Меры предупреждения коррупционной преступности: проблемы и возможные пути их решения

Ажирбаева О.Р.

С позиций отечественной и зарубежной криминологии предупреждение преступности состоит в воздействии на причины и условия преступности в целях их нейтрализации. При этом надо учитывать, что проблема коррупции, беспрецедентного разрастания ее масштабов является закономерным следствием происходящих в обществе экономических и политических процессов, характеризующихся политической нестабильностью, экономическим упадком, дефектами в правовой системе, общим упадком морали, ослаблением системы социального контроля.
В этой связи очевидно, что антикоррупционная политика должна учитывать многообразие причин и условий коррупции и включать как меры общей профилактики, нацеленные на устранение или ослабление причин преступности в целом, так и специальные мероприятия, преследующие цель устранения криминогенных факторов, способствующих совершению деяний данного вида.

 О.Р. Ажирбаева
 


Меры по предупреждению коррупционной преступности заключаются в разработке и осуществлении разносторонних и последовательных действий государства и общества по устранению причин и условий, порождающих и питающих коррупцию в разных сферах жизни.

В общее предупреждение коррупционной преступности входит прежде всего использование экономических и политических рычагов. Формулирование экономических рекомендаций, которые помогли бы стабилизировать ситуацию или снизить интенсивность развития проанализированных тенденций, является одним из ключевых моментов в комплексе усилий, направленных против коррупции. К общему предупреждению преступлений данного вида относятся в частности:

- корректировка хода экономических реформ, усиление их социальной направленности;

- переход к реальным и реализуемым бюджетам;

- совершенствование налогового законодательства;

- обеспечение четкой правовой регламентации деятельности органов государственной власти, законности и гласности такой деятельности, государственного и общественного контроля за ней;

- повышение нравственного, материального и культурного уровня населения;

- привлечение институтов гражданского общества к борьбе с коррупцией с целью воспитания правового и гражданского сознания, получения навыков антикоррупционного поведения (здесь особая роль отводится средствам массовой информации, которые должны пропагандировать антикоррупционную политику).

Прежде всего необходима экономическая инвентаризация крупных приватизированных (а также и государственных) предприятий. Такого рода мероприятия под названием "переоценка основных фондов" проводились в нашей стране неоднократно и не представляют организационно-технических сложностей.

Во-вторых, необходимо законодательно решить вопрос о собственности на оборудование и недра. Сейчас в добывающих отраслях (нефть, алюминий, минеральные удобрения) сложилась ситуация, когда юридическая приватизация оборудования для добычи полезных ископаемых приводит к приватизации и их залежей. Но цена месторождений и цена "железок", с помощью которых оно разрабатывается, - принципиально разные вещи. Это на языке экономистов называется присвоением (а на юридическом языке - преступным присвоением) природной ренты, которая должна принадлежать государству.

Необходимо признать, что совершенствование налогового законодательства уменьшает теневую (следовательно, в более высокой степени зараженную коррупцией) зону экономики, ограничивает возможности попадания предпринимателей в тиски шантажа со стороны служащих налоговых органов. Кроме того, крупнейшие российские компании должны объявить новую широкомасштабную эмиссию акций, включающую в себя продажу контрольного пакета действительно широким слоям населения. Такая приватизация даст гарантию старым олигархам от нового передела собственности. И только возврат к практике выплаты дивидендов вместо практики контроля над финансовыми потоками гарантирует прозрачность бизнеса и рыночность экономики. Обеспечение реализации контрактных прав, прав собственников и акционеров, установление прозрачности деятельности предприятий для акционеров (и другие подобные меры) дают возможность предпринимателям апеллировать к закону и уменьшают шанс появления поводов использования чиновниками взяток как средства защиты своих коммерческих интересов.

Одним из действенных экономических рычагов воздействия на коррупционные процессы, который используется пока еще очень слабо, является финансовое стимулирование добросовестной работы государственных и муниципальных служащих и устранение широкого спектра их зависимостей, в значительной степени питающих коррупцию. Материальное стимулирование честного исполнения служебного долга, обеспечение чиновников необходимыми средствами для жизни - важнейшее условие для честной службы! Оно должно быть возведено в ранг одного из самых главных приоритетов государственной политики и реализовываться через узаконенные выплаты денежного содержания.

Для этого необходимо упразднение многочисленных чиновничьих льгот материального характера, источники которых не определены в нормативном порядке, вследствие чего трудно установить, кем они финансируются, создавая к тому же проблему установления реального уровня доходов их получателей. На практике эти льготы реализуются через вполне определенные предприятия и организации, находящиеся в подконтрольной зависимости, а чаще - с готовностью идущие на подобную зависимость с целью получения всякого рода льгот и послаблений в своей хозяйственной деятельности.

В течение длительного времени коррупция все глубже проникает в судебную систему Российского государства, ставит серьезные препятствия для справедливого отправления правосудия. Укрепление судебной системы - одна из ключевых задач при реализации антикоррупционной программы, актуальность которой вряд ли нуждается в обосновании. Здесь понадобится:

- гарантировать достойное обеспечение судей и всей судебной системы;

- усовершенствовать систему подготовки и отбора кадров;

- укрепить арбитражные суды, ввести в их работу большую процедурную и информационную надежность;

- развить административную юстицию.


Одновременно необходимо резко сократить возможности для проникновения коррупции в судебный корпус. Кроме того, необходимо надлежащее материальное обеспечение самой служебной деятельности чиновника. В частности, сегодня при достаточно высокой заработной плате судей, прокурорских работников материально-техническое оснащение их деятельности настолько плачевно, что они вынуждены обращаться к помощи органов регионального, муниципального управления, различным фирмам и внебюджетным фондам, опять-таки попадая при этом в коррупционную зависимость.

Таким образом, было бы оптимальным достичь некоего порога в оплате труда (с позиций складывающихся критериев уровня жизни в стране) и финансовом обеспечении самой государственной службы, при которой коррупция стала бы невыгодной для чиновников. Во многих странах люди отказываются от серьезных предложений в бизнесе, понимая, что на госслужбе они будут последовательно продвигаться по служебной лестнице долгие годы. Тот уровень зарплаты, который предлагает им государство, не является слишком высоким. Чиновники нигде не получают больше, чем финансисты или коммерсанты.

Однако их уровень обеспечения позволяет успешно трудиться, создавать резервы на будущее, предостерегая от попыток разом набить карман, поставив под удар всю последующую службу. Если в России удастся найти такой оптимум, - это будет существенным вкладом в противостояние коррупции, криминализации государственных структур. Кроме того, должна быть создана система статусных гарантий, социального обеспечения: пенсионного, жилищного, медицинского.

Следует учитывать также и поддержку институтов гражданского общества. Победить коррупцию можно только с привлечением общества, поскольку именно оно более всего заинтересовано в такой победе. Это тем более необходимо в условиях серьезного отчуждения общества от власти. Привлекая общественные организации к полноценному сотрудничеству при решении проблемы подобного масштаба, государство получает шанс повысить доверие граждан, а значит шанс на достижение поставленных целей.

Специальное предупреждение коррупционной преступности предполагает совершенствование соответствующего законодательства и правоприменительной практики, более четкую регламентацию прав и обязанностей должностных лиц, а также методическое обеспечение управленческой деятельности.

Важнейшую роль в нейтрализации рассмотренных негативных процессов способно сыграть устранение стимулирующих их законодательных изъянов, а в более широком аспекте - расширение и углубление социально-правового контроля, основанного на эффективном законотворчестве.

Необходима реализация комплекса специальных правоограничений, исключающих возможность корыстного злоупотребления властными и управленческими полномочиями. Для подобных ограничений существуют веские основания. И главное из них - двойственность феномена власти: с одной стороны, властные отношения являются объектом повышенной правовой (в частности, уголовно-правовой) охраны, с другой - власть (особенно в российской истории) всегда выступала источником повышенной опасности, народных бед и страданий. И вполне естественно, что к субъектам власти должны предъявляться повышенные требования и применяться добровольные правоограничения, с которыми они обязаны соглашаться заранее, при вступлении в публичную должность.

Существует для этого и правовая основа - целый ряд международно-правовых актов, а упомянутые ограничения являются конституционно обоснованной необходимостью в целях защиты от коррупции. Целый ряд отраслевых законов воспроизвел перечисленные ограничения. Правовая основа антикоррупционной борьбы несомненно существует, даже при отсутствии комплексного закона о контроле над коррупцией, судьба которого терниста и непредсказуема.


Основная проблема на сегодня - достижение последовательного и неукоснительного соблюдения отраслевого законодательства, его совершенствование, блокирование лазеек, широко используемых коррупционерами во власти.

В этой связи, во-первых, необходимо четкое определение в нормативном порядке сроков антикоррупционных ограничений для различных категорий представителей власти, иных должностных лиц. Так же, как и во многих зарубежных странах, эти сроки по общему правилу должны распространяться не только на период службы субъекта в государственном учреждении, но и действовать в отношении некоторых ограничений гораздо дольше - после оставления государственной службы по различным причинам, в том числе с переходом на пенсию.

В частности, необходим запрет для государственных служащих в течение определенного срока переходить на работу в частные фирмы, курировавшиеся ими (их учреждениями) в период государственной службы. Хорошо известно, что многие представители корпуса чиновников, используя служебное положение, заранее готовят свой переход в частные компании, с которыми ведут дела их ведомства, рассчитывая небескорыстно реализовать там накопленные на государственной службе связи и возможности.

Во-вторых, необходимо введение новых и совершенствование уже существующих дисциплинарных, административных и уголовных санкций за нарушение антикоррупционных и ряда других правовых норм. В частности, следует предусмотреть возможность специальной конфискации подарков, а также приобретенного в результате коррупционных злоупотреблений имущества; запрещение занимать определенные должности, прежде всего ответственные государственные посты, субъектам, ранее совершившим коррупционные и другие правонарушения, включая преступления.

Одним из недостаточно используемых средств общего и специального предупреждения криминализации власти является уголовное наказание. По оценкам экспертов, правоохранительные органы выявляют не более 0,1 реально совершаемых коррупционных преступлений. И очень немногие из их субъектов фактически несут уголовную ответственность, подвергаются наказанию. Несовершенны и сами уголовно-правовые нормы, регулирующие ответственность за эту категорию преступлений.

В частности, при оценке в целом строгости санкции становится очевидным, что в настоящее время наказание (его максимум) за получение взятки должностным лицом по сравнению с советским периодом снизилось. И это в немалой степени объясняется изменением приоритетов в объектах уголовно-правовой защиты, связанным с разочарованием юридической общественности в эффективности уголовно-правовых мер воздействия на сложившуюся в России ситуацию. С учетом высокого уровня криминализации и коррумпированности российских властных и управленческих структур законодатель должен пойти на усиление уголовной ответственности, в частности за получение взятки. В определенной степени такой шаг будет вынужденной, но необходимой государственной мерой.

И в этом смысле может оказаться полезным опыт законодателя советского периода. Непредвзятое использование исторического уголовно-правового опыта борьбы с таким социальным злом, как взяточничество, имеющим в России давние и глубокие корни, позволит повысить степень защиты общества от данного вида преступления.

Однако в ноябре 2003 г. в нашей стране была осуществлена крупная реформа Уголовного кодекса, в результате которой в Кодекс было внесено одновременно 257 поправок, направленных, преимущественно, на гуманизацию уголовно-правовых норм. Президент РФ подписал Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" № 162-ФЗ, который узаконил все 257 поправок, включая отмену конфискации имущества.

Прежде всего - это явное ослабление борьбы с корыстными преступлениями, что может неблагоприятно сказаться на их динамике, иными словами, способствовать их совершению. Однако вследствие идеологической установки на гуманизацию уголовной политики мы вначале отказались от применения смертной казни, теперь отменили конфискацию имущества корыстных преступников. И это в условиях роста преступности, расширения ее масштабов и увеличения тяжести причиняемого вреда. Социально-политическая значимость отмены конфискации как вида наказания состоит в уголовно-правовой амнистии капиталов, нажитых незаконным путем, в том числе в период грабительской приватизации 90-х гг.

Это значит, что привлечь виновных к ответственности можно, но отобрать у них всю собственность, похищенную у страны, теперь нельзя, поскольку вступает в силу конституционная норма об обратной силе закона. Возможно, институт конфискации имущества нуждался в совершенствовании с целью уточнения предмета конфискации и места данного института в системе мер уголовно-правового воздействия, однако данное обстоятельство не может служить основанием для его полной отмены. Надо признать, что никакие этические соображения не могут сравниться по силе предупредительного воздействия с опасением чиновника быть разоблаченным и наказанным. Честность чиновничества должна постоянно подкрепляться страхом перед хорошо работающим прокурором.

Несомненную профилактическую роль в рамках специальных мероприятий способно сыграть широкое ознакомление населения с кругом функций, правами и обязанностями должностных лиц в различных сферах власти и управления.

Чрезвычайно значимы для предупреждения коррупционной преступности мероприятия по расширению и повышению эффективности контроля за деятельностью должностных лиц. Среди институциональных средств антикоррупционного контроля за высшими властными структурами важнейшая роль должна принадлежать Счетной палате. Речь идет о необходимости принятия мер по обеспечению реальной независимости этого подразделения от президентских и правительственных структур для проведения объективных проверок и расследований корыстных злоупотреблений должностных лиц высокого ранга.

Большое влияние на снижение корыстной должностной преступности способны оказать прокурорские проверки исполнения должностными лицами законодательства об управленческой, хозяйственной, контрольно-ревизионной деятельности.

Более весомый вклад в предупреждение коррупционных преступлений должны вносить органы расследования и суд на основе материалов конкретных уголовных дел. В том числе речь идет о внесении представлений и принятии частных определений с анализом причин и условий этих деяний и с требованием их устранения в адрес конкретных субъектов власти и управления.

Наконец, следует упомянуть необходимость обеспечения реальной безопасности свидетелей и сотрудников правоохранительных органов, занимающихся делами о коррупции.

Мощным и пока недостаточно использованным профилактическим потенциалом в борьбе с криминальной коррумпированностью высокопоставленных чиновников обладает деятельность спецслужб, ответственных за государственную безопасность (ФСБ, СВР, ГРУ и т.д.), по сбору, оперативной разработке и обнародованию соответствующей информации в тех случаях, когда этим лицам удается блокировать следственные и судебные перспективы конкретных дел благодаря своим многочисленным связям.

Несомненно полезным стало бы использование зарубежного организационного опыта контроля над коррупцией во властных структурах. В частности, оправданным было бы создание у нас структуры, аналогичной Управлению по правительственной этике США. В его функции входит разработка этических норм для государственных служащих и контроль за тем, чтобы узаконенные в стране этические нормы соблюдали сотрудники правительственных учреждений всех рангов (а их в США около 3 миллионов). Подобный контроль, однако, не предполагает проведение Управлением собственных расследований. Оно лишь информирует ФБР о фактах нарушений этических норм работниками исполнительной власти (на Конгресс и судебную сферу полномочия Управления не распространяются). Чаще всего это умолчание чиновниками о своих доходах на сумму свыше 20 долларов, о суммах, вложенных в акции компаний, в недвижимость и т.д. ФБР проводит соответствующее расследование, материалы которого затем служат основанием для отставки оступившихся лиц.

Иначе говоря, системный, кардинальный подход к борьбе с коррупцией еще впереди, но он не осуществится сам собой. Нужны постоянные, последовательные усилия в этом направлении.

  • Общество и коррупция


Яндекс.Метрика