«Философия развивает мышление. Но хочет ли мыслить мир?»

Любутин К.Н.

25 февраля этого года исполняется 70 лет К.Н. Любутину, видному специалисту по метафилософии, философской антропологии, теории познания и истории немецкой классической и марксистской философии; доктору философских наук, профессору, главному научному сотруднику Института философии и права УрО РАН. Константин Николаевич является одним из создателей философского факультета УрГУ, а в 1976-1989 гг. был его деканом. С 1969 г. он заведует организованной им кафедрой истории философии. К.Н. Любутин - заслуженный деятель науки РСФСР, автор более 350 научных публикаций, один из основателей Уральской философской школы. Он является членом Объединенного ученого совета по гуманитарным наукам УрО РАН, членом Ученого совета института и заместителем председателя диссертационного совета по защите докторских диссертаций при ИФиП УрО РАН, а также председателем диссертационного совета при УрГУ.

Несколько лет К.Н. Любутин преподавал в стенах Уральской академии государственной службы.

К.Н. Любутин участвовал в философских семинарах, был докладчиком в университетах Гамбурга и Геттингена (1967), Софии (1968), Праги (1968), Сиднея (1970), Лейпцига (1981), Будапешта (1981); участник XV, XVIII и XIX Всемирных философских конгрессов (Варна, 1973; Брайтон, 1988; Москва, 1993). Награжден орденами "Дружбы", "Знак Почета", медалями.

Предлагаем фрагменты интервью с К.Н. Любутиным, сделанного накануне его юбилея.


Стержнем философии является проблемное поле "человек и мир", категориально это выражается понятиями субъекта и объекта. Сейчас много говорят - и не только в России - о том, что философия не нужна, и предлагают ее изъять из системы вузовского образования. Такая тенденция проявляется на разных уровнях, но одно дело - деятельность чиновников от образования, а другое - перманентная потребность самих ученых. Часто ученые в зрелом возрасте начинают заниматься философским самообразованием, которое лучше было бы получить в молодости, в рамках систематического образования.

 К.Н. Любутин
 


- Константин Николаевич, поясните, пожалуйста, в чем специфика Уральской философской школы?

- Термин "Уральская философская школа" впервые употребил в конце 1960-х годов чл.-корр. АН СССР Б.П. Колесников, в то время - ректор университета. Чтобы определить направленность нашей школы, необходимо описать общую ситуацию в философии советского периода. Возьмем вечную проблему философии - понимание ее предмета. После XX съезда КПСС советские обществоведы испытали потрясение: рухнула сталинская версия философии марксизма. В рамках партийной парадигмы тех лет речь могла идти о восстановлении той марксистской философии, которая шла от Ф. Энгельса через Г. Плеханова к В. Ленину и замыкалась на идеях "Анти-Дюринга". Именно она господствовала в литературе до выхода учебника "История ВКП(б). Краткий курс", в котором И. Сталиным была изложена иная позиция (§ 2, гл. 4).

Трактовка Энгельсом предмета философии вообще, и марксистской в частности, весьма противоречива. То он объявляет современный материализм не философией, а "просто мировоззрением", считая, что от прежней философии остаются формальная логика и диалектика как науки о мышлении, то возводит философию в ранг науки о всеобщих законах движения и развития природы, общества и мышления. Эта позиция Энгельса оказала влияние на взгляды В. Ленина, изложенные им в работе "Карл Маркс", где сказано, что философия марксизма есть материализм. Это именно философия. Но, оказывается, есть еще диалектика как наука о всеобщих законах.

Первым учебником, содержавшим последовательную сциентистскую трактовку философии марксизма, был учебник М.Н. Руткевича "Диалектический материализм", изданный в 1959-м и 1973 г. Определение, данное в нем, стало классическим: диалектический материализм есть наука о наиболее общих законах бытия и мышления. Сциентистская версия философии марксизма оказала существенное позитивное воздействие прежде всего на развитие естественных наук в послесталинский период как в СССР, так и в других странах. Сторонники энгельсовской традиции даже и не вспоминали о какой-либо специфике взглядов К. Маркса. В общественном сознании господствовала такая модель: Маркс и Энгельс - это существо, у которого два туловища, но голова уж точно одна.

Однако понимание философии Марксом существенно отличалось от понимания ее Энгельсом. Одними из первых в СССР на это обстоятельство обратили внимание сотрудники кафедры истории философии УрГУ в связи с исследованиями современной философской антропологии. Сторонники философской антропологии видели в Марксе одного из главных своих предшественников. М.А. Суслов и П.Н. Федосеев, представлявшие официальную линию в философии, истолковали позицию уральских философов как "антропологическую" фальсификацию философии Маркса и попытку противопоставить взгляды Маркса Энгельсу и Ленину.

Наше обращение к Марксу убедило в том, что главное в его философии - учение о человеке и обществе. Сам Маркс именует ее "практическим материализмом", А. Богданов - "социальным материализмом", А. Грамши - "философией практики". Как показано в наших работах 1970-1980-х годов, Маркс адекватно оценил и на качественно ином уровне развернул антропологию Л. Фейербаха, показав роль практики как субстанции общественной жизни. Философская антропология и политическая экономия Маркса опосредованы теоретической социологией.

Философская антропология Маркса имеет две ипостаси: учение о сущности человека и учение о его субстрате. В рамках теоретической социологии эти ипостаси получают развитие как учение о производственных, общественных отношениях в целом и учение о производительных силах. Маркс возвращается к антропологическому принципу в пределах теоретической социологии, когда в "Капитале" применительно к Европе говорит о трех ступенях исторического развития. Речь идет о ступенях становления человеческой социальности: ступень личной зависимости, ступень личной независимости, основанной на вещной зависимости, универсальное развитие человека, свободная индивидуальность (третья ступень).

Философская антропология Маркса - это онтология принципиально незавершенного мира, это социология принципиально незавершенного познания, это философия, которая из анализа практического взаимодействия субъекта и объекта выводит принципы материальности и развития. Существование человека в качестве природного-сверхприродного образования в конечном счете определяется суммой тех связей и отношений, в которых индивиды находятся друг к другу и к природе. Общество производит человека как человека, человек производит общество как общество. Общество есть сущностное единство человека с природой. Все теоретические духовно-практические проблемы Маркс решает "через человека" и характеристику будущего общества как завершенного натурализма, равного гуманизму.

Философская антропология Маркса органически гуманистична. Предметное поле философского размышления, по Марксу, - "человек и мир". Оно имеет два полюса, оно биполярно, а в ответах альтернативно. Не все аспекты этой проблемы были теоретически проработаны Марксом - как всякая живая концепция, учение Маркса содержит противоречия и незавершенности. Эта проблематика и составляла одно из главных направлений наших исследований. Важной для кафедры истории философии была инициированная мной работа над сборниками статей под общим названием "Проблема человека в истории философии", которые касались развития марксизма и современной западной антропологии. В этом ключе работали все мои аспиранты и докторанты.

Сложившаяся в советское время Уральская философская школа - органическая часть великой русской философской культуры. Не случайно местом проведения II Всероссийского философского конгресса в 1999 г. был избран Екатеринбург. На кафедрах философского факультета и ИППК УрГУ интенсивно разрабатываются обе интерпретации марксистской философии. Одной из основных тем кафедры истории философии УрГУ и Института философии и права является изучение российских версий марксизма.

- Насколько Ваше нынешнее самоощущение соответствует юношеским представлениям о философии и философах? Нужна ли философия сегодня?

- Если брать узкопрофессиональный план, то можно сказать, что всякий философ оказывается в ситуации дуализма. Одна сторона его деятельности - научно-преподавательская, другая - партийно-политическая. Так получилось и со мной. На всем протяжении жизни я был и тем, и тем. По неписаной традиции декан всегда был членом партбюро. Моя нынешняя оценка роли философии в современной жизни более осторожная, скептическая, не осталось никакой романтики, нет преувеличения, как в юношестве. Философия, основанная на теории отражения В.И. Ленина, это фактически домарксовский материализм. Из него вытекает гносеологический и иной оптимизм. Сейчас я считаю, что скептицизм - гносеологически наиболее адекватная позиция. XX век в существенной мере привнес символы и мифы в нашу жизнь. Одним из мифов советского времени являлось преувеличение сознательного фактора в истории, современным мифом стала стихия. Мы плывем по течению, полностью отказались от планирования. Между тем, весь мир признает роль планирования. Глобализация резко обостряет проблемы и показывает необходимость жесткого планирования в масштабах планеты. Без этого никакие глобальные проблемы не могут быть решены.

Теперь о месте философии в сегодняшнем мире, и в системе образования в частности. Стержнем философии является проблемное поле "человек и мир", категориально это выражается понятиями субъекта и объекта. Сейчас много говорят - и не только в России - о том, что философия не нужна и предлагают ее изъять из системы вузовского образования. Такая тенденция проявляется на разных уровнях, но одно дело - деятельность чиновников от образования, а другое - перманентная потребность самих ученых. Часто ученые в зрелом возрасте начинают заниматься философским самообразованием, которое лучше было бы получить в молодости, в рамках систематического образования. Недаром все великие ученые - А. Эйнштейн, А. Сахаров, другие - приходили к необходимости постигать философские вещи.

В любом отраслевом вузе при подготовке специалистов в области специальных наук есть разные уровни - теоретический, прикладной, практический. Теоретики в любой науке неизбежно приходят к необходимости знания истории науки, им действительно необходим категориальный костяк мышления. Еще В. Ленин толковал о том, что философские категории работают принудительно, для всех людей. Философия развивает мышление. Значит она нужна, если, конечно, люди хотят сохранить мышление. Хотят ли - это вопрос, судя по тому, как мир сходит с ума. Гонения на философию повторяются систематически. У нас в России все происходит по старой схеме, предложенной еще министром образования царской России Ширинским-Шихмановым: "польза от философии сомнительна, а вред несомненный".

В советское время слабым звеном в системе образования была связь преподавания философии с преподаванием профилирующих дисциплин - физики, биологии и т.д. Взахлеб цитируя высказывания В. Ленина о том, что теория познания есть история познания, у нас никогда не увязывали преподавание философии с преподаванием истории ведущей науки на данном факультете. Даже задачи подготовки таких специалистов не ставилось. Это большой минус, который остался минусом до сих пор. Думающему студенту необходимо не формально, не политически или идеологически, а по существу показать необходимость философии. Это можно сделать, лишь увязывая историю философии с историей науки.

  • Академия


Яндекс.Метрика