«Образование юношества, предназначенного к частям службы государственной». Государственно-правовая подготовка чиновников в России в 1800–1850-е гг

Кодан С.В.

Проведение реформ системы государственного управления в первой четверти XIX в., а затем преобразований в системе законодательства в 1820-1850-е гг. приводит власть к осознанию необходимости повышения профессионального уровня и правосознания бюрократии, необходимости перехода к подготовке специально подготовленных для государственной службы чиновников, имеющих юридическое образование. До трети чиновников имели лишь "домашнее образование", 22,2% - "низшее и среднее" и лишь чуть более 13% - высшее образование. Реформаторы прекрасно осознавали, что без повышения культурного потенциала российского общества невозможна модернизация различных сфер его жизнедеятельности.

 С.В. Кодан
 


Развитие системы учебных заведений юридического профиля позволило в середине XIX века сформировать прослойку бюрократии с достаточно основательной по уровню своего времени подготовкой в вопросах государственного управления и законодательства, осознающих потребности и способных к проведению преобразований в государственно-правовой системе России, что показал процесс подготовки и реализации реформ 1860-х гг.

Еще во второй половине XVIII в. начинает проявляться проблема профессиональной подготовки чиновников, связанная со знанием основ государственного управления и права. Подготовка чиновников при коллегиях и Сенате не обеспечивала этой потребности. Робкие шаги по развитию юридического образования, начавшиеся с открытием Московского университета и классов юриспруденции в Кадетских корпусах, проблему обеспечения государственных потребностей юристами не решали1. Проведение реформ системы государственного управления в первой четверти XIX в., а затем преобразований в системе законодательства в 1820-1850-е гг. приводит власть к осознанию необходимости повышения профессионального уровня и правосознания бюрократии, необходимости перехода к подготовке специально подготовленных для государственной службы чиновников, имеющих юридическое образование. Модернизируемая система государственного управления и законодательство становились все менее доступными для чиновников, не обладавших элементарной юридической подготовкой, а для качественного их обучения, как и для законотворческой деятельности, были необходимы юридические исследования2.

Реформирование системы государственного управления определяло и потребности в чиновниках с управленческо-правовой подготовкой. До начала XIX в. образовательный ценз не рассматривался в качестве обязательного условия для занятия какой-либо должности в государственном аппарате, и российская бюрократия даже в центральном правительственном аппарате была представлена немалым числом малограмотных служащих, не говоря уже о провинциальных государственных учреждениях. До трети чиновников имели лишь "домашнее образование", 22,2% - "низшее и среднее" и лишь чуть более 13% - высшее образование. Реформаторы прекрасно осознавали, что без повышения культурного потенциала российского общества невозможна модернизация различных сфер его жизнедеятельности.

Принципы проведения реформы в сфере образования, система государственного управления "народным просвещением" и виды образовательных учреждений были закреплены "Предварительными правилами народного просвещения" и "Уставом училищ", утвержденными Александром I 24 января 1803 г. За принципиальную основу организации образования в России была взята европейская схема создания системы учебных заведений, создающая возможности поэтапного обучения с соответствующим уровнем:

1) приходское училище - при церковных приходах с обучением один год (чтение, письмо, арифметика, закон божий);

2) уездное училище (гимназия) - два года обучения с продолжением прежней программы и преподаванием геометрии, физики, естествознания, географии, истории;

3) губернское училище (гимназия) - получение завершенного среднего образования в четыре года с реализацией достаточного большого блока образовательных программ;

4) университет - высшее образование.

Одной из задач общего образования являлось создание предпосылок введения образовательного ценза для лиц, претендующих на государственную службу, и через пять лет после создания гимназии предписывалось "не определять в гражданские должности, требующие юридических и других познаний, людей, не окончивших учение в … училище"3.

Система обучения элементарным представлениям о государственно-правовой системе в губернских училищах (гимназиях) включала преподавание в IV классе в качестве обязательной дисциплины "право естественное" и "право народное". И хотя законоведение пока еще представляло упрощенный курс, оно создавало предпосылку для первоначального приготовления дворян к государственной службе, что в условиях начавшейся административной реформы было крайне необходимо. И хотя по новому "Уставу для гимназий" от 5 декабря 1828 г. преподавание правовых дисциплин в гимназиях было отменено, в 1845 г. преподавание законоведения в ряде гимназий было восстановлено и продолжалось до 1864 г.

С изданием в 1849 г. дополнений к гимназическому уставу, разделивших гимназический курс на общий и специальный, преподавание российского законоведения стало основным предметом для готовившихся к поступлению непосредственно на государственную службу после окончания гимназии (в V-VII классах по 4 урока в неделю), по программе, которую разработал профессор права Петербургского университета К.А. Неволин. Курс включал изучение по Своду законов Российской империи основных его разделов: в V классе - "основные законы" и "учреждения, вместе с уставами о службе гражданской", а также "законы о состояниях"; в VI - "законы гражданские, с включением судопроизводства гражданского"; в VII классе - "законы уголовные и полицейские, с уголовным судопроизводством".

В 1830 г. преподавание законоведения было введено в учебных заведениях военного ведомства - кадетских и пажеских корпусах и училищах. Так, "Наставление для образования воспитанников военно-учебных заведений" от 24 декабря 1848 г. подчеркивало важность "развить вообще свои понятия об основных истинах, из которых проистекает и на которых утверждается законодательство всякого благоустроенного государства".

Как создавалась система учебных заведений юридического профиля для подготовки чиновников? Первый этап развития юридического образования - 1802-1820-е гг. - отразил реформаторские намерения и планы преобразований государственно-правовой системы России Александра I и его окружения. В дополнение к Московскому университету в 1802 г. была возобновлена деятельность Дерптского университета, были открыты новые университеты - Виленский (1803), Казанский и Харьковский (1804) с отделениями "нравственных и политических наук". С расширением территории России росло и количество университетов: в 1809 г. в их число вошел Абоский университет Великого княжества Финляндского, в 1817 г. создан Варшавский университет Царства Польского. Становление системы университетского юридического образования завершилось преобразованием в 1819 г. Главного педагогического института в Санкт-Петербургский университет.

Но начало профессиональному образованию чиновничества было положено созданием в 1803 г. первого специального учебного заведения - Высшего училища правоведения при Комиссии составления законов, цель которого состояла "в окончательном образовании молодых людей, в университетах или гимназиях уже обучавшихся, и в приготовлении их к должностям по… судебным делам" (закрыто в 1816 г.).

В этот период начинает формироваться и третье направление юридического образования - подготовка юристов для административно-хозяйственной деятельности в учебных учреждениях, возникших на основе инициатив и средств частных лиц, поддержанных правительством. Были созданы в 1805 г. Училище высших наук в Ярославле на средства ученого-естественника П.Г. Демидова, в 1805 г. в Нежине - Гимназия высших наук кн. А.А. Безбородко на его средства, в 1817 г. - Ришельевский лицей (в Одессе) по инициативе генерал-губернатора Одессы и Новороссийского края А.-Э.-Д. Ришелье и в 1819 г. - Кременецкий (Волынский) лицей на средства польского ученого Т. Чацкого. Эти учебные заведения были включены в государственную систему управления и правового регулирования.

Второй этап - 1830-1850-е гг. - всецело был связан с проведением реформы законодательства Российской империи - его систематизацией и созданием системы узаконений страны, что потребовало действенных правительственных мер по освоению российской системы права и законодательства и перестройки в связи с этим всей системы юридического образования и содержания преподавания правоведения. Существенным преобразованиям подверглась система юридического образования по университетскому направлению, что выразилось в открытии при Втором отделении Собственной Е.И.В. канцелярии школы будущих профессоров российского права с их последующей стажировкой в Германии, сдачей специальных экзаменов, защитой диссертаций по юриспруденции и распределением по российским университетам.

В 1835 г. издан новый Устав университетов, по которому создавались полноценные юридические факультеты с новым учебным планом, отразившим развитие европейской и отечественной юридической науки. По линии усовершенствования системы подготовки чиновников в качестве высшего учебного заведения было воссоздано, а практически создано на новой основе в 1835 г. Училище правоведения для подготовки юристов для судебного ведомства, и образована в 1832 г. Аудиторская школа (с 1846 г. - Аудиторское училище) для подготовки юристов для военно-судебной системы. Совершенствовалась деятельность Царскосельского (с 1844 г. - Александровского) лицея. Получили развитие и высшие училища и лицеи - в 1833 г. Демидовское училище было преобразовано в лицей, в 1840 г. на базе бывшей Гимназии кн. Безбородко создали Юридический лицей.

Особенностью юридического образования в университетах было то, что первоначально развивались периферийные университеты. Только к началу 1820-х гг. стало налаживаться университетское юридическое образование в столице. Юридический факультет Петербургского университета стал складываться еще в стенах предшествовавшего ему Главного педагогического института, в соответствии с уставом которого от 23 декабря 1816 г. среди трех имевшихся факультетов был и философско-юридический. Преподавали юриспруденцию приглашенные ранее из Австрии, преимущественно из Венгрии и Галиции, так называемые "карпато-русы" - юристы М.А. Балугьянский, П. Лодий, В.Г. Кукольник. Здесь же получили образование и стали преподавать юридические дисциплины А.П. Куницын, М.Г. Плисов и др. С открытием Петербургского университета структура факультетов осталась без изменений.

Первый набор на философско-юридический факультет составил 13 студентов. Обучение длилось три года по программе, определенной университетским уставом. Первые два года преподавание отличалось стремлением приобщить студентов к достижениям европейской юриспруденции, особенно выделялся в этом профессор А.П. Куницын4.

Выпуск юристов университета в первой четверти XIX в. был невелик и обычно не превышал 40-50 чел. в год. Петербургский университет, например, за 10 лет (1823-1832 гг.) выпустил 79 юристов. Рост потребности в юридическом образовании, а также повышение интереса к нему способствовали росту числа студентов-юристов. В 1830-1850-е гг. до одной трети всех учащихся в университетах составляли будущие юристы. Так, если в 1836 г. на юридических факультетах обучалось 438 студентов, то в 1843 - 1071, в 1848 - 14315 .


Содержание подготовки юристов в 1800-1850-е гг. во многом отражало состояние российского законодательства как основы для изучения и уровень развития российской юриспруденции, которая находила выражение в учебном материале и пособиях, предоставляемых студентам в процессе обучения. В начале XIX в. на юридическом факультете Московского университета читались три предмета, преподававшиеся по одноименным кафедрам: "Натуральные права и узаконения древнейшей и новой истории" ("вся юриспруденция"), "Юриспруденция российская и внутренние государственные права" и "Политика".

Учебный план для юридических учебных заведений утверждался законодательно и являлся составной частью университетских уставов 1804 и 1835 гг. Университетские уставы определяли содержательную базу и для учебных планов ведомственных учебных заведений, но в них могли вноситься дополнения, связанные с профилизацией подготовки. Так, устав Императорского Московского университета от 5 ноября 1804 г., который был принят в качестве типового, определял преподавание на своеобразных философско-политических отделениях - "нравственных и политических наук". Обучение распределялось по семи кафедрам и одноименным учебным дисциплинам: "Права знатнейших как древних, так и новых народов"; "Право гражданское и уголовное судопроизводство Российской империи"; "Право естественное политическое и народное"; "Дипломатика и политическая экономия"; "Умозрительная и практическая философия"; "Богословие догматическое и нравственное"; "Толкование Святого писания и церковная история". Студентам также преподавались французский, немецкий и английский языки6.

Проведенная систематизация законодательства создавала новую базу для обучения юристов, и изданный в 1832 г. Свод законов Российской империи выступал важнейшим источником изучения российского законодательства. При непосредственном участии М.М. Сперанского был подготовлен и издан в 1835 г. новый Устав университетов, по которому были созданы юридические факультеты. При этом при сохранении кафедрального распределения учебных курсов коренным образом был пересмотрен и расширился перечень изучаемых студентами-юристами дисциплин. Исходную мировоззренческую подготовку правоведов составляли "Римское законодательство и история оного" и "Энциклопедия законоведения и российские государственные законы".

Первая учебная дисциплина закладывала основы понимания классической юриспруденции (да и европейского права с характерной для него рецепцией римского права), а вторая - теоретические основы законодательства вообще, и российского в особенности. При этом сочетание в одном предмете "энциклопедии законоведения" и "российских государственных законов" перебрасывало своеобразный "мост" от общетеоретических положений к исходным законодательным положениям о государственном ("основные законы" и "государственные учреждения") и общественном ("законы о состояниях") строе Российской империи. Далее шли отраслевые учебные дисциплины - "Гражданские законы общие, особенные и местные", "Законы полицейские и уголовные", "Законы благоустройства и благочиния", "Законы о государственных повинностях и финансах", "Начала общенародного права", а также "Церковное законоведение". Срок обучения был установлен общим для всех факультетов - 4 года7.

Университетский устав 1835 г. создал базу для развития учебных курсов. Их совершенствование, в свою очередь, требовало для создания учебных пособий проведения исследований правовых явлений. Поэтому развитие юридического образования и правоведения протекали как взаимосвязанные и взаимообусловленные процессы поиска путей усовершенствования системы подготовки юристов и создания направлений и школ правовых исследований. Это проявилось в дифференциации в 1840-1850-е гг. юридических наук и связанных с ними юридических учебных дисциплин. Учебный план подготовки юристов, сложившийся в указанный период, был закреплен Уставом университетов 1863 г. Он отразил накопленный в первой половине XIX в. опыт и уровень развития юридического образования и науки, предусматривал изучение студентами юридических факультетов тринадцати юридических дисциплин, разделенных на три блока предметов.

Первый - общетеоретические предметы: "Энциклопедия права" ("энциклопедия юридических и политических наук, история философии права") и "Римское право" ("история, догматика, византийское право"). Второй - предметы историко-правового характера: "Истории важнейших законодательств древних и новых", "История русского права" и "История славянских законодательств древних и новых". Третий блок "приготовлял" студентов к знанию российского права и включал изучение отраслевых дисциплин: "Государственное право" ("теория, государственное право важнейших иностранных государств, русское государственное право"); "Гражданское право, судоустройство и судопроизводство"; "Уголовное право, судоустройство и судопроизводство"; "Финансовое право" ("теория финансов, русское финансовое право"); "Полицейское право" ("учение о безопасности или законы благочиния", "учение о благоустройстве или законы благоустройства"); "Международное право"; "Церковное законоведение".

Предусматривалось изучение криминалистики и судебной медицины. Значительное внимание уделялось получению практических навыков юридической деятельности - изучению делопроизводства, подготовке документов, практике в судах и т.п.8 Содержание юридического образования к середине XIX в. стало соответствовать задачам реализации юридической политики.

Ведомственное юридическое образование начало обособляться в 1803 г. с созданием первого специального учебного заведения - Высшего училища правоведения при Комиссии составления законов, которое было образовано 1 августа 1803 г. на базе юнкерского института. Задача училища состояла "в окончательном образовании молодых людей, в университетах или гимназиях уже обучавшихся, и в приготовлении их к должностям по судебным делам". Предполагалось набирать ежегодно по 25 слушателей из числа студентов, окончивших гимназический курс при наличии "похвального свидетельства от университета или гимназии" и выдержавших "вступительное испытание". Курс обучения был определен в три года, а учебный план включал изучение на всех курсах "Энциклопедии права и законов прочих народов" и "Общей теории судебных обрядов и практического судопроизводства". "Казенные юнкера" должны были слушать на первом курсе "Естественное право" и "Право римское, разделенное на институты и пандекты", на втором - "Основания права российского" и "Общие законы российские", на третьем - "Общие и частные законы российские".

Возглавил училище руководитель Комиссии составления законов Г.А. Розенкампф, а в качестве профессоров были приглашены известные правоведы П.Д. Лодий ("Естественное право"), В.Г. Кукольник ("Римское право") и Г.И. Терлач ("Энциклопедия прав"). Они составляли Комитет для общего советования о лучшем порядке преподавания означенных предметов. Для организации обучения была создана своя библиотека и разрешено использовать материалы и книги Комиссии составления законов.

Для "казенных юнкеров" - слушателей училища - были установлены льготные условия. После зачисления в учебное заведение поступивших сразу же определяли на службу по ведомству Министерства юстиции с жалованием (стипендией) в 300 руб. в год. Выпускники назначались в суды с чином коллежского секретаря с сохранением, помимо должностного оклада, установленной на время обучения стипендии. Получившие же "похвальный аттестат" назначались на службу непосредственно в Министерство юстиции.

Училище действовало с 1803-го по 1809 г. Занятия были приостановлены в связи с реорганизацией Комиссии. В 1812 г. набор возобновили, но начавшаяся война помешала обучению, а в 1816 г. училище было ликвидировано. За время существования в училище обучалось 43 слушателя (29 из дворян, 11 из духовного звания и 3 из разночинцев). Часть выпускников была определена на службу в Комиссию составления законов, некоторые стали преподавать юриспруденцию на юридических факультетах университетов. Среди выпускников были О.Я. Горегляд, чиновник Комиссии составления законов, а затем II отделения Собственной Е.И.В. канцелярии, автор двух книг по уголовному законодательству и помощник Сперанского в подготовке Свода законов Российской империи в части уголовного законодательства, Ф.И. Вознесенский - профессор Московского университета и др.9

Важной вехой в развитии ведомственного юридического образования явилось открытие Царскосельского лицея - специализированного учебного заведения "для образования юношества, особенно предназначенного к высшим частям государственной службы". Идея его создания принадлежала М.М. Сперанскому, который прекрасно понимал необходимость принципиально новой системы подготовки молодых чиновников для будущих "больших реформ".

До 1848 г. программа обучения в лицее носила общеобразовательный характер. С 1848 г. лицей стал давать высшее юридическое образование, окончательно определив государствоведческую и правоведческую направленность подготовки чиновников. В зависимости от успехов в учебе выпускники лицея получали гражданские чины от первоначального класса - 14-го (коллежский регистратор) до достаточно высокого - 9-го (титулярный советник) и должны были отдать государственной службе от 4 (своекоштные) до 6 (казеннокоштные) лет. Выпускники лицея, окончившие его с золотой медалью, могли претендовать на получение достаточно значительных должностей в центральных учреждениях Российской империи, что обеспечивало им при наличии способностей значительный карьерный рост.

Среди выпускников лицея были известные государственные деятели и руководители высших правительственных учреждений: председатель Комитета министров М.Х. Рейтерн, руководитель II отделения и председатель Департамента законов Государственного совета М.А. Корф, руководитель императорской канцелярии по учреждениям императрицы Марии К.К. Грот, министры иностранных дел св. князь А.М. Горчаков, Н.К. Гирс и А.Б. Лобанов-Ростовский, министр путей сообщения А.П. Бобринский, министр юстиции Д.Н. Замятин, министры народного просвещения А.П. Никола, А.А. Сабуров и Д.А. Толстой, государственные контролеры А.Г. Кушелев-Безбородко и Д.М. Сокольский и др.10

В 1835 г. в связи с изданием Свода законов Российской империи и усилением внимания к кадровому обеспечению правосудия в качестве высшего учебного заведения было воссоздано, а практически создано на новой основе Училище правоведения для подготовки юристов для судебного ведомства. Императорское училище правоведения с середины 1830-х гг. как "перворазрядное закрытое учебное заведение" продолжило реализацию идеи создания самостоятельного образовательного учреждения "по судебной части". Новое училище продолжило деятельность Высшего училища правоведения при Комиссии составления законов, которое действовало в 1803-1816 гг., но имело принципиально другое наполнение деятельности. Устав определял, что училище правоведения "имеет целью образование благородного юношества на службу по части судебной" и состоит в ведомстве Министерства юстиции, а управляется попечителем (начальник училища), советом (состоящим из председателя-попечителя, директора, инспектора, 3 профессоров и 1 воспитателя), директором, инспектором классов и воспитателем. В Училище правоведения принимались только дети потомственных, родовитых дворян, а также военных (не ниже полковника) и гражданских (не ниже 5 класса) чинов. Набор определялся в 150 воспитанников, половина - на казенном содержании, в возрасте от 12 до 17 лет. Обучение проходило в два этапа и могло быть завершено за шесть лет.

Первый курс - "приготовительный" - состоял из трех классов (с шестого по третий) и включал 10 предметов: Закон Божий и Церковную историю, русский и старославянский языки, европейские иностранные языки (обязательно - немецкий и французский, по желанию - английский и греческий), русскую и зарубежную историю, географию, математику, физику, логику и психологию. Окончательный курс - "собственно юридический" (с третьего по первый класс) включал "в особенности те предметы, которые необходимы в гражданской службе по части судебной": энциклопедию законоведения, римское право, государственное право (законы основные, о состояниях и учреждения), гражданское право и межевые законы, уголовное право, судебную медицину, судопроизводство (гражданское, уголовное и делопроизводство), местные и провинциальные законы, законы финансовые и полицейские (с предварительным изложением политэкономии), юридическую практику (гражданская и уголовная), сравнительное законоведение. Параллельно преподавались рисование, черчение, иконописание, гимнастика, пение, музыка, танцы, фехтование. В 1847 г. был учрежден приготовительный класс, в заведовании особого главного воспитателя, разделенный впоследствии на три отделения, или класса. По окончании обучения проводилось "строгое публичное испытание во всех предметах, которым они обучались", и решалось, "с каким классом (по Табели о рангах. - С.К.) кто их них должен быть выпущен в государственную службу". После получения "по успехам от 14 до 9 класса" выпускники должны были 6 лет служить в ведомстве Министерства юстиции. В числе выпускников училища были не только известные юристы - ученые и практики, но и общественные деятели11.

Военно-юридическое образование начало складываться также в 1830-е гг., когда в 1832 г. в составе петербургского батальона кантонистов была создана аудиторская школа. Ранее чиновники для делопроизводства по военно-судным делам (аудиторы) набирались из нижних чинов, писарей и канцеляристов, которые проходили практическое обучение "при Аудиториатском департаменте или ордонанс-гаузах" (комендатурах), а затем (с 1816 г.) сдавали особый экзамен. В 1848 г. школа была преобразована в Аудиторское (с 1867 г. Военно-юридическое) училище. К концу 1850-х гг. в него набирали до 170 воспитанников в возрасте от 13 до 17 лет из сыновей дворян, офицеров и чиновников военного ведомства. Обучение длилось 5 лет - 2 года в общем и 3 в специальных классах. Наряду с общеюридической подготовкой особое внимание уделялось изучению законодательства об армии и флоте. После издания в 1839 г. Свода военных постановлений военное законодательство (преимущественно уголовное и уголовно-процессуальное) стало основным предметом изучения. Практическая подготовка обеспечивалась изучением доставляемых в училища военно-судных дел и привлечением воспитанников к ведению делопроизводства в процессах. После окончания курса обучения выпускники направлялись для службы в военную юстицию12.

Подготовка юристов для административно-хозяйственной деятельности в Высших училищах наук (позднее лицеях) также начинает формироваться в 1800-1820-е гг. в учебных учреждениях, возникших на основе инициатив и средств частных лиц, поддержанных правительством.

По законодательству России об учебных заведениях, лицеям отводилась "первая степень непосредственно после университетов" с целью "распространения камеральных наук в связи с отечественным законоведением". Так, Ярославский (Демидовский) первоначально назывался Высшим училищем наук и до 1845 г. находился под административным и учебно-методическим управлением Московского университета, а также обеспечивался его преподавателями. По Уставу от 22 февраля 1805 г. в лицее преподавались семь предметов: "словесность древних языков и российское красноречие", философия, "право естественное и народное", "естественная история", химия, технология, "политическая история и вспомогательные науки", политическая экономия и "наука финансов". В него ежегодно набирали 20 учащихся "из недостаточных дворян и другого состояния людей Ярославской губернии". Занятия первого набора начались 1 августа 1804 г. Программа предусматривала гимназический ("начальный") и университетский ("окончательный") курсы. Выпускники могли поступить на гражданскую службу с получением 14-го (лучшие - 13-12-го) классного чина или направлялись для продолжения обучения за границу. С 1811 г. диплом лицея приравнивался к университетскому. В 1833 г. лицей получил статус высшего учебного заведения. Эти положения составили основу правового статуса других лицеев.


В 1830-1840-е гг. с изданием новых лицейских уставов была усилена хозяйственно-правовая подготовка выпускников. С середины 1840-х гг. в лицеях "курс наук представляет строгую, полную, современную систему образования, необходимую для приготовления юношей к полезному прохождению поприща служебного или к основательному занятию частными делами, собственными или вверенными посторонними лицами". Было определено четыре разряда изучаемых наук, в том числе "науки отечественного законоведения" - "государственные законы и учреждения", "законы государственного благоустройства и благочиния", "гражданские и уголовные законы с их судопроизводствами". Для обучения были созданы "кабинеты", лаборатории, опытные участки и т.п. Содержание подготовки соответствовало административно-хозяйственному профилю и заложило основы подготовки юристов для различных отраслей экономики России13.

Развитие системы юридических учебных заведений, их профилизация и постоянно возрастающая направленность на изучение российского права требовали и соответствующего кадрового обеспечения преподавания. Государством был сделан упор на создание профессорского корпуса из россиян. Проблема обеспечения кадрами развивающейся системы юридических учебных заведений (и учебных заведений в целом) в 1800-1850-е гг. являлась довольно острой и занимала значительное место в правительственной политике как с точки зрения подготовки для преподавания национальных кадров - профессоров российского права, так и контроля за педагогическим уровнем и, особенно, содержанием преподаваемых курсов. Университетское преподавание, представлявшее преимущественно эклектический набор даваемых студентам сведений из римского права, европейских теорий отдельных отраслей права, и преподавательское комментирование читаемых самими же студентами российских узаконений словно вторили хаотическому состоянию законодательства и повторяли ситуацию в сфере практической юридической деятельности.

Правительство пыталось решить и эту проблему, практикуя командирование выпускников российских учебных заведений за границу для изучения различных наук в Европе, включая юриспруденцию, и практического ознакомления с системой государственного управления и законодательством в европейских странах. Так, в 1801-1804 гг. изучал этико-политические науки в Геттингенском университете, а затем слушал университетские лекции в Париже Л.И. Цветаев, ставший в 1805 г. профессором Московского университета "по кафедре теории законов". В 1808-1813 гг. там же обучался и будущий профессор права Главного педагогического института и Царскосельского лицея А.П. Куницын. Но существенным прорывом в кадровом обеспечении российского юридического образования стало создание М.М. Сперанским при II отделении Собственной Е.И.В. канцелярии "школы профессоров российского права". Прекрасно осознавая необходимость перестройки обучения юристов на основе усиления теоретической и, особенно, практической подготовки в преддверии создания Свода законов Российской империи, Сперанский 22 января 1828 г. представил Николаю I записку о необходимости реорганизации системы подготовки юристов. По его мнению, "для установления на твердых основаниях правосудия в государстве нужны: 1) ясные и твердые законы и 2) знающие судьи и законоведцы…". И если первое автор доклада находил организованным, то незамедлительно предлагал "помыслить о втором". При этом Сперанский считал, что "обучение российскому законоведению в университетах наших доселе не могло иметь успеха по двум причинам: 1) по недостатку учебных книг и 2) по недостатку учителей. … Приготовление учителей представляет более трудности. Здесь можно начать почти с самого первого образования. Должно сперва снабдить каждый университет двумя или хотя одним русским профессором прав, приготовленным исключительно по сей части".

Одновременно с запиской Сперанский представил императору и подготовленный II отделением доклад "О кандидатах законоведения" с детализацией организационных вопросов специальной подготовки преподавателей для учебных заведений на базе II отделения, предложив "из Духовных академий С. Петербургской и Московской заимствовать по три студента, по дарованию и поведению лучших и вполне окончивших курс".

Предложения одобрил Николай I. Для обучения были выбраны шесть первых студентов из столичных духовных академий: Петербургской - С.Н. Орнатский, А. Пешехонов, С.О. Богородский, Московской - В.П. Знаменский, К.А. Неволин, А.А. Благовещенский. Два студента Московского университета - П.Д. Калмыков и П.Г. Редкин - были направлены для обучения юриспруденции в "профессорский институт" при Дерптском университете. В 1829 г. последовал второй набор из слушателей духовных академий: А.П. Федотов-Чеховской и Н.И. Крылов из Петербургской и И.В. Платонов и братья С.И. и Я.И. Баршевы из Московской. В 1830 г. состоялся третий набор - студенты Петербургского университета А.И. Кранихфельд и А.В. Куницын14.

14 марта 1828 г. Балугьянский доложил Сперанскому "об открытии курсов для студентов кандидатов правоведения". Им был составлен учебный план, рассчитанный на три года обучения. Первый год в качестве предметов изучения включал "общие юридические и политические науки, ведущие к точному познанию Российского законодательства", и предусматривал шесть дисциплин: "I. Пропедевтика, т.е. обозрение всех частей законоведения и история российских законов от С. Владимира до настоящего времени. II. Изложение государственных российских законов, или так называемое публичное российское законоведение. III. Римское гражданское право как теория гражданских законов. IV. Политическая экономия. V. Всеобщая история. VI. Языки древние: греческий, латинский; из новейших: немецкий, французский, английский".

Второй год должен был быть посвящен изучению преимущественно российского законодательства, а также некоторым продолжающимся предметам. Дисциплин, как и в первый год, шесть: "I. Российское гражданское право. II. Законы полицейские. III. Законы, относящиеся до управления финансов в империи. IV. Продолжение римского права. V. История российская. VI. Продолжение языков". Третий год предусматривал обучение также по шести предметам: "I. Российское гражданское судопроизводство. II. Российское уголовное законоведение. III. Право народное. IV. История римского права. V. Статистика. VI. Языки".

Предметы преподавали талантливые педагоги А.П. Куницын, М.Г. Плисов и К.И. Арсеньев, изгнанные в 1821-1822 гг. из Петербургского университета "за вольнодумство", профессор Петербургского университета В.В. Шнейдер и чиновники II отделения В.Е. Клоков и М.А. Корф - один из основных составителей Свода законов. Правда, первоначального "запала" Сперанского и Балугьянского на три года обучения студентов при II отделении все же не хватило.

Может быть, было достаточно интенсивных занятий, и длительное затягивание подготовки будущих профессоров не способствовало реорганизации юридического образования. Но в 1829 г. первый набор, затем в 1830 г. вторую группу студентов вместе с прошедшими обучение в Дерптском университете Калмыковым и Редкиным, а в 1831 г. и третью группу было решено направить по сложившейся в то время практике за границу для "усовершенствования в науках" под руководством одного из известнейших в Европе немецких правоведов, главы исторической школы права Ф.К. Савиньи в Берлинском университете. Предварительно каждая группа сдала "испытание" - экзамен за прошедший курс обучения. Обучение в Германии для каждой группы продолжалось три года. Все это время студенты занимались преимущественно в Берлинском университете (хотя посещали занятия и в других) и прослушали курсы лекций по "энциклопедии и философии права, истории и теории государственного права, правам римским, германским, прусским и европейским международным" виднейших немецких ученых - профессоров права Г.-В.Ф. Гегеля, Ф.К. Савиньи, К.Ф. Эйхгорна и др.15.

После возвращения групп студентов в Россию (первая - в 1832 г., вторая - 1833 г., третья - 1834 г.) они готовили свои диссертационные работы, тезисы для защиты и готовились к выпускным экзаменам, а также привлекались к работам по систематизации узаконений во II отделении. Знания будущих докторов и профессоров законоведения предполагалось проверить на специальных комиссионных испытаниях. Этот своеобразный "государственный экзамен" должен был определить пригодность выпускников "школы права Сперанского" к преподавательской и практической юридической деятельности. Сперанским и Балугьянским была специально подготовлена "Программа для произведения испытаний на степень доктора законоведения юридического императорского С. Петербургского университета в присутствии определенных для сего депутатов студентам, состоящим при Втором отделении Собственной его императорского величества канцелярии". На 35 страницах программы, специально отпечатанной для этого в типографии II отделения, были изложены требования к будущим докторам законоведения. Она включала более 600 вопросов, требующих подготовки в различных частях юриспруденции16. Эта программа предполагала наличие глубоких познаний в области юриспруденции и стала прообразом учебного плана подготовки юристов, который был закреплен Уставом университетов в 1835 г.

После сдачи испытаний "в собраниях философско-юридического факультета в присутствии Балугьянского, Куницына и Плисова" выпускники "школы Сперанского" первого набора прошли в том же собрании процедуру защиты диссертации на соискание ученой степени доктора законоведения. С.Н. Орнатский получил ученую степень за сочинение "De certitudine juridica ejusque mediis in processu judicario et civili et criminali" (1835). С.О. Богородский защитил диссертацию на тему "О философии уголовных законов у древних и новых народов". В названии диссертационной работы В.П. Знаменского были поставлены вопросы: "1) откуда и каким образом должно выводить философские начала гражданского права? и 2) какой наилучший метод для изложения гражданских прав по тем началам?", успешно раскрытые автором в исследовании. К.А. Неволин защитил диссертацию "О философии законодательства у древних". А.А. Благовещенский подготовил в качестве диссертации работу "История и метод науки законоведения в XVIII в.", но за неделю до защиты умер.

Для студентов второго набора было решено отказаться от защиты диссертаций по определенной и специально разработанной теме и ограничиться "экзаменом прямо на доктора прав" и защитой тезисов исследования по юридической проблеме. Для некоторых, А.В. Куницына и А.И. Кранихфельда, "в видах скорейшего замещения юридической кафедры" в Харькове, ограничились только выпускными экзаменами. Они получили распределение в различные университеты: в Петербургский - П.Д. Калмыков, А.И. Кранихфельд, Я.И. Баршев; в Московский - П.Г. Редкин, Н.И. Крылов, С.И. Баршев; в Харьковский - А.А. Федотов-Чеховской, А.В. Куницын, И.В. Платонов; в Киевский - К.А. Неволин, С.Н. Орнатский, С.О. Богородский. В.П. Знаменский был распределен на кафедру законоведения в Киевский университет, но до отъезда умер17.

"Юридическая школа Сперанского" дала импульс к формированию преподавательского корпуса юридических учебных заведений. Ее выпускники внесли весомый вклад в преподавание права и исследования по юриспруденции, а современники также подчеркивали их яркий преподавательский талант. При этом они были первыми специалистами по российским законам, сочетавшими классическое университетское образование, полученное в Европе, с практической подготовкой и участием в систематизации законодательства во II отделении. В последующие годы эта практика была продолжена. При этом заметим, что преподавательский корпус был невелик - в середине XIX в. на юридических факультетах университетов находилось на службе 44 преподавателя18.

Итак, в условиях проведения преобразований в системе законотворческой деятельности, государственного управления и развития судебных и надзорных учреждений в XIX в. подготовка чиновников с необходимым уровнем профессиональной подготовленности в сфере государственного управления и права выделяется в качестве направления юридической политики Российского государства. Правительственные меры в данном направлении прошли эволюционное развитие от сохранения прежних традиций подготовки "законоведцев" при правительственных учреждениях до создания системы юридических учебных заведений различного уровня и профиля подготовки чиновников с юридическим образованием для различных звеньев государственного аппарата.

В условиях развития различных видов государственной деятельности создание системы юридических учебных заведений отразило необходимость в специализации подготовки чиновников и обеспечило развитие юридических учебных заведений в рамках университетского образования (юридические факультеты), специальной подготовки юристов для высших органов государственного управления, судебной системы и военной юстиции (Царскосельский-Александровский лицей, Училище правоведения, Аудиторское училище), а также для административно-хозяйственных учреждений (юридические лицеи). Развитие системы учебных заведений юридического профиля позволило в 1840-1850-е гг. сформировать прослойку бюрократии с достаточно основательной по уровню своего времени подготовкой в вопросах государственного управления и законодательства, обеспечивающих повышение уровня различных видов государственной деятельности, осознающих потребности и способных к проведению преобразований в государственно-правовой системе России, что показал процесс подготовки и реализации реформ 1860-х гг.


1 Томсинов В.А. Развитие юриспруденции в России // Развитие русского права в России второй половины XVII-XVIII вв. М., 1999. С. 51-64.

2 Томсинов В.А. Правовая культура // Очерки русской культуры XIX века. М., 2000. Т. 2. С. 102-166.

3 Предварительные правила народного просвещения. 24 января 1803 года. СПБ., 1803; ПСЗ-1. Т. 30. №23771; Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. СПб, 1872. Т. 1. №17.

4 История Ленинградского университета. 1819-1969. Л., 1969; Косачевская Е.М. М.А. Балугьянский и Петербургский университет первой четверти XIX века. Л., 1971. С. 10-45; и др.

5 Егоров Ю.Н. Студенчество Санкт-Петербургского университета в 30-50-е гг. XIX в. // Вестник Ленингр. ун-та. Сер. истории, языка, литературы. 1965. №14. Вып. 3.

6 Устав императорского Московского университета. 5 ноября 1804 г. М., 1804.

7 Устав императорских Российских университетов. 26 июня 1835 г. М., 1835; Параллельный свод общих уставов Российских университетов 1804, 1835, 1863 годов. СПб., 1880. С. 1-56; Кочубинский А.А. Граф Сперанский и Университетский устав 1835 года // Вест. Европы. 1897. №4-5.

8 Устав императорских университетов. СПб, 1835.

9 Безродный А.В. О подготовлении опытных и образованных деятелей для государственной службы // Журн. Министерства юстиции. 1903. №9. С. 248-285.

10 Руденская С.Д. Александровский-Царскосельский лицей. Прилож.

11 См.: Устав Училища правоведения. 29 мая 1835 г. СПб., 1935. С. 1-34; Пятидесятилетний юбилей Императорского училища правоведения. С. 5-70; Дорн Л.Б. Краткий исторический очерк Училища правоведения за 50 лет. СПб, 1855. С. 2-21; Сюзор Г.П. Ко дню LXXV юбилея Училища правоведения. 1835-1910. СПб, 1910. С. 10-156.

12 Пятьдесят лет специальной школы для образования военных законоведов в России. Аудиторская школа. Аудиторское училище. Военно-аудиторское училище. Военно-юридическая академия. СПб., 1882. С. 1-151; 50 лет Аудиторскому училищу. СПб, 1898. С. 5-47.

13 Щеголев В.Г. Высшее учебное заведение в Ярославле. Ярославль, 1903. С. 12-120; Петухов Е.В. Гимназия Высших наук кн. Безбородко в Нежине. 1820-1832. СПб., 1895. С. 3-310; Сребницкий И.А. Очерки из истории лицея кн. Безбородко (1832-1875). Нежин, 1895. С. 5-126; Гимназия высших наук и лицей князя Безбородко. СПб., 1881. С. 5-128.

14 РГИА. Ф. 1251. Оп. 1. Д. 118. Л. 2-22. См.: Баршев Я.И. Историческая записка о содействии Второго отделения Собственной е.и.в. канцелярии развитию юридических наук в России. СПб., 1876. С. 3-31; Майков П.М. Второе отделение Собственной е.и.в. канцелярии. СПб., 1906; Томсинов В.А. Государственная власть и юриспруденция России: уроки истории // Законодательство. 1998. №2.

15 РГИА. Ф. 1251. Оп. 1. Д. 118. Л. 8-16.

16 Программа для произведения испытаний на степень доктора законоведения юридического императорского С. Петербургского университета в присутствии определенных для сего депутатов студентам, состоящим при Втором отделении Собственной его императорского величества канцелярии в течение февраля и марта 1835 года. СПб, 1834. (Хранится в библиотеке ЦГИА России, г. Санкт-Петербург).

17 См. более подробно: Кодан С.В. Школа профессоров российского права М.М. Сперанского // Государство и право. 2003. №9. С. 88-95.

18 Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох. М., 1985. С. 109; Томсинов В.А. Правовая культура // Очерки русской культуры XIX в. М., 2000. Т. 2. С. 146-156.

  • История


Яндекс.Метрика