Объективная сторона взяточничества: характерные признаки и детали

Сычева С.И.

На современном этапе жизни общества взяточничество является одним из наиболее распространенных и опасных проявлений коррупции и при этом относится к числу безусловных лидеров по степени латентности и замаскированности. Официальная статистика не отражает фактической распространенности данного явления. В соответствии с опросом, проведенным фондом "Общественное мнение", 81% наших соотечественников уверены, что многие чиновники берут взятки, 33% за последний год лично сталкивались с фактами злоупотребления служебным положением и взяточничеством. В качестве одной из основных причин существования данного явления в России некоторыми учеными-правоведами выделяется отсутствие единой позиции при квалификации деяния, предусмотренного ст. 290 УК РФ и составляющего основу взяточничества1 . В связи с этим, сегодня является необходимым не только исследование проблемы взяточничества как негативного социально-политического, экономического и правового явления в обществе, но и анализ характерных признаков двух самостоятельных составов должностных преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления - получения взятки и дачи взятки.

 С.И. Сычева
 


Следует отметить, что при проведении анализа особенно значимый и неотложный характер приобретает надлежащая квалификация объективной стороны указанных уголовно-правовых составов. Это связано, в первую очередь, с возрастающей криминализацией общества в целом и глубоким укоренением коррупции в сфере государственной власти, а также с тем, что признаки объективной стороны являются в большей степени казуистичными и допускают наличие разночтений при их толковании. В данной статье сделана попытка провести краткий анализ того, что составляет объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 290 УК, выражается в деянии - получении взятки должностным лицом лично или через посредника.

Состав преступления - формальный. Взяточничество, как и любые другие преступления, поражает объект - охраняемые уголовным законом общественные отношения. Тем самым взяточничество причиняет вредные последствия в виде нарушения нормальной деятельности государственного аппарата и подрыва авторитета государственной и муниципальной власти, однако эти последствия остаются за рамками состава преступления и не характеризуют его объективную сторону. Сама неизбежность этих последствий позволила законодателю сконструировать состав взяточничества как формальный, избавив правоохранительные органы от лишней бюрократической работы. Подтверждение такой позиции законодателя можно найти в п.11 Постановления Пленума Верховного Суда от 10 февраля 2000 г.

Заметим, кстати, что в германском правоведении такие составы рассматриваются в качестве составов "абстрактной опасности" - в отличие от составов "реальной опасности", где необходимо установление реальной угрозы причинения вреда (примером последнего может служить поджог собственного имущества, который в соответствии с § 308 УК ФРГ влечет ответственность при условии, что огонь мог распространиться на чужое имущество). Применительно к получению взятки германский законодатель пошел еще дальше, вынеся момент окончания преступления по существу на стадию приготовления (оконченным преступлением будет не только принятие взятки, но и "принятие обещания" ее предоставить, а также требование ее предоставить - §§ 331 и 332 УК ФРГ). Такая позиция германского законодателя объясняется не только тем обстоятельством, что приготовление к преступлению не влечет в ФРГ уголовной ответственности, но и тем, что указанные действия уже в полной мере поражают охраняемое правовое благо (нарушая чистоту службы, подрывая авторитет власти), что делает добровольный отказ или смягчение наказания неуместным. Такое понимание объективной стороны взяточничества представляется вполне обоснованным. Сходным образом, хотя и менее радикально, решает этот вопрос и УК Франции, где ответственность предусмотрена как за оконченное преступление не только за получение взятки, но и за ее вымогательство.

Получение взятки может выразиться как в действии, так и в бездействии, достаточно сложном по содержанию, которое включает в себя:

1) принятие взятки должностным лицом как волеизъявление;

2) принятие взятки как получение имущественного блага.

Принятие взятки должностным лицом как волеизъявление является основным содержанием объективной стороны взяточничества. Эта часть объективной стороны получения взятки может быть выполнена только лично должностным лицом. Принятие взятки в этом смысле - это активное или пассивное изъявление согласия должностного лица на получение имущественной выгоды в качестве благодарности за уже совершенное действие или бездействие (а равно общее покровительство или попустительство) по службе либо в качестве подкупа за такое действие или бездействие (а равно общее покровительство или попустительство) по службе, которое еще не совершено.

Поскольку принятие взятки как волеизъявление входит в объективную сторону получения взятки, такое волеизъявление (требование незаконного вознаграждения, выражение согласия его принять) даже при отсутствии каких-либо действий, направленных на передачу предмета взятки, представляется правильным квалифицировать как действия, непосредственно направленные на получение взятки, т.е. как покушение на дачу взятки (особенно это очевидно в случае, когда взяткополучатель рассчитывает, что предмет взятки находится у взяткодателя при себе). В практике такие действия, однако, квалифицируются как приготовление к получению взятки2 .

Принятие взятки как получение имущественного блага может быть выполнено не только лично должностным лицом, но и иным лицом, действующим от имени должностного лица и в его интересах (получение взятки через посредника). При этом преступление будет оконченным с момента передачи взятки посреднику в ее получении. Посредник в получении взятки - это пособник взяткополучателя, которому тот доверил получение от своего имени конкретной взятки или получение взяток в качестве систематической деятельности. Передача взятки посредником взяткополучателю находится за рамками состава преступления, и ее установление не входит в предмет доказывания по уголовному делу (это лишь "доказательственный факт", косвенное доказательство принятия взятки в качестве волеизъявления). Такой передачи и вовсе может не быть, когда посредник по поручению взяткополучателя и в его интересах распоряжается предметом взяточничества или если посредник является третьим лицом, в пользу которого получена взятка (например, родственником взяткополучателя).

Принятие взятки как получение имущественного блага может выразиться:

1) в фактическом завладении предметом взяточничества в виде денег, ценных бумаг, вещей;

2) в приобретении (точнее - оформлении, сделка будет ничтожной, т.к. противоречит основам правопорядка и нравственности) имущественного права, например, на недвижимость или на именную ценную бумагу;

3) в фактическом пользовании предоставленными услугами и иными имущественными выгодами (например, выполнение работ в пользу взяткополучателя, неистребование кредитором долга при наступлении срока платежа);

4) в приобретении (оформлении) права, предоставляющего имущественную выгоду (например, беспроцентного кредита), или освобождении от обязанностей (например, прощение долга)3 .


Объективная сторона получения взятки предполагает наличие обоих ее элементов: как принятия взятки - волеизъявления, так и принятия взятки - получения имущественного блага. При отсутствии второго элемента речь может идти только о неоконченном преступлении. При отсутствии первого элемента уголовная ответственность вовсе исключается. Так, если должностное лицо не может ввиду несостоятельности вернуть долг, а кредитор прощает долг, мотивируя это благодарностью за ранее совершенные в пользу кредитора действия по службе, - получения взятки не будет, если должностное лицо не соглашается с прощением долга. При этом использование служебных полномочий в пользу кредитора действительно могло иметь место, но должностное лицо может считать это, например, дружеской услугой, не обусловленной получением имущественной выгоды (т.е. злоупотреблением полномочиями или дисциплинарным проступком).

Само по себе завладение предметом взятки не может рассматриваться в качестве получения взятки, если должностное лицо в активной или пассивной форме не выразило согласия на получение взятки. Интересен случай, рассмотренный профессором П. Яни. Так Е., инспектор ГИБДД, во время дежурства на посту остановил автомобиль, у водителя которого не оказалось документов на машину, однако имелась справка из отделения милиции, удостоверяющая факт кражи документов. В соответствии с инструкцией, он должен был задержать автомобиль, однако, проявив сочувствие, отпустил водителя. От предложенного вознаграждения в сумме 50 долларов Е. отказался. После того как водитель уехал, Е. обнаружил на столе 50 долларов, оставленные для него водителем. С этими деньгами он и был задержан на месте (проводилась операция "Чистые руки"), ему было предъявлено обвинение в получении взятки. На стадии предварительного расследования уголовное дело было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления4 .

В объективную сторону взяточничества не входят те действия, которые характеризуют предмет взяточничества, за совершение которых, собственно, и дается взятка. Для квалификации содеянного как оконченного получения взятки достаточно, чтобы взятка была получена за такие действия, и не имеет значения, были или нет эти действия выполнены фактически. При этом следует учитывать, что взятка-вознаграждение фактически возможна только после совершения таких действий. Под действием (бездействием) должностного лица, которое он должен совершить в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, которые он правомочен или обязан был выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями. Для правильной квалификации требуется в каждом конкретном случае устанавливать, за выполнение какого именно действия (бездействия) должностное лицо получило взятку от заинтересованного лица.

Под должностным положением, способствующим совершению определенных действий в пользу взяткодателя со стороны должностных лиц, следует, в частности, понимать значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение в подчинении иных должностных лиц, в отношении которых осуществляется руководство со стороны взяткополучателя.

В соответствии с УК РФ, имеются три формы использования должностного положения: а) совершение действий (бездействия) в пользу взяткодателя, входящих в служебные полномочия должностного лица; б) использование возможностей других должностных лиц для совершения действий (бездействия) в пользу взяткодателя; в) оказание покровительства либо попустительства по службе в отношении лиц, подчиненных взяткодателю.

Особую значимость приобретает проблема признания должностного лица виновным в получении взятки за законное деяние, совершенное не путем действий (бездействия), входящих в его "служебные полномочия", а путем использования должностных полномочий. Ч. 1 ст. 290 УК РФ предусматривает, что должностное лицо за полученное вознаграждение должно совершить в интересах взяткодателя только такие действия, которые отвечают двум основным признакам: носят законный характер и основаны на использовании полномочий. То есть это не только права и обязанности по занимаемой субъектом должности, но и те фактические возможности, которые может использовать данное лицо в силу авторитета занимаемой им должности в государственном органе, органе местного самоуправления, в государственном (муниципальном) учреждении, Вооруженных Силах или иных войсках и воинских формированиях. Поэтому для правильной квалификации содеянного требуется установить прямую связь между:

-законно совершенным деянием (действием или бездействием);

-непосредственным использованием лицом функций должностного лица или представителя власти;

-совершенным деянием, ставшим возможным в силу того, что его исполнение входило в полномочия должностного лица и всецело зависело только от него, в награду за которое была получена взятка5 .

В то же время следует согласиться с мнением правоведов, что использование субъектом одних только личных связей для достижения результата, желательного для лица, передавшего ему вознаграждение, не может рассматриваться как использование должностного положения6 .

В качестве второй формы получения взятки принято рассматривать совершение действий, не входящих в полномочия самого должностного лица, но с использованием им возможностей других должностных лиц путем способствования таким действиям. В законе указано, что получение взятки в такой форме возможно только "в силу должностного положения", благодаря чему должностное лицо "может способствовать" таким действиям (бездействию). Существенным признаком будет фактическое получение лицом имущественной выгоды, которая достигается путем прямого использования должностных полномочий в период исполнения функций либо прямого привлечения и использования возможностей других лиц.

Раскрытию понятия "может способствовать" в юридической литературе внимания практически не уделено. В вопросе об уголовной ответственности должностных лиц за получение взятки этот фактор вообще не выделяется, в иных случаях рассматривается в виде наличия у лица фактической возможности совершить такие действия, которые в круг его полномочий не входят7 . Анализ показывает, что способствовать можно лишь в том случае, когда у должностного лица есть на то право и оно как неотъемлемая составная часть его полномочий может быть реализовано только путем совершения им конкретных действий (бездействия), но в пределах представленных функций. Утверждение о том, что понятие "может способствовать" следует рассматривать как возможность оказания на другое лицо давления своим авторитетом либо иным воздействием, некоторые правоведы не признают правильным. Возможность способствования в пользу взяткодателя относится к объективной стороне данного преступления и не может находиться за пределами действий виновного. Получение взятки предполагает наличие определенных отношений, одним из элементов которых является непосредственное использование лицом принадлежащих только ему полномочий, поскольку без этого невозможно достижение требуемого результата8 . Использование возможностей других лиц предполагает объективную возможность виновного оказать на них влияние, употребив для этой цели свои полномочия. Использование авторитета других лиц не может входить в состав признаков объективной стороны получения взятки, поскольку не является частью общественных отношений и относится к моральной категории. Иначе это будут действия другого лица либо соучастие в получении взятки. Таким образом, привлечение должностного лица к ответственности по ч. 1 ст. 290 УК РФ возможно только при совершении действий (бездействия), которые стали возможны лишь в силу использования должностных полномочий лично либо оказания воздействия на других лиц в рамках должностной деятельности.

Ряд авторов склонен рассматривать термин "может способствовать" как означающий фактически совершаемые лицом действия, даже не входящие в круг его прямых служебных полномочий, либо оказание воздействия на другое должностное лицо своим служебным авторитетом и связями9 . При таком подходе, позволяющем широко толковать ч. 1 ст. 290 УК РФ, почему-то для совершения одних и тех же действий в одном случае необходимо "использование служебных полномочий" должностного лица, а в другом - достаточно только "авторитета и связей". Такое толкование вытекает из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 №6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе"10 , согласно которому субъектом этого преступления следует признавать и тех должностных лиц, которые хотя и не обладали полномочиями для выполнения в интересах взяткодателя соответствующих действий, но в силу своего должностного положения могли за взятку принять меры к совершению этих действий.

В этой связи следует признать правильной точку зрения Б.В. Здравомыслова, полагающего, что это положение создает условия для его расширительного толкования и "будет оправданным только при наличии между должностным лицом и другим лицом, от которого зависит решение вопроса в пользу взяткодателя, отношений, обусловленных именно служебным положением взяткополучателя"11 . Поэтому постановка вопроса об использовании личных связей, собственного авторитета, о влиянии на других должностных лиц, взаимоотношения между которыми законом не оформлены и не обусловлены исполнением должностных функций, является неправильной и не может рассматриваться в качестве обязательного признака объективной стороны рассматриваемого состава, поскольку таковым не является и находится за его пределами.

Очевидно, что за взятку принять меры к совершению действий другими должностными лицами можно лишь при наличии у лица полномочий, используя которые, можно заставить других должностных лиц (подчиненных по службе) совершить необходимые действия, выгодные взяткодателю. Это могут быть официальные контакты должностных лиц в рамках взаимодействия ведомств, учреждений либо в области сотрудничества руководителей различных служб, состоящих в отношениях по горизонтали.

Признание правильной позиции, что служебный авторитет или служебные связи являются средством совершения взятки, приведет к тому, что связи и авторитет будут признаны составной частью должностных полномочий любого должностного лица.

Третья форма получения взятки - деяние, связанное с оказанием покровительства либо попустительства по службе, совершение которого возможно только при условии непосредственного подчинения должностному лицу конкретных работников. В литературе советского периода шла полемика относительно правовой оценки действий руководителя, которому его подчиненные систематически дают взятки "на всякий случай" или за возможное благосклонное, благоприятное к ним отношение. Суть научных объяснений сводилась к необходимости рассматривать действия взяткополучателя в широком и узком смысле. Сторонники расширительного подхода утверждали, что дачей взятки следует признавать получение материальных ценностей от своих подчиненных за благоприятное к ним отношение12 . Сторонники узкого подхода утверждали, что получение взятки на "всякий случай", если не оговорены требуемые от должностного лица действия, не может рассматриваться как получение взятки и должно расцениваться как злоупотребление должностным положением13 .

Данные мнения в той или иной мере затрагивают вопрос о конкретных формах получения взятки, которые были частично отражены в новом УК РФ путем введения понятия уголовно наказуемого попустительства или покровительства по службе. Но затронутая проблема и ныне продолжает обсуждаться учеными. Некоторые из них пытаются ответить на вопрос, требуется ли между руководителями и подчиненными соглашение о совершении (несовершении) конкретного действия или этого не требуется. Б.В. Здравомыслов указывает, что "в подобных случаях не требуется конкретности согласия между взяткодателем и взяткополучателем, поэтому оно вытекает из характера их служебных взаимоотношений"14 . В связи с этим следует говорить о "тотальном подкупе", то есть взяткодатель передает материальные ценности, не оговаривая конкретного деяния, но рассчитывает, что при необходимости должностное лицо предпримет выгодное для него действие или не будет препятствовать его незаконной деятельности.

Подкуп в такой форме рассчитан на деятельность должностного лица, которая имеет более важное значение для взяткодателя, чем конкретное действие, и тот, кто систематически получает вознаграждение за такую деятельность, представляет большую опасность, чем взяточник, получивший единовременно вознаграждение за какую-либо услугу. Вместе с тем, при рассмотрении конкретного дела требуется установить конкретные факты, поскольку попустительство, покровительство определяются не характером их служебных отношений, а наличием конкретных форм проявления, наступление которых стало возможным лишь в результате совершения (несовершения) руководителем действий в пользу подчиненного: внеочередное необоснованное передвижение по службе, присвоение внеочередного специального звания, назначение на должность при наличии более достойных претендентов, незаслуженное поощрение, сокрытие факта совершенного подчиненным противоправного поведения и совершение тому подобных действий, не вызываемых необходимостью.

В зависимости от того, какие именно действия (бездействие) совершаются за взятку, можно выделить два вида взяток: взятка с простым составом - вручается должностному лицу за совершение или ускорение законного действия, находящегося в компетенции последнего, либо за попустительство или покровительство; взятка со сложным составом, обремененная квалифицирующим признаком, - вручается должностному лицу за совершение какого-либо запрещенного законом действия, связанного с его возможностями по занимаемой должности.


Таким образом, простой состав преступления возможен при двух обязательных условиях: достоверного установления факта дачи должностному лицу незаконного вознаграждения; достоверного установления того факта, что данное вознаграждение ему дано за использование своего служебного положения в пользу "дающего".

В то же время сложный состав предусматривает три обязательных условия:

1) достоверное установление факта получения должностным лицом незаконного вознаграждения;

2) достоверное установление того факта, что данное вознаграждение ему дано за использование своего служебного положения в пользу "дающего";

3) достоверное установление того факта, что использование своего служебного положения в пользу "дающего" связано с совершением им незаконного действия, которое является обязательным квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Так, Пленум Верховного Суда СССР считал, что "если за взятку должностное лицо совершает незаконные действия, которые образуют состав злоупотребления служебным положением, содеянное должно рассматриваться как реальная совокупность нескольких преступлений и соответственным образом квалифицироваться"15 .

Пленум Верховного Суда РФ подтвердил такой подход, указав, что "взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений - по ч. 2 ст. 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и т.п.)".

Этого же мнения придерживается и профессор Б.В. Здравомыслов, утверждающий, что если за взятку должностное лицо совершает преступное деяние, то в подобных случаях содеянное квалифицируется по совокупности преступлений16 . Например, должностное лицо за взятку выдает поддельный документ, пособничает хищению, выносит заведомо неправосудный приговор, нарушает правила отпуска наркотических средств и т.д.

Получение должностным лицом денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по ст. 159 УК РФ. Владелец ценностей в таких случаях несет ответственность за покушение на дачу взятки, если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия (бездействия) указанным лицом.

Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки17 .

Следует еще раз напомнить, что получение взятки - формальный состав преступления. Оно признается оконченным деянием с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки. В случаях, когда заранее обусловленная взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя (например, ввиду пресечения преступления оперативными сотрудниками милиции в момент ее передачи), содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение взятки по ч. 3 ст. 30 и ст. 290 УК РФ.

Не может быть квалифицировано как покушение на получение взятки высказанное намерение лица получить деньги, ценные бумаги, иное имущество либо возможность незаконно пользоваться услугами нематериального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

В заключение следует подчеркнуть, что новая редакция ст. 290 УК РФ существенно детализирует объективную сторону преступления по сравнению с предыдущими, вследствие чего в данной статье проведен анализ только самых характерных признаков объективной стороны уголовно-правовых составов преступления получения - дачи взятки, так как рассмотрение данных вопросов в уже указанных рамках позволяет выделить основу для правильной и надлежащей квалификации деяния по статье, предусматривающей ответственность за получение или дачу взятки.


1 Борков В.Н. Обзор практики квалификации судами Омской области уголовных дел о взяточничестве // Законодательство и практика. 2001. №2. С. 14.

2 Приготовление к получению взятки без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 290 УК РФ) уголовной ответственности не влечет в силу ст. 30 УК РФ.

3 Воронин В. Конкуренция уголовно-правовых норм в делах о взяточничестве и должностных преступлениях // Российская юстиция. 2003. №11. С. 7.

4 Яни П. В борьбе с коррупцией эффективны только репрессии // Российская юстиция. 2001. №7. С. 15.

5 См.: Бражник Ф., Толкаченко А. Некоторые актуальные вопросы квалификации получения взятки // Уголовное право. 2000. №1. С. 11.

6 См.: Волженкин Б.В. Комментарий к ст. 290 УК РФ в кн. Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. В.И. Радченко и А.С. Михлина. М.: Спарк, 2000. С. 700.

7 Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 197.

8 Там же. С. 199.

9 Волженкин Б.В. Постановление Пленума Верховного Суда "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе": достоинства и недостатки // Уголовное право. 2000. №4. С. 12.

10 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4

11 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001. С. 412.

12 Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество по советскому уголовному праву. М., 1963. С. 76-77.

13 Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д., Чхиквадзе В.М. Курс советского уголовного права. Особенная часть в 2-х томах. М., 1967. Т. 2. С. 145; Комментарий к УК РСФСР. М., 1971. С. 374-375.

14 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001. С. 416.

15 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1965 г. по делу Новака В.И. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. №2. С. 24-26.

16 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001. С. 416.

17 О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. №6 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4. П. 3.

  • Общество и коррупция


Яндекс.Метрика