Власть: прошлое и настоящее

 Социокультурный анализ власти
 


Скоробогацкий В.В. Социокультурный анализ власти. - Екатеринбург: УрАГС, 2002.

Автор книги "Социокультурный анализ власти" Вячеслав Васильевич Скоробогацкий - первый проректор УрАГС, профессор, доктор философских наук. В его монографии власть рассматривается как социокультурный феномен, возникающий вместе с цивилизацией и составляющий ее неотъемлемую сторону, важнейший атрибут. Большое место в работе зани-мает анализ социокультурной динамики власти, от архаических ее форм до современных. Особое внимание уделяется исследованию основных тенденций политического процесса в современной России - архаизации и иррационализации власти и политического поведения лидеров и масс, превращению коррупции в способ легитимации власти, перспективам становления полицейского государства в России.

Общим местом современной российской ситуации стал кризис идентичности. Мы обнаруживаем его везде, его проявления многообразны и охватывают все возможные аспекты институцио-нального порядка - персональный и национальный, социальный и исторический. За последние десять лет мы притерпелись к ощущению абсурдности, бессмысленности существования, обнаружив внезапное исчезновение ориентиров. Казавшаяся незыблемой картина мира рухнула, что называется, в одночасье. Вместе с ней исчезла с общественной сцены интеллигенция, унося в мир андеграунда свои вечные вопросы, которые она ценила больше, чем ею же найденные ответы.

Очевидный перевес культуры над политикой, предпочтение, которое верховная власть, опасающаяся политики, отдавала культуре, - это обстоятельство заставляет нас по-новому взглянуть на природу власти. Большое распространение в последнее время получает подход, отождествляющий власть с определяющим действием на человека природных или социальных сил. В этом случае власть не только становится синонимом необходимого, закономерного; она утрачивает характер социального явления, раз-вертывающегося в пространстве межчеловеческих отношений, и сводится на уровень явлений, характерных для отношений доминирования в животном стаде. Такого рода онтология, а лучше сказать этология, власти отнюдь не способствует ни анализу власти, ни изучению ее предпосылок и генезиса. Чаще всего дело сводится к попыткам провести прямые аналогии между поведением стадных животных и человека, освященные авторитетом 3. Фрейда или К. Лоренца. Из этой редукционистской методологии берут начало идеи, связывающие феномен власти с антропологическими, "естественными" (психофизиологическими) качествами человеческой природы - воля, физическая сила, половое влечение, агрессия и т.п.

Натуралистическое истолкование феномена власти имеет свои границы - и достаточно узкие. Но не менее ограниченной является и социальная версия этого феномена, согласно которой власть начинается там, где возникают люди и человеческое сообщество. Только в этом случае она отождествляется не с природными, а с общественными характеристиками человеческого бытия, такими как авторитет, иерархия, управление, организация. И природные, и социальные качества человека образуют, в лучшем случае, только совокупность общих предпосылок власти, совокупность разноуровневую и не упорядоченную. Исходя из этого, можно предположить, что власть - явление, возникающее на определенном этапе развития общества, а именно в процессе перехода от первобытности (варварства) к цивилизации. Власть становится вместе с цивилизацией, как ее аспект, как составная часть, атрибут цивилизации. Феномен власти образуется пересечением двух начал - социума и культуры - в особом фрагменте социального пространства, в городе. Кроме города, к числу непосредственных предпосылок становления власти можно отнести ритуал, технику и появление стихийной социальной силы.

Социокультурная динамика власти - внутренний план исторического процесса, его движущая форма. Личность, свобода и знание - характерные, ключевые признаки (начала) истории и одновременно триединое основание власти, обусловливающее ее социокультурную динамику в историческом процессе. Выстраивающийся здесь синонимический ряд понятий "власть - личность - свобода - знание - история" образует матрицу социокультурного анализа власти. Социокультурный подход не только дает новый взгляд на природу власти, ее предпосылки, генезис и исторические формы; он позволяет продуктивно использовать методологический потенциал концепции культурно-исторических типов, или локальных цивилизаций, как она сложилась в работах Данилевского, Шпенглера, Тойнби и Гумилева.

Противоречие между всемирной и локальными историями не является фатальным: за ним скрывается проблема, у истоков которой стоял Кант. Наука об истории застряла на позициях наивного реализма и в методологическом отношении отстала на целую эпоху и от физики, и от "метафизики". Одним из следствий этого явился разрыв между проблемой власти и ее историческим контекстом. Субстанциализм, функционализм, феноменализм, натурализм, антропологизм, этатизм - эти и другие "измы" стали ценой, которую теория власти платила за этот изоляционизм. Но и сама наука об истории (обществе) оказалась привязанной к усеченному, одномерному объекту, искусственная "простота" которого оставляла историка (обществоведа) в мире плоских и неподвижных абстракций, характерных для сознания человека повседневности.

Однако в намерения автора не входил коренной переворот в обществознании. Задача данной книги проще и скромнее - сделать первый шаг на пути к новой концепции власти, в рамках которой нашли бы объяснение и разгадку причудливые зигзаги и тайны русской истории. Исходя из этой задачи, монографию можно рекомендовать преподавателям, студентам, практическим работникам и широкому кругу читателей, интересующихся проблемами политики и власти.


В. Исхаков

  • Новые книги


Яндекс.Метрика