Судебная власть в контексте истории российского конституционализма. Проблемы генезиса и эволюции

Ефремова Н.Н.

Актуализация исследований проблемы происхождения и развития судебной власти в России обусловлена необходимостью поиска путей и методов успешного продвижения очередной судебной реформы, испытывающей известные трудности в достижении поставленной цели - утверждения правильной организации правосудия.
Институт судебной власти для российского государства относительно молодой; о нем можно говорить лишь в контексте утверждения в теории и практике отечественного конституционализма идеи и принципа разделения властей, структурного и функционального обособления судебной от других ветвей государственной власти - законодательной и исполнительной.

 
 


Разделение властей является элементом непреложного состава ценностей конституционализма, становление которого явилось "крупнейшим событием всемирной истории цивилизации"1.

Реальные конституции, имевшие классическую форму и содержание, закономерно появляются в мире лишь в эпоху крушения средневекового феодального общественного порядка и революционного преобразования абсолютистских монархических форм государства в конституционные монархии, республики. С того времени внедрение идей и институтов конституционализма в практику строительства демократических государств и оформление идеологии правовой государственности стало ведущей тенденцией Нового и Новейшего времени. Реальное освоение ценностей конституционализма Россией началось с заметным торможением в сравнении с другими государствами Запада, однако отдельные его составляющие зарождаются уже в XVIII веке. Первым отечественным проектом конституции можно считать так называемые "кондиции", составленные в 1730 г. Д.Н. Голицыным, членом Верховного тайного совета, и предъявленные на утверждение Анне Иоанновне. В них содержалось одиннадцать положений, ограничивавших "волю" государыни, которые и должна была соблюдать будущая императрица в качестве условия своего воцарения на российском престоле2. Подписав "кондиции" 15 февраля 1730 г., уже 4 марта того же года Анна Иоанновна их "разодрала", восстановив еще не порушенное самодержавие и абсолютизм. К XVIII в. относятся и другие, уже действовавшие прямо, "конституционные" законы: Манифест о вольности дворянской 1762 г. и две Жалованные грамоты дворянству и городам 1785 г., установившие особый правовой статус двух привилегированных сословий: дворянства и горожан. Правда, это был не индивидуальный гражданский правовой статус, а групповой сословный.

Чуть позднее в период зарождения отечественного либерализма XIX в. конституционные проекты готовились и в неофициальных кругах. Так, известны проекты декабристов: "Конституция" Н.М. Муравьева и "Русская правда" П.И. Пестеля. Первый был основан на идее народного суверенитета и обязательной отмене крепостного права при возможности сохранения монархической формы правления. Второй, более радикальный, предусматривал немедленную ликвидацию монархии и физическое уничтожение членов императорской семьи, а также установление республики с переходным правительством.

"Жертва" же этих замыслов император Александр I был не чужд либеральных, конституционных идей, отчасти воплощенных в проектах его сановников и "молодых друзей". Это и проект М.М. Сперанского "Введение к Уложению государственных законов", и правительственный конституционный проект - Государственная уставная грамота Российской империи, в разработке которой принимали участие Н.Н. Новосильцев, кн. П.А. Вяземский, французский юрист А. Дешан3.

В эпоху "Великих" реформ 60-70-х гг. империя сделала первый реальный шаг на пути трансформации абсолютной монархии в конституционную. 20 ноября 1864 г. были утверждены Судебные уставы - законы, ставшие правовой основой создания, оформления и укрепления независимости судебной власти от законодательной и исполнительной. Это положило начало разделению государственной власти и структурному и функциональному обособлению одной из ее ветвей - судебной власти, вмешиваться в применение которой император уже не мог4. Либерально-демократические реформы, проводимые правительством Александра II, могли завершиться утверждением проекта так называемой "Конституции Лорис-Меликова", предусматривавшей создание представительных учреждений в Российской империи. Однако планам государственных конституционных преобразований, как известно, не было суждено сбыться. После убийства Александра II его преемник Александр III отклонил проект. Вместе с тем, реформы 60-70-х гг. XIX в. стали попыткой ограничения абсолютизма. Однако в силу объективных причин они не смогли заложить основы конституционного правового государства.

Последовавшая в 80-90-х гг. XIX в. реакция не оставила надежд на скорую отмену абсолютизма. Проблема модернизации государства пришла в область теоретизирования и рассматривалась преимущественно в русле теоретической юриспруденции, прежде всего, философии права (Б. Чичерин, П.И. Новгородцев и др.).

В начале XX в. начался уже активный поиск модели конституционного устройства России. Отражением этой тенденции стало издание Николаем II ряда законодательных актов, содержащих, по сути, конституционные положения (нормы). Так, манифест от 6 августа 1905 г. учреждал Государственную Думу в качестве представительного законодательного органа, а манифест от 17 октября 1905 г. провозглашал "неотъемлемые права гражданских свобод на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов". Революционные события 1905-1906 гг. обусловили издание и еще более "конституционного" закона эпохи "неоабсолютизма" - "Высочайше утвержденных основных государственных законов" 23 апреля 1906 г.5. Однако дальнейшее развитие социально-политической ситуации в России не привело к утверждению конституционного правопорядка. Этой цели не могли достичь и формальные советские конституции последующего периода в истории отечественной государственности.

Сегодняшнее возрождение российского государства, модернизация его формы и сущности в целях построения конституционного правового государства - процесс, как оказалось, длительный, одной из его составляющих является формирование подлинно независимой, правильно организованной судебной власти. Как справедливо отмечал В.М. Савицкий, "с провозглашением курса на построение правового государства и реализацию принципа разделения властей появилась настоятельная потребность коренным образом изменить прежнее унизительное положение суда. В правовом государстве суд обязан быть именно судом - авторитетным, властным, самостоятельным, подлинно независимым. Люди хотят видеть в нем не бюрократическое учреждение, долгое на разбирательство и скорое на расправу, а реального гаранта их прав, надежного защитника их интересов…"6. А потому главной задачей современной судебной реформы остается создание такого суда.

Конституционные основы организации судебной власти в РФ установлены в главе 7 "Судебная власть" Конституции РФ, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г., десятилетие действия которой мы сегодня отмечаем. Конституция РФ закрепила прогрессивные демократические принципы организации отечественного правосудия, которые на практике реализуются пока еще, к сожалению, не в полном объеме. Вместе с тем, продолжающаяся в нашей стране судебная реформа, наряду с достижениями в деле совершенствования законодательного обеспечения отправления правосудия в соответствии с Конституцией РФ, общепринятыми принципами и нормами международного права, достигла определенных успехов, хотя и обозначила ряд недостатков в ее организационном, в том числе кадровом и материальном, обеспечении. Это позволяет констатировать: "судебная власть в России по своему качественному развитию в конце столетия заметно отстала от судебной власти цивилизованных стран"7.

Вместе с тем, прямые заимствования из более развитых западных моделей правосудия с целью "догнать", достичь их состояния, без учета результатов накопленного отечественного опыта модернизаций суда обречены на неизбежный неуспех. Это обстоятельство определяет возрастание интереса к исследованию истории российского правосудия, прошедшему в своем становлении и развитии ряд этапов.


Наиболее значимыми для создания правильно организованного правосудия в дореволюционный период были, прежде всего, судебные реформы первой и последней четвертей XVIII в., в ходе которых были проведены начальные попытки структурного и функционального обособления впервые созданных специальных судебных органов от административных на местном уровне. Тогда же в законодательстве и политико-правовых трактатах появилось и понятие "судительная власть". Наиболее эффективной для достижения означенной цели и прогрессивной явилась судебная реформа 1864-1899 гг., в ходе которой было окончательно достигнуто отделение судебных органов всех территориальных уровней от законодательных и исполнительных (точнее, "верховных" и "подчиненных" органов государственного управления), а также законодательное оформление и закрепление судебной власти за вновь созданными судебными органами (при одновременном разделении суда и следствия). Причем, несмотря на очередные попытки подчинения суда администрации в ходе последовавшей так называемой "контрреформы" 80-90-х гг. XIX в., формально независимый суд просуществовал до Декрета о суде №1 (ноябрь 1917 г.)8.

Советский период в истории послереволюционного правосудия был отмечен формальной и фактической зависимостью органов суда от органов государственной власти и управления (такова была их классификация), связанностью судейского усмотрения официальными политико-идеологическими установками.

В конце 80-90 гг. XX в. и текущем постсоветском периоде в истории отечественного правосудия вновь началась и поныне продолжается очередная судебная реформа, преследующая цель формирования подлинно независимой правильно организованной судебной власти как необходимой основы существования правового государства и гражданского общества, а также всемирно осознанной и признанной политико-правовой самостоятельной ценности.

Вместе с тем, толкование понятия судебной власти как института правосудия, включающего систему органов, его отправляющих, сам процесс и результат их (т.е. судов) функционирования в сфере полномочий судебной власти, позволяет находить и исследовать вышеперечисленные отдельные элементы судебной власти (как системного понятия) уже с первых этапов становления и нормативного оформления правосудной функции отечественного государства и структур, ее реализующих.

Развитие и совершенствование института судебной власти в России всегда проходило в связи с общими государственно-правовыми, в целом, либо судебными, затрагивающими судоустройство и судопроизводство, в частности, реформами. Обстоятельством взаимосвязи реформ обусловлена предлагаемая периодизация истории института судебной власти в России. За основные вехи, определяющие отдельные этапы ее становления и развития, следует принять нормативно-правовые акты, устанавливающие законодательную основу судоустройства и судебного процесса в соответствующий период российской государственности: Русская Правда, краткая и пространная редакции (XI-XII в.), Новгородская и Псковская Судные Грамоты (XV в.), Судебники 1497-1550 гг., Соборное Уложение 1649 г., судебно-процессуальное законодательство Петра I (прежде всего акты 1714-1723 гг.), Учреждения для управления губерниями 1775 г. Екатерины II, Судебные уставы 1864 г., а в период с 1917 по 1991 г. - Декреты о суде 1917-1918 гг., ряд Положений о народном суде, советские Конституции, Основы законодательства о судоустройстве и об уголовном и гражданском судопроизводстве, иные акты. Разумеется, для каждого из указанных периодов характерно наличие одного или нескольких элементов сложного по структуре института судебной власти (принципов, органов и т.п.). Однако Судебные уставы Александра II впервые в истории отечественного правосудия юридически ее оформили и создали правовые основы и гарантии для ее практической реализации. Вместе с тем, каждый из отмеченных этапов заслуживает внимания.

Однако в силу ограниченного объема работы здесь мы особо коснемся лишь трех основных этапов генезиса и развития судебной власти, соответствующих государственно-правовым модернизациям Петра I, Екатерины II и Александра II.

В ходе судебной реформы первой четверти XVIII в., проводимой одновременно с реформой государственного управления, поскольку отправление правосудия являлось традиционной для этой эпохи одной из функций последнего9, была проведена первая попытка создать самостоятельные и обособленные от местных органов правительственного управления (администрации) судебные органы.

Наиболее значимыми для задуманной модернизации, европеизации и повышения эффективности правосудия стали следующие положительные черты нового судоустройства. Организация суда основывалась на принципе коллегиальности рассмотрения и решения дела, последовательно проведенном как в высшем, так и в центральном и местном суде.

Была осуществлена, хотя и не достаточно последовательно, попытка структурного и функционального отделения суда от администрации. Создаются помимо общей и специальные, "особенные" судебные системы для отдельных сословий (духовенства, горожан); суд подразделяется на гражданский и военный. Устанавливается система судебных инстанций, судебного управления, прокурорского надзора. Недостатком новой организации суда является ее сложность, громоздкость и связанная с этим дороговизна содержания, отсутствие подготовленных, профессиональных, квалифицированных кадров, сохранение вотчинной "юстиции".

Преемники Петра I отказались от его судебных нововведений, но уже Екатериной II вновь проводится судебная реформа на сходных началах. Судебная реформа последней четверти XVIII в. осуществлялась правительством в связи с губернской реформой, нацеленной на создание на местах (губерниях, уездах) структурно обособленных органов правительственного управления, самоуправления и суда. В соответствии с "Учреждениями для управления губерниями" от 7 ноября 1775 г. была создана судебная система, характеризующаяся следующими чертами. Более последовательно, чем при Петре I, проводится принцип отделения судебной власти от исполнительной, что обеспечивалось созданием параллельно существующих систем местных судебных и административных органов. Однако предоставление губернатору обширных полномочий по надзору за судом с правом приостановления судебных решений в значительной мере ограничивало самостоятельность судебной власти.

Во всех губерниях и уездах за исключением территорий, именуемых "национальными окраинами", были введены единые судебные органы, что позволило установить общий порядок делопроизводства (при сохранении вариативности процесса) и строгую иерархию судебных инстанций. Суд оставался преимущественно сословным, что соответствовало характеру общественного строя. судебные органы были построены на коллегиальных началах. Некоторые административные органы по-прежнему наделялись судебной функцией. Следствие отделили от суда, передав его ведению полиции, учрежденной в городах и уездах.

Сохранялась особая юрисдикция в отношении крепостного крестьянства. Право суда над ними принадлежало помещику во всех случаях, за исключением особо тяжких преступлений. Дискреционной властью помещика в его имениях могли создаваться неофициальные локальные системы суда и правления. Их органы могли быть двух типов: или назначаемые помещиком - управляющий приказчик (бурмистр), староста, или органы мирского самоуправления: старосты и целовальники, избираемые миром.

Все это лишало судебную систему империи единства, делало ее громоздкой. Вместе с тем, созданные губернской реформой судебные органы в большей мере удовлетворяли интересы дворян, нежели предшествующие суды губернаторов и воевод середины XVIII в., что определило длительность их функционирования. Эта судебная система будет упразднена в ходе следующей судебной реформы 1864-1899 гг.10.


Либерально-демократические тенденции правовой системы, едва наметившиеся в предшествующий полутора-столетний период, получают бурное развитие в середине XIX в. и грандиозно завершаются изданием замечательных актов эпохи - Судебных уставов 1864 г. Однако за блеском "великой" судебной реформы не следует забывать о том, что отдельные принципы и прообразы ее будущих институтов юстиции прошли апробацию и осмысление в правовом сознании общества уже в рамках феодально-крепостнического государственного строя. Особый этап в эволюции судебной системы в Российской империи открывается с созданием и последующей реализацией Судебных уставов 1864 г., ставших законодательной основой самой прогрессивной из всего комплекса социально-политических реформ 60-70-х гг. позапрошлого века судебной реформы, кардинально модернизировавшей организацию правосудия. Целью данной реформы было оформление и утверждение независимой судебной власти в России, введение современных цивилизованных форм и принципов судоустройства и судопроизводства.

Основные законодательные акты реформы - "Учреждение судебных установлений", Уставы гражданского и уголовного судопроизводства, "Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями" - провозглашали отделение судебной власти от законодательной и исполнительной, несменяемость судей, участие в отправлении правосудия общественного элемента (суд присяжных), сочетание принципов выборности и назначения в комплектовании судейского корпуса, бессословность суда при равенстве всех сословий перед судом, коллегиальность при рассмотрении дел, гласность (как правило), состязательность процесса, устность судоговорения, право на защиту в суде и т.п. Были созданы новые институты юстиции: независимые от полиции судебные исследователи, самоуправляющиеся корпорации присяжных поверенных и частная адвокатура, нотариат; реорганизована прокуратура, поддерживающая отныне государственное обвинение в уголовном суде. Вместе с тем, вновь созданная судебная система не стала единой и состояла из органов общей и местной (мировой) юстиции. При этом сохранялись существенные особенности в организации суда в так называемых "национальных окраинах"11.

Впервые в России появилась кассационная инстанция (департаменты Правительствующего сената, сохранившего значение высшего суда в империи, а также хранителя и толкователя законов).

Определенное несоответствие прогрессивного суда государственному механизму абсолютистской России предопределило долговременное, в течение 35 лет, проведение судебной реформы. За это время часть новационных принципов и институтов в организации правосудия, провозглашенных изначально "отцами" реформы, претерпела изменения. Смена либеральной политики на реакционную, последовавшая за убийством Александра II и ростом революционного движения, сопровождавшегося активизацией террористических антиправительственных организаций, отражала охранительную реакцию царизма, выразившуюся в частичных изменениях и дополнениях Судебных уставов, ограничивавших демократичность новой судебной организации.

Однако та деформация, которую претерпела организация судебной власти в 70-90-х гг. XIX в., не стала обратимой, и к началу второго десятилетия XX в. судебная система Российской империи вновь начала возвращать свои демократические черты.

Процесс утверждения судебной власти был прерван как вступлением страны в первую мировую войну, повлекшим усиление полицейско-милитаристского режима, так и последовавшими за тем революциями. Вместе с тем, Судебные уставы 1864 г., в целом, как основа действовавшего в империи судебного законодательства, не были отменены вплоть до установления советской власти, ликвидировавшей судебную систему в соответствии с Декретом о суде № 1 и заменившей ее иной, построенной на принципиально других основаниях.

Современная судебная реформа ставит очередную задачу улучшения организации правосудия, создания надлежащей цивилизованной демократической формы отправления правосудия, гарантирующей незыблемость провозглашенных гражданских прав и свобод, соответствующей требованиям международных актов о правах человека, а также общепризнанным ценностям - равенству, справедливости и гуманизму суда. Последние и по сей день остаются идеалом, нацеливающим на поступательное к нему приближение. Тем не менее, осторожный оптимизм внушает анализ результатов отечественных судебных реформ, которые не раз становились формальным или реальным достижением в освоении общезначимых политико-правовых ценностей, важной составляющей которых является правосудие (причем не стоит забывать, что мерилом политико-юридического прогресса модернизаций суда служат гражданские свободы, относящиеся к категории неотъемлемых прав человека).


1 См.: Степанов И.М. Уроки и парадоксы российского конституционализма. М., 1996. С. 4.

2 См.: Ефремова Н.Н. Владимирова В.В. Конституция - Основной Закон государства // Национальная идея России. М., 2002. С. 52.

3 См. подробнее: Пахоленко Н.Б. Из истории конституционных проектов в России. М., 2000.

4 См. подробнее: Ефремова Н.Н. Судебные реформы в России: пути утверждения идей и ценностей правосудия // Политико-правовые ценности: история и современность. М., 2000.

5 Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. М.,1984-1994. Т. 9. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. М.,1994.

6 Савицкий В.М. Организация судебной власти. // Становление судебной власти в обновляющейся России. М., 1997. С. 3-4.

7 См. подробнее, напр.: Безнасюк А.С., Рустамов Х.У. Судебная власть. М., 2002. С. 99-107.

8 Краткому анализу истории отечественных судебных реформ была посвящена работа автора. См.: Ефремова Н.Н. Судебные реформы в России: традиции, новации, проблемы // Государство и право. М., 1996. №11. С. 85-91.

9 О месте судебной власти в системе государственного управления см: Чиркин В.Е. Государственное управление. М., 2001. С. 232-247.

10 Подробнее о судебной организации дореформенной России см.: Ефремова Н.Н. Судоустройство России в XVIII - первой половине XIX в. (историко-правовое исследование). М., 1993.

11 Подр. см.: Ефремова Н.Н. Судоустройство Российской империи XVIII - начала XX века. М., 1996.

  • Общество и власть


Яндекс.Метрика