Тенденции и проблемы формирования системы моногородов России

Крючина Л.И., Тургель И.Д.

Ключевые слова:

Хотя общегосударственный реестр моногородов до сих не создан, однако даже экспертные оценки показывают, что в современной России городские монопоселения являются одним из ключевых элементов городской сети. В частности, по данным Экспертного института (г. Москва), в список монопрофильных вошли 467 городов и 332 поселка городского типа, где проживает 24 544 тыс. человек, что составляет 17,2% населения страны. На территории этих поселений функционирует более 900 градообразующих предприятий, которые производят около 30% от всего объема промышленной продукции в Российской Федерации. Монопрофильные города составляют от 43% (по данным Экспертного института) до 46% от общей численности городов России (по данным НМЦ "Города России").
В статье дается более подробный анализ влияния факторов, в первую очередь в контексте углубленного изучения историко-генетических и цивилизационных особенностей формирования систем монофункциональных городских поселений и особенностей городского развития в рамках различных социально-экономических систем.

 И.Д. Тургель
 

С момента своего появления города выполняют функции пространственных центров экономического роста, социальных трансформаций, являются зримым воплощением возможностей человека по созданию искусственной среды обитания, выделяющей и отделяющей его от природы. Возникшее в период Средневековья выражение "Воздух города приносит свободу" очень точно отражает роль города как пространственного центра, в границах которого возможно обеспечение свобод и защита прав жителей.

В России формирование городской сети длительное время шло вне магистральных общемировых процессов. В результате на протяжении 11 веков исторической эволюции в России сложилась сеть городских поселений, пространственное расположение и функции которых формировались под влиянием комплекса уникальных по своему сочетанию и интенсивности воздействия факторов, среди которых особо выделяются суровые природно-климатические условия, сверхвысокая роль государства, длительный политический изоляционизм. Неповторимость сочетания факторов, формирующих российскую систему городов, обусловила появление уникальных по структуре и функциям типов городских поселений. Среди этого многообразия особое место принадлежит такому уникальному типу городских поселений, как монофункциональный (монопрофильный, моноструктурный) город.

 Л.И. Крючина
 

Хотя общегосударственный реестр моногородов до сих не создан, однако даже экспертные оценки показывают, что в современной России городские монопоселения являются одним из ключевых элементов городской сети. В частности, по данным Экспертного института (г. Москва), в список монопрофильных вошли 467 городов и 332 поселка городского типа, где проживает 24 544 тыс. человек, что составляет 17,2% населения страны. На территории этих поселений функционирует более 900 градообразующих предприятий, которые производят около 30% от всего объема промышленной продукции в Российской Федерации.

По данным НМЦ "Города России", к монопрофильным в Российской Федерации отнесены не менее 500 из 1097 городов и 1200 из 1864 поселков городского типа. К этой же группе относятся около 400 мелких монопрофильных поселков, не имеющих статуса поселка городского типа (с числом жителей, как правило, менее 3 тыс. чел.), в которых население занято несельскохозяйственной деятельностью. В таких населенных пунктах проживает около 16 млн. чел. Если учесть, что число городов в России сегодня равно 1097, то монопрофильные города составляют от 43% (по данным Экспертного института) до 46% от общей численности городов России (по данным НМЦ "Города России").

Вышеназванные обстоятельства делают необходимым более подробный анализ влияния факторов, в первую очередь в контексте углубленного изучения историко-генетических и цивилизационных особенностей формирования систем монофункциональных городских поселений и особенностей городского развития в рамках различных социально-экономических систем. Данная методологическая основа позволяет выделить четыре волны в развитии монофункциональных городских поселений. Причем в начале каждой волны можно выделить некую общую сверхзадачу, историческую миссию, определяющую предназначение создаваемых моногородов.

Начало первой волны создания монофункциональных городов, по мнению авторов, относится к XI веку. Именно тогда Новгород выступает инициатором активной колонизации Северо-Востока, носившего в те времена название Заволочья, богатого пушниной, рыбой, солью, моржовой костью, жемчугом. Новгородцы возводили города - Вологду и Тотьму. Главным опорным центром новгородского влияния была Вологда, основанная в 1147 г. В XIII веке усиление Московского княжества, стремившегося расширить свое присутствие на Европейском Севере, обусловило ухудшение конкурентной среды для Новгорода. Вологда переориентировалась на обслуживание московских связей. Большую роль в московской колонизации Севера сыграл Устюг, основанный в начале XIII века и служивший форпостом для Москвы в борьбе с Новгородом. Великий Устюг главенствовал в бассейне Северной Двины и был ключевым пунктом, в котором сходились пути от беломорского побережья и из Сибири. Позднее особую известность приобретает г. Сольвычегодск - крупнейший центр солеварения и проведения соболиных ярмарок, основанный в 1492 г. купцами Строгановыми у соляных источников.

Возникшие в этот период города Севера служили базой для подготовки и снаряжения отрядов, отправлявшихся за Урал. Так, В. Покшишевский, говоря о том, что Север задавал тон освоению Сибири на ранних его этапах, объяснял это предприимчивостью, выносливостью, навыками хозяйствования северян в таежно-лесной зоне. На этом этапе можно выделить две основные функции, обусловившие активное возникновение новых монофункциональных поселений: во-первых, города становились форпостом для освоения уникальных биоресурсов, которыми в избытке была наделена северная природа, связующим звеном, обеспечивающим товарообмен между Севером и историческим центром страны; во-вторых, города выполняли уникальную функцию - освоения территориального пространства, которая характерна для государств с обширной территорией. Вместе с тем, с точки зрения факторов градообразования, здесь нельзя однозначно говорить о преобладании экономических или политических мотивов.

Так, пионер освоения Севера - Новгород активно торговал с городами Ганзейского союза, под его властью находилась огромная территория от Финского залива до Великих Лук и от Ливонии до Урала. Значительные ресурсы отвлекала защита от агрессии шведских феодалов и тевтонских рыцарей. Вряд ли в этой ситуации высоко рискованная и высоко затратная деятельность по колонизации территорий с экстремальными природно-климатическими условиями может рассматриваться как безальтернативный вариант стратегии развития. С не меньшим успехом могла бы быть реализована стратегия активной экономической и политической интеграции с европейскими государствами и городами, что в будущем могло бы изменить и современный портрет российского общества. Однако ход истории убедительно показывает, что в развитие народов и государств очень часто вмешиваются иррациональные, на первый взгляд, факторы. С этой точки зрения, необходимость постоянного преодоления комплекса экстремальных факторов является своеобразным цивилизационным вызовом, на который этнос, находящийся на подъеме своей творческой активности, может дать адекватный ответ. Сходные примеры можно найти в истории и других стран. Так, в Китае цивилизация появляется на берегах бурной Хуанхэ, а не спокойной Янцзы, цивилизация Западного полушария возникла не в умеренном поясе современной территории Чили, а в области Центральных Анд.

Наиболее развернутое объяснение этому факту дано в теории Тойнби, согласно которой динамика цивилизации - от зарождения до разложения - определяется законом "вызов - отклик". Прогресс или регресс цивилизации связан с адекватностью ответа регионального социума на вызов исторической цивилизации, который происходит спонтанно при наличии двух необходимых условий:

- стимулирующая роль окружающей среды - вызов;

- наличие в социуме творческого меньшинства, способного дать необходимый отклик на вызов.

Механизм действия закона "вызов - отклик" на стадии зарождения цивилизации можно было бы сформулировать следующим образом: окружающая среда в широком ее понимании бросает вызов социуму, а последний через свое творческое меньшинство отвечает на вызов и находит решение проблемы. Вызовы могут быть обусловлены как свойствами природной среды, так и особенностями общественно-исторического характера, в частности: вызов суровых стран; вызов новых земель; вызов исторических ударов; вызов давления; вызов ущемления.

С этой позиции движение на Север можно рассматривать как ответ на вызов суровых стран и новых земель. И если существующие в ограниченных территориальных рамках европейские страны (Испания, Португалия, Великобритания, Франция) искали новые земли за морями и океанами, на других континентах, то славяне могли реализовать свои цивилизационные стремления, отодвигая все дальше и дальше к северу границы занимаемой ими, глубоко континентальной, территории.

Следующая волна создания монофункциональных городов начинается на рубеже XV-XVI вв., после того как в 1480 г. "стоянием на Угре" завершилось татаро-монгольское иго. После этого Московское государство начинает активно расширяться к югу, юго-востоку и западу. На юго-востоке шло закрепление на Волге путем строительства городов-крепостей: Самара (1586), Царицын (1589), Саратов (1590). Они служили опорными пунктами русской земледельческой колонизации в Поволжье. В это же время на юге в целях освоения "Дикого поля" - обширной территории, простиравшейся к югу от широтного участка Оки до южных морей, - создаются укрепленные линии, представляющие собой цепочки городов-крепостей и менее значительных укреплений. Города на линии выполняли две функции - военно-оборонительную и хозяйственную, причем ведущей выступала функция укрепленного оборонительного центра.

Качественно новый размах приобретает освоение Севера. Завершается первый, пространственный этап освоения Европейского Севера и расширяются его экономические связи. Через Север были установлены торговые связи с Западной Европой, после того как в 1556 г. в устье Северной Двины вошли английские корабли Р. Ченслера. Близ устья Северной Двины стоял город-порт Холмогоры, преемником которого стал основанный в 1584 г. Архангельск. В то же время начинается несравнимый по своим масштабам и в определенной степени продолжающийся до сих пор процесс покорения Сибири. И здесь города служили средством утверждения власти Московского государства. Специфической функцией первоначальных центров городского заселения здесь было внеэкономическое принуждение коренного населения к платежу ясака. Т.е. административные и военные функции не просто главенствовали, а предшествовали экономическим. Поэтому сибирские города вырастали преимущественно из острогов, в которых постепенно возникало постоянное население, появлялись ремесленники и торговые люди.

В 1586 г. возникает Тюмень, "мать сибирских городов", в 1587-м - Тобольск. Первая цепь сибирских городов и острогов возникает на Севере Сибири: Пелым (1592), Березов (1593), Обдорск (1595), Мангазея (1601), Туруханск (1607), Якутск и Жиганск (1632), Вилюйск (1637), Верхоянск (1638), Среднеколымск (1643), Нижнеколымск (1644), Верхнеколымск (1647). Следующая цепочка городов спускалась по главному водному транссибирскому пути. Здесь были основаны Сургут (1594), Кетск (1603), Енисейск (1619), Братск (1631), Илимск (1630). Третья линия возникает для прикрытия этого водного пути. Так возникли Кузнецк (1618), Красноярск (1628), Иркутск (1686), Абакан (1707), Бийск (1709), Омск (1719). Постепенно, на завершающей фазе этой волны начинает формироваться еще одна внеэкономическая функция северных несельскохозяйственных поселений - пенитенциарная функция. Уже тогда северные поселения становятся как местом ссылки политически неугодных элементов, так и местом отбывания наказания в виде каторжных работ за "традиционные" преступления.

Как нигде сильно, в Сибири на судьбу городов влияло изменение их транспортно-географического положения. Постепенное смещение Сибирского тракта на юг, в основную полосу расселения, обрекло на угасание многие северные города. Так исчезли Пелым (ныне сельское поселение), Мангазея, Оленск, Зашиверск. Упало значение Сургута, Нарыма, Енисейска, Братска, Илимска, Тобольска. Опосредованно изменение транспортной сети повлияло и на города Европейского Севера. Смещение дороги в Сибирь к югу снизило значение городов Европейского Севера как операционных баз освоения.

Таким образом, внеэкономические функции на этом этапе можно рассматривать как основные формы специализации северных сибирских городов. Безусловно, возникающие города не могли не участвовать в процессе "коммерциализации" использования уникальных северных биоресурсов, однако необходимость физического освоения и познания огромного неизведанного пространства перекрывала чисто экономические факторы градообразования.

Третья волна массового образования монофункциональных городов в России и на Западе началась примерно в одно и то же время. Ее непосредственным импульсом стала первая промышленная революция, развитие которой в России неразрывно связано с эпохой Петра Первого. Именно стремление Петра Первого провести модернизацию обусловило сближение внутрироссийских и европейских тенденций городского развития. В этот период создаются принципиально новые, высокотехнологичные для того времени отрасли: суконные мануфактуры и железоделательные заводы (Тула, Урал, Подмосковье). Таким образом, пространственно центр создания новых моногородов уходит из зоны Азиатского Севера и смещается на Урал.

На Урале появляются такие уникальные образования, как города-заводы, когда городские поселения возникали вокруг первых металлургических и горнодобывающих предприятий. При этом завод концентрировал в себе все виды отношений и все социальные структуры, присущие традиционному городу. И хотя в этот же исторический период в Западной Европе возникают города с аналогичной хозяйственной специализацией, ни в одной другой стране, кроме России, не наблюдаются примеры настолько полного контроля со стороны завода всех сфер жизнеобеспечения населения. Другой особенностью моноспециализированных городов того времени является практически полное отсутствие лично свободных наемных работников. Часть образовавшихся поселений затем трансформировалась в крупные промышленные центры (такие как Челябинск, Тула, Златоуст), другая же часть так и осталась монофункциональными городами (Ирбит, Аша и др.)

Во второй половине XVIII века развитие монофункциональных городов в России в основном связано с "ситцевым капитализмом" и становлением отечественной легкой промышленности. Были образованы мануфактуры, которые располагались преимущественно в центре России и использовали труд крестьян в зимнее время как отхожий промысел с последующим переходом на постоянную работу. В это время возникают такие города, как Дрезна, Шуя, Орехово-Зуево, Павлов Посад. В области народных промыслов образуются центры производства за счет укрупнения деревенских промыслов (Семенов, Гусь-Хрустальный, Первомайский, Гжель). Строятся шахтерские города-поселки вдоль трассы Транссибирской магистрали в целях снабжения углем паровозного парка. При этом, согласно Городовому положению, только в 1785 г. городам было дано право создания органов городского самоуправления. В северных регионах процессы градообразования смещаются в сторону Дальнего Востока. В 1856 г. возникает Благовещенск, тогда - Усть-Зейский военный пост России. В 1858 г. как военный пост Хабаровка возникает современный Хабаровск, статус города он получил в 1880 г. В 1860 г., опять же как военный пост, возник Владивосток, который в 1880 г. был выделен в особое военное губернаторство и признан городом. Изменяются функции ряда уже существующих городов. Так, в XIX веке Тюмень стала перевалочным пунктом для переселенцев и ссыльных (здесь находился приказ о ссыльных, регистрировавший и распределявший их по Сибири). Т.е. снова в процессе градообразования преобладают факторы внеэкономического характера.

Максимальная концентрация монофункциональных городов на рубеже XIX-XX вв. на Западе была достигнута в горнометаллургическом Руре (Германия), центральных и южных Аппалачах (США), центральной Шотландии (Великобритания). Следует особо отметить, что в этот исторический период, на стадии экономического подъема моноспециализация выступала как мощный фактор, обеспечивающий ускоренное формирование отраслей, ориентированных на национальный и международный рынок. При этом, несмотря на примерно одинаковую хозяйственную специализацию (текстильная, горная промышленность, металлургия), российские города уже в тот период развиваются под непосредственным государственным контролем и с использованием государственных финансовых, материальных и административных ресурсов.

После Октябрьской революции в качестве мощного фактора, влияющего на развитие монофункциональных городов, стал выступать тип социально-экономической системы. Во времена сталинской индустриализации возникновение монофункциональных городов шло относительно медленно, так как производства или реконструировались, или создавались сразу как комплекс предприятий (Магнитка, Воркута, Новокузнецк, Апатиты и др.). Расширяется сеть пенитенциарных поселений Севера. Например, в 30-50-е гг. в Магадане был расположен центр Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей НКВД. Значительное число небольших монофункциональных городов появилось в военное время за счет эвакуированных предприятий, причем позднее ряд монопоселений слился с городом, в непосредственной близости от которого они были образованы (Безымянка и Куйбышев, Танкоград и Челябинск).

Начало четвертой волны развития монофункциональных городов можно отнести к 50-м годам ХХ века. Теперь факторы, стимулировавшие создание монофункциональных городов, значительно различаются в зависимости от типа социально-экономической системы. В СССР после пятидесятых годов в размещении производительных сил проявилась тенденция рассредоточения производства из крупных городов и активного привлечения рабочей силы из сельской местности. Этим объяснялось активное строительство новых производств в малых и средних городах, где подобные предприятия становились градообразующими. Кроме того, политика концентрации переработки пищевых отраслей промышленности привела к созданию крупных мясокомбинатов, сахарных заводов во многих районных центрах европейской части России (Суджа, Щигры, Золотуха в Курской области, Стародуб в Брянской, Миллерово и Целина в Ростовской, Шумиха и Петухово в Курганской областях и т.д.). В это же время снова активизируется процесс хозяйственного освоения Севера. Начинается новый поход за ресурсами, теперь уже преимущественно ресурсами топливно-энергетическими, что способствует созданию поселений нефтегазового профиля.

В Центральной Европе в советский период строительство новых городов определялось преимущественно целями экономического развития (ускоренная индустриализация на базе развития тяжелой промышленности) и политическими интересами. В результате в 50-х годах развиваются преимущественно города - центры тяжелой промышленности, металлургии, энергетики. В то же время поселения с иной специализацией экономической структуры приходят в упадок.

Вместе с тем, в отличие от СССР, где новые города активно строятся в Сибири и азиатской части страны (при этом три четверти населения проживают в европейской части СССР), в Центральной и Восточной Европе новые города чаще возникают рядом с длительно существующими городскими поселениями и городскими агломерациями. Интенсивность создания новых монофункциональных городов в странах Восточного блока также значительно ниже, чем в СССР. Например, в Польше за период с 1950-го по 1990 г. возникло 24 новых города, в Венгрии - 11. Только 3,7% населения Венгрии в 1990 г. проживало в новых городах, которые можно отнести к категории моноспециализированных.

В 60-е и 70-е годы с развитием более прогрессивных секторов промышленности, таких как химическая промышленность, разработка месторождений углеводородного сырья, спектр хозяйственной специализации городов расширяется. Возникают города-центры ядерной энергетики. В России реализация оборонной политики привела к созданию закрытых городов с ограничением въезда и выезда граждан и выделением их в самостоятельные административные образования. К подобным городам можно отнести Ленинск, Арзамас-39, Снежинск, Полярный и т.д. Таким образом, развитие монофункциональных городов в любой общественной системе связано со стремлением государства решать пространственно локализованные экономические и социальные проблемы и проблемы оптимизации структуры расселения.

Обобщая и систематизируя результаты анализа процессов генезиса и эволюции монофункциональных городов, можно выделить совокупность факторов, способствующих их появлению. В первую группу макро-факторов входят факторы, отражающие общемировые тенденции развития социальных, экономических и политических процессов. Во вторую группу мезо-факторов следует отнести факторы, степень проявления которых обусловлена типом социально-экономической системы и характером общегосударственной социально-экономической политики, реализуемой в конкретной стране. В третью группу факторов, действующих на микроуровне, можно отнести факторы, воздействие которых максимально проявляется на уровне города. В обобщенном виде совокупность этих факторов и характер их влияния на структуру экономики города представлены на рис 1. Причем именно группа микрофакторов отличается наибольшим разнообразием. Именно на этом уровне, уровне конкретного поселения, происходит объединение факторов, определяющих отраслевую специфику функциональной специализации, географическую среду, в рамках которой происходит взаимодействие города как искусственной системы с живой природой, и масштабы города (см. рис. 1).

 рис. 1
 


Интенсивное воздействие совокупности этих факторов привело к тому, что именно в России система монофункциональных городов к концу 80-х гг. имела наиболее сложную структуру, объединяющую поселения, различные по численности, по сложности производства и, следовательно, уровню квалификации жителей. Однако современная система монофункциональных городов России не является механическим воспроизведением своего исторического прообраза, сложившегося в советский период.

С учетом выявленных в ходе генетического анализа наиболее распространенных форм промышленных функций можно выделить монофункциональные города легкой промышленности, угольной промышленности, машиностроения, черной металлургии, цветной металлургии, города нефтегазовой, химической, лесной, пищевой промышленности, промышленности стройматериалов. Среди "непромышленных" видов специализации можно выделить городские поселения МПС, наукограды, поселения, где размещены пенитенциарные учреждения.

Монофункциональные города легкой промышленности - одни из наиболее старых в сети российских городов. Формирование городов легкой промышленности происходило на базе существующей сети населенных пунктов, 44 из выявленных монофункциональных городов являются историческими городами. Почти 90% моногородов легкой промышленности расположено в европейской части страны. Среди них преобладают малые города - 64, поселки городского типа - 15, сельские населенные пункты - 1. Состояние ведущей отрасли градообразующего комплекса неоднозначно. В переходный период в легкой промышленности наблюдался наибольший спад. Если в целом промышленное производство в 2000 г. снизилось до 60% по отношению к объемам 1990 г., то в легкой промышленности сократилось до 18%. Постепенное оздоровление происходит на производствах, расположенных в крупных городах, связанных с дизайнерскими центрами, рынками сбыта. В малых монофункциональных городах и поселках городского типа восстановление произошло только у тех предприятий, которые перешли в собственность иностранных, прежде всего корейских, компаний.

Состояние монофункциональных городов угольной специализации, напротив, в первую очередь определяется состоянием ресурсной базы. В целом по стране непосредственно с добычей угля связано 140 городских поселений, из них 64 города и 76 поселков городского типа. Кроме городских поселений, существует значительное количество пришахтных поселков сельского типа. Эти города достаточно широко представлены в северных районах РФ. Так, в Печорском угольном бассейне сформировалось два промышленных центра по добыче угля - г. Воркута и Инта. В состав Воркутинской группы поселений входят поселки городского типа Заполярный, Комсомольский, Промышленный, Северный и 4 сельских населенных пункта: Аяч-Яга, Тундровый, Юр-Шор, Южный. Освоение месторождений началось в 1934 г., и хотя забалансовые запасы составляют 23,9 млрд. т, но сложные горно-геологические условия, вечная мерзлота, большая глубина залегания пластов делают добычу невыгодной. Так, закрытие шахт в поселках Хальмер-Ю и Северный привело к высвобождению более 3,3 тыс. шахтеров. Иркутский бассейн (площадь 37 тыс. кв. км) - старого освоения, с конца XIX века, срок эксплуатации действующих шахт подходит к концу. На территории Дальнего Востока угольные запасы сосредоточены преимущественно в Якутии, Амурской области и Приморском крае. Однако в связи со слабой хозяйственной освоенностью территории и сложными климатическими и геологическими условиями добыча ведется в небольших масштабах на отдельных месторождениях, расположенных вблизи очагов хозяйственного освоения. Исключение - Нерюнгринское месторождение, давшее жизнь среднему по численности (74,3 тыс. чел.) г. Нерюнгри. Разработка месторождений Приморского края ведется в небольших масштабах и ориентирована на удовлетворение местных нужд. В Амурской области характер и интенсивность освоения угольных месторождений делает условия проживания в угольных поселениях относительно благоприятными. В Сахалинской области небольшие масштабы и истощенность запасов угля привели к необходимости закрытия угольных шахт в 3 поселках городского типа области, что влечет за собой высвобождение более чем 2 тыс. шахтеров.

Таким образом, выявляется следующая зависимость. В пределах основной полосы расселения в староосвоенных угольных бассейнах поселения угледобычи образуют групповые формы расселения с развитой инфраструктурой и производственными связями, однако в них наблюдаются значительное истощение запасов сырья высокого качества и снижение рентабельности, идет процесс закрытия и ликвидации шахт. Освоение угленосных районов, расположенных в труднодоступных малозаселенных регионах, носило очаговый характер, что обусловило формирование автономных угольных поселений.

Самую большую группу монофункциональных городов составляют машиностроительные города - 24%, или 182 города. Однако из них только 5% расположено за Уралом. Почти все города этого типа находятся на территории Центрального, Приволжского, Южного, Уральского федеральных округов. Среди субъектов наибольшей концентрации городов машиностроения отличаются Тульская (11 единиц), Нижегородская (9), Челябинская (9), Свердловская (8), Саратовская (8), Московская, Тверская, Курская области (по семь).

Монофункциональные города черной металлургии в большинстве своем размещаются в непосредственной близости к основным металлургическим базам страны - Уральской и Кузнецкой. Для них характерна высокая концентрация производства. Наиболее успешны крупные промышленные центры, градообразующими предприятиями которых являются металлургические комбинаты и связанные с ними прокатные заводы и коксохимические комбинаты (Магнитогорск, Череповец, Новокузнецк, Нижний Тагил, Старый Оскол, Новотроицк). В трудном положении находятся небольшие предприятия, расположенные в малых городах депрессивных районов или удаленные от основных металлургических баз. Эта ситуация типична как раз для северных городов черной металлургии, например, отдельные предприятия, мало связанные с основными металлургическими базами, расположены в городах Железногорск-Илимский в Иркутской области, Абаза - в республике Хакасия, Петров-Забайкальский в Читинской области. Так, на основном градообразующем предприятии г. Петровск-Забайкальский в Читинской области в 2001 г. остановлен мартеновский цех, в 2002 - прокатный цех, а также ТЭЦ.

В состав монофункциональных городов цветной металлургии входят 30 малых городов, 25 поселков городского типа, 2 поселения в ранге сельского населенного пункта. Эти города широко представлены в таких северных субъектах Федерации, как Республика Бурятия, Хакасия, Алтайский, Приморский края, Читинская, Магаданская области, Республика Якутия, Чукотский АО, Мурманская область, Красноярский край, Хабаровский край. Крупнейшей базой развития цветной металлургии является г. Норильск. Несмотря на в целом благоприятную конъюнктуру отрасли, серьезно ухудшилось положение периферийных предприятий с плохой транспортной доступностью, например, оловодобывающих предприятий Якутии, расположенных в местах, не имеющих автомобильных и железных дорог. В середине 90-х годов была прекращена добыча олова в поселках городского типа Эсе-Хая и Депутатском, добыча золота в поселках городского типа Батагай, Кулар.

Города нефтегазовой промышленности - молодые города, им, как правило, менее 50 лет. Они формировались как в районах нового освоения, так и в освоенных регионах. В регионах нового освоения с разреженной системой населенных пунктов нефтяные и газовые города окружены вахтовыми поселками. Эти поселки регистрируются как временные населенные пункты, хотя там постоянно в течение круглого года проживает от нескольких сотен до 1,5 тыс. чел. Проблемой является поиск оптимального соотношения между постоянными городскими поселениями и мобильными вахтовыми поселками. Регионом максимальной концентрации поселений нефтяного профиля, нефтяной столицей России сегодня является Ханты-Мансийский АО. Регионом максимальной концентрации поселений, специализирующихся на добыче газа, является Ямало-Ненецкий АО. Градообразующие предприятия этих отраслей входят в состав крупнейших вертикально интегрированных холдингов, ориентированы на международные рынки сбыта, переживающие сейчас длительный конъюнктурный подъем. Благоприятная конъюнктура мировых рынков компенсирует высокие затраты, связанные с неблагоприятными природно-климатическими факторами, что дает возможность для обеспечения высокого уровня доходов работников градообразующих производств.

На химической промышленности специализируются более 20 монофункциональных городов России. Свыше половины из них расположены в Центральном федеральном округе. В этом регионе преимущественно размещены вредные химические производства (лаки, краски и т.д.). В регионах, удаленных от центра, города химической промышленности больше приурочены к добыче и переработке первичного сырья, например, г. Кировск Мурманской области - добыча апатитов, Саянск, Усолье Сибирское Иркутской области - производство каустической соды на базе месторождений каменной соли. Монопрофильные поселки городского типа, связанные с добычей различного химического сырья, имеются в Алтайском и Приморском краях. Таким образом, в северных регионах преимущественно расположены предприятия первичных технологических стадий химической промышленности, связанные с добычей сырья. Максимум спада химическая промышленность пережила в 1996-1998 гг., затем наметился определенный восстановительный рост.

Поселения, специализирующиеся на лесной промышленности, расположены в пределах распространения хороших хвойных лесов - это Север Европейской части России, северная часть Урала, юг Сибири и Дальнего Востока. Это 140 малых городов и порядка 305 поселков ранга поселка городского типа и сельского населенного пункта. Организационная структура лесного комплекса (заготовка, деревообработка, целлюлозо-бумажное производство) предопределяет формирование поселений различной людности. Лесозаготовительные участки и сплавные пункты расположены в поселках городского типа и сельских населенных пунктах. Монофункциональные малые и средние города специализируются на различной деревообработке, целлюлозо-бумажные производства в большинстве случаев расположены в многофункциональных больших городах.

Наибольшее количество поселений, связанных с лесной промышленностью, находится в Вологодской области (70 ед.), Кировской области (54), Иркутской (69), а также в Республике Карелии (26), Пермской области (20), ХМАО (22). Причем в ХМАО преобладают поселки городского типа и сельские населенные пункты. Сильнейшее падение объемов производства имеет зональные особенности. Наибольшее падение объемов производства прослеживается в регионах, расположенных в степной зоне, оторванных от ресурсной базы, и на юге лесной зоны, где ресурсная база сильно истощена. Причина снижения лесозаготовок в Сибири - резкое подорожание железнодорожных перевозок. Ситуация в отрасли наихудшим образом отразилась на удаленных мелких населенных пунктах, особенно лесосплавных. Наибольшие проблемы переживали мелкие лесозаготовительные поселки Западно-Сибирского экономического района, в котором отсутствуют целлюлозо-бумажные производства - верхний этаж лесного комплекса. Заготовка древесины была ориентирована на снабжение Средней Азии. В четверти населенных пунктов лесопромышленной специализации ситуация в сфере занятости критическая. За годы реформ уже высвобождено более 700 тыс. чел.

На пищевой промышленности специализируются 82 монофункциональных города, из которых две трети городов размещены в Центральном, Южном и Приволжском федеральных округах. Однако небольшая часть городов, специализирующаяся на производстве рыбопродукции, расположена в приморских областях, в том числе входящих в состав северных территорий, а именно в Калининградской (9) и Сахалинской (6), Камчатской областях, Приморском крае. Восстанавливаются объемы производства только у предприятий, расположенных в крупных городах и зачастую работающих на привозном сырье. Лов рыбы снизился по стране за 10 лет примерно в 2 раза.

В наибольшей степени пострадал ряд приморских поселков и сел Дальнего Востока, где основным предприятием был рыболовецкий колхоз, ставший после приватизации артелью. Эти предприятия обладали небольшим флотом, ловили в прибрежной части шельфа и не смогли конкурировать с крупными компаниями в получении квот на улов рыбы.

Города, специализирующиеся на промышленности строительных материалов, расположены относительно равномерно по стране, от 4 до 9 в каждом федеральном округе, в них размещены цементные заводы и заводы железобетонных конструкций. Размещение обусловлено близостью общераспространенных месторождений полезных ископаемых (песок, галька, глина, гипс, известняк и др.) и необходимостью удовлетворения местных потребностей в строительных материалах.

Специфические проблемы существуют у поселений, появление которых обусловлено потребностью поддерживать функционирование транспортных сетей. Так, поселения МПС, расположенные вдоль железнодорожных трасс, многие из них, численностью от 50 до 300 чел., даже не имели статуса населенного пункта, полностью находясь на содержании железных дорог. Сейчас МПС перебрасывает решение проблем таких поселений на муниципальный уровень. На Севере получили распространение города - речные и морские порты, например, г. Мурманск - железнодорожный узел и морской порт, Игарка и Дудинка (Таймырский АО) - морские порты.

От 60 до 70 монофункциональных поселений, в которых в качестве градообразующей базы выступают мощные научные и научно-производственные объекты, образуют группу наукоградов. Размещение наукоградов преимущественно идет в высокоурбанизированных районах старого освоения - Центральная Россия, Урал (преимущественно Челябинская и Свердловская области). В Сибири таких поселений значительно меньше и расположены они преимущественно на юге (Алтайский, Красноярский края, Новосибирская, Томская области).

Существенную группу образуют поселения, обслуживающие пенитенциарные заведения. Здесь многие производственные мощности простаивают, занятость охватывает менее 40% заключенных, таким образом реализация ведущей пенитенциарной функции осложняется тем, что производственные предприятия не могут вписаться в рыночную среду и не могут стать основой для экономического самообеспечения пенитенциарных учреждений в условиях недостаточного государственного финансирования.


Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы, характеризующие современное состояние российской системы монофункциональных городов.

1. Возникновение монофункциональных городов обусловлено действием комплекса факторов, которые можно разделить на факторы макро-, мезо- и микроуровня. Причем именно факторы микроуровня, ведущими из которых являются характер специализации и экономико-географическое положение, обуславливают степень разнообразия и преобладающие типы монофункциональных поселений в данной стране, на данной стадии развития социально-экономической системы.

2. Все монофункциональные города РФ с генетической позиции можно подразделить на четыре группы:

- возникшие на первой, второй и третьей волнах развития городской сети монофункциональные исторические города, выросшие из заводских поселков и фабричных сел и сохранившиеся до настоящего времени;

- молодые монофункциональные города, возникшие на четвертой и пятой волнах, не имеющие исторических предшественников, с крупными предприятиями обрабатывающей промышленности или же с предприятиями, осваивающими ресурсы недр, наукограды, ЗАТО;

- монофукциональные города, имеющие исторические корни, но сменившие за время существования сферу своей специализации;

- города, ставшие монофункциональными в процессе развития, например, в связи с отмиранием более не востребованных внеэкономических функций (оборонных, административных).

3. С точки зрения видов реализуемых функций, в совокупность моногородов входят поселения, выполняющие функции как экономического, так и внеэкономического характера. Причем среди функций экономического характера наиболее распространены функции промышленные. В России наиболее активно шло формирование моногородов в таких отраслях промышленности, как легкая промышленность, черная, цветная металлургия, машиностроение, угле- нефте- и газодобыча, лесная и пищевая промышленность. Среди внеэкономических функций специфическими именно для России на ранней стадии развития моногородов были функция территориального освоения пространства и военно-политическая, на современном этапе яркими российскими представителями моногородов являются ЗАТО, наукограды, городские поселения, возникшие вокруг пенитенциарных учреждений.

4. С точки зрения степени диверсификации функций, можно выделить:

- монофункциональные города, где единственная функция реализуется ограниченным числом (одним, двумя) градообразующих предприятий, выпускающих недиверсифицированую продукцию, значительная часть которой поступает не на конечное потребление, а на последующую переработку;

- монофункциональные города, где единственная функция реализуется ограниченным числом (одним, двумя) градообразующих предприятий, выпускающих диверсифицированую продукцию;

- монофункциональные города, где единственная функция реализуется несколькими технологически взаимосвязанными между собой предприятиями;

- монофункциональные города, где вокруг функции-доминанты формируется сочетание ориентированных на нее отраслей и видов деятельности, т.е. происходит формирование специализированного комплекса;

- города с достаточно диверсифицированной структурой экономики, являющиеся центрами территориально-отраслевых систем поселений;

- города с формально диверсифицированной экономикой, потерявшие монофункциональность из-за сужения экономической базы, например, в связи с ликвидацией основного градообразующего предприятия.

5. С точки зрения пространственного уровня реализации ведущих градообразующих функций, можно выделить города, реализующие свои специализированные функции:

- на локальном уровне близлежащих поселений;

- на региональном уровне;

- на межрегиональном уровне, уровне крупных макрорегионов;

- на общенациональном уровне; на международном уровне.

6. С точки зрения территориальной локализации, значительная часть монофункциональных поселений, в первую очередь связанных с начальными стадиями технологических циклов (с добычей и первичной переработкой различных видов минерально-сырьевых, лесных, рыбных и прочих ресурсов), расположена в северных регионах России. Именно эти поселения демонстрируют наиболее длительное сохранение монофункциональности, крайне низкий уровень диверсификации городской экономики и замедленный характер процессов саморазвития городских функций.