Государственное регулирование экономики — необходимое условие эффективного развития регионов страны

Ефименков В.И.

Фактически деление регионов на доноры и дотационные определяется через отношение доходов региона к издержкам. Если в социально-экономической сфере издержки выше, чем доходы, то регион дотационный, если издержки равны доходам — не дотационный. Если же доходы выше, чем сумма издержек, то этот регион — донор. На практике прослеживается прямая зависимость доходности регионов от наличия на их территории природных ресурсов. Чем больше добывается на территории того или иного региона нефти, газа, руды и других природных ресурсов, тем выше у него доходы, в сравнении с регионами, где промышленная добыча природных ресурсов отсутствует.

 В.И. Ефименков
 


Исторический опыт показывает, что рынок на основе присущего ему механизма не способен обеспечить автоматическую саморегуляцию. Только сочетание рыночного механизма и государственных регуляторов способно обеспечить устойчивое развитие экономики и общества.

Практика говорит о том, что эффективное развитие той или иной страны и ее регионов достигается там, где в основу государственного регулирования положены объективные экономические и социальные законы производства и общества. Требования этих законов и определяют ключевые направления деятельности государства.

Во-первых, не допускать провалов рынка, т.е. осуществлять регулирование отношений в рыночной среде.

Во-вторых, обеспечивать социальную справедливость путем регулирования отношений в целом в обществе.

В-третьих, обеспечивать рост национального дохода, повышать качество жизни населения.

Проводимые ныне в России реформы не учитывают в должной мере ни одного из этих направлений. И прежде всего игнорируются требования обеспечения социальной справедливости в сфере оценки труда, распределения продукта между регионами, отраслями, отдельными работниками, участвующими в его создании. Ныне действующие методологические подходы для определения величины вклада в создание действительного продукта тем или иным регионом базируются на ошибочных теоретических положениях, что искажает величину созданного богатства. Это мы видим на примере Курганской области.

Курганская область имеет выгодное экономико-географическое положение, обладает огромными ресурсами плодородной земли сельскохозяйственного назначения, имеет прогрессивную структуру промышленности и квалифицированную рабочую силу и тем не менее с каждым годом живет все хуже и хуже.

Сказанное особенно полно подтверждается ростом смертности населения. Вот уже более десять лет Курганская область находится в состоянии тяжелого демографического кризиса: уровень смертности почти в 2 раза превышает уровень рождаемости; увеличиваются абсолютные цифры естественной и механической убыли населения; высокими темпами идет его старение.

За период 1991–2002 гг. количество жителей в области сократилось на 36 тыс. человек, или на 8,2%. Среднегодовые темпы сокращения населения составили 0,8%, что выше чем в целом по УрФО в 2,5 раза.

В Институте экономики УрО РАН на основании экспертных оценок современного демографического потенциала территории был сделан прогноз на ближайшую и дальнейшую перспективу. Расчеты показали, что процесс депопуляции в Курганской области в перспективе продолжится. При этом темпы сокращения численности населения будут нарастать. Иными словами, социально-экономические реформы, которые проводит государство, не соответствуют требованиям объективных законов развития народного хозяйства России, внутреннему миру человека. Это и обуславливает необходимость выяснения причин столь негативных последствий проводимых реформ, переосмысления социальных функций государства, и это хорошо понимает администрация Курганской области. При ее инициативе и поддержке была разработана и утверждена Программа экономического и социального развития Курганской области на 2004–2010 гг. Целью данной программы является решение ключевых социально-экономических проблем области. В первую очередь, обеспечить занятость населения, повысить уровень его жизни, изменить демографическую ситуацию, ускорить развитие интеллектуального и производственного потенциала области.

Рассмотрим на примере Курганской области существующие методологические подходы и разработанные на их основе методики с точки зрения выполнения ими основной задачи — формирования объективного представления о регионе.

В современной российской экономической практике существуют различные методики оценки социально-экономического развития регионов. За основу одной из них взяты методы типологических группировок, разработанные в рамках теоретической статистики и др.

В 2001 г. в Российской Федерации разработана и с тех пор используется официальная «Методика комплексной оценки уровня социально-экономического развития регионов», включающая 15 важнейших экономических и социальных характеристик развития, среди которых: валовой региональный продукт на душу населения; общий объем розничного товарооборота на душу населения; доля населения с доходом ниже прожиточного минимума; обеспеченность лечебными и амбулаторными учреждениями и т.п.

Комплексная оценка уровня развития региона в данной методике базируется на расчете среднего отклонения каждого из этих 15 показателей от среднероссийского уровня, на основе чего и определяется рейтинг регионов по уровню социально-экономического развития.

Имеются и другие методики на аналогичной методологической основе, и они также имеют и свои достоинства, и свои недостатки. Объединяет их принцип подсчета объема ВРП, при котором в состав вновь созданной стоимости (как известно, создаваемой трудом) включается и природная рента, которая трудом не создается. В результате все созданные на этой методологической основе методики не способны дать ответа на вопрос: почему существует и продолжает увеличиваться разрыв в социально-экономическом положении регионов страны?

О том, что рост различий в территориальном развитии России продолжается, свидетельствует статистика. Так, если в 1998 г. (по данным Минэкономразвития) разрыв в максимальном и минимальном уровне производства ВРП на душу населения по регионам страны составлял около 12 раз, промышленной продукции — более 60 раз, то в 2000 г. эти показатели составили уже соответственно 15 и 70 раз.

Анализ ряда рейтингов, отражающих уровень социально-экономического развития субъектов РФ за последние годы, выполненный по официальной методике, позволил раскрыть определенные закономерности занятия рейтинговых мест субъектами РФ в зависимости от специализации производства. Общий вывод: регионы с развитыми промышленными центрами и сверхрентабельной добывающей промышленностью располагаются в верхней части данных рейтингов, а регионы со слабо развитой либо нерентабельно работающей добывающей промышленностью и высоким удельным весом производства сельскохозяйственной продукции — в нижней части рейтинговых таблиц.

Эта закономерность проявляется и внутри федеральных округов. Уральский федеральный округ (УрФО) в целом имеет ярко выраженную экономику сырьевой направленности, за исключением Курганской области. В рейтинговых таблицах по комплексной оценке социально-экономического развития субъектов РФ за 1998–2002 гг. все субъекты УрФО располагаются в первой тридцатке. Курганская область с большим удельным весом производства сельскохозяйственной продукции и слабым развитием добывающей промышленности в этом рейтинге находится в списке регионов с крайне низким уровнем развития и переместилась с 70 места (в 2001 г.) на 82 (в 2002 г.) среди 89 регионов России. Для Курганской области характерно отставание по основным социально-экономическим показателям в несколько раз от среднероссийских значений. В сравнении с регионами, занимающими верхние строки данного списка, разрыв еще более значителен — в десятки раз.

Аналогичная картина наблюдается и при сопоставлении регионов по второму рейтингу — уровню инвестиционного потенциала. Курганская область в данном рейтинге занимает 68 место.

Третий рейтинг — ранжирование регионов по уровню бюджетных показателей (анализ проводился за 2000 г.), учитывающий дотационность региона, профицит/дефицит, величину консолидированного бюджета, — в целом подтверждает отмечаемую закономерность.

Фактически деление регионов на доноры и дотационные определяется через отношение доходов региона к издержкам. Если в социально-экономической сфере издержки выше, чем доходы, то регион дотационный, если издержки равны доходам — не дотационный. Если же доходы выше, чем сумма издержек, то этот регион — донор. На практике прослеживается прямая зависимость доходности регионов от наличия на их территории природных ресурсов. Чем больше добывается на территории того или иного региона нефти, газа, руды и других природных ресурсов, тем выше у него доходы, в сравнении с регионами, где промышленная добыча природных ресурсов отсутствует. Регионы с добывающей промышленностью, как правило, и являются донорами. А регионы с обрабатывающей промышленностью и сельским хозяйством являются дотационными.

Как известно, доходная часть регионов определяется в основном объемом ВРП на душу населения. А в показатель ВРП, в соответствии с существующими методологиями, включается не только прибыль, созданная трудом, но и природная рента. Однако хорошо известно, что природная рента не является «делом рук человеческих», результатом предпринимательской деятельности (ее еще совершенно справедливо называют незаработанным доходом), поэтому она должна принадлежать всем, всему населению страны. Включать рентный доход в ВРП тех регионов, где она создана природой, вряд ли правомерно.

Остановимся на этом подробнее, поскольку от понимания механизма образования, распределения и изъятия природной ренты зависит методология формирования ВРП и, следовательно, формирование объективного подхода к определению уровня социально-экономического развития региона и его вклада в ВВП страны.

Следует отметить, что рентная концепция оценки природных ресурсов, на которую опираются расчеты Курганского филиала Института экономики Уральского отделения Российской Академии наук (КФ ИЭ УрО РАН), не является чем-то новым в экономической науке. Новым в мировой практике скорее является полное игнорирование правящими кругами страны давно открытых и широко используемых во всем мире на благо общества законов использования природной ренты.

С учетом изложенного, коллективом КФ ИЭ УрО РАН была разработана и апробирована на примере Курганской области новая методология расчета показателя ВРП региона, сутью которой является вычитание природной ренты, как незаработанного дохода, из ВВП страны и ВРП Курганской области. Сопоставление этих показателей уместно и корректно, ибо как ВВП страны, так и ВРП области состоят из однородных элементов, отражающих реальную величину вновь созданной стоимости и потребленной стоимости основных фондов. Результаты получились довольно неожиданные, даже сенсационные. Прежде всего, по расчетам КФ ИЭ УрО РАН, доля вновь созданной стоимости в ВРП области составляет 72% против 5-6% в целом по России, за счет более эффективного использования живого и овеществленного труда в области.

Согласно общепринятой методологии оценки деятельности региона, общий объем ВРП, приходящийся на одного жителя в Курганской области, составил в 2002 г. 29413 млн. руб.1. В России ВВП — 10863,4 млрд. руб., то есть доля ВРП области в общем ВВП страны составляет 0,27%, при доле населения области в общей численности страны 0,74%. Таким образом, на каждого жителя Курганской области создается ВРП в 2,7 раза меньше, чем в среднем по стране. Этот показатель безоговорочно определяет место области в ряду дотационных регионов. Естественно, все экономические, материальные, финансовые ресурсы федеральный центр перераспределяет на основании статуса Курганской области как дотационного региона, т.е. как региона, не умеющего зарабатывать самостоятельно и «сидящего на шее» у других, более умелых и расторопных.

Однако так ли это? Действительно ли Курганская область лишь «проедает» то, что создали своим трудом другие регионы? Как показывает методика КФ ИЭ УрО РАН — это не совсем так и даже совсем не так.

Совсем по-другому будут выглядеть показатели после вычитания природной ренты, как незаработанного дохода, из ВВП страны и ВРП Курганской области. Тогда, в соответствии с данными Российской Академии наук, ВВП страны в 2002 г. должен составить 1955,4 млрд. руб. (по расчетам акад. Д.С. Львова — 2715,8 млрд. руб.), а ВРП области, по нашим расчетам, составил в 2002 г. 26177,6 млн. руб. Теперь доля ВРП Курганской области в ВВП страны составит уже 1,34% (против 0,27% по данным официальной статистики), что, при той же численности населения (0,74% от общей численности населения страны), дает совсем иной показатель ВРП на одного жителя области, превосходящий аналогичный показатель по стране почти в два раза (табл. 1). Это позволяет квалифицировать Курганскую область как регион-донор, тогда как по официальной статистике, в соответствии с существующей методологией определения ВРП региона, Курганская область — безнадежно дотационный регион.

 табл. 1
 

Таким образом, расчеты показывают необъективность существующей методологии исчисления ВРП без вычета из него рентных доходов. Сегодняшняя система показателей стала тормозом в преобразовании производственного аппарата страны, в формировании единого экономического пространства, в создании партнерских отношений и добросовестной конкуренции.

Она не только искажает реальное социально-экономическое положение регионов, но и препятствует формированию равновесных цен, развитию межотраслевой и внутриотраслевой конкуренции, переходу на справедливое распределение доходов, что сдерживает социально-экономическое развитие регионов, тормозит наращивание научно-инновационного потенциала России. Кроме того, она ставит барьеры на пути развития малого и среднего бизнеса. Все это приводит к глубокому кризису обрабатывающей промышленности, особенно отрасли машиностроительного производства, увеличению количества дотационных регионов (их в настоящее время более 50% от общего количества в стране).

Действительно, регионы, получающие рентные доходы, объективно не заинтересованы в создании и развитии производительных отраслей экономики (там и риски значительно выше, и рентабельность гораздо ниже, и налогообложение в 10 раз больше, чем в добывающих отраслях), а производительные регионы, как правило крайне заинтересованные в развитии наукоемких производств и освоении новейших технологий (поскольку для них это — условия выживания и развития), не делают этого из-за отсутствия средств (табл. 2):

 табл. 2
 


Показатели данной таблицы свидетельствуют о том, что наибольшая доля инновационной продукции в общем ее объеме (2,91%) отмечена в 2000 г. в Курганской области, имеющей наибольшую среди областей УрФО долю наукоемких отраслей (машиностроения и металлообработки). Промышленностью же Тюменской области, имеющей наименьшую долю машиностроения в структуре промышленного производства и наибольшую — в добывающей промышленности, инновационная продукция не осваивалась вообще (0%).

Нам представляется, что для того, чтобы изменить крайне тяжелое социально-экономическое положение в производительных регионах, необходимо осуществить приватизацию природной ренты в пользу государства, всего общества. Тогда производительные регионы будут получать из государственного бюджета средства на развитие производительных сил, всего экономического потенциала не единицы процентов природной ренты, а все причитающиеся им рентные доходы. Наглядным подтверждением тому является Курганская область как типичный производительный регион страны. По нашим расчетам, из общей природной ренты на Курганскую область в 2002 г. приходилось порядка 60 млрд. руб. (табл. 3):

 табл. 3
 


Таким образом, из принадлежащих Курганской области доходов от природной ренты как помощь из федерального бюджета было получено: в 1999 г. — 2,1%; в 2000 г. — 3,1%; в 2001 г. — 4,2%, в 2002 г. — 6,1%.

Весь бюджет области (с учетом помощи федерального бюджета) составляет около 10% от той суммы ренты, которую должна была бы получать область при нормальной, ориентированной на социальное и экономическое возрождение и развитие страны, налоговой системе.

Итак, налицо почти парадокс: причиной бедственного социально-экономического положения Курганской области является производительный характер ее экономики и прогрессивная структура ее промышленности. Будучи наиболее инновационно активной среди всех областей УрФО, производя почти в два раза больше, чем в среднем по стране, трудовой стоимости на каждого жителя, область практически во столько же раз меньше других регионов страны (на одного жителя) финансируется из федерального бюджета (как дотационный регион) на социальные нужды и имеет намного более низкие, чем в среднем по стране, социальные показатели. Кроме того, производительные доходы области (а их в ВРП области 3/4) облагаются налогами в 10 раз большими, чем налоги благополучных рент¬ных регионов. В результате у области не остается ни средств, ни возможностей не только для наращивания, но даже для простого сохранения инновационного и производственного потенциала. Область все в большей степени попадает в финансовую зависимость от дотаций федерального центра, о чем свидетельствует увеличение их доли в областном бюджете (табл. 3).

Причина прежде всего в несправедливом распределении доходов от природной ренты, закрепляющем эту несправедливость в налоговой системе. Причем все это вуалируется официальной методикой определения социально-экономического состояния регионов и их вкладом в ВВП страны. Иначе говоря, дотационной Курганская область, как, впрочем, и многие другие субъекты РФ, стала благодаря существующей официальной методике подсчета ВРП. Дальнейшее использование такой методологии может лишь усугубить ситуацию, привести к окончательному разрыву правового, социального, экономического пространства страны. Она не только бессмысленна, но и опасна, так как может привести к углублению дифференциации уровней экономического развития регионов, к распаду страны.

Подводя итог, подчеркнем, что предлагаемая КФ ИЭ УрО РАН методология определения уровня социально-экономического развития регионов основана на рентном подходе с использованием всемирно известных принципов системы национальных счетов для анализа приоритетных направлений развития Зауралья. Осуществление ее в полном масштабе, безусловно, будет зависеть от времени перехода на новые методологические подходы, новые методики и механизмы оценки социально-экономического состояния и деятельности регионов, от качества корректировки экономической политики на государственном уровне. Решение этой проблемы затрагивает интересы не только Курганской области, но и всех регионов, всей страны. Тем более, что в настоящее время для положительного решения этой проблемы имеются все условия. Переход на новые оценочные показатели раскрепостит духовные силы общества, человеческий потенциал, вселит веру в возможность возрождения справедливости.


1 Социально-экономическое положение Курганской области за 1991, 1997–2002 годы. Статистический сборник № 7. Курган: Курганоблкомстат, 2003.

  • Портрет территории


Яндекс.Метрика