Рынок труда: отток кадров из госсектора

Ужегова А.М.

Все чаще ощущаем проблему несоответствия оплаты труда в бюджетных, государственных структурах и в коммерческих организациях. Вроде бы обязанности совпадают, похожие системы оплаты, продолжительность рабочего дня, а заработная плата нередко различается в полтора-два раза. И все труднее это несоответствие объяснить. Результат: на долю госструктур остаются менее опытные, малоперспективные кадры. С них сложнее требовать: «Мы, мол, за эти деньги особо напрягаться не будем». А что же будет завтра, через год-другой? Вообще желающих работать не окажется? Ведь и сегодня текучка кадров, незаполненные вакансии очень мешают и влияют на слаженность работы коллектива, только обучим новичка, а он заявление об уходе на стол – в коммерческой организации зарплата намного выше, так что ухожу к ним... Словом, многие постоянно готовы к переходу, для них работа в госсекторе во всех смыслах временная, непрестижная...

Из разговора с начальником отдела районной налоговой инспекции


 А.М. УЖЕГОВА
 

Комментарий А.М. УЖЕГОВОЙ, к.с.н., доцента кафедры экономической теории УрАГС:

– Особенности функционирования рынка труда (ограниченность действия закона спроса и предложения, недостижимость устойчивой полной занятости) обусловлены спецификой обращающегося на нем товара; производным характером спроса на него, зависимостью предложения от демографической ситуации; уровнем оплаты труда, который должен обеспечивать нормальное воспроизводство рабочей силы; и др. В российских условиях ситуация усугубляется тем, что становление рыночных отношений сопровождалось возникновением массы новых проблем, которые наложились на старые, оставшиеся в наследство от командно-административной экономики. Переплетаясь и дополняя друг друга, они оказывают существенное влияние на поведение работодателей и наемных работников.

Важнейший фактор в нынешней российской ситуации, обостряющий старые и новые проблемы, – обесценивание труда. Если в 1992 г. заработная плата составляла 70% получаемых денежных доходов, то в 2001 г. – 50,4%. Резко снизилась и ее доля в издержках предприятий. Различия в отраслевых уровнях заработной платы достигли нескольких раз. Соотношение заработной платы крайних децильных групп составляет 23,5 раза! Нынче немалая часть специалистов, занятых в науке и научном обслуживании, здравоохранении, культуре и образовании, вместе с работниками оборонки, машиностроения, легкой промышленности, жителями сельской глубинки образуют многочисленную категорию «новых бедных». То, что авторитет в обществе этих профессий снизился, мы уже ощущаем и будем ощущать еще многие годы, даже если в ближайшем будущем в эти сферы будут вкладываться солидные инвестиции.

Сегодня зарплата большинства россиян не выполняет ни воспроизводственной, ни стимулирующей функции. Это в значительной мере объясняет некоторые иррациональные, с точки зрения теории рынка, мотивы формирования предложения труда и спроса на него, что особенно наглядно проявляется в условиях становления многоукладности.

Возникновение частного предпринимательского сектора в экономике привело к оттоку рабочей силы из сектора государственного, на долю которого теперь приходится менее 40% занятых. Перераспределение рабочей силы по секторам происходит не только в результате акционирования и приватизации госпредприятий, но и вследствие создания новых структур в сфере малого бизнеса.

Выбор человеком сферы занятости (государственный или негосударственный сектор), ее формы (по найму или самозанятость) в значительной степени зависит от его возраста, пола, профессии, места работы. Согласно результатам социологических исследований, наибольшую склонность к предпринимательству демонстрирует молодежь. Для одних это связано с возможностями повысить свои доходы, для других – в первую очередь молодых специалистов – проявить индивидуальность, удовлетворить потребность в творчестве. Для женщин привлекательность мелкого и мельчайшего бизнеса связана скорее с возможностью свободнее распоряжаться своим временем, по сравнению с традиционными формами занятости в госсекторе.

Значительная часть специалистов, занятых в науке и образовании, при переходе из государственного сектора в негосударственный в качестве основного выделяет материальный мотив.

Самый большой урон понес оборонно-промышленный комплекс: по оценкам, с начала реформ его покинуло более 1 млн. высококлассных специалистов. Практика показывает, что их возвращение (если даже в этот сектор госэкономики начинают инвестировать средства) весьма проблематично: обычно приобретается новая профессия, складывается иная жизненная ситуация, за несколько лет теряются профессиональные навыки, необходимые для возвращения.

Отток квалифицированных кадров из государственного сектора в негосударственный в большинстве случаев сопровождается сменой ими отрасли и профессии. Лишь около четверти уволившихся из 42 российских НПО опрошенных молодых специалистов (до 30 лет) отметили, что связывают свое будущее с наукой. Чаще всего уходят в торговлю (почти 30%), промышленность (20%), в сферу финансов (10%), а также в посреднические и консультационные фирмы. Аналогичные тенденции наблюдаются и в системе высшего образования.

Вместе с тем мотив получения большего дохода при смене занятости для многих категорий рабочей силы выражен не столь явно. Причин несколько: например, нежелание рисковать невысоким, но стабильным заработком в госсекторе, наличие второй работы, позволяющей некоторым получать доходы, иногда более высокие, чем на основной работе. Этот своеобразный эффект замещения, заставляющий интенсивнее трудиться на дополнительной работе, не бросая основной, характерен для различных категорий населения – для пожилых, жителей больших и малых городов, лиц с образованием ниже среднего и специалистов. Многие профессионалы, понимая, что превращение дополнительного занятия в основное чревато для них деквалифи¬кацией, не желают отказываться от своей специальности (лишь трети вторично занятых удается трудоустроиться по той же профессии, что и на основной работе). Но в последнее время найти дополнительную работу могут далеко не все желающие.

Выбор сфер деятельности почти не зависит от регулярности выплаты заработной платы, тем более что задержки наблюдаются и в частном секторе. Задолженность по заработной плате вместо официального сокращения заработной платы и формального увольнения – такова специфическая особенность нынешнего российского рынка труда, не свойственная странам с развитыми рыночными отношениями. Между тем социальное положение людей, формально числящихся занятыми, но не получающих заработную плату, может быть более тяжелым, чем положение зарегистрированных безработных, получающих пособие по безработице.

Уровень достатка, при котором человек начинает ценить свободное от работы время, для многих категорий российских трудящихся наступает при получении ими довольно скромных доходов (по сравнению с заработками работников тех же профессий и квалификаций в развитых странах).

Для значительного числа рабочих, инженеров, научных работников занятость в негосударственном секторе, главным образом в сфере услуг, – это возможность получить больше свободы, избежать жесткой регламентации, контроля, физических и нервно-психологических нагрузок. Даже если переход был вынужденным (из-за остановки предприятий, прекращения выплат заработной платы и т.д.) и связан с понижением социального статуса, многие, скорее всего, не вернутся к прежней деятельности. У «бывших» формируется особая маргинальная психология.

Крайнее проявление тенденции к маргинализации – рост численности (особенно в крупных городах) просто нигде не работающих, перебивающихся случайными, разовыми заработками и, по сути, живущими за счет близких, а также бомжей, профессиональных нищих, лиц, вовлеченных в криминальную сферу... Всех их в общем-то объединяет устойчивое негативное отношение к трудовой деятельности.

Причины, удерживающие разные категории работников в рамках госсектора, так же различны, как и причины, побуждающие к смене сферы деятельности. Особое место занимают специалисты высокого класса, прежде всего «оборонщики», для которых уход из государственного сектора (в большинстве случаев связанный со сменой профессии) означает отказ от личностной самореализации, крушение профессиональных и жизненных планов. Но часть специалистов-«оборонщиков» сохраняет высокую ответственность и дисциплину, что, разумеется, востребовано в коммерческих структурах.

Очевидно, что для значительной части экономически активного населения заработная плата не является решающим мотивом поведения на рынке труда. В результате происходящих структурных сдвигов в народном хозяйстве накопленный в производственной сфере капитал стал активно изыматься из нее и перераспределяться в непроизводственную – торговлю, посредническую деятельность и т.п.

Следовательно, изменяется и структура занятости. На фоне сокращения кадрового потенциала в промышленности, строительстве, торговле, материально-техническом снабжении и науке численность управленцев и занятых в кредитной и страховой сферах постоянно увеличивается. О дефиците квалифицированных кадров все чаще говорят специалисты, это существенно сдерживает развитие новых производств, влияет на стабильность уже действующих.

Основной проблемой современного российского рынка труда является его несоответствие рынку образования. «Лаг запаздывания» последнего вызывает значительную разбалансированность рынка труда, «перепроизводство» или излишнее предложение специалистов определенных профессий и недостаток или повышенный спрос на других специалистов.

Необходимо прогнозировать как среднесрочные, так и долгосрочные тенденции на рынке труда.

  • Консультации


Яндекс.Метрика