в первые десятки топ-листов (где фигурируют университеты Гарвард, Принстон, Дюк и т.п.). Это не означает, что качество образовательного процесса там значительно отличается от ведущих университетов. Более того, существуют параметры, по которым эти университеты попадают в верхние части рейтингов: например, ECU находится в числе ведущих университетов США по организации дистанционного обучения (e-Learning). Именно поэтому будет интересно проанализировать использование телекоммуникационных возможностей и информационных технологий в образовательной деятельности этого университета.


УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

Обсуждение процесса внедрения информационных и компьютерных технологий в учебный процесс неизбежно разбивается на две взаимосвязанные темы - с одной стороны, речь должна идти об изучении самих информационных технологий студентами-гуманитариями (в США это такие курсы, как, например, Computer Applications in Public Administration, или Management of Information Systems, и ряд других), с другой, - об использовании новых мультимедийных компьютерных технологий в преподавании некомпьютерных дисциплин.

Знакомство с рабочими программами преподавания компьютерных дисциплин в ECU позволило прийти к выводу, что и программы курсов, и последовательность освоения компьютерных технологий студентами гуманитарных специальностей весьма схожи (если вообще не идентичны) с программами, по которым идет обучение в УрАГС. Т.е., несмотря на то, что по оснащенности компьютерной техникой и компьютеризации США превосходит Россию во много раз, общие моменты - "чему" и "как" учить в области применения компьютерных технологий в будущей профессиональной деятельности - практически совпадают. Поэтому более интересным является вопрос о различиях.

Во-первых, обращает на себя внимание рациональность построения учебного процесса - изучается только то, что имеет практическое значение, курсы сориентированы в основном на практические аспекты использования компьютерных технологий, и по этой причине как в учебниках, так и в содержании самих лекций и практических занятий отсутствуют обширные теоретические экскурсы, как это принято в нашем университетском образовании. Причем подобную черту американских образовательных программ отмечают преподаватели и других дисциплин, не только компьютерных, - т.е. прагматичность американцев проявляет себя и в этих сферах. Возможно, следствием этой прагматичности является и соответствующий уровень эффективности самой системы государственного и муниципального управления США.

Но отмеченный момент все-таки является частностью по сравнению с более важным аспектом. Дело в том, что все осваиваемые на компьютерных занятиях навыки и знания студенты потом реально используют в своей профессиональной деятельности - попадают ли они на работу в органы ГМУ, общественные неправительственные организации или в коммерческие фирмы. На встрече с выпускниками MPA программ университетов Северной Каролины, работающими в органах муниципального управления, этот момент был подтвержден их высказываниями. На вопрос "Что из освоенного используется вами сейчас?" был получен ответ: "Практически все". Так, оказался востребованным курс "Количественные методы в ГМУ" (в нашей терминологии - "Применение статистики в ГМУ"): по словам молодых специалистов, практически вся их деятельность связана с анализом и обобщением количественных данных, для чего ими используются программное обеспечение для статистической обработки информации. Примечательным является также то, что в университете они осваивали один конкретный статистический пакет (SPSS), тогда как сейчас используют другой (SAS), однако смена инструмента не создала проблемы, т.к. в процессе обучения они усвоили общую "идеологию", а не то "на какие конкретно кнопки нажимать". Еще более интересным был ответ на вопрос "А для чего вы изучали, например, технологии создания и администрирования WEB-страниц, ведь вряд ли вам сейчас приходится это делать самим, для этого есть специалисты?" И из ответа следовало, что время единственного программиста, который работает в их учреждении, весьма дорого, и поэтому они самостоятельно создают или обновляют многочисленные странички с информацией и аналитикой, размещаемые на их WEB-сайте. Способность делать это является, по их словам, конкурентным преимуществом выпускников MPA программы.

Во многом востребованность навыков в сфере информационных технологий является отражением требования открытости всех органов государственно-муниципального управления в США (эта сфера так и называется - PUBLIC Administration), что влечет за собой необходимость использования различных каналов доведения информации до налогоплательщиков. В этом заключается, по-видимому, важное отличие российской ситуации от американской, влекущее за собой многочисленные следствия.

 
 

Вторым моментом, отличающим компьютерную подготовку студентов в США от нашей, является гораздо больший объем реальной самостоятельной работы студентов. Количество часов, выделяемое на компьютерные дисциплины, в США примерно такое же, как и в УрАГС - 2 часа лекций, 2-4 часа практики в неделю. Очевидно, что практически освоить компьютер и работу с программами за это время невозможно - подразумевается как минимум такой же объем самостоятельной работы. В России для этого не всегда есть условия - необходимо иметь не только доступ к компьютеру (дома или в компьютерных классах), но и помощь консультанта или хотя бы адекватный учебник. Однако учебников-задачников для студентов в России практически нет - имеются либо самоучители, либо серьезные академические учебники, которые сложно использовать для самостоятельного освоения компьютера или программного обеспечения - они более похожи на конспекты лекций.

В США ситуация радикально другая - для студентов издаются специальные учебники (с цветными иллюстрациями!), с методически выверенными и апробированными заданиями и контрольными вопросами, с описанием различных проблемных ситуаций, с ориентацией на будущую профессиональную деятельность. Преподавателю остается лишь выбрать один из таких учебников и рекомендовать студентам, а затем использовать задания из такого задачника для домашних и контрольных работ.

Типичная картина, которую можно наблюдать в компьютерном классе американского университета: студенты, обложившись такими крупноформатными учебниками, сидят за мониторами и выполняют свои домашние работы. Характерно, что домашние задания они получают в конце каждой лекции или практического занятия, а следующее занятие начинается со сбора распечатанных домашних работ или с обсуждения ранее сданных (например, посланных преподавателю по электронной почте). Учебный процесс становится во много раз более интенсивным, т.к. часы самостоятельной работы студентов являются часами реальной работы. Кстати, количество письменных творческих заданий, которые выполняют студенты, огромно - и, как правило, эти задания опять же основаны на реальной практике органов государственно-муниципального управления.

Кроме того, большинство преподавателей заблаговременно размещают свои учебные материалы - конспекты лекций, пояснения к заданиям, обсуждения курсовых проектов, и многое другое - на общедоступных университетских WEB-серверах, и студенты имеют возможность (например, перед лекцией) распечатать конспект. Преподаватель же на лекции может использовать свои материалы для демонстрации на большом экране с помощью мультимедиа-проектора и компьютера, что также делает учебный процесс более эффективным и насыщенным.

Стратегические программы развития университетов обязательно включают разделы, посвященные расширению "технологической поддержки" процессов преподавания и учебы, поддержки усилий тех преподавателей, кто собирается внедрять новые технологии в учебную и научную деятельность, обеспечения студентов всем необходимым для достижения ими т.н. "технологической грамотности". Например, в такой программе университета Эшвилла есть пункты: "в течение года довести число мультимедийных аудиторий до 75 %", "организовать специальную программу повышения компьютерной квалификации преподавателей", "выделить специальные стипендии преподавателям для разработки мультимедийного сопровождения курсов" и др.

И теперь мы логично подошли к вопросу о материально-технической базе компьютеризации учебного процесса. Сказать, что компьютеризация университетов США очень высока - недостаточно, тем более, что это общеизвестно.

Во-первых, действительно все студенты имеют возможность использовать компьютерную технику в удобном для себя режиме - либо это компьютерные классы (Computer Labs), некоторые из которых работают круглосуточно, либо это компьютеры в библиотеке, либо это собственные или арендованные компьютеры в общежитии. Все компьютеры в университетах являются достаточно современными, т.к. срок их использования до полной замены не превышает трех лет. В этом также прослеживается прагматичность американцев - дело в том, что персонал, обслуживающий компьютеры и программное обеспечение, стоит в США дороже, чем сами компьютеры, поэтому все компьютеры приобретаются с трехлетним гарантийным обслуживанием и у известных производителей, имеющих разветвленную сервисную сеть (Dell, Compaq, Gateway). В гарантийный период любая неисправность "железа" или программного обеспечения устраняется специалистами сервисных служб в течение нескольких часов (либо компьютер временно заменяется на эквивалентный). Именно это и позволяет одному - двум университетским техникам (как правило, из числа студентов, зарабатывающих на учебу) обслуживать по 300-400 компьютеров в классах. По истечении гарантийного срока приобретаются новые компьютеры, старые же обновляются (этот процесс, называемый "refurbishing", предполагает полное техническое обслуживание, от ремонта до мытья клавиатур и мышек) и затем продаются (например, в школы). Таким образом решается известная для российских вузов проблема, когда вузы из-за невозможности списания или продажи вынуждены эксплуатировать морально устаревшую компьютерную технику, техническое обслуживание которой отнимает дополнительные средства и время.

Во-вторых, практически все университеты США имеют возможность трансляции по спутниковым телевизионным каналам лекций и других занятий для удаленных групп студентов. Во всех трех рассматриваемых университетах оборудование и организационные структуры для проведения телевизионных лекций имеются и активно используются. Преподаватель в присутствии студентов читает лекцию в специально оборудованной аудитории, и одновременно эта лекция транслируется за тысячи километров другой группе студентов (или нескольким группам в разных местах). Предусмотрена возможность обратной связи - преподаватель может видеть на мониторах свою удаленную аудиторию, может слышать их реакцию, вопросы или ответы.

В-третьих, практически все аудитории оборудованы необходимым комплектом презентационной техники - от телевизора и видеомагнитофона до экрана, мультимедиа-проектора (прикрепленного к потолку, либо на специальной мобильной подставке) и компьютера3. Использование телевизора во время занятий (лекций или семинаров) является весьма распространенным приемом, на кафедрах имеются специально подобранные видеотеки с учебными или обычными художественными фильмами, подходящими по тематике. Стоит подчеркнуть, что в США существуют компании, занимающиеся производством учебных видеофильмов самого широкого перечня, университеты же - несмотря на наличие в них видеостудий - как правило, ограничиваются "живой" записью видеолекций для последующего помещения в специальный фонд в библиотеке. Студенты затем могут просматривать их при подготовке к занятиям или экзаменам.

Если же говорить об использовании компьютерных технологий в преподавании гуманитарных дисциплин, то основной вариант такого использования - это либо сопровождение лекций и других занятий мультимедийными демонстрациями, подготовленными в системе PowerPoint или HTML, либо обычный просмотр видеоматериалов. Другим эффективным элементом компьютерной поддержки является, как указывалось выше, размещение преподавателями дополнительных учебных материалов на WEB-серверах. И в этом смысле ситуация очень похожа на российскую, с тем отличием, что в США свои WEB-страницы могут создавать и поддерживать даже преподаватели-гуманитары.

В сфере управления компьютеризацией и коммуникациями между рассматриваемыми университетами существуют различия, опять же обусловленные их масштабами. В небольших университетах WU и UNCA структура управления сетями (и компьютеризацией) очень похожа на ту, которая, например, создана в УрАГС - а именно, существует управление, в составе которого имеются службы (или лаборатории) технического сервиса, телекоммуникаций, разработки программного обеспечения для учебного процесса, сопровождения учебного процесса средствами мультимедиа. А вот в Университете Восточной Каролины, размещенном в огромном кампусе, структура управления телекоммуникациями и компьютеризацией неизмеримо более громоздкая: помимо обычных департаментов разработки программного обеспечения, технического сервиса, телекоммуникаций, имеются департаменты технологических инициатив, консультирования, операционный, административных служб и т.д.

Однако, как оказалось, структуры, управляющие процессами компьютеризации в университетах, сталкиваются с проблемами, аналогичными российским. Во-первых, это кадровые проблемы: сотрудники таких служб постепенно "растут", накапливают опыт и уходят в бизнес-структуры. Во-вторых, американским компьютерщикам так же трудно бывает достичь взаимопонимания с преподавателями, чьи потребности зачастую бывают, с одной стороны, плохо сформулированы, а с другой стороны, - трудно реализуемы. В-третьих, преподаватели, начинающие осваивать новые технологии, иногда обнаруживают, что это отнимает гораздо больше времени (несмотря на возрастающее качество учебной деятельности) и адекватно не компенсируется ни финансово, ни морально. Все перечисленное характерно и для российских вузов.

Следует сказать также, что, несмотря на указанные сложности, американские вузы мотивированы извне на "углубление" процессов информатизации и тем, что информатизация учебного процесса и процесса управления учебным заведением входит в качестве отдельного раздела в перечень общих критериев при аккредитации и лицензировании.


ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ

Без преувеличения можно сказать, что повсеместное внедрение дистанционного обучения становится в настоящее время национальной программой в США. Обосновывается это необходимостью обеспечения доступа к образованию всех категорий населения (дистанционное обучение дешевле и не связано с отрывом от работы), увеличения мобильности учебных программ. Обычно дистанционное обучение подразумевает, что курсы изучаются студентами без посещения кампуса университета. В основном это означает "доставку" курсов через Интернет, однако курсы могут поставляться также на компакт-дисках, видеокассетах, по спутниковым телевизионным каналам, иногда - через так называемые летние школы, когда студенты и преподаватели могут общаться непосредственно. Как правило, дистанционное обучение представляет собой некоторую комбинацию всех перечисленных способов.

Онлайновое обучение может реализовываться в двух вариантах: "синхронном" - когда преподаватель и студент одновременно, но в разных местах, находятся за терминалом и общаются посредством т.н. "чата" или с использованием аудио- или видеоконференций, и "асинхронном" - когда общение происходит через электронную почту или дискуссионные WEB-форумы и совпадения во времени не требуется.

Распространенным является мнение, что дистанционное обучение разъединяет студентов, однако опыт показывает обратную картину - при дистанционном обучении через Интернет общение студентов между собой и студентов с преподавателем становится более интенсивным и насыщенным.

Совершенно определенно можно утверждать, что хорошее дистанционное обучение является более эффективным, чем традиционное заочное, когда студенты встречаются с преподавателем (и реально учатся) в течение нескольких недель два раза в год, получая огромный объем информации за ограниченное время, и, как правило, не успевая усвоить полученный материал. В дистанционном обучении организационные процедуры вынуждают студента к регулярной работе в течение всего семестра. Онлайновые занятия позволяют в режиме реального времени опросить студентов, задать уточняющие вопросы по выполненному заданию, причем все такие сессии протоколируются, и стенограммы сессий могут быть доступны студентам группы. Все это придает новое качество учебному процессу. Именно поэтому в США прилагаются усилия к расширению перечня дистанционных программ и университетов, предлагающих такие программы.

С какими проблемами сталкиваются университеты в этом движении к электронному дистанционному образованию? Понимание этих проблем особенно важно в настоящее время для России в преддверии законодательного разрешения дистанционной формы обучения. Главная проблема - недостаточное понимание того, что переход к дистанционному обучению не является только технологической задачей, хотя технические вопросы весьма важны. Ведь дистанционные курсы должны вести те же преподаватели, которые ведут традиционные курсы. И этим преподавателям необходимо, во-первых, методически адекватно перевести все содержание курса в электронную форму, во-вторых, освоить технологии общения посредством Интернет-коммуникаций, и, наконец, в-третьих, быть готовыми к тому, что все свободное время придется читать вопросы и комментарии студентов либо в электронной почте, либо на веб-форумах, и отвечать на них.

Процесс перехода к дистанционному обучению в разных университетах США протекает с разной скоростью - где-то ДО существует и успешно функционирует уже несколько лет, где-то этот процесс только начался. Существует огромное количество грантов, от индивидуальных до университетских, финансируемых как на федеральном уровне, так и на уровне штата или даже округа или города, целью которых является поддержка или преподавателей, разрабатывающих дистанционные курсы, или кафедры, отвечающей за внедрение дистанционной магистерской программы, или в целом университета, расширяющего дистанционное обучение.

На ежегодной национальной конференции "Stop Surfing - Start Teaching", посвященной проблематике внедрения дистанционного обучения (причем, не технологическим аспектам, а скорее методическим и организационным), проходившей в этом году на берегу Атлантического океана в курортном городке Миртл-Бич, все участники - и преподаватели, и факультетские руководители, - подчеркивали, что залогом успеха является всесторонняя поддержка преподавателей, включившихся в эту деятельность, - причем поддержка не только материальная или финансовая, но и административная и моральная.

По словам преподавателей, ведущих дистанционные группы, затраты преподавательского времени на "дистанционный" учебный процесс по сравнению с обычными занятиями удваиваются - за счет гораздо более интенсивного электронного общения.

При этом от преподавателя требуется и совершенно иная организация учебной деятельности, и иные приемы и навыки. Для тех же, кто часто бывает в научных командировках, на конференциях, т.е. "вне кампуса", дистанционное общение становится единственной альтернативой, т.к. в этом случае не играет роли, где реально находятся преподаватель и студенты.

В России с учетом ее размеров и высокой стоимости разъездов дистанционное обучение может стать реальной альтернативой заочной форме. Традиционное заочное обучение также вынуждено будет постепенно "обрастать" элементами дистанционного - через размещение учебных материалов в Интернет, через использование электронной почты и WEB-форумов.

Главная трудность, о которой говорят в связи с дистанционным обучением, - это возможность фальсификации учебного процесса со стороны недобросовестных студентов (дескать, всегда можно рядом посадить знакомого доцента, который и тесты выполнит, и с преподавателем в чате пообщается).

Действительно, до тех пор, пока сам диплом ценится выше качественного образования, пока не сформирован рынок квалифицированных специалистов и основным конкурентным преимуществом соискателя должности будут оставаться родственные отношения с руководителем или его друзьями, до тех пор указанную проблему вряд ли можно будет удовлетворительно разрешить, если не предусмотреть во время обучения несколько непосредственных встреч преподавателей и студентов-"дистанционщиков" для контроля усвоения материалов и уровня самостоятельности студента.

Серьезными проблемами для России являются нехватка или полное отсутствие телекоммуникационных каналов в "глубинке" (надеждой на изменение ситуации здесь может стать федеральная программа "Электронная Россия"), а также малодоступность компьютерного оборудования (хотя и здесь ситуация меняется - компьютер с доступом к Интернет становится таким же привычным элементом в современном доме, как когда-то холодильник или позже видеомагнитофон).

Кроме того, для управления дистанционными курсами желательно иметь специальное программное обеспечение (система менеджмента курсов), оснащенное инструментарием разработки курсов, тестовыми системами, WEB-форумами, системой авторизации и разграничения доступа, - в мире используется всего несколько таких систем, из которых в США популярны WebCT и BlackBoard. Однако стоимость таких систем составляет десятки тысяч долларов, что для российских вузов пока неприемлемо.

И тем не менее, несмотря на скептическое отношение многих вузовских преподавателей к перспективам и качеству ДО в его российском варианте, а также высокую стоимость перехода к ДО, общая тенденция к диверсификации образования и расширению возможностей доступа к информации неизбежно приведет российское образование к признанию дистанционного обучения (пусть и с учетом российской специфики), и опыт американских университетов в этом смысле является чрезвычайно ценным. Тем более что внедрение ДО неизбежно влечет за собой качественные изменения, связанные с новыми информационными технологиями, и в сфере традиционных форм обучения.


УНИВЕРСИТЕТСКИЕ БИБЛИОТЕКИ США

В публикации, посвященной обзору информационных технологий в университетской деятельности, нельзя обойтись без описания американских университетских библиотек. В определенном смысле, библиотеки являются одним из важнейших структурных подразделений университета (как впрочем, и вся система публичных библиотек в США, ставшая предметом гордости американцев). Современные библиотеки являются не просто собранием книг и периодики, они стали главным информационным хранилищем не только в традиционной печатной форме, но и в электронном виде: в виде электронных справочников и полнотекстовых баз, электронных журналов и мультимедиа-энциклопедий и т.п. Библиотеки в университетах США определенно стали отдельной отраслью культуры, что отражается и в том, что каждая библиотека носит собственное имя (Joyner Library в ECU, Ramsay Libray в UNCA, Dacus Library в Университете Винтроп), и в том, что здания библиотеки строятся по авторским индивидуальным проектам, а интерьеры библиотек конструируются на основе самых последних инженерных и дизайнерских идей. Более того, если судить по зарплате, статус директора университетской библиотеки находится где-то между статусами высокооплачиваемого штатного профессора и проректора университета.

Штатное расписание библиотек также отражает новые тенденции в информационном обслуживании читателей: в каждой библиотеке имеется группа программистов и WEB-дизайнеров, которые занимаются подготовкой и размещением и сопровождением всех электронных ресурсов. В составе библиотек существуют медиа-центры, занимающиеся выпуском или подбором мультимедийных учебных материалов.

Современные технологии позволили до предела упростить процедуру поиска и получения нужной книги, на это уходит всего лишь несколько минут: читатель называет нужную книгу, библиотекарь тут же находит ее в электронном каталоге, получает из хранилища (либо сообщает у кого и до какого срока эта книга находится), подносит к устройству считывания штрих-кода, в это же время читатель подносит свою идентификационную карточку со штрих-кодом ко второму устройству и может быть свободным - книга записана на данного читателя в базу данных.

Все свежие журналы, новые книги, справочники и энциклопедии находятся в открытом доступе, тут же стоят компьютеры, подключенные к Интернет, принтеры и копировальные устройства, которыми можно пользоваться, имея идентификационную карточку университета, в пределах персонального лимита. Все издания снабжены специальной защитой, предотвращающей несанкционированный вынос за пределы библиотеки.

Следует сказать, что процессы реформирования российских библиотек также начались несколько лет назад, и информационные компьютерные технологии постепенно занимают соответствующее место в их деятельности - появляются электронные каталоги с удаленным доступом, сервис доставки отсканированных документов, на серверах библиотек открывается доступ к полнотекстовым журналам и базам данных. Таковы требования эпохи информатизации и глобальных информационных сетей.

Какие же практические выводы можно сделать после (пусть краткого) знакомства с американской системой образования?

Во-первых, по-видимому, следует установить более эффективную обратную связь между потребностями системы государственно-муниципальных учреждений и учебными программами - не для учета сиюминутных запросов системы (тем более, что это вряд ли возможно), а скорее для выстраивания учебного процесса на перспективу или даже для формирования этой перспективы.

Во-вторых, безусловно необходимо расширять использование электронных учебно-методических материалов, особенно в заочном образовании.

В-третьих, коммуникационные технологии должны помочь решить проблему регулярной самостоятельной работы студентов - как дневных отделений, так и заочных.

В-четвертых, дистанционное образование "стучится в дверь", и вузы должны разрабатывать программы перехода на дистанционное обучение, накапливать опыт и необходимые технологические и материальные ресурсы для такого перехода.


1 East Carolina University, сокращенно ECU, находится в городе Greenville в восточной части штата Северная Каролина.

2 SAT - Scholastic Aptitude Test, ACT - American College Testing Assessment - два наиболее распространенных стандартизованных теста для поступления в колледжи и университеты Соединенных Штатов Америки и Канады. Считается, что ACT является тестом содержательным, в то время как SAT проверяет логическое и математическое мышление.

3 Т.н. "smart" classrooms.

  • Зарубежный опыт 1


Яндекс.Метрика