Роль предпринимательства в системе социального управления: институциональный анализ

Окулов Е.В.

Усложнение процессов управления в условиях турбулентной и слабоструктурированной внешней среды обуславливает предъявление новых требований к принципам организации социального управления. В частности, полноправными участниками социального управления должны являться субъекты, оказывающие значительное влияние на формирование социальной реальности, среди которых следует назвать и предпринимательство.

 Е.В. Окулов
 


Пятнадцать лет частнопредпринимательской деятельности, право на осуществление которой было закреплено Конституцией РФ, продемонстрировали роль предпринимательства не только в экономических, но и в социальных преобразованиях. Как и в случаях с иными явлениями социальной действительности, эта роль оценивается исследователями неоднозначно. С одной стороны, с предпринимательством связывались ожидания экономического роста, роста благосостояния, появления делового сословия, модернизирующего и укрепляющего основы социально-экономической системы страны. С другой стороны, следует признать, что эти ожидания оправдались лишь отчасти. Более того, развитие предпринимательства и формирование бизнес-сообщества в России сопровождалось рядом негативных явлений, характеризуемых как проявления социальной аномии.

Главной причиной специфического образа российского предпринимательства и его участия в управлении общественными отношениями является институциональная среда становления и развития отечественного предпринимательства.

Будучи субъектом социального управления, предпринимательство выполняет определенные социально-управленческие функции, содержание и форма реализации которых институционально обусловлены, то есть зависят от институциональной среды. Таким образом, особенности институциональной среды определяют специфику роли предпринимательства в системе социального управления. На институциональном уровне организации социальной жизни это закрепляется в виде определенной модели социального управления, где предпринимательство выступает в качестве субъекта управления. Эта модель в нынешнем ее состоянии нуждается в определенной модернизации, что будет первым шагом в процессе создания механизма участия предпринимательства в управлении общественными отношениями в рамках системы социального управления.

Усложнение процессов управления в условиях турбулентной и слабоструктурированной внешней среды обуславливает предъявление новых требований к принципам организации социального управления. В частности, полноправными участниками социального управления должны являться субъекты, оказывающие значительное влияние на формирование социальной реальности, среди которых следует назвать и предпринимательство. Становление и развитие предпринимательства в нашей стране сопровождается оказанием определенного воздействия, преобразующего социальные процессы и отношения. В определенной своей части это воздействие носит социально-управленческий характер, латентно или в явных формах проявляющийся в социальной практике. Специфика содержания и форм реализации социально-управленческих функций обусловлена особенностями институциональной среды развития российского предпринимательства.


РАЗВИТИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТЕОРИИ: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И НАПРАВЛЕНИЯ

Само понятие института — в разных интерпретациях — известно в научных кругах достаточно давно. Примерно до середины XIX века «институции» изучались в основном правоведами и понимались как юридические установления. Однако на рубеже XIX–XX вв. к институтам большое внимание стали проявлять социологи.

Институциональное направление первоначально складывалось в рамках американской традиции изучения истории экономических институтов. Указанное направление было представлено в работах Т. Веблена, Дж. Коммонса, Дж. М. Кларка, У. Митчелла и др. В рамках институциональных социально-экономических исследований институты рассматривались как образцы (идеальные образы) и нормы поведения, ценности, а также привычки мышления (стереотипы), влияющие на выбор стратегий экономического действия в дополнение к мотивации рационального экономического выбора1. Впоследствии американский институционализм 1920–1930-х гг. получил название «традиционного институционализма», в противоположность новому институционализму, о котором речь пойдет ниже.

В среде социологов, традиционно включавших институты в предметное поле своей науки, также наблюдался интерес к указанной проблеме. Так, достаточно интересную интерпретацию институтов предложил Т. Парсонс, рассматривавший институты в качестве решающего фактора интеграции и стабилизации общества2.

Однако настоящий прорыв в развитии институционализма был связан со складыванием так называемого нового институционализма, сформировавшегося первоначально в экономической теории. Его родоначальником считается Р. Коуз, опубликовавший еще в 1937 г. свою знаменитую статью «Теория фирмы». Более обстоятельно теоретические основы нового направления были представлены Оливером Уильямсоном, Гербертом Саймоном, а также Дугласом Нортом. В отличие от старого американского институционализма, новый институционализм по своим содержательным характеристикам значительно ближе к неоклассической экономической теории, хотя вносимые им изменения довольно существенны.

К концу 1980-х — началу 1990-х гг. сформировалась новая социологическая дисциплина — экономическая социология. Именно в рамках этой дисциплины начал формироваться новый институционализм в социологии, причем в достаточно тесной связи с сетевым подходом.

У истоков сетевого подхода (network approach) стоят Х. Уайт и его ученик М. Грановеттер, а также У. Пауэлл, Д. Старк и др. Современное хозяйство представляется ими как совокупность социальных сетей — устойчивых связей между индивидами и фирмами. Эти сети формальных и неформальных отношений позволяют находить работу, обмениваться информацией, разрешать конфликтные ситуации и т.д. Экономические отношения, таким образом, тесно переплетаются с социальными. В концепции Грановеттера это отражается принципиальным положением о структурной укорененности, встроенности экономического действия в более широкие, глубинные социальные практики. Экономические институты у Грановеттера являются социальными конструкциями3.

Институционалисты также используют понятие сетей, но включают их в институциональные образования (institutional arrangements). Сетевые связи между индивидами и фирмами представляются как множественные, многозначные, подвергаемые хозяйственными агентами различным интерпретациям и оценкам. Под институтами здесь понимаются не абстрактные нормы и ценности, а формальные и неформальные правила, которые регулируют практики повседневной деятельности и поддерживаются этими практиками4.


БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ И ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТЕОРИИ

Вполне вероятно, что последующее развитие и специализация в определенных предметных областях будет сопровождаться формированием собственной институциональной методологии в социологии, экономике или в теории управления. Но на сегодняшний день институционализм как единое методологическое ядро для этих наук представлен общими методологическими принципами, среди которых выделяются следующие основные.

1. Принцип институтоцентризма — является, пожалуй, главным; остальные принципы отражают тот или иной его аспект. Согласно этому принципу, любое явление, имеющее социальное значение, — это явление институционально упорядоченной, определенным образом оформленной жизни. Его нельзя описать и причинно объяснить, минуя институты. Другими словами, каков бы ни был фактор, оказывающий воздействие на процесс совместной деятельности людей и его результаты, он действует через институты и благодаря институтам5.

2. Принцип несводимости отрицает идею естественнонаучного и технологического редукционизма и устанавливает четкую границу между социальным и естественнонаучным знанием, отрицая методологическую корректность сведения социального и природно-технологического мира к единым основаниям.

3. Принцип методологического социализма рассматривается как противоположность принципу методологического индивидуализма, использовавшемуся в качестве одного из исходных пунктов в экономической неоклассике. Смысл принципа методологического социализма заключается в следующем: если социальная система представляет собой совместную деятельность, регулируемую рефлексивными нормами, то наличие рефлексивно нормируемой совместной деятельности должно быть явно и недвусмысленно принято в качестве исходной предпосылки любого исследования социальной системы6.

4. Принцип единства отрицает возможность рассмотрения социальной практики как совокупности складывающихся между индивидами взаимодействий и взаимоотношений вне институтов, которые опосредуют эти отношения. А именно в таком ключе классическая и неоклассическая экономическая теория представляла взаимодействия между homo economicus, что выражалось, например, в модели экономического человека, максимизирующего полезность на основе рационального выбора.

5. Принцип историзма утверждает, что социальная система как комплекс социальных отношений представляет собой конкретную исторически развивающуюся целостность. Значение этого принципа для институционализма подтвердил и актуализировал Д. Норт словами, с которых он начал свою самую известную книгу «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики»: «История имеет значение. Она имеет значение не просто потому, что мы можем извлечь уроки из прошлого, но и потому, что настоящее и будущее связаны с прошлым непрерывностью институтов общества»7.

На современном этапе в социально-экономических исследованиях институтов можно выделить две основные тенденции, связанные с трактовками понятия «институт». Первая была заложена американскими институционалистами и впоследствии развита неоинституционалистами. Согласно их трактовкам, институт представляет собой совокупность норм, организующих взаимодействие людей. Согласно определению Д. Норта, «институты — это «правила игры» в обществе или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми», которые «задают структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия — будь то в политике, социальной сфере или экономике»8.

Вторая тенденция связана с дальнейшим углублением понятия «институт». Здесь институты рассматриваются уже не просто как правила социального поведения или социальные роли, а как глубинные регуляторы общественных явлений. В рамках второй, более поздней тенденции институт «в его современной социологической трактовке представляет собой нерасчленимое единство формальных и неформальных правил.

Именно те правила, которые, с одной стороны, естественно вошли в плоть и кровь социальной практики, а с другой стороны, получили формальное воплощение — на скрижалях ли, в Своде законов Российской империи или в электронном виде в современной юридической практике США, — только этот «двояко воплощенный» феномен следует считать институтом, то есть элементом несущей общественной конструкции»9.

В среде российских социологов-институционалистов сегодня одной из наиболее распространенных является трактовка институтов в духе западного нового институционализма — как формальные и неформальные правила, регулирующие повседневные социальные практики и поддерживаемые этими практиками10.


ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

В настоящее время в научной и учебной литературе наблюдается существенный разброс мнений по поводу того, что же такое социальное управление. При этом имеющиеся определения не позволяют уловить специфику и суть социального управления. Действительно, определение, согласно которому социальное управление — это «процесс целенаправленного воздействия управляющей системы на управляемую для достижения ее функционирования и развития», недостаточно ясно отражает содержание социального управления11. Чрезмерное расширение содержания этого понятия создает трудности с разграничением социального и публичного или, например, государственного управления, так как и эти виды управления представляют собой воздействие управляющей системы на управляемую. Вполне однозначно обозначается только характер этих систем. Они являются социальными, то есть состоят из определенной совокупности людей, конфигурации и характеристики которой могут широко варьироваться.

Предлагаются различные критерии для выделения социальных систем. Так, классик менеджмента Р. Акофф, занимавшийся в том числе и «систематизацией системных понятий», рассматривал три типа систем, разделяемых по критерию целенаправленности:

Детерминированные — системы и модели, которые ни сами в целом, ни их части не являются целенаправленными.

Анимационные (одушевленные) — системы и модели, которые в целом преследуют некие цели, а их части являются целенаправленными.

Социальные (общественные) — системы и модели, в которых как части, так и они в целом являются целенаправленными12.

Поскольку деятельность в человеческом сообществе всегда строится на основе определенного набора взаимодействий, то социальную систему в самом общем виде можно представить как упорядоченную совокупность взаимодействий между людьми и группами людей.

При этом сопряженность действий достигается за счет организации и управления. Именно с их помощью социальная система превращается в «организованную реальность»13. Упорядоченность совместной деятельности множества индивидов — это и есть институциональная организация14. Институциональная организация отражает состояние процесса деятельности, сопряженность совместных действий и их обусловленность институциональной средой.

Таким образом, в качестве характерных атрибутов социальной системы можно назвать:

-наличие совокупности целенаправленных упорядоченных совместных действий;

-люди и группы людей как участники социальных взаимодействий, носители коллективной деятельности;

-организационное оформление сопряженных действий (в том числе за счет структурно-функционального распределения социальных ролей);

-осуществление управления, рассматриваемого как формирование сопряженности действий посредством установления условий, норм, оценок и среды взаимодействий.

Наличие управления является необходимым свойством социальной системы, так как «без управления было бы просто невозможно конкретно говорить о будущем и достигать соглашений, необходимых для осуществления совместных действий»15.

Институциональный подход рассматривает управление в социальных системах с учетом институтов и их влияния на взаимодействия внутри системы. «Системный подход поставил вопрос об определяющей роли взаимодействия внутренней и внешней среды и обменов между ними — институциональный подход поставил вопрос о цене этих обменов и роли изменений условий их осуществления»16. Среди основных инструментов институционального управления выделяют нормы, ценности, идеологии, политики, гарантии, идеи, стимулы и мотивы, интерпретации и оценки.


ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-АНАЛИТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Исходя из приведенных выше определений, в качестве элементов системы управления необходимо рассматривать управленческие взаимодействия. Однако невозможно анализировать систему управления, не включая в этот анализ характеристики и параметры как субъекта, так и объекта управления, поскольку в таком случае нельзя дать адекватную оценку самой системе управления и управленческим процессам. Действительно, если субъект управления — это тот, кто оказывает управляющее воздействие, то с необходимостью должен существовать и тот, на кого оказывается это воздействие. И от специфики этих двух фигур во многом будет зависеть специфика управленческих воздействий.

1.Субъект управления — центральная фигура в системе управления; это тот, кто принимает решения, осуществляет выбор, устанавливает задачи других лиц и правила действий по их исполнению. Субъект управления рассматривается как фигура, инициирующая действия путем принятия решения, постановки задач, координации или иным образом, но в своих инициативах всегда имеющая ограничения в связи с рисками, интересами, способностями, компетенциями, институциональными идеологиями и т.д. Природа ограничений, задающих формат управленческой деятельности, позволяет говорить о различных «архетипах» субъектов управления. В качестве таковых могут быть названы: «предприниматель», «менеджер», «администратор», «служащий»17.

2. Объект управления — элемент системы управления, на который направлено управляющее воздействие субъекта управления. В качестве интегральных объектов управления можно выделить:

1) организации: коллективные действия, иерархии, сети, потоки и т.д.;

2) институты: нормы, правила, ценности, идеологии, мотивы, оценки и т.д.;

3) территории: публичные сообщества, арены, рабочие места и др.;

4) объекты права собственности: ресурсы, способности, обязательства;

5) активы: ценности, результаты, знания, доверие и т.д.18

3. Управленческие взаимодействия — комплекс действий, составляющих управленческую деятельность, то есть обеспечивающих осуществление всего спектра функций управления. С точки зрения институциональной теории, к управленческим взаимодействиям наряду с осуществлением классических функций, связанных с планированием, организацией, мотивацией, контролем, следует выделить выработку институционализированной цели деятельности, правил и порядка ее достижения, установления смыслов и интерпретаций, связанных с достижением цели, контрактацию, формулирование идеологии и политик и т.д.

4. Институциональная среда управления — один из наиболее важных компонентов системы управления. Под средой управления понимается конструируемая из существующих или специально создаваемых элементов, факторов и условий область действий, создающая реальную возможность управления и реализации желаемых состояний19. Институциональная среда управления представляет собой комплекс институциональных образований, опосредующих управленческие взаимодействия, влияющие на решения субъекта управления, на поведение объекта управления, взаимные оценки и т.д.

Институциональная среда в масштабе социума формируется достаточно продолжительное время и не может кардинально измениться за короткое время даже в результате серьезных трансформаций. В этом смысле опыт нашей страны достаточно нагляден. Последнее десятилетие прошлого века стало для России временем принципиальных изменений в социальной, экономической, политической сферах. Но вся эта принципиальность не сумела погасить инерционный эффект воздействия прежних институциональных каркасов, оказавших весьма существенное влияние на формирование облика постсоветской России.


ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ВИД ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Проблемы предпринимательства активно обсуждаются в рамках разных наук, существует множество различных трактовок предпринимательства, так как различные исследователи делают акцент на различных аспектах этого явления. Несмотря на некоторые различия, большинство исследователей выделяют следующие основные признаки предпринимательства:

- деятельность в экономической сфере с целью систематического получения прибыли;

- экономическая свобода, или наличие прав и обязанностей, связанных с самостоятельным принятием решений и ответственностью за результаты хозяйствования;

- рисковый характер предпринимательской деятельности, обусловленный неопределенностью развития и комбинирования факторов внешней среды.

Предприниматель комбинирует экономические ресурсы с целью их оптимального использования и получения прибыли в условиях экономической неопределенности и в процессе самостоятельного принятия решений в ходе ведения бизнеса, а также несет ответственность за результаты хозяйствования. Кроме того, предприниматель, как правило, пытается вводить в хозяйственную практику новые технологии производства продукции, комбинирования экономических ресурсов, управления и организации дела, то есть выступать в роли новатора.

Перечисленные характеристики отражают преимущественно экономические аспекты предпринимательской деятельности. Однако предпринимательство может рассматриваться и как деятельность социально-управленческого характера. В этой связи хотелось бы указать на следующие моменты.

Во-первых, предпринимательство традиционно связывается с хозяйственной деятельностью, целью которой является получение прибыли. Однако, как показали исследователи (прежде всего Г. Саймон), люди не могут быть максимизаторами прибыли. Зачастую структуру мотивов предпринимательской деятельности задают сложившиеся институты и обуславливаемые ими социальные практики. Выступая в качестве ограничителей, институты не только упорядочивают предпринимательскую деятельность, но и побуждают предпринимателей трансформировать их.

Во-вторых, предпринимательская деятельность обусловлена не столько экономическими факторами, сколько институциональной средой, в которой осуществляется. Поэтому с институциональной точки зрения предпринимательство — это не столько комбинация экономических ресурсов, сколько создание порядков оценивания, контрактации (заключения соглашений) и институционализации выгод, которые могут быть получены от взаимодействия с внешней социальной средой.

В-третьих, предпринимательство, будучи связано с извлечением выгоды, по своему содержанию является управленческой деятельностью в большей мере, чем хозяйственной. С этой точки зрения «предпринимательство — это управление, направленное на приобретательство и преодоление связанных с ним рисков»20.

В связи этим возникает вопрос о взаимосвязи предпринимательства, бизнеса и менеджмента. По нашему мнению, предпринимательство следует рассматривать как деятельность по организации и институциональному оформлению процесса извлечения выгоды, тогда как бизнес представляет собой собственно осуществление указанного процесса в его структурированной, алгоритмизированной части. Другими словами, предпринимательство является инициированием бизнеса как упорядоченной, поставленной на поток деятельности по извлечению выгоды. Такой подход к разграничению предпринимательства и бизнеса позволяет объяснить факт существования нескольких или даже «многих бизнесов» в рамках одной фирмы или у одного предпринимателя. Модель «один предприниматель — много бизнесов» весьма характерна для современной России 21 .


Будучи объединены достижением одной цели — реализации интереса в различных его вариантах, — предпринимательство и бизнес решают разные задачи. Бизнес связан с обеспечением собственно процесса производства товара или услуги, рентабельностью, эффективностью, сбытом, то есть направлен на решение вопросов оптимизации и устойчивого функционирования фирмы или другого субъекта хозяйствования с точки зрения его внутренней среды. Принципиальное отличие предпринимательства состоит в том, что оно ориентировано на внешнюю среду и может рассматриваться как деятельность по осуществлению взаимодействий с внешней средой фирмы. Эта деятельность по своему содержанию является институциональным управлением, поскольку реализуется посредством норм (их установления, следования им или деформализации), контрактации с внешней средой, оценок и интерпретаций, смыслов, идеологий и т.д.

Таким образом, институциональный подход позволяет интерпретировать сущность предпринимательства в несколько ином ключе, чем это принято в экономическом анализе. Скажем, сам процесс инициирования и организации бизнеса в микроэкономике связывается с поиском пустующей рыночной ниши и попыткой занять эту нишу. При этом успешная деятельность связана с максимизацией отдачи от оптимального использования факторов производства и, в лучшем случае, с внедрением инноваций. К тому же в традиционном понимании предпринимательская деятельность рассматривается как связанная с риском.

В отличие от традиционных экономических воззрений на предпринимательство новые институционалисты понятие «риска» заменяют «неопределенностью». Различение этих двух понятий было дано еще в 1921 г. Ф. Найтом: по его мнению, в случае риска распределение возможных последствий можно описать с точки зрения вероятности их наступления, что невозможно в случае неопределенности22.

Далее, в рамках нового институционализма предпринимательская деятельность все больше связывается с поливариантностью оценивания (режима оценок) факторов внешней среды, которое позволяет использовать в качестве источника извлечения выгод не столько экономические ресурсы и их комбинацию, сколько неоднозначность институциональной среды. Поэтому, если у Найта предпринимательство рассматривается как «эксплуатация неопределенности», то, например, у Д. Старка «предпринимательство — это способность сохранять существование нескольких режимов оценки и оборачивать себе на пользу возникающую в результате неоднозначность»23.


ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ КАК СУБЪЕКТА УПРАВЛЕНИЯ

По мнению авторов книги «Конструируем управление», «всякий человек, если он берется управлять или вынужден управлять, при отсутствии особых условий действует как субъект управления — предприниматель»24. Это утверждение заставляет нас обратиться к выявлению специфики предпринимательства как ключевой фигуры управления.

Если выше предпринимательство рассматривалось как специфический тип управления, то теперь речь будет идти о предпринимателе как о субъекте управления. Так же как предпринимательство в масштабе всей социальной системы представляет собой интегрированный по ключевым характеристикам тип управления, предпринимательство как коллективный субъект управления формируется за счет интеграции конституирующих признаков носителей данной управленческой деятельности.

Управленческая позиция предпринимателя базируется на основе нескольких составляющих. Традиционно в качестве важнейшей составляющей рассматривается собственность. В институционализме подчеркивается значимость не собственности как таковой, а прав собственности и их спецификации. Именно они позволяют предпринимателю организовывать реализацию интереса, причем, как уже отмечалось, собственного (личного) интереса. Личный характер интереса задает специфическое понимание и оценку желаемой выгоды, формальных и неформальных ограничений, связанных с ее достижением, технологии реализации целей, а также весь комплекс интерпретаций имеющихся и предстоящих взаимодействий с внешней социальной средой. Таким образом, от предпринимателя зависит выстраивание институциональной модели управления, включающей принципиальные представления о содержании практики управления и границах его осуществления.

Будучи релевантной системой, отражающей восприятие проблемных ситуаций, формируемая предпринимателем институциональная модель управления структурирует пространство социальных взаимодействий по поводу достижения выгоды, в том числе поведение людей, осуществляющих свою деятельность в рамках этого пространства. Именно в этом смысле предприниматель является субъектом социального управления. Если на микроуровне речь идет о предпринимателе как субъекте управления в рамках фирмы, то в масштабе всей социальной системы интегрированным субъектом управления выступает предпринимательство как совокупность носителей соответствующего типа экономической и социально-управленческой деятельности.

Предпринимательство как социальный слой конституируется из людей, занимающихся соответствующей деятельностью, и в определенном смысле персонализирует предпринимательство как субъект управления. Поэтому весьма существенным для исследователя становится изучение институциональной среды формирования и развития предпринимательского или бизнес-слоя. При этом ключевыми вопросами подобного исследования должно стать выявление и анализ доминирующих в данной среде норм, оценок, интерпретаций, стереотипов, обуславливающих социальное поведение слоя предпринимателей и их взаимодействие с внешней социальной средой, в том числе и управленческое.

* * *

Резюмируя сказанное выше, выделим следующие принципиальные положения.

Институциональный подход, представленный сегодня целым спектром различных направлений, в том числе новым институционализмом в социологии, с точки зрения методологии применим к исследованию сложных социальных систем, а также к изучению процессов управления в этих системах. При этом аксионормативисткая традиция изучения институтов концентрирует внимание на исследовании нормативных комплексов, ценностей, взаимных оценок и интерпретаций взаимодействий между социальными субъектами, что, в свою очередь, крайне важно в рамках институционального подхода к управлению.

Управление в социальных системах направлено на взаимодействие между элементами систем, их качественное изменение. Институциональная среда имеет огромное значение для социального управления, так как определяет специфику задающих контекст управления институциональных комплексов, в состав которых включаются формальные правила и неформальные ограничения, ценности, оценки, идеологии, ожидания субъектов социальных взаимодействий.

Предпринимательство представляет собой институционализированный тип управления, основанный на спецификации прав собственности и направленный на извлечение выгоды в процессе взаимодействия с внешней средой путем контрактаций, обменов, использования различных режимов оценивания, иными словами — основанный на формировании уникальной институциональной модели управления.

Несмотря на уникальность конструируемых предпринимателями институциональных моделей, имеет место наличие неких общих для предпринимательства как типа управления характеристик, позволяющих говорить о предпринимательской институциональной модели управления. Реализация такой модели в практике осуществления предпринимательской деятельности в значительной мере влияет на функционирование и развитие социума. Однако специфика этого влияния и его содержание могут быть адекватно оценены только на основе анализа институциональной среды осуществления предпринимательской деятельности, а также в ходе изучения реализуемых предпринимательством социально-управленческих функций.


1 Кирдина С.Г. Институциональные матрицы: макросоциологическая объяснительная гипотеза // Социологические исследования. 2001. №2. С. 14.

2 Там же.

3 Радаев В. В. Основные направления развития современной экономической социологии. С. 6.

4 Там же. С. 7.

5 Институциональная экономика / Под рук. акад. Д. С. Львова. М., 2001. С. 39.

6 Там же. С. 41.

7 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997. С. 12.

8 Там же.

9 Кирдина С.Г. Позволяют ли новые институциональные теории понять и объяснить процессы преобразований в современной России? С. 137.

10 Радаев В.В. Основные направления развития современной экономической социологии. С. 7.

11 Основы социального управления / Под ред. В.Н. Иванова. М., 2001. С. 27.

12 Акофф Р. Акофф о менеджменте. СПб., 2002. С. 40.

13 Костин В.А. Основы эктропийной теории организации: социально-институциональный аспект. Учебное пособие. Екатеринбург, 1998. С. 87.

14 Там же. С. 24.

15 Цит. по: Конструируем управление / Л. Г. Кириллов, Т. Э. Емельянова. Челябинск, 2004. С. 35.

16 Конструируем управление. С. 105.

17 См.: Конструируем управление. С. 46–49.

18 См.: Там же. С. 52.

19 См.: Там же. С. 54.

20 См.: Там же. С. 47.

21 См.: Семь нот менеджмента. М. 2001. С. 116.

22 См.: Старк Д. Гетерархия: неоднозначность активов и организация разнообразия в постсоциалистических странах / Экономическая социология… С. 59.

23 Там же. С. 60.

  • Общество и власть


Яндекс.Метрика