Проблемы продовольственной безопасности. Семья бизнесмена в период реформ

ПРОБЛЕМЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Региональные аспекты обеспечения продовольственной безопасности (Урал и сопредельные территории): Материалы региональной научно-практической конференции. Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2002. — 184 с.

 
 


Обеспечение национальной безопасности в большинстве стран мира признано самым главным приоритетом государственной политики. Сфера обеспечения национальной безопасности общепринято делится на экономическую, территориальную, продовольственную, социальную и экологическую. Потеря контроля над одной из этих областей в короткие сроки может привести к утрате позиций во всех остальных.

Продовольственная безопасность — сравнительно новый термин, заимствованный из обихода ООН. Исходный английский термин «food security» переводится двояко: как «безопасность продовольствия» или как «продовольственная обеспеченность». Второй вариант перевода более точно отражает смысл понятия, определяющего обеспечение гарантированной физической и экономической доступности продуктов питания для человека.

Продовольственная безопасность может рассматриваться применительно ко всему миру, отдельным регионам, странам, группе населения, семье и отдельному человеку. Одно из последних, уточненных определений продовольственной безопасности приведено в обновленном исследовании «Право на достаточное питание и на свободу от голода», подготовленном в рамках Комиссии по правам человека Экономического и социального совета ООН. Оно представлено и одобрено на 51-й сессии Подкомиссии по предупреждению дискриминации Комиссии по правам человека ЭКОСОС в июне 1999 года:

«В настоящее время под продовольственной безопасностью понимается доступ всех людей в любое время к продовольствию, необходимому для здоровой и активной жизни. При достижении продовольственной безопасности продукты питания имеются в достаточном количестве, их поставки являются сравнительно стабильными, и каждый нуждающийся человек может получить продовольствие. Соответственно под национальной продовольственной безопасностью понимается такое положение, при котором все члены общества фактически пользуются правом на достаточное питание или продовольственные ресурсы, и в принципе имеется необходимое количество продовольствия. Достижение продовольственной безопасности на уровне домашнего хозяйства подразумевает обеспечение надлежащего количества продуктов на конкретной территории, сравнительно устойчивое снабжение ими и гарантированная каждому человеку, нуждающемуся в продовольствии на данной территории, возможность получить его с тем, чтобы вести здоровую и продуктивную жизнь»1.

Понятие достаточности имеет особую значимость в связи с правом на питание, поскольку оно позволяет выделить ряд факторов, которые надлежит принимать во внимание при определении того, можно ли считать доступные конкретные продукты питания или рацион как подходящие. Понятие постоянства имманентно связано с понятием достаточного питания или продовольственной безопасности, поскольку оно предполагает доступность продовольствия как для нынешнего, так и для будущих поколений.

Доступность включает как экономическую, так и физическую доступность. Экономическая доступность предполагает, что личные финансовые расходы или расходы домашнего хозяйства на приобретение продовольствия надлежащего рациона должны характеризоваться таким уровнем, который не ставит под угрозу и не подрывает удовлетворение других основных потребностей. Физическая доступность предполагает, что достаточное продовольствие должно быть доступным для каждого человека, включая физически уязвимых лиц, к примеру, дети, престарелые, инвалиды.

Угроза продовольственной безопасности означает уменьшение, отсутствие или разрушение главного ресурса жизни — пищи, либо ухудшение ее качества, т.н. питательно-энергетических свойств.

Нарастание тревоги в научных и политических кругах по поводу продовольственной безопасности страны, по мнению авторов сборника, актуализирует региональные исследования по определению потенциальных возможностей продовольственного самообеспечения индустриально развитых территорий. Такие исследования целесообразно осуществлять в историко-экономическом плане, отслеживая положительный и отрицательный результаты в решении проблемы продовольствия, с учетом того, что на разных этапах своего развития и организации общество формировало специфические механизмы и правила обеспечения минимума удовлетворения жизненно важных потребностей в пище, и что уровень продовольственного обеспечения, его структура и механизмы находятся в прямой зависимости от развития сельскохозяйственного производства, перерабатывающих отраслей, торговли, а также сложившихся в обществе традиций потребления.

Рассмотрению проблемы продовольственной безопасности и путям ее решения в России и Уральском регионе посвящены материалы настоящего сборника, составленного по материалам региональной научно-практической конференции. На конференции выступили как научные работники, так и представители администрации и делового мира, практически занимающиеся обеспечением продовольственной безопасности региона, в том числе Г.Е. Корнилов, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института истории и археологии УРО РАН, И.Г. Жданов, кандидат экономических наук, зам. генерального директора Челябинской продовольственной корпорации, Р.И. Жожин, кандидат сельскохозяйственных наук, начальник управления по аграрной политике администрации Челябинской области и др.

Сборник подготовлен Уральской академией государственной службы совместно с Челябинским научно-исследовательским центром территориального управления. Составитель и ответственный редактор — доктор исторических наук, профессор УрАГС В.П. Тимошенко.

Публикуемые статьи представляют несомненный интерес для ученых-обществоведов, студентов и всех интересующихся проблемами регионалистики.

В. Исхаков

1Бурдуков П.Т., Саетгалиев Р.З. Россия в системе глобальной продовольственной безопасности. М., 1999. С. 3.



СЕМЬЯ БИЗНЕСМЕНА В ПЕРИОД РЕФОРМ

Кузьмин А.И., Ободяников Е.З. Социальные и демографические проблемы семьи бизнесмена. Екатеринбург: Изд-во «Академкнига», 2002. — 236 с.

 
 


Подготовка монографии осуществлена Уральской академией государственной службы совместно с Институтом демографии ГПЦ «Стратегия». Ответственный редактор – профессор УрАГС, доктор социологических наук В.Г. Попов, рецензент – профессор, доктор социологических наук А.И. Антонов. Один из соавторов А. И. Кузьмин – профессор кафеды социологии и управления общественными отношениями УрАГС, доктор социологических наук.

Формирование в России рыночной среды происходило столь высокими темпами, что изменения в динамике социальной струк­туры явно не успевали за развитием рыночных отношений и сме­ной ценностных ориентаций в основных группах населения Рос­сии. Институт семьи, супружества, родительства, состояние внутрисемейных отношений оказались под воздействием ослабевающего эффекта семейной политики государства.

В результате вся тя­жесть содержания и социализации подрастающего поколения в годы реформ легла на плечи семьи. Реакция семьи на изменения в социально-экономических условиях существования и растущей бедности была самой радикальной — основная часть супругов отложила рождение ребенка до лучших времен. Тотальный пере­ход к нормам однодетного образа жизни усилился. Реализация воспроизводственной функции семьи была затруднена настолько, что это ударило по стратегическим интересам развития России и обострило дискуссию по вопросам альтернативного развития ин­ститута семьи. Все это происходило на фоне раздутой СМИ про­паганды разнообразных форм сексуального поведения молодежи.

Растущее социальное неравенство населения и социальная дифференциация российского социума привели к появлению соци­альных групп и слоев общества, отличающихся не только образом и укладом жизни, но и спецификой репродуктивного, брачного и самосохранительного поведения. Важнейшими социальными и социетальными последствиями изменений в отношениях собственно­сти и формирования новой социальной структуры российского общества стали процессы социального расслоения семей.

Закономерным итогом реформ можно считать увеличение числа семей предпринимателей и накопление собственности таковых. Отсутствие данных переписи затрудняет точную оценку числа се­мей крупных и средних предпринимателей в России и не делает возможным раскрыть типологию семей бизнесменов в социально-демографическом и социально-профессиональном ключе. Косвен­ным образом, проблема жизнедеятельности семей пред­принимате­лей в контексте исследования проблем социальной структуры и ценностных ориентаций, образа жизни россиян, генезиса социаль­ной группы предпринимателей, безусловно, рассматривалась и ис­следовалась, в том числе, представителями уральской школы соци­ологов (Е.С. Баразгова, Е.В. Грунт, В.Б. Житенев, И.М. Модель, Б.С. Павлов, А.А. Тараданов, Р.Г. Фасхиев и др.).

Как полагают авторы, феномен семьи предпринимателя заслуживает особого внимания по ряду причин. Во-первых, семьи бизнесменов — закономерный ожидаемый соци­альный итог реформирования общества, который первоначально мыс­лился сугубо в положительном плане и поощрялся всеми способами как одна из моделей самостоятельной семьи с «достатком», которой не нуж­на помощь со стороны государства, и активизации семейной политики. Во-вторых, предпринимательство само использует семьи различного со­циального статуса в своих целях, включая производственную и непроиз­водственную (некоммерческую) деятельность как важнейший соци­альный ресурс.

Актуальность выбранной темы во многом объясняется и уникальностью объекта исследования — социологическим исследо­ванием семей предпринимателей с высокими стандартами жизни и потребления.

Выделяя в предпринимательской среде группу крупного и среднего бизнеса — людей, состоявшихся в плане благосостояния и утвердивших себя на российском рынке и за рубежом, логично предпо­ложить, что основная часть деловых людей даже в условиях высокой профессиональной занятости и внесемейной ориентации проживает в семьях. Таким образом, целесообразно изучение проблемы появления, становления и жизнедеятельности социальной группы предпринимате­лей, определение ее роли в обществе на фоне происходящих изменений в социально-экономической, политической и духовной ситуации в России в 90-х годах XX в. и новом тысячелетии.

Обращение авторов книги к теме социологического исследования образа жизни семей со стандартами выше среднего уровня связано с разработкой более обширного про­блемного поля — изучение процесса формирования альтернативных форм семей. Формирование семей современных российских предпри­нимателей происходило в разное время и осуществлялось из различных социальных источников. Нельзя, по мнению авторов, не принимать во внимание тот факт, что представители предпринимательства состоят в браке с лицами из различных этносоциальных групп населения, а это во многом наклады­вает отпечаток на образ жизни и даже на вероятную продолжительность стажа брачной жизни супругов. Брачное, репродуктивное и самосохранительное поведение семей предпринимателей имеет свою специфику в силу особой ценностной ориентации.

Выявление и исследование семей предпринимателей сильно затруднено на практике. Обычные методы построения анкеты и проведения выборочного исследования зачастую оказываются ма­лоэффективными, так как нередко предвзятая смысловая конструк­ция вопроса о материальном достатке дезориентирует респондентов. Очевидно, что предпринимательские семьи окружены атмосферой подозрительности и недоброжелательности со стороны людей, при­надлежащих старшим возрастным группам, а такое отношение на­кладывает отпечаток на информационное поведение респондентов. Внутренний интерес предпринимателей к проблемам семьи все-таки высок. Данные, полученные при исследовании ценностных ориента­ций и мотивов труда В.Д. Патрушевым и А.Л. Темницким на московских предприятиях (1993), позволяют сделать вывод, что чем более коммерциализованна и продвинута в направлении к частной собственности организационно-правовая форма труда респондента, тем выше значимость материального благополучия семьи и воспита­ния детей, но тем меньше ценность здоровья, отдыха и развлечений и выше значимость учебы и повышения квалификации.


Исследования семей предпринимателей достаточно редкое яв­ление в социологии. К тому же выборки таковых малочисленны. Так, по данным А.А. Тараданова, исследовавшего на Среднем и Южном Урале методом интервью 6299 и почтового опроса – 6533 человек, в том числе мужей и жен из различных социальных групп, в ходе интервью в категорию «коммерсантов и частных предпринима­телей» попало всего 68 человек. Включая руководителей и менедже­ров, представители «бизнес-слоя» составили 397. Более много­численные данные представил в ходе исследования среднего класса в России Юрий Левада. Одна из целей комплексного исследования социальной структуры российского общества по теме «Советский человек» была посвящена анализу образцов, массового поведения се­мьи. За период с 1998 по 2000 гг. цели «при­митивного выживания» снизились у опрошенных от 28 до 21 %. А вот «жить лучше, чем большинство семей в моем городе, районе» предпочла уже не десятая, а пятая часть. «Жить лучше, чем средняя семья в Америке и Западной Европе» хотели по-прежнему от 3 до 4% (1600 опрошенных).

По оценкам материального положения семьи индикаторы «хорошее» и «очень хорошее» предпочли у руководителей и спе­циалистов в 1994—1997 гг. 7%, у бизнесменов (владельцев пред­приятий — 900 человек) — 22 % (в т.ч. 2 % — «очень хоро­шее»), фермеров — 13% и у «книжников» — 10% (всего опро­шено 58075 человек). Специального исследования фамилистических аспектов жизни бизнес-слоя не проводилось.

Формирование семей современных российских бизнесменов про­исходило в разное время и в различных условиях. В связи с этим возникает проблема изучения не только образа жизни, но и генезиса семьи бизнесмена как социального феномена и социального институ­та. Выбор темы предполагает изучение регионального аспекта в про­цессах формирования семей бизнесменов на Урале. Урал еще в зна­чительной степени уступает Северо-Западу и Центру России в про­движении ценностей свободного предпринимательства, что отражает­ся на менталитете и статусных знаках предпринимателей и их семьях.

По теме семьи бизнесмена еще не накоплено достаточное количество отечественных данных. Проведенные социологические и демографические исследования не являются специализирован­ными и затрагивают обычно тему семьи состоятельных граждан в ходе общих выборочных исследований семей (населения). В про­цессе широкомасштабных выборочных опросов семьи «с достат­ком» не спешат привлечь к себе внимание из различных соображе­ний, включая самосохранительные и политические. Именно поэто­му целенаправленное исследование такого объекта, как семья бизнесмена, является в научном плане более чем оправданным, интересным и эффективным в социальном отношении.

В 1996 г. по инициативе Торгово-промышленной палаты РФ была начата нацио­нальная программа «Российская деловая культура». Однако крен исследовательской деятельности, несомненно, направлен на выяснение места и статуса предпринимателей как социально-профессиональной группы, отноше­ний с государством, деловыми партнерами, средствами массовой ин­формации и PR. Важнейшим направлением является выяснение лич­ностных качеств российского бизнесмена, его профессиональной и деловой культуры, путей в бизнес и в политическую сферу жизни общества. В результате ценности семьи провозглашаются, но на деле остаются совершенно не изученными эмпирически и находятся на втором плане социологии труда и социологии бизнеса.

Цель данного проекта, как ее определяют авторы книги, заключалась в том, чтобы «раскрыть закономер­ности формирования семьи бизнесмена как социальной группы и социального института. Построить мотивационные модели самосохранительного и репродуктивного поведения семьи бизнесмена». В ходе исследования был проведен предтестинг супружеских пар предпринимателей в 30 семьях (60 респондентов) г. Первоуральска (апрель — май 2001 г.), исследована группа предпринимателей в г. Покачи (два выборочных крупномасштабных исследования населе­ния — 1600 респондентов, февраль — сентябрь 2000 г.), предпринят гендерный социологический опрос мужей и жен в г. Екатеринбурге и в г. Первоуральске на протяжении 2001 г. — 339 респондентов, из кото­рых было отобрано 246 анкет мужей и жен — полных 123 пары.

В ходе исследования необходимо было провести анализ ти­пов и форм семьи, наиболее перспективных с точки зрения страте­гии выживания и самосохранения индивидов в современном мо­дерни­зированном обществе (в условиях развитой общественной среды и инфраструктуры). Отдельной задачей является изучение возможностей адаптации семьи к современному состоянию постоян­ной политической и экономической нестабильности (подобно задаче выживания семьи в условиях существования в миграционном потоке).

В настоящее время происходят существенные изменения в стра­тификационной картине России, в частности, имеет место сложный процесс формирования новой социальной структуры, включающей в себя «социально-профессиональную группу предпринимателей». Фе­номен предпринимательства играет значительную роль в функциони­ровании рыночной экономики. Он достаточно нов и служит предме­том интенсивных исследований. В многочисленных публикациях до­минирует более или менее справедливое мнение о том, что понятие предпринимательства применительно к российскому обществу на эм­пирическом уровне «неуловимо», потому что предпринимательская деятельность (здесь) еще «не институализирована». При этом кри­тика понятия осуществляется как «правыми», так и «левыми» силами, как бы таковые ни понимались. В действительности же предприни­мательство изучается, поэтому задача теоретической и эмпирической идентификации слоя предпринимателей достаточно актуальна.

В монографии А.И. Кузмина и Е.З Ободяникова предпринята попытка теоретического и эмпиричес­кого исследования феномена семьи предпринимателя в России. Рас­сматриваются спорные и дискуссионные вопросы социологии предпри­нимательства и фамилистики. В эмпирической части используются макро- и микросоциологический подходы к исследованию образа жизни, характера взаимоотношений и особенностей репродуктивного, брач­ного и самосохранительного поведения супругов. Технология социоло­гического опроса супружеской поры основана на использовании гендерных конструктов анкеты мужа и жены.

Книга адресована специалистам в области социальной философии, социологии семьи, демографии, а также учащимся и студентам факультетов гуманитарного профиля, широкому кругу читателей, интересующихся вопросами социологии.

В. Филиппов

  • Новые книги


Яндекс.Метрика