Атомные города России в координатах мирового процесса глобализации и геополитики

Дубнов А.П. , Коваль Л.В.

Для глобальных субъектов геополитики со второй половины XX века абсолютным выражением мощи, интегрирующим ценности, интеллект, знания и другие ресурсы, является их ядерно-ракетный потенциал, создаваемый в атомных городах, в отраслях военно-промышленных комплексов мировых держав. Отсюда - значимость атомных городов для оценки роли США и России в мировой политике и, более того, для их статуса глобальных субъектов в качестве мировых держав и сверхдержав как таковых. Говоря точнее, без ядерно-ракетного потенциала современное государство не может быть мировой державой, а сверхдержавой - тем более. Понимание или непонимание вышесказанного политическими лидерами современных государств ведет к усилению или ослаблению их роли в мировой политике и в мировом процессе.


 Л.В. Коваль
 

Мировой процесс в XX веке вышел из глубин предшествующих столетий и исторических эпох, а XXI век ведет в будущее мирового процесса. Можно определить мировой процесс следующим образом:

- это - временная динамика мировой системы, т.е. последовательность состояний, возникающих вследствие идеологических, политических, экономических, военных, экологических, научно-технических, культурных, религиозных и других взаимодействий глобальных субъектов на планете;

- это - глобальные сдвиги в международных отношениях, которые приводят к чередованию относительно устойчивых и переходных, неустойчивых состояний мировой политики и экономики;

- это - динамика самих глобальных субъектов, их возникновение и уход с мировой арены;

- это - динамика и устойчивые конфигурации базисных ценностей в мире, определяющие ценностные системы глобальных субъектов, структуру, масштаб и конфигурацию мировых конфликтов;

- это - накопление научно-интеллектуальной, экономической, финансовой, природно-ресурсной, военной, политической и другой мощи, силы (world power) глобальных субъектов, благодаря которой они приобретают статус мировой державы или сверхдержавы и способность воздействовать на мировой процесс.

Теоретический арсенал анализа мирового процесса (его динамика и структура) складывается из:

1) категорий, постулатов, правил вывода теоретических суждений;

2) постулированных принципов и движущих сил мирового развития, методологии анализа концептуальных схем формирования политических, экономических, военных, научно-технических доктрин, концепций, программ;

3) принципов структуризации мирового процесса и построения его теоретических моделей;

4) способов прогнозирования будущих событий, способов осмысления мировой, а сегодня и глобальной статистики, других аналитических средств.

Теоретический арсенал анализа мирового процесса в последние десятилетия формируется буквально на глазах, поскольку перед исследователями предстают в своей фактической и логической завершенности этапы мирового процесса XX века: Первая мировая война, революция 1917 г. в России, возникновение СССР в качестве глобального субъекта, Вторая мировая война и победа над фашизмом, биполярная структура мира как ядерно-ракетное противостояние двух мировых систем, направляемое двумя сверхдержавами - США и СССР, крушение советского коммунизма.

Во всей своей целостности и логической завершенности предстает 45-летний период холодной войны, разрушается биполярная структура мира, начинается процесс формирования многополюсного мира с тенденцией к однополярности, моноцентризму со стороны США. На годы холодной войны приходятся глобальный демографический взрыв и глобальный экологический кризис, в тот же период начинаются бурный рост транснациональных корпораций и глобализация мировой экономики.

Мировой процесс XX века с охватом исторической глубины предшествующих столетий Нового времени и Средневековья осмысливается в последние годы теоретическим арсеналом таких наук, как классическая и новейшая философия истории, теоретическая история, макросоциология, геополитика, альтернативные и взаимодополняющие экономические теории, культурология, теория мировых систем и цивилизации, глобалистика, урбанистика, социология, демография, синергетика, политическая и военная науки1.

Глобальные субъекты, формирующие и направляющие мировой процесс, характеризуются мощью, силой и ценностной ориентацией. Глобальный субъект определяется нами как предиктор, обладающий собственной ценностной системой, своими целевыми установками, политической, экономической и интеллектуальной мощью, волей, организацией и ресурсами, необходимыми, чтобы воздействовать на мировой процесс и предугадывать его развитие по тому или иному сценарию.

 А.П. Дубнов
 

Доминирующими ценностными системами (иерархиями) конца XX-начала XXI века, на базе которых формируют свои стратегические цели и действуют современные глобальные субъекты, являются:

- либерально-экономическая (базисная ценность высшего ранга - экономическое богатство в рыночной экономике в форме денег);

- либерально-демократическая (базисная ценность - права индивида и свободы личности, право и закон);

- геополитическая (базисная ценность - политическая власть на геопространствах планеты);

- сайентистская (базисная ценность - технологизируемые знания);

- этнонациональная (базисная ценность - этнос, нация, народ, народность);

- религиозно-духовная (базисная ценность - Бог, вера в Бога);

- культурно-цивилизационная (базисная ценность - духовные и материальные артефакты той или иной культуры);

- социально-гуманитарная (базисная ценность - социосфера, жизнь в социальной форме);

- природно-экологическая (базисная ценность - биосфера, жизнь в природной форме);

- космопланетарная (базисная ценность - космологический процесс в целом).

Истинность или ложность базисных ценностей, а также приоритет одной перед другой логически недоказуемы. Ценности в иерархии ранжируются внерациональными оценками субъектов. Они внутренне присущи субъектам. Ценности отстаиваются ими борьбой "не на жизнь, а на смерть". Некоторые базисные ценности трансформируются, и то не всегда, а в предельных для бытия субъекта, пограничных между жизнью и смертью ситуациях. Ценности не вечны: с течением времени они обесцениваются, даже вера в Бога. Обесценение базисных ценностей, т.е. их отрицание, порождает нигилизм.

Ценностная ориентация задается базисной ценностью и определяет долгосрочные, стратегические цели субъекта - волю к власти над мировым процессом, волю к беспредельному росту экономического потенциала, волю к национальной самоидентификации, развитию культуры, росту знания и др. Мощь субъекта, его сила определяют меру успеха в достижении целей при взаимодействии (война, конкуренция, международные, двухсторонние и многосторонние соглашения, коалиции, различные акции) с другими субъектами, меру воздействия на мировой процесс. Ценности, мощь, интеллект, знания глобального субъекта главным образом определяют его международный статус и ранг в ряду глобальных субъектов современности.

Для глобальных субъектов геополитики со второй половины XX века абсолютным выражением мощи, интегрирующим ценности, интеллект, знания и другие ресурсы, является их ядерно-ракетный потенциал, создаваемый в атомных городах, в отраслях военно-промышленных комплексов мировых держав. Отсюда - значимость атомных городов для оценки роли США и России в мировой политике и, более того, для их статуса глобальных субъектов в качестве мировых держав и сверхдержав как таковых. Говоря точнее, без ядерно-ракетного потенциала современное государство не может быть мировой державой, а сверхдержавой - тем более. Понимание или непонимание вышесказанного политическими лидерами современных государств ведет к усилению или ослаблению их роли в мировой политике и в мировом процессе.

Система координат мирового процесса здесь сведена к двум базисным координатам - к геополитике и геоэкономике. Мы допускаем, что как гонка ядерных вооружений и холодная война прошлого пятидесятилетнего периода, порожденные геополитикой великих держав, так и экономическая глобализация с ее мировыми рынками, в том числе рынками вооружений, разделяющихся материалов и изотопов, оборудования для АЭС, измерительной аппаратуры по радиоактивному загрязнению, продуктов конверсионных технологий, на определенном временном отрезке являются равнозначными, взаимозависимыми, но не взаимозаменяемыми измерениями мирового процесса.

После окончания холодной войны, в свете последних усилий мирового сообщества по формированию многополюсного мирового порядка, новых оборонных доктрин великих держав, новых систем национальной, региональной и международной безопасности, проекта национальной системы противоракетной обороны США, а также в свете решения проблемы захоронения ядерных отходов, мировой торговли расщепляющимися материалами, становится очевиднее ключевая роль атомных городов России и Урала в геополитике и геоэкономике. Атомные города в мировых процессах, а тем более в России и для России, в условиях глобализации мировой экономики играют порой более значительную роль, нежели многие субъекты Российской Федерации - столицы областей, краев, республик, национальных округов, которые значимы только в пределах нашей страны.

Глобализация мировой экономики наблюдается с XVI века, с прокладывания кругосветных морских и океанических трасс, которые положили начало созданию мировой торговой транспортно-коммуникационной сети. Глобализация в широком смысле слова означает непреодолимый процесс возникновения и развития регулярных, жизненно важных связей между странами всех континентов планеты Земля.

Особую интенсивность и новое качество к началу XXI века глобализация приобрела в связи с формированием основных функций общепланетарной системы жизнеобеспечения (функций защиты окружающей среды, обеспечения продовольственной безопасности), формированием глобального топливно-энергетического комплекса, глобальной транспортной системы, глобальной экономической системы, основу которой составляют транснациональные корпорации и мировые финансовые организации, наконец, с созданием систем международной безопасности и в самые последние годы - мировой информационной сети (World Wide Webb).

Глобализация предполагает наличие противоречивых, конфликтующих структур; ей свойственны конфликтные ситуации и процессы, порождаемые несовместимыми интересами глобальных субъектов, их борьбой за мировые ресурсы, рынки, власть, интеллект, технологии и информацию.

Процесс экономической глобализации сегодня является важнейшим аспектом и фактором современного мирового порядка. Экономическая глобализация осуществляется посредством жесткой рыночной конкуренции развитых стран и транснациональных корпораций на мировых рынках ценных бумаг, инвестиций, капиталов, труда, продуктов, услуг, высоких технологий, интеллекта, научных знаний, информации2 .

Экономическая глобализация вносит новые жесткие условия в транспортно-коммуникационную, геополитическую, военно-стратегическую, цивилизационно-культурную, духовно-религиозную, этнонациональную, научно-техническую, информационную, миграционную, криминогенную и криминальную, космопланетарную активность стран и народов Земли.

Экономическая глобализация порождает новые по форме проявления мировых экономических конфликтов между развитыми странами и странами догоняющего развития, непримиримую борьбу за владение природными, финансовыми и интеллектуальными ресурсами планеты. В глобальной экономике возникают такие всесильные международные и транснациональные организации, новые механизмы и регуляторы глобальных отношений конкуренции, как Международный валютный фонд, Мировой банк, Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), Всемирная торговая организация (ВТО), Продовольственно-сельскохозяйственная организация (ФАО), формируются транснациональные корпорации третьего и четвертого поколения.

Сегодня общая глобализация привела к значимым преобразованиям старого, сложившегося к 80-м годам XX века мирового порядка вещей, к новой мирохозяйственной и геополитической организации мирового сообщества. Эта новая организация мирового сообщества построена, во-первых, как иерархия глобальной хозяйственной деятельности и отношений по управлению мировой экономикой на транснациональном, регионально-мировом, национальном и местном (региональном и городском) уровнях.

Во-вторых, огромные и всевозрастающие размеры мировой хозяйственной деятельности - межстрановая миграция трудовых ресурсов, мировая торговля, прямые иностранные инвестиции, финансовые операции международного бизнеса, управление денежными потоками осуществляются сегодня в расширяющихся транснациональных и транскультурных мировых и всемирных (глобальных) рыночных, транспортных и информационных сетях.

Экономическая глобализация обусловливает конфликты по поводу экономической выгоды между субъектами, порождающими глобализацию, и ее объектами - странами догоняющего развития. Эти страны, особенно малые, используют свою международную юрисдикцию и создают целую систему оффшоров - экономических зон с нулевым или особо льготным налогообложением и другими условиями, выгодными собственникам финансового капитала для его размещения и проведения различных деловых операций и, естественно, самим оффшорам.

Функционирование оффшоров в условиях глобализации мировой экономики может быть охарактеризовано двояко: как позитивное воздействие на свободный проток капиталов по мировой экономике, содействующий экономическому росту, так и негативное воздействие, открывающее дорогу национальным капиталам к транснациональному криминальному капиталу и расширяющее возможности отмывания "грязных" денег. С недавнего времени ОЭСР, ФОБОД (Финансовая организация по борьбе с отмыванием "грязных" денег), ООН начали совместные действия против оффшоров, направленные на то, чтобы взять под контроль мировые денежные потоки, проходящие через международные оффшоры.

Геополитическая конкуренция - это борьба мировых держав, обладающих ядерным оружием, их политических союзов и альянсов за право навязывать новый глобальный геополитический порядок (многополюсный или однополярный мир), изменять баланс сил в мировом сообществе. Геополитическая конкуренция сопряжена с глобальной конкуренцией за право навязывать конкурентно-рыночный, геоэкономический порядок всему мировому сообществу. Мировые державы являются основой современного мирового процесса.

Разрешение мирового кризиса как становление однополярного мира в форме мондиализма (власть над миром западных ценностей) или религиозного мессианства, когда один глобальный субъект (будь то цивилизация, мировая держава или религиозная организация), предписывающий всему человечеству двигаться по пути своего идеала и ценностей гуманизма, наталкивается на яростное сопротивление остального мира. В XX веке этот путь породил ядерный мир (холодную войну), экономическую глобализацию и антиглобализм, а в начале XXI века - глобальный террор и глобальные антитеррористические акции Запада.

Мировой процесс характеризуется неустойчивостью, что порождает спектр как оптимистических, так и пессимистических сценариев перспектив развития в XXI веке.

Оптимистические сценарии, допускающие остановку и спад дегуманизации мирового процесса, следующие.

1. Мировое сообщество развивается как устойчивый многополюсный мир, в котором Россия является одним из глобальных субъектов. Международная и национальная безопасность поддерживается балансом сил на основе ядерных наступательных и оборонительных вооружений. Дегуманизация мирового процесса останавливается.

2. Мировое сообщество развивается как устойчивая глобально-экономическая сетевая цивилизация. Ядерное оружие и политика силы исключаются из международных отношений в качестве главного средства разрешения мировых конфликтов. Дегуманизация мирового процесса идет на спад.

Пессимистические сценарии, допускающие ту или иную, в том числе предельную, перверсию современной цивилизации в новое варварство:

1. Мировое сообщество снова трансформируется в неустойчивый биполярный мир. Две супердержавы вновь борются за мировое господство с помощью ядерного оружия. Мировое сообщество раскалывается и примыкает к супердержавам, образуя враждующие блоки. Дегуманизация мирового процесса нарастает.

2. Мировое сообщество трансформируется в крайне неустойчивый однополярный мир. Цивилизация развивается под управлением одного глобального субъекта. В зависимости от системы ценностей этого субъекта (либеральные ценности экономической глобализации, ценности конфуцианства, ценности ислама, ценности евразийства и др.) в мире происходят постоянные конфликты типа современных локальных войн, антиглобалистских акций, актов террора и глобальных антитеррористических акций. Цивилизация приближается к состоянию нового варварства.

3. Мировое сообщество как дезинтегрированный, абсолютно неустойчивый мир. Под воздействием глобального терроризма и мирового криминалитета в нем происходят процессы распада западной и мировой цивилизации. Мир существует без какой бы то ни было структуры мирового порядка. Легитимные и криминальные структуры сосуществуют и постоянно меняются местами. Субъекты всех рангов вступают в отношения друг с другом исключительно в форме агрессии и насилия в процессе борьбы за жизненное пространство и ресурсы. Ценности гуманизма, подобно ранее умершей вере в Бога, умирают; мир стоит на пороге подлинного апокалипсиса.

После окончания холодной войны аналитики мирового процесса включают в теоретический арсенал анализа его динамики и вероятных состояний базисные положения нескольких теорий. Данное обстоятельство объясняется отсутствием единой, общепризнанной картины мира и единого взгляда на мировой процесс и его динамику: во-первых, существованием множества глобальных субъектов, формирующих геополитический, глобально-экономический, миросистемный, религиозно-конфессиональный, этнонациональный, культурно-цивилизационный и другие балансы мировых сил; во-вторых, неизбежной ангажированностью теоретиков и аналитиков, их включенностью в ценностные системы глобальных субъектов и в поле их менталитета, в центрирующие с позиций разных глобальных субъектов картины мира и динамику мирового процесса. В последнее десятилетие стали наиболее влиятельны миросистемная, глобально-экономическая, геополитическая и культурно-цивилизационная теоретические концепции мирового (исторического) процесса3.

Поскольку Соединенные Штаты Америки претендуют на лидерство в формировании мирового процесса, то в геополитических концепциях себе они отводят соответствующее место. Так, в динамической теории мирового порядка, охватывающей все новое время - 500 лет начиная с XVI века (системная модель длинного геополитического цикла Джорджа Модельски и Уильяма Томпсона), вводится понятие глобальной политической системы (глобальной политики) как взаимодействия людей на глобальном уровне для достижения общих интересов или для производства общих благ, где всеобщим посредником является власть (Т. Парсонс).

Наиболее важными общими благами в глобальной системе являются мир и международная безопасность, пользование территориальными правами и политическими полномочиями, регулирование глобальных экономических отношений, т.е. мировой порядок.

Авторы выделяют главных "производителей" порядка в глобальной политике нового времени (с 1500 г.), бывших в ретроспективе периодически властителями мира, мировыми державами (the world power). Это Португалия, Нидерланды, Великобритания, Соединенные Штаты. В качестве лидеров - производителей услуг для мирового порядка - они играют основную роль в мировой системе. Другие страны, конечно, также вносят свой вклад в мировой порядок, но их вклад и значимость существенно ниже; при олигополистическом же соперничестве в периоды глобальных войн он имеет тенденцию к полному истощению.

В начале 80-х годов XX века в Соединенных Штатах распространилось убеждение, что страна опасно отстала от Советского Союза в области ядерных вооружений и нуждается в их массированном производстве, чтобы восстановить стратегический баланс сил. Профессор Пенсильванского университета (штат Филадельфия, США) Рэндалл Коллинз, используя разработанную им геополитическую теорию, попытался проверить, действительно ли Соединенным Штатам следует опасаться наращивающего свою ядерную мощь Советского Союза. Теория Коллинза включает в себя пять взаимосвязанных принципов, описывающих условия и пределы роста, а также позволяющих дать прогноз сокращения территориального могущества государства.

1. Преимущество в размерах и ресурсах благоприятствует территориальной экспансии; при приблизительно равном соотношении прочих факторов более крупные, более населенные и богатые ресурсами государства расширяются военным путем за счет более мелких и слабых государств.

2. Геопозиционное, или окраинное, положение благоприятствует территориальной экспансии. Государства, имеющие врагов на меньшем количестве фронтов, расширяются за счет стран, имеющих врагов на большем числе границ.

3. Государства, расположенные в центре географического региона, имеют тенденцию с течением времени дробиться на более мелкие единицы.

4. Кумулятивные процессы приводят к периодически повторяющемуся долговременному упрощению геополитической ситуации, что сопровождается массивными гонками вооружений и решающими войнами между немногими противниками.

5. Чрезмерное расширение государства приводит к ресурсному напряжению и государственной дезинтеграции.

Р. Коллинз проанализировал огромное количество факторов исторического процесса в России с XIV века и Советского Союза вплоть до его распада на предмет соответствия сформулированным принципам. Из количественной интерпретации принципов следовало, что Советский Союз уже прошел пик своего могущества. Более того, предсказывался его скорый распад, в то время как США остаются относительно стабильной, мощной страной. Только один из пяти принципов допускал упадок США, поскольку ядерная война уничтожает мощь государства.

Оптимистическая оценка, данная Р. Коллинзом США, состояла в том, что остальные четыре принципа сработают прежде, чем пятый, и что Советский Союз распадется раньше, чем разразится ядерная война. Он сделал вывод, что гонка ядерных вооружений может быть безболезненно свернута без подрыва могущества Соединенных Штатов. Результаты анализа были изложены Р. Коллинзом в Йельском и Колумбийском университетах и опубликованы в 1986 г. в статье "Будущий упадок Российской империи".

Известный американский геополитик, советник президента США по национальной безопасности в годы холодной войны, а в настоящее время консультант Центра стратегических и международных исследований Збигнев Бжезинский в своей книге "Великая шахматная доска. Американское первенство и его геостратегические императивы", опубликованной в 1997 г. (на русском языке издана в Москве в 1998 г.), следующим образом характеризует путь США к мировому господству в XX столетии:

"К началу Первой мировой войны экономический потенциал Америки уже составлял около 33% мирового ВНП, что лишало Великобританию роли ведущей индустриальной державы. Пятьдесят лет после падения гитлеровской Германии ознаменовались преобладанием двухполюсной американо-советской борьбы за мировое господство. В некоторых аспектах соперничество между Соединенными Штатами и Советским Союзом представляло собой осуществление излюбленных теорий геополитиков: оно противопоставляло ведущую в мире морскую державу, имевшую господство как над Атлантическим океаном, так и над Тихим, крупнейшей в мире сухопутной державе, занимавшей большую часть евразийских земель (причем китайско-советский блок охватывал пространство, отчетливо напоминавшее масштабы Монгольской империи). Геополитический расклад не мог быть яснее: Северная Америка против Евразии в споре за весь мир. Победитель добился бы подлинного господства на Земном шаре. Как только победа была бы окончательно достигнута, никто не смог бы помешать этому"4.

В заключение своей книги З. Бжезинский постулировал важнейший принцип своей теории мировой динамики XX-XXI веков: наконец мировой политике станет не свойственна концентрация власти в руках одного государства, а следовательно, США - не только первая мировая сверхдержава в истинно глобальном масштабе, но, вероятнее всего, и последняя. З. Бжезинский считает, что попытки Китая добиться первенства в мире неизбежно будут рассматриваться другими странами как попытки навязать гегемонию одной нации: "Проще говоря, любой может стать американцем; китайцем же может быть только китаец, что является дополнительным и существенным барьером на пути к мировому господству по существу одной нации"5.

Отказ от концентрации власти в руках одного государства означает конец геополитики и как принципа мирового процесса, и как теоретической дисциплины с ее аналитическим арсеналом мировой политики. Но он никак не доказывается автором. Авторитет Бжезинского высок, но авторитет - не аргумент в анализе мирового процесса, хотя, конечно, теоретик и практик такого класса, как Бжезинский, имеет право на интуитивные доводы. Однако это не просто интуиция. Она связана с историческим мессианством США в мировом процессе будущего, обосновывает его. Геостратегическую миссию США З. Бжезинский видит в необходимости закрепить собственное господствующее положение, по крайней мере, на период жизни одного поколения, а также чтобы создать геополитическую структуру, т.е. мировой порядок, в форме международной сети вне рамок традиционной системы национальных государств. Эта сеть, созданная многонациональными корпорациями, неправительственными организациями (многие из которых являются транснациональными по характеру) и научными сообществами и получившая особое развитие благодаря системе Интернет, уже создает неофициальную мировую систему, в своей основе благоприятную для более упорядоченного и всеохватывающего сотрудничества в глобальных масштабах.

Все сказанное предполагает возможность безъядерного мира. З. Бжезинский предсказывает конец эры геополитического могущества государств, конец политики с позиции силы, конец ядерно-ракетной эпохи. В таком мире нет места ни ядерному оружию, ни атомным городам, производящим его. Тем самым прогнозируется мировой порядок победы экономической глобализации над мировым порядком, который до сих пор определялся ядерно-ракетным балансом мировых сил.

Подобную возможность нужно было доказывать, серьезнейшим образом обосновывать, т.е. рассматривать с учетом позиций и интересов стран, которые уже имеют ядерное оружие, но не применяли его как средство достижения своих политических целей. И более того, как в настоящее время предполагают в США, готовя национальную систему ПРО, нужно учитывать реальную возможность применения ядерного оружия глобальными террористами. Вместе с тем необходимо доказывать физическую возможность процесса сокращения мирового ядерного потенциала до нуля.

Освоение производства ядерного оружия в массовых масштабах и создание оружейно-ядерного комплекса СССР, совмещаемого с развитием атомной энергетики, развитие высокотехнологичной науки и превращение современной физики и химии в невиданные по силе производительные и разрушительные силы общества привели к появлению закрытых административно-территориальных образований - ЗАТО - атомных городов в России и на Урале. Сегодня, когда ЗАТО Минатома России во многом собственными усилиями преодолевают глубокий финансовый и социально-экономический кризис, следует признать, что стратеги создания и развития ракетно-ядерного щита СССР, руководствуясь принципом научно-технического цикла (жизненного цикла) применительно к оружию, не применяли принцип жизненного цикла в отношении ЗАТО. Впрочем, это можно отнести и к самой тоталитарной социалистической системе, которая ее создателям представлялась вечной.

Жизненный цикл ЗАТО, т. е. временной период существования, определяется длительностью выполнения им государственной стратегической миссии, зависящей от эволюции технологических средств достижения геостратегических целей (атомное, водородное, обычное и высокоточное, биологическое, психотропное и другое стратегическое оружие). Жизненный цикл зависит от эволюции этих целей (наступательная, оборонительная, сдерживающая концепции военной доктрины и соответствующая концепция национальной безопасности, концепция национальной и международной ПРО, движение к безъядерному миру).

Зависимость жизненного цикла ЗАТО от производства ядерных технологических средств реализации геостратегических целей страны означает конец жизненного цикла атомного города, если допустить, что произойдет сокращение ядерного арсенала до нуля, что больше не потребуются ни его обновление, ни наращивание, ни обслуживание, что в связи с этим соответственно снизится и государственный оборонный заказ.

Новые возможности для развития ЗАТО посредством их адаптации к рыночной экономике на основе конверсии высоких технологий ядерно-оружейного комплекса открывает процесс глобализации мировой экономики. В ней формируются и развиваются мировые рынки вооружений, технологического оборудования для атомных электростанций, ядерного топлива, наконец, рынки переработки отходов ядерного топлива. На мировых рынках растет спрос на измерительные приборы и аппаратуру, необходимые для измерения и мониторинга за распространением радиационного заражения территорий различных стран и регионов в результате технологических аварий и катастроф на ядерных объектах, в том числе АЭС, а также отслеживания последствий проведенных в свое время наземных испытаний ядерного оружия.

Мир увидел, что в XX веке принцип мессианства одной страны, несущей человечеству - пусть декларативно и потенциально - все блага разума: свободу, справедливость и благополучие, даже после ее победы над фашизмом и как следствие этой победы натолкнулся на яростное сопротивление западных стран, породил ядерный мир и холодную войну. Принцип мессианства других стран в XXI веке, будь то США, Китай или исламистские страны, скорее всего постигнет та же участь. Поэтому не обязательно гегемония США или какой бы то ни было другой страны в течение последующих тридцати лет приведет к мировой идиллии безъядерного мира, а следовательно, к завершению жизненного цикла атомных городов как таковых.


1 Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Американское первенство и его геостратегические императивы. М., 1998; Поздняков Э.А. Баланс сил в мировой политике: теория и практика. М., 1993; Он же. Геополитика: теория и практика. М., 1993: Время мира: Альманах / Под ред. Н.С. Розова. Новосибирск, 1998. Вып.1; Модельски Дж., Томпсон У. Исследование длинных циклов. Нью-Йорк, 1987: Цимбурский В.Л. Сверхдлинные военные циклы и мировая политика // ПОЛИС: политические исследования. 1996. № 3; Дугин А. Основы геополитики. М., 1997; Воротнев А.В., Дубнов А.П. Транснациональные корпорации и черная металлургия России. Екатеринбург, 2000.

2 Ruigrok Winfried, Tulder Rob Van. The Logik of International Restructuring. L.-N.Y., 1995; Tyson Kirk W.M. Competition in the 21-st century. USA: St. Luci Press, 1997; Kruger, Tram, Vanderbosch. Spearheading Growth. Finansial Time Pitman publishing. L., 1998.

3 Время мира: Альманах / Под ред. Н.С. Розова. Новосибирск, 1998. Вып. 1; 2001. Вып. 2.

4 Бжезинский 3. Указ. соч. С. 235.

5 Там же. С. 248.

  • Геополитика


Яндекс.Метрика