Проблемы возмещения вреда, причиненного террористическими действиями

Алексеева О.Г. , Семенов И.А.

Терроризм, террористический акт… Что скрывается за этими словами? К сожалению, на сегодняшний день приходится констатировать, что волна террористических действий буквально захлестнула весь мир. За скупыми статистическими данными скрываются гибель ни в чем неповинных людей, потеря близких, увечья, утрата имущества. Начиная с 70-х годов ХХ века, проблема борьбы с терроризмом заметно обострилась, а в последнее десятилетие эта проблема приобрела особую актуальность как для всего мирового сообщества, включая Европу, так и для России. Вспомним жестокие действия бойцов Ирландской республиканской армии в Великобритании, членов баскской организации ЭТА в Испании, боевиков Армии освобождения Косово в Югославии… Весь мир следил за событиями 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне, виновниками которых оказались исламские террористы.

 
 


Россия занимает далеко не последнее место по числу совершаемых террористических актов. Достаточно вспомнить взрывы во Владикавказе, Буйнакске, Волгодонске, повлекшие человеческие жертвы, трагические события, связанные с взрывом 8 августа 2000 г. в подземном переходе под Пушкинской площадью в Москве. Не так давно все мы в связи с годовщиной вспоминали трагические события в Москве с захватом множества заложников-зрителей спектакля "Норд-Ост"… А недавно средства массовой информации сообщили о новом террористическом акте - взрыве в метро на станции "Павелецкая". "Терроризм, особенно в 20 веке, является одним из наиболее опасных преступлений. В международной классификации он составляет тяжкое преступление против человечества"1.

Безусловно, все мировое сообщество должно противодействовать всеми средствами такому злу, как терроризм. По мнению юристов, борьба с международным терроризмом будет непростой и долговременной. С точки зрения права проблема эта многоплановая и объемная. Однако целью настоящей статьи является рассмотрение таких вопросов, как защищенность человека, пострадавшего от террористического акта. Возмещение вреда потерпевшему от террористического акта - важнейшая и серьезнейшая общечеловеческая проблема. Конституция РФ закрепляет данное установление в ст. 52: "Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба". Прежде всего, в этой связи представляется необходимым рассмотреть нормы международного права.

Состав такого преступления, как международный терроризм, был определен в 1954 г. Комиссией международного права ООН в Кодексе преступлений против мира и безопасности: совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение актов против другого государства или попустительство совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют целью вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом.

Однако, как отмечают некоторые ученые, "современное международное сообщество пока не смогло дать единого определения терроризма. Попытки разработать единую, всеобъемлющую конвенцию относительно международного терроризма, которая содержала бы это определение, не увенчались успехом.

Отмечается несколько причин невозможности квалификации терроризма на международно-правовом уровне: различные подходы разных государств к понятию "терроризм"; большое влияние политического фактора на оценку событий, связанных с совершением террористических актов"2.

Большая часть существующих конвенций по борьбе с терроризмом были разработаны и приняты в 70-80-е годы ХХ века. Российская Федерация участвует в большинстве международных конвенций по борьбе с терроризмом в порядке правопреемства от СССР. Таким образом, на сегодняшний день Россия является участником 10 универсальных соглашений по борьбе с терроризмом. Кроме этого, Российская Федерация подписала еще 2 универсальных соглашения, и в соответствии со статьей 18 Венской конвенции о праве международных договоров она должна воздерживаться от действий, которые лишили бы такие договоры объектов и целей.

Перчислим некоторые наиболее важные конвенции.

В марте 2001 г. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (1988) и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ на континентальном шельфе (1988)3. Данные соглашения были разработаны в рамках Международной морской организации и призваны усилить безопасность на морских судах и стационарных платформах.

Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1997 г. Спустя 4 года (23.05.01) Конвенция вступила в силу, набрав необходимые 22 ратификации. Российская Федерация ее ратифицировала 13.02.01 (Федеральный закон №19-ФЗ).

В 1999 году Генеральной Ассамблеей ООН принята Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма. Конвенция криминализирует оказание финансовой помощи для совершения действий, предусмотренных в 9 конвенциях, указанных в приложении к ней, а также совершение любого действия, направленного на то, чтобы вызвать смерть гражданского лица с целью запугивания населения или вынуждения правительства или международной организации совершить или воздержаться от совершения какого-либо действия.


Таковыми конвенциями, указанными в приложении Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, являются:

- Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, 1997 г.;

- Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г.;

- Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 г.;

- Конвенция о физической защите ядерного материала, 1988 г.;

- Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, 1979 г.;

- Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г.;

- Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г.;

- Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г.;

- Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, 1970 г.


Таким образом следует отметить: современное международное право дает возможность решать вопросы, касающиеся борьбы с терроризмом, политическим путем. Но террористы, как правило, отрицают признание каких-либо правовых и моральных ограничений. Однако эти названные международные конвенции не содержат положений относительно возмещения вреда, причиненного террористическим актом.

Кроме международных конвенций, Уголовного кодекса, Гражданского кодекса, в Российской Федерации действует Федеральный Закон от 25.07.1998 №130-ФЗ "О борьбе с терроризмом"4. Именно на положениях данного закона хотелось бы остановиться подробнее.

Материальный и моральный вред, причиняемый террористами, ставит вопрос о его возмещении.


Общими основаниями для возмещения вреда являются следующие:

1) вред, то есть любое умаление личного и (или) имущественного блага лица;

2) противоправное поведение. Противоправность поведения в гражданских правоотношениях, имеющая две формы - действие или бездействие, означает любое нарушение чужого субъективного права;

3) вина, то есть психическое отношение лица к своему поведению и причиненному вреду. Вина может быть выражена в форме умысла (прямого или косвенного) или неосторожности (простой или грубой). При этом форма и степень вины причинителя вреда никак не влияют на размер возмещения вреда, который должен быть возмещен в полном объеме;

4) причинная связь между противоправным поведением и причиненным вредом.


По общим правилам гражданского законодательства обязанность возместить вред возлагается на причинителя вреда, то есть на то лицо, чьими действием или бездействием этот вред был причинен. Вместе с тем, ст. 1064 ГК РФ устанавливает, что в случаях, предусмотренных в законе, обязанность по возмещению вреда может быть возложена на другое лицо или лиц, которые сами непосредственно вред не причиняли. Но в данном случае, то есть при возмещении вреда, причиненного террористическими действиям, действует ряд специальных правил.


Прежде всего, вред, причиненный террористическим актом, можно подразделить на:

1) вред, причиненный государству и муниципальным образованиям, например, разрушение зданий, уничтожение транспортных средств, коммуникаций и т.д., а также те расходы, которые государство будет вынуждено затратить на восстановление поврежденного имущества;

2) убытки, которые несет государство в связи с пресечением террористической деятельности (например, затраты на организацию контртеррористической операции);

3) убытки, которые могут быть причинены третьим лицам в связи с пресечением террористического акта. Так, лица, участвующие в контртеррористической операции, могут использовать транспортные средства, принадлежащие гражданам и организациям, средства связи и т.д.;

4) вред, который может быть причинен лицам, участвующим в контртеррористической операции;

5) вред, как материальный, так и моральный, который может быть причинен гражданам в результате совершенного террористического акта. Гибель людей, утрата трудоспособности, увечья.


Одной из проблем возмещения потерпевшим вреда, на наш взгляд, является то, что непосредственные причинители вреда, лица, совершившие террористический акт, в большинстве случаев погибают. Даже в том случае, если террористы и остаются в живых, материального возмещения за их счет добиться трудно. Именно поэтому Закон о терроризме устанавливает, что возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством.

Далее, законодатель устанавливает несколько специальных правил о возмещении вреда, причиненного террористами. Если террористическая акция совершена на территориях нескольких субъектов РФ, то компенсация вреда производится за счет федерального бюджета. Аналогичное правило установлено и в том случае, если возмещение ущерба, причиненного одному субъекту Российской Федерации, превышает возможности компенсации из бюджета данного субъекта Российской Федерации. Возмещение вреда производится из федерального бюджета и в том случае, если вред причинен гражданину иностранного государства. Таким образом, государство берет на себя все неблагоприятные последствия, связанные с возмещением вреда лицам, пострадавшим от террористического акта.

Такая позиция представляется обоснованной и справедливой. Кроме возмещения вреда, указанный закон предусматривает также социальную реабилитацию лиц, пострадавших в результате террористической акции, в целях их возвращения к нормальной жизни, и социальную реабилитацию лиц, участвовавших в контртеррористической операции. Вред, причиненный здоровью или имуществу лиц, участвующих в борьбе с терроризмом, подлежит возмещению. В случае гибели лица, принимавшего участие в борьбе с терроризмом, при проведении контртеррористической операции членам семьи погибшего и лицам, находящимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие, назначается пенсия по случаю потери кормильца, а также сохраняются льготы на получение жилья, оплату жилищно-коммунальных услуг, если такие льготы имелись у погибшего. В случае, если лицо, принимавшее участие в борьбе с терроризмом, при проведении контртеррористической операции получило увечье, повлекшее за собой наступление инвалидности, или ранение, то этим лицам также за счет средств федерального бюджета выплачивается единовременное пособие.

Реабилитация лиц, пострадавших от теракта, включает в себя правовую помощь указанным лицам, их психологическую, медицинскую, профессиональную реабилитацию, трудоустройство вплоть до восстановления на работе, предоставление им жилья. Казалось бы, никаких проблем в данном случае возникнуть не должно. Однако, на наш взгляд, Закон "О борьбе с терроризмом" в случае социальной реабилитации не устанавливает четко, за чей счет она должна производиться. В ст. 18 сказано, что социальная реабилитация производится за счет средств федерального бюджета и средств бюджета субъекта РФ, на территории которого совершена террористическая акция. Возникает вопрос, куда именно обращаться пострадавшим лицам? Кто должен обеспечить их жильем, которого они лишились, нести расходы по медицинскому обслуживанию и т.д.? Существенным недостатком является то, что законодатель не устанавливает четкого механизма порядка осуществления социальной реабилитации, а ограничивается лишь нормой о том, что данный порядок определяется Правительством РФ. Как показывает практика, людям, пострадавшим от террористических актов, потерявшим своих родных и близких, как правило, не миновать длительных судебных разбирательств даже в том случае, когда речь идет о возмещении им причиненного вреда. Это происходит потому, что предлагаемые им суммы компенсации не покрывают ни реально причиненных убытков, ни причиненных им физических и нравственных страданий. Заслуживают внимания предложения ученых о создании фонда гарантий пострадавшим, который бы "аккумулировал деньги, выделенные государством, добровольные пожертвования, конфискованные средства"5. Безусловно, целесообразно было бы также предусмотреть, что за счет конфискованных средств, которые были направлены на организацию террористических актов, должна производиться как социальная реабилитация потерпевших, так и компенсация им причиненного вреда.

Следующая проблема, которая, на наш взгляд, оказалась не затронута, касается определения понятия потерпевшего от террористического акта. Ни в международных конвенциях, ни в Законе РФ "О борьбе с терроризмом" не раскрыто понятие, кого следует признать потерпевшим в указанных случаях. Представляется, что это имеет принципиальный характер. Безусловно, по общим правилам гражданского законодательства потерпевшим признается лицо, которому причинен вред. Это может быть гражданин, жизни, здоровью, имуществу которого причинен вред, а также организация, имуществу которой причинен вред в результате террористического акта. Когда от террористического акта пострадал гражданин, речь может идти о компенсации как материального вреда (гибель, порча имущества, утрата трудоспособности, расходы на восстановление здоровья и т.д.), так и морального, то есть физических и нравственных страданий лица. Если вред причинен юридическому лицу, то компенсации подлежат только убытки.

Однако террористический акт, как правило, приводит к гибели людей. В соответствии с нормами гражданского законодательства в случае смерти гражданина вред возмещается тем лицам, которые лишились вследствие указанного обстоятельства источника средств к существованию. К числу лиц, имеющих право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, ст. 1088 ГК РФ, в частности, относит детей умершего гражданина, иных нетрудоспособных иждивенцев, которые фактически состояли на его иждивении, а также нетрудоспособных лиц, которые и не состояли на иждивении умершего, но имели ко дню его смерти право на получение от него содержания.

Следует ли из этого, что потерпевшими в результате смерти гражданина от террористического акта следует признать указанных лиц? Представляется, что решение этого вопроса имеет принципиальное значение. Ведь если указанных граждан следует считать потерпевшими от террористического акта, то утраченный заработок умершего лица, который приходился на долю нетрудоспособных иждивенцев, должен возмещаться до определенного времени за счет средств бюджета субъекта РФ или за счет средств федерального бюджета. Так, несовершеннолетним детям вред возмещается до достижения 18 лет, учащимся старше 18 лет - до окончания учебы в учебных заведениях по очной форме обучения, но не более чем до 23 лет, инвалидам - на срок инвалидности, женщинам старше 55 лет и мужчинам старше 60 лет - пожизненно. При этом выплачиваемые гражданам суммы в связи со смертью кормильца подлежат индексации при повышении стоимости жизни.

Как уже отмечалось, практически отсутствует возможность компенсировать средства, выплачиваемые пострадавшим от террористического акта, за счет самих террористов. Если нетрудоспособных иждивенцев погибшего гражданина следует признать потерпевшими, то в связи с участившимися террористическими актами можно только представить себе, какие суммы будет вынуждено выплачивать государство. С другой стороны, это представляется обоснованным и справедливым по отношению к гражданам, которые состояли у погибшего гражданина на иждивении. Ведь если бы человек погиб при других обстоятельствах, виновное лицо было обязано возмещать вред, связанный с потерей кормильца.


Несмотря на отмеченные трудности, связанные с компенсацией вреда лицам, пострадавшим от терроризма, возможность восстановления потерпевших в их нарушенных правах все же имеется. Но при этом проблема возмещения государству понесенных им затрат в настоящее время не решена. Безусловно, закон предусматривает, что средства, направляемые на организацию террористической деятельности, подлежат конфискации и обращаются в доход государства. Однако далеко не всегда эти денежные средства можно проследить, и совершенно понятно, что они не покроют огромных убытков, причиненных государству. Представляется, что данный вопрос необходимо решить на законодательном уровне в самое ближайшее время.

Тема терроризма многогранна, и представляется невозможным подробно рассмотреть все ее аспекты в отдельной статье. Тем не менее, необходимо затронуть еще одну проблему. Статья 21 Закона РФ "О борьбе с терроризмом" освобождает военнослужащих, специалистов и других лиц, участвующих в борьбе с терроризмом, от ответственности за вред, причиненный при проведении контртеррористической операции.

При проведении контртеррористической операции на основании и в пределах, которые установлены законом, допускается вынужденное причинение вреда жизни, здоровью и имуществу террористов, а также иным правоохраняемым интересам. Обязательства по причинению вреда опираются на принцип генерального деликта6.

Согласно этому принципу, любому лицу запрещается причинять вред имуществу или жизни любого лица, если только причинитель вреда не был управомочен на нанесение вреда. К таковым случаям, в частности, принято относить причинение вреда в состоянии необходимой обороны, причинение вреда по просьбе или с согласия потерпевшего, если действия причинителя вреда не нарушают нравственных принципов общества.

Однако, на наш взгляд, причинение вреда лицами, участвующими в контртеррористических операциях, нельзя отнести ни к действиям, совершаемым в состоянии необходимой обороны, ни к действиям в состоянии крайней необходимости. В данном случае имеет место особая ситуация, когда лица в соответствии с законом управомочены на причинение вреда. Безусловно, что касается террористов, такая позиция законодателя представляется правильной и единственно верной.

При этом Закон РФ "О борьбе с терроризмом" дает достаточно большие полномочия лицам, участвующим в контртерраристических операциях. Как уже отмечалось, участники контртеррористической операции могут беспрепятственно входить в жилые помещения, использовать в служебных целях средства связи, включая специальные, принадлежащие гражданам и организациям независимо от форм собственности; использовать в служебных целях транспортные средства, принадлежащие организациям независимо от форм собственности, за исключением транспортных средств дипломатических, консульских и иных представительств иностранных государств и международных организаций. Могут ли здесь быть злоупотребления? К сожалению, да. На наш взгляд, нуждается в уточнении формулировка закона относительно "иных правоохраняемых интересов". Следует ли понимать под этим причинение вреда имуществу других лиц, жизни и здоровью заложников? Вспомним еще раз трагические события с захватом заложников в Москве при показе мюзикла "Норд-Ост". В настоящее время идут споры, было ли единственным выходом из создавшегося положение использование психотропного вещества, в результате которого погибли также и заложники, было ли бы правильным использовать его ранее, когда люди еще не были измотаны трехдневной бессонницей и голодом? Ответы на эти вопросы, даже спустя солидный срок после трагедии и завершения следствия по этому делу, дать крайне трудно.

Как видим, проблем, возникающих в связи с возмещением вреда, причиненного в результате террористических действий, достаточно много, и эта тема нуждается как в дальнейшем правовом регулировании, так и в теоретической разработке.


1 Морозов Г.И. Терроризм - преступление против человечества. М., 1997. С. 5.

2 Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 1998. С. 58.

3 О ратификации конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и протокола о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе // Собрание законодательства РФ. 2001. №11. Ст. 999.

4 О борьбе с терроризмом: Федеральный закон №130-ФЗ от 25.07.98. Принят Государственной Думой РФ 03.07.98 // Собрание законодательства РФ. 1998. №31. Ст. 3808.

5 Трунов И.Л. Возмещение вреда пострадавшим от террора // Современное право. 2002. №12.

6 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. Садикова О.Н. М., 1996. С. 656. Вестник ЦИК РФ. 1998. №1. С. 121.

  • Общество и власть


Яндекс.Метрика