Правовое регулирование местного самоуправления в субъектах РФ (на примере Ханты-Мансийского автономного округа-Югры)

Мышкин В.С.

Право законодательных органов субъектов РФ регламентировать вопросы местного самоуправления, не урегулированные федеральным законодателем, не нарушая при этом норм, изданных на федеральном уровне, непосредственно следует из Конституции Российской Федерации.
Организация народовластия на местном уровне делает закономерным и необходимым переход к полноценному законодательному регулированию построения и осуществления муниципальной публичной власти. Но возрастание роли закона в области муниципально-правовых отношений не должно привести к свертыванию процессов демократизации власти на местном уровне.
Необходимо развивать институт местного самоуправления на основе строгого соблюдения конституционных принципов, а не моделирования теоретических конструкций, лишь абстрактно свидетельствующих о приближении местного самоуправления к населению.

 В.С. Мышкин
 


ПРАВОВАЯ ОСНОВА МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ХМАО-ЮГРЕ

К анализу законодательства о местном самоуправлении в субъектах РФ, по мнению автора, следует подходить в рамках рассмотрения категории "правовая система", сопоставляя источники права, их структуру и судебную практику. Исследователи законодательства, складывающегося в субъектах РФ, понятие "правовая система" используют для обозначения в целом всего объема законодательства, принятого в субъекте РФ. Так, по мнению А.С. Пиголкина, "правовые системы республик в составе Российской Федерации складываются более быстрыми темпами, чем в других регионах"1 . Иногда его применяют для характеристики видов нормативных правовых актов субъектов Федерации2 . Но в обоих этих случаях данная категория не отражает сущности понятия "правовая система" и несет лишь формально-абстрактную нагрузку.

Отдельные исследователи обосновывают факт наличия у субъектов РФ собственных правовых систем3 . Главной методологической ошибкой здесь является попытка обосновать такие "существенные черты региональной правовой системы", которые характеризуют факторы, определяющие правотворчество, либо тенденции развития законодательства субъекта Федерации или особенности действия российской правовой системы в целом. Но даже при децентрализации в стране правового регулирования (т.е. при разграничении нормотворческой компетенции между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ) основным условием действия правовых норм субъектов РФ является федеральное законодательство. Понятием правовой системы охватываются не только правовые нормы, институты, правотворческая деятельность, но и весь массив отраслей законодательства, полномочиями на принятие которых субъекты РФ не обладают (уголовное, гражданское процессуальное, уголовно-процессуальное и т.д.). Следовательно, комплексы правовых норм, принимаемых субъектами РФ, можно считать подсистемами общефедеральной правовой системы, способствующими установлению и поддержанию в стране единого правового порядка. Это в первую очередь выражается в формуле закрепления правовых норм в законах и других нормативных правовых актах, принимаемых или санкционируемых органами государственной власти и органами местного самоуправления, где закон - зеркальное отражение права4 .

Ст. 6 Федерального закона №131 установила следующие полномочия органов государственной власти субъектов РФ в области местного самоуправления:

- правовое регулирование вопросов организации местного самоуправления в случаях и в порядке, установленных федеральным законом;

- правовое регулирование прав, обязанностей и ответственности органов государственной власти субъектов РФ и их должностных лиц;

- регулирование предметов ведения субъектов РФ и механизм осуществления отдельных государственных полномочий, которыми органы местного самоуправления наделяются законами субъектов РФ.

Как отмечает В.Е. Чиркин, "особенно сложные проблемы разграничения сотрудничества, субсидиарности (дополнительности) полномочий возникают в условиях федерации, где действуют две государственные власти: федерации и субъектов"5 . Для осуществления деятельности органов государственной власти субъектов РФ принят Федеральный закон от 6 октября 1999 г. №184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"6 . До принятия в 1999 г. Федерального закона №119-ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации"7 в течение трех лет действовало Положение о порядке работы по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и ее субъектов, утвержденное Указом Президента РФ от 12 марта 1996 г.8. Конституция РФ разграничивает только правовое поле между центром и регионами в пределах закрепленных за ними предметов ведения9 .

Начальный этап законотворчества в ХМАО - Югре определялся тремя моментами. Во-первых, необходимо было, чтобы объем законодательного регулирования по предметам совместного ведения не был превышен, а соответствующие нормы не дублировали норм федерального законодательства. Во-вторых, нужно было обеспечить самостоятельное правовое опосредование округом предметов его исключительного ведения. К сожалению, в законодательном массиве автономии законов первой группы было намного больше, чем второй, где необходимы правовая новизна и самостоятельность. В-третьих, требовалось более полно и равномерно охватить правовым регулированием наиболее важные стороны экономического, социального и экологического развития округа. Население слабо вовлекалось в процессы нормотворчества и правоприменения, хотя каналы учета общественного мнения и правовой информации, институты народной правовой инициативы и референдумы открывали гражданам широкий простор для участия в подготовке и принятии правовых актов. К числу существенных недостатков следует отнести и слабую реализацию окружного законодательства в отдельных сферах правоотношений. Федеральный закон №131 потребовал кардинального пересмотра территориальных основ местного самоуправления, но широкого обсуждения населением автономии нового Закона №63 "О статусе и границах муниципальных образований Ханты-Мансийского автономного округа - Югры" не произошло.

Общественные отношения, складывающиеся в области местного самоуправления в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре, имеют свои особенности и традиции, связанные с проживанием на его территории коренных малочисленных народов Севера. Эти особенности подкреплены соответствующими полномочиями местных органов власти и учитываются практически в каждом окружном законе, касающемся организации и функционирования системы местного самоуправления, а также в отраслевых законах автономного округа. Здесь в полной мере проявилась процедура опережающего нормотворчества субъекта РФ, предусмотренная ст. 76 Конституции РФ, когда принятие аналогичного федерального закона отменяет закон субъекта.

Правовую основу местного самоуправления в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре составляют: Устав автономии в редакции от 7 апреля 2005 г.10 , законы автономного округа, постановления окружной Думы, постановления Губернатора ХМАО - Югры, постановления Правительства ХМАО - Югры, договоры автономного округа, заключенные с органами государственной власти РФ и субъектами РФ.


По состоянию на 1 сентября 2006 г. в Ханты-Мансийском автономном округе принят и действует ряд специализированных законов, регулирующих муниципальные правоотношения:

Закон от 25 ноября 2004 г. №63-оз "О статусе и границах муниципальных образований Ханты-Мансийского автономного округа - Югры"11 (далее - Закон №63);

Закон от 7 июля 2004 г. №43-оз "Об административно-территориальном устройстве Ханты-Мансийского автономного округа - Югры и порядке его изменения"12 (далее - Закон №43);

Закон от 22 февраля 2006 г. №17-оз "О статусе административного центра Ханты-Мансийского автономного округа - Югры"13 (далее - Закон №17);

Закон от 18 июня 2003 г. №33-оз "О выборах глав муниципальных образований в Ханты-Мансийском автономном округе населением"14 (далее - Закон №33);

Закон от 18 июня 2003 г. №35-оз "О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в муниципальных образованиях"15 (далее - Закон №35);

Закон от 09 декабря 2004 г. №78-оз "О наименованиях органов местного самоуправления и глав муниципальных образований в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре"16 (далее - Закон №78);

Закон от 02 декабря 2005 г. №118-оз "О порядке решения вопросов местного значения органами местного самоуправления муниципальных образований Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в переходный период"17 (далее - Закон №118);

Закон от 09 декабря 2004 г. №79-оз "О численности представительных органов первого созыва вновь образованных муниципальных образований Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, сроках полномочий представительных органов первого созыва и глав вновь образованных муниципальных образований Ханты-Мансийского автономного округа - Югры"18 (далее - Закон №79);

Закон от 6 декабря 2005 г. №126-оз "О муниципальной службе в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре"19 (далее - Закон №126);

Закон от 6 декабря 2005 г. №128-оз "О муниципальных должностях и реестре муниципальных должностей муниципальной службы в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре"20 (далее - Закон №128);

Закон от 6 декабря 2005 г. №127-оз "О квалификационных разрядах, порядке проведения квалификационных экзаменов и аттестации муниципальных служащих в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре"21 (далее - Закон №127);

Закон от 11 января 2006 г. №1-оз "О денежном содержании лиц, замещающих муниципальные должности, и лиц, замещающих муниципальные должности муниципальной службы"22 (далее - Закон №1);

Закон от 11 ноября 2005 г. №104-оз "О местном референдуме"23 (далее - Закон №104);

Закон от 10 октября 1998 г. №61-оз "О консультативном опросе населения в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре" (в ред. окружного закона от 2 июля 2002 г. №47-оз)24 (далее - Закон №47);

Закон от 25 февраля 2003 г. №14-оз "О нормативных правовых актах Ханты-Мансийского автономного округа - Югры"25 (далее - Закон №14).


Законодательная основа автономного округа в области местного самоуправления далеко не исчерпывается приведенным перечнем, так как практически в каждом отраслевом законе округа указываются полномочия органов местного самоуправления по реализации соответствующих правоотношений. Учитывая, что Федеральный закон №131 не относит к полномочиям субъекта РФ принятие законов о статусе депутатов и выборного должностного лица местного самоуправления, соответствующие окружные законы были признаны утратившими силу.

Безусловно, в иерархии законодательной базы автономного округа ведущая роль принадлежит Уставу, или Основному Закону, ХМАО - Югры.

Все его редакции наряду с определением статуса округа в федеративной системе Российского государства (ст. 1) реализовали конституционные положения и требования федеральных законов в области местного самоуправления, закрепив право граждан, проживающих на территории округа, на самоуправление (ст. 9), его правовой статус, содержание и формы осуществления, а также определение границ территорий муниципальных образований, компетенцию и гарантии местного самоуправления (ст. 56-61), предметы ведения и полномочия автономного округа (гл. 2).

Отдельная глава 10 Устава автономного округа посвящена обеспечению прав коренных малочисленных народов Севера, проживающих на его территории. Для реализации основных гарантий защиты прав коренных малочисленных народов Севера государственные органы автономного округа: разрабатывают и реализуют окружные программы по социально-экономическому и культурному развитию, использованию и охране земель традиционного природопользования; способствуют развитию самоуправления в соответствии с национальными традициями и обычаями; создают условия и оказывают содействие в сохранении самобытной культуры и традиционного образа жизни, в развитии национальных искусств, творчества и языков; способствуют организации подготовки национальных кадров; устанавливают и предоставляют меры социальной поддержки (ст. 62-63). Отдельная статья прописывает порядок урегулирования разногласий между органами государственной власти автономного округа и федеральными органами государственной власти или органами государственной власти субъектов РФ (ст. 17).

В главе 3 Устава (ст. 18-22) отражены правовые основы отношений Ханты-Мансийского автономного округа - Югры и Тюменской области. Нельзя не признать парадоксальной ситуацию, когда один субъект Федерации (автономный округ) входит в состав другого (края или области), будучи равноправным с ним в качестве субъекта РФ26. Конституционный Суд РФ в постановлении от 14 июля 1997 г. по делу о толковании содержащегося в ч. 4 ст. 66 Конституции Российской Федерации положения о вхождении автономного округа в состав края, области27 не дал однозначного толкования этой проблемы и фактически создал основу для построения паритетного сотрудничества государственных органов власти автономного округа и края или области путем установления системы договорных отношений, связанных с их общими интересами.

В ходе реализации положений Федерального закона №131 утратил силу систематизированный окружной закон от 16 апреля 2001 г. №31-оз "О местном самоуправлении в Ханты-Мансийском автономном округе"28 , но наиболее принципиальные его положения получили отражение в специализированных законах о местном самоуправлении. Окружной закон 2001 г., закрепив особенности организации коренных малочисленных народов Севера, в остальном во многом дублировал федеральное законодательство, что в конечном счете и привело к его отмене. Всего же Думой ХМАО - Югры в период подготовки с 2004 по 1 сентября 2006 г. принято более 40 специализированных окружных законов в области местного самоуправления. Сегодня требуется незамедлительная их кодификация, так как активизация законотворческой деятельности на региональном уровне привела к хаосу и утрате ею системных качеств.

Окружное законодательство условно можно классифицировать по следующим разделам: Устав ХМАО - Югры и государственные символы, территориальное деление, органы государственной власти субъекта РФ и организация местного самоуправления, муниципальная и государственная служба, выборы и избирательная система, территориальное общественное самоуправление, информатизация и средства массовой информации, порядок принятия и опубликования нормативных актов, награды и почетные звания автономного округа.

Важным предметом регулирования окружного Закона №14 "О нормативных правовых актах ХМАО" являются отношения, складывающиеся в области правотворчества и направленные на достижение всестороннего и комплексного развития автономного округа в интересах его населения, а также организационно оформленной властной деятельности органов государственной власти автономного округа в рамках их компетенции по созданию нормативных правовых актов, их изменению и отмене. В качестве правотворческих органов признаются Дума, Губернатор и Правительство ХМАО - Югры. Субъектами правотворческой инициативы являются граждане автономного округа (не менее 20 тысяч, проживающих на территории округа и обладающих избирательным правом) и органы местного самоуправления. Указаны требования, предъявляемые к нормативному правовому акту, его структуре, оформлению, реквизитам, и подробно расписаны стадии законотворческого процесса. В отдельных главах прописан порядок внесения изменений и (или) дополнений в Устав автономного округа, толкования, учета и систематизации нормативных правовых актов округа. Установлено, что до формирования Уставного суда округа толкование Устава осуществляет Дума автономного округа, что представляется не совсем обоснованным, так как окружным депутатам сложно ориентироваться в различных правовых концепциях в отношении спорных правоотношений, в том числе по муниципально-правовым вопросам.

Кроме принятия окружных законов, Дума округа выносит различные постановления, в частности по результатам рассмотрения проектов законов о местном самоуправлении, полномочиях и статусе его органов. Она выступает и в качестве субъекта законодательной инициативы по внесению изменений и дополнений в федеральное законодательство о местном самоуправлении.

Губернатор ХМАО - Югры в пределах своих полномочий, установленных Уставом округа, подписывает и обнародует законы автономного округа, издает различные постановления и распоряжения.

Правительство автономного округа также издает постановления и распоряжения в соответствии со своими полномочиями, определенными Уставом. Для оперативного решения вопросов из состава Правительства Губернатор образует Президиум, который осуществляет свою деятельность в соответствии с Законом ХМАО - Югры в редакции от 12 октября 2005 г. №73-оз "О Правительстве Ханты-Мансийского автономного округа - Югры"29 . В указанном законе определены структура, состав и порядок формирования исполнительного органа власти автономного округа, его полномочия, организация деятельности. В процессе реализации своих полномочий Правительство округа вправе предложить органу или должностному лицу местного самоуправления привести в соответствие с федеральным законодательством изданные им правовые акты.

К разряду дискуссионных можно отнести предложение о фактическом образовании Уставного суда автономного округа на основании имеющегося окружного закона вместо декларации о нем. Необходимо признать, что органы государственной власти автономии не заинтересованы в появлении действенного ограничителя их полномочий, тем более что проблема финансовой несостоятельности округа на повестке дня не стоит. Автор отрицательно относится к предложениям о создании единого Уставного суда в сложно построенном субъекте РФ, каковым является Тюменская область, так как подобное решение возможно реализовать только после принятия федерального закона о взаимоотношениях области и автономных округов, который существует пока лишь в виде законопроекта.

Исследуя современное состояние законодательной базы Ханты-Мансийского автономного округа, автор приходит к выводу, что совокупность организационно-правовых форм осуществления населением своего конституционного права на местное самоуправление в рамках муниципальных образований обусловила создание в автономном округе определенной региональной правовой подсистемы местного самоуправления, которая составной частью входит в федеральную правовую систему. Особенности проживания и жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера на территории автономного округа предопределяют тот факт, что местное самоуправление здесь тоже достаточно специфично. Между органами государственной власти автономного округа и органами местного самоуправления разграничены предметы ведения и полномочия по их реализации. Построенная в округе система взаимоотношений между органами государственной власти и органами местного самоуправления опосредствует тесную взаимосвязь между ними. Так, с 1992 г. сначала при главе окружной администрации, а ныне - Губернаторе ХМАО - Югры ежемесячно проходили совещания глав муниципальных образований автономного округа на основе Регламента о его деятельности. Кроме того, ежеквартально проводились совещания Координационного совета представительных органов местного самоуправления муниципальных образований и государственной власти ХМАО - Югры в соответствии с Положением о его работе и целях создания30 .

В период становления новой системы местного самоуправления в автономном округе практически повсеместно вновь была использована организационная модель построения органов местного самоуправления с "сильным" главой муниципального образования при второстепенном представительном органе местного самоуправления, где во многих случаях избран руководитель, но не на освобожденной основе. Сегодня настоятельно требуются законодательные новеллы о повышении статуса представительных органов местного самоуправления в автономном округе, что фактически заложено в Федеральном законе №131. Учитывая, что Ханты-Мансийский автономный округ имеет огромную территорию, а районы его превышают по площади отдельные европейские государства, полагаю, что необходимо приблизить органы государственной власти автономии, расположенные только в административном центре - городе Ханты-Мансийске, к населению, проживающему в муниципальных образованиях. В этих целях предлагаю использовать опыт Свердловской области по созданию в ней управленческих округов31 . Видимо, не случайно Президент РФ указом от 13 мая 2000 г. №849 "О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе"32 ввел полномочных представителей в семи федеральных округах страны с целью укрепления "вертикали власти".

В пределах установленной численности государственных служащих автономного округа желательно образовать три управленческих округа в городах Сургут, Нижневартовск и Нягань. Потребность в их создании давно назрела, но этому препятствует инерция мышления высших должностных лиц автономии. Целесообразность установления различных форм контроля органов государственной власти округа за деятельностью должностных лиц и органов местного самоуправления (с учетом многочисленных злоупотреблений на местах) уже практически мало кем оспаривается. Следует предоставить органам государственной власти автономного округа возможность непосредственно участвовать в решении отдельных вопросов местного значения, имеющих государственную важность, установив при этом границы государственного регулирования. По распоряжению Губернатора округа в каждом муниципальном образовании созданы общественные приемные, но их властный статус не определен, а работа заключается прежде всего в передаче объективной информации государственной власти округа.

Для реализации в автономном округе переходных положений Федерального закона №131 принят Закон от 25 ноября 2004 г. №63-оз "О статусе и границах муниципальных образований Ханты-Мансийского автономного округа - Югры". Всего на территории автономного округа образовано 106 муниципальных образований, которым потребовался штат муниципальных служащих с необходимой профессиональной подготовкой. Автономный округ отказался использовать законодательный опыт Свердловской области, в которой всем муниципальным образованиям - районам был придан статус городского округа: представляется, что это ошибочный путь, не соответствующий федеральным и конституционным требованиям33 . Автономный округ уже имел негативный опыт подобного единообразия в рамках управленческой административной реформы городов Нижневартовска, Сургута, Нефтеюганска с прилегающими к ним районами, когда население последних фактически осталось без должного внимания к своим повседневным нуждам из-за финансирования по остаточному принципу и непонимания особенностей сельских населенных пунктов городскими чиновниками. Кроме того, отдельные категории населения лишились бы социальных льгот при переводе поселения из разряда сельского в городское.


СУБЪЕКТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

В качестве субъектов правового регулирования выступают субъект местного самоуправления и субъект муниципально-правовых отношений. Кроме них, как справедливо отмечает А.А. Торшенко, никто не вправе осуществлять местное самоуправление в РФ34 . К субъектам местного самоуправления он относит население соответствующего поселения, т.е. совокупность граждан РФ, проживающих на определенной территории, а также выборные и иные органы местного самоуправления и выборные должностные лица. Круг субъектов муниципально-правовых отношений гораздо шире. Сюда входят все разнообразные лица и организации, находящиеся на территории муниципального образования.

Специфика муниципально-правовых отношений с точки зрения их субъектного состава заключается в том, что таковыми они будут считаться лишь в случае, если хотя бы одной стороной в них выступает население муниципального образования в целом либо органы и должностные лица местного самоуправления. Однако здесь нет места лицам, не являющимся гражданами РФ, а Конституция РФ в ст. 62 определила, что предусмотренные законом права и свободы имеют и иностранные граждане, и лица без гражданства. Так, при наличии заключенного международного договора с Россией правом на участие в выборах, в том числе местных, могут быть наделены соответствующие иностранные граждане (см. Устав Союза Беларуси и России, ратифицированный Федеральным законом №89-ФЗ от 10 июля 1997 г.35 ). Кроме того, современная конституционно-правовая доктрина подтвердила вытекающее из государственного суверенитета правило, что пока лицо, имеющее двойное гражданство, находится в пределах юрисдикции одного из государств, гражданством которого он обладает, другое его гражданство не играет никакой роли в том смысле, что осуществление прав и обязанностей, составляющих его содержание, невозможно36. Следовательно, наличие у гражданина РФ иного гражданства не умаляет его прав на осуществление местного самоуправления, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором. Статус лиц без гражданства (апатридов) порождает их невозможность быть равноправными субъектами муниципальных правоотношений. Международное право решает вопросы безгражданства в двух направлениях: регулирует их правовое положение (Конвенция о статусе апатридов 1954 г.) и принимает меры к сокращению их числа (Конвенция о сокращении безгражданства от 1961 г.).

Детальное деление субъектов муниципально-правовых отношений по публично-правовому признаку проводит А.Н. Костюков: а) индивидуальные (граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства, депутаты, глава муниципального образования, иные должностные лица, муниципальные служащие); б) коллективные (население муниципального образования, органы местного самоуправления, юридические лица, общественные объединения, органы ТОС, собрания и сходы граждан, органы государственной власти РФ и субъектов РФ); в) публично-территориальные образования (муниципальные образования, государство - субъекты РФ и Российская Федерация в целом)37.

Под объектом местного самоуправления исследователи чаще всего понимают вопросы местного значения. Здесь важно определить компетенцию и объем полномочий, которые осуществляют население и местные органы, а также должностные лица местного самоуправления. Для этого Федеральный закон №131 использует систему основных терминов и понятий (ст. 2), которые неотделимы от исследуемого явления - категории "местное самоуправление". Местное самоуправление охватывает сферу как публичного, так и частного права, поэтому правовое регулирование соответствующих правоотношений базируется на применении императивного и диспозитивного методов, основанных на присущих им способах юридического воздействия - обязывании, дозволении и запрете. Местное самоуправление является в большей мере публично-правовым институтом, поэтому для него характерно применение в большей степени императивного метода (но совместно с обязывающими и запрещающими способами регулирования). По объекту правового регулирования, т.е. круга регулируемых отношений, муниципально-правовые нормы, по обоснованному мнению А.Н. Костюкова, делятся на: 1) закрепляющие местное самоуправление в системе народовластия (понятие, принципы, функции); 2) регулирующие территориальную, организационную, финансово-экономическую, правовую основу местного самоуправления; 3) закрепляющие предметы ведения и полномочия местного самоуправления (муниципального образования); 4) регулирующие ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления38 .


СИСТЕМА МУНИЦИПАЛЬНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ

Система муниципальных правовых актов в конкретных муниципальных образованиях отражает воззрения его граждан на местное самоуправление. Ст. 43 Федерального закона №131 относит к системе муниципальных правовых актов устав муниципального образования; правовые акты, принятые на местном референдуме (сходе граждан), нормативные и иные акты представительного органа муниципального образования; правовые акты главы муниципального образования, постановления и распоряжения главы местной администрации, иных органов и должностных лиц местного самоуправления, предусмотренных уставом муниципального образования. Федеральный закон №154 оставлял наименование и деление нормативных правовых актов на усмотрение самих муниципальных образований, которые должны были закрепить это положение в своих уставах. По мнению А.И. Коваленко, "правовой акт местного самоуправления можно определить как письменный документ, регулирующий муниципальные отношения и принятый управомоченным субъектом местного самоуправления; документ, имеющий официальный характер и обязательную силу"39 .

Принятие органами местного самоуправления и их должностными лицами нормативных актов происходит в рамках нормотворческого процесса. Виды и формы нормо- и правотворчества подробно рассмотрены современными исследователями40.

Все нормативные правовые акты можно классифицировать следующим образом:

по нормативно-юридической природе различаются акты длительного воздействия для неопределенно широкого круга лиц и акты индивидуального содержания, адресованные конкретным лицам или органам и рассчитанные на однократное применение;

по порядку принятия выделяются акты, принятые населением как непосредственно, так и опосредованно, через органы и должностных лиц местного самоуправления;

по содержанию их можно сгруппировать в зависимости от вопросов местного значения, которые они регулируют; по порядку вступления в силу различают акты, требующие обязательной публикации и не нуждающиеся в обнародовании.

Существуют и другие классификации.

Относительно юридической природы нормативных правовых актов местного самоуправления необходимо отметить, что по форме они отличаются от нормативных актов всех государственных органов и ниже их по юридической силе. В то же время юридическая сила акта представительного органа местного самоуправления будет выше, чем у акта исполнительного органа. Отличия по сфере действия касаются главным образом территории и круга лиц.

Главным фактором изменения статуса муниципального образования в зависимости от формы проведенной реорганизации является принятие устава муниципального образования или внесение в него соответствующих изменений. Государственную регистрацию уставов муниципальных образований, согласно п. 6 ст. 44 Федерального закона №131, должны осуществлять органы юстиции. В соответствии с ранее действовавшим окружным Законом №34, государственная регистрация уставов муниципальных образований в ХМАО - Югре до 1 сентября 2005 г. осуществлялась органом, уполномоченным на то Губернатором округа (ст. 1).


УСТАВ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Устав - основной нормативный правовой акт местного самоуправления в муниципальном образовании. В нем должны быть прописаны все основные вопросы организации и деятельности местного самоуправления на определенной территории. Предмет регулирования устава муниципального образования предопределяет его особую юридическую силу: он является базовым для всей системы нормативных правовых актов местного самоуправления на конкретной территории. Это означает, что все другие акты местного самоуправления должны соответствовать уставу. Такая сложная юридическая природа устава предполагает и особый (усложненный) порядок его принятия, внесения в него изменений и дополнений.

В уставе должны закрепляться десять обязательных (императивных) положений, которые лежат в основе формирования статуса муниципального образования, его организации и функционирования:

1) наименование муниципального образования;

2) перечень вопросов местного значения;

3) формы, порядок и гарантии участия населения в решении вопросов местного значения, в том числе путем образования органов территориального общественного самоуправления;

4) структура и порядок формирования органов местного самоуправления;

5) наименования и полномочия выборных и иных органов местного самоуправления, его должностных лиц;

6) виды, порядок принятия (издания), официального опубликования (обнародования) и вступления в силу муниципальных правовых актов;

7) срок полномочий представительного органа муниципального образования, депутатов, членов иных выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления, а также основания и порядок прекращения полномочий указанных органов и лиц;

8) виды ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, основания наступления этой ответственности и порядок решения соответствующих вопросов, в том числе основания и порядок отзыва населением выборных должностных лиц местного самоуправления, досрочного прекращения полномочий выборных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления;

9) порядок формирования, утверждения и исполнения местного бюджета, а также порядок контроля за его исполнением в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации;

10) порядок внесения изменений и дополнений в устав муниципального образования.

При сравнительном анализе императивных норм устава муниципального образования в трактовке Федеральных законов №131 и №154 можно отметить следующие изменения. Так, новый закон в качестве обязательной нормы указывает наименование муниципального образования, что в старом законе было упущено, но теперь ничего не говорится о границах и составе территории, видимо, из-за того, что это - прерогатива регионального законодателя. Федеральный закон №131 очень детально определил вопросы местного значения, связав их с формой муниципального образования и занимаемой им территории. Столь подробная регламентация представляется спорной, так как практическая деятельность гораздо шире и разнообразней теоретических построений. В Федеральном законе №131 указаны новые формы непосредственной демократии граждан, и это логично, если целью реформирования местного самоуправления выступает потребность более широкого привлечения населения к самоуправленческим процессам. Необходимость конкретизации организационных форм управления и унификации создаваемых в муниципальных образованиях органов определяет выбор модели муниципальной власти, которая должна быть закреплена уставом. При этом наличие представительного органа не просто обязательно: он должен стать юридическим лицом, что ранее законодательно не было закреплено. Далее, местная власть определенным образом подразделяется, ибо глава муниципального образования должен возглавить местную администрацию или представительный орган.

Новый закон также указал виды и наименования местных нормативных правовых актов, что достаточно целесообразно, потому что ранее они в разных образованиях именовались по-разному. По мнению И.В. Захарова, этот подход не совсем верен, так как возможности правотворчества местной власти ограничиваются, но думается, что это мнение спорно и не соответствует практике41 . Представляется, что ответственность за ненадлежащее выполнение органами и должностными лицами местного самоуправления возложенных на них полномочий не реализуется на практике вследствие недостаточной ее регламентации в уставах муниципальных образований. Норма Федерального закона №131 об отзыве выборных лиц должна исправить сложившееся положение. Публично-правовая и частно-правовая ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления может наступать перед государством, населением, юридическими и физическими лицами не только за совершение правонарушения, но и за ненадлежащее осуществление установленных нормами права полномочий, повлекшее неблагоприятные последствия при решении задач местного самоуправления42 .

Устав муниципального образования принимается представительным органом муниципального образования, а в поселениях с численностью жителей, обладающих избирательным правом, менее 100 человек - населением непосредственно на сходе граждан. Проект устава, проект муниципального правового акта о внесении изменений и дополнений в устав не позднее чем за 30 суток до дня рассмотрения подлежат официальному опубликованию (обнародованию) с одновременным опубликованием установленного представительным органом местного самоуправления порядка учета предложений, а также порядка участия граждан в его обсуждении.

Устав - это своеобразная местная конституция, регламентирующая жизнь муниципального образования. Он содержит нормы четырех типов: нормы-понятия; нормы, определяющие структуру местных органов; нормы процедурного порядка; нормы-ограничения43 . Знакомясь с текстом устава, все граждане муниципального образования, независимо от уровня их образования, культуры и т.д., должны примерно одинаково воспринимать его формулировки и термины. Устав должен в обязательном порядке отразить всю структурную организацию и систему органов местного самоуправления, закрепить перечень всех выборных должностных лиц с указанием их прав и обязанностей по осуществлению местного самоуправления. Процедурные нормы устанавливают механизм функционирования всех органов местного самоуправления, порядок подготовки и принятия нормативных правовых актов муниципального образования. Ограничивающие нормы определяют законодательные запреты на деятельность органов и должностных лиц местного самоуправления, которые они обязаны выполнять.

Отметим, что ранее уставы многих муниципальных образований ХМАО - Югры фиксировали особенности, обусловленные традициями проживания на данных территориях коренных малочисленных народов Севера, но в переходный период реформирования местного самоуправления сохранить эту традицию не удалось, т.к. на места были направлены "модельные" уставы, которые и были взяты за основу, чтобы не допустить нарушений законодательства44 .

Основаниями для отказа в государственной регистрации устава муниципального образования или внесенных в него изменений и дополнений могут быть: противоречие устава требованиям Конституции РФ, федеральным законам и законам субъекта РФ; нарушение установленного федеральным законом порядка принятия устава, муниципального правового акта о внесении изменений и дополнений в устав. Никакие другие обстоятельства не могут считаться законными для отказа в государственной регистрации. Отказ органа юстиции в регистрации должен носить мотивированный характер, иметь конкретные ссылки и указания на нарушение Конституции и законов. Такой отказ, а также нарушение установленных сроков государственной регистрации могут быть обжалованы гражданами и органами местного самоуправления в судебном порядке. Устав муниципального образования и муниципальный правовой акт о внесении изменений и дополнений в устав подлежат официальному опубликованию (обнародованию) после их государственной регистрации, после чего они вступают в силу.

Муниципальные правовые акты вступают в силу в порядке, установленном уставом муниципального образования. Это правило не относится к нормативным правовым актам представительных органов местного самоуправления о налогах и сборах, вступающим в силу в соответствии с Налоговым кодексом РФ. При этом муниципальные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу после их официального опубликования (обнародования).

Сегодня на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры образовано 106 муниципальных образований, уставы которых зарегистрированы в установленном порядке. В большинстве муниципальных образований не принято специальных нормативных документов по порядку разработки, принятия и внесения изменений в нормативные правовые акты, кроме названных в уставе и касающихся его же. Ранее в некоторых уставах органами прокуратуры округа были выявлены нормы, не соответствующие действующему законодательству. Как отмечал В.И. Васильев, во многих регионах, в том числе в Ханты-Мансийском автономном округе, уставы произвольно трактовали вопросы неприкосновенности депутатов представительных органов и выборных глав администраций, хотя большая часть этих вопросов регулируется только федеральным законодательством45 . Видимо, этими обстоятельствами руководствовались власти автономии, направляя "модельные" уставы в большинство вновь образованных муниципальных образований округа в 2004 г.


МЕСТНОЕ ПРАВОТВОРЧЕСТВО

Касаясь темы местного правотворчества, в частности полномочий и компетенции местного самоуправления, путей их реализации для удовлетворения жизненно важных общественных потребностей личности, мы попытались обосновать необходимость введения в понятийный глоссарий муниципалитетов (и соответственно в муниципальное право) нового правового понятия "муниципальная безопасность", использовав для этого методологию интегративной теории права А.М. Васильева. Цель исследования - человек как средство существования местного общества, как социально-правовая ценность46, а исходное понятие - правовая категория "безопасность", впервые введенная Федеральным законом от 5 марта 1992 г. №2446-1 "О безопасности"47. А.А. Тер-Акопов считает, что в исследовании национальной безопасности личности, общества, государства, доминантой служит юридическая безопасность человека48, а предметом - жизненно важные интересы личности. В зависимости от объекта исследования он ограничивается в основном рамками психического и физиологического состояния и самовыражения личности. Однако комплексность и разносторонность муниципальных правоотношений обусловливают тот факт, что понятие "муниципальная безопасность" может использоваться во всех отраслях права, их регулирующих, т.е. в финансовом, информационном, образовательном, гражданском, экологическом, бюджетном праве и т.д. Объектом применения нового понятия могут стать и правовые связи, в которые вступает человек, проживающий в муниципальном образовании, и правоотношения, участником которых является непосредственно само муниципальное образование. Безопасность - одна из первейших исторических потребностей человека, общества и государства. Ее сущность заключается в способности отражать, предупреждать и устранять опасности, угрожающие существованию указанных выше субъектов права, а также разрушающие их базовые интересы, без удовлетворения которых немыслима сама жизнедеятельность, благополучие и развитие человека и общества.

Задачи муниципальной безопасности личности и (или) муниципального образования сводятся к гарантированию как жизнеобеспечивающей деятельности муниципального образования, так и жизненно важных потребностей граждан. Применительно к местному самоуправлению эта категория, по мнению автора, незаслуженно не используется. Перед любым муниципальным образованием стоят задачи обеспечения своей "муниципальной безопасности" в процессе реализации возложенных на него полномочий. Здесь можно назвать окружающую среду, экономическое процветание, охрану и укрепление здоровья граждан, борьбу с преступностью, качество жизни граждан, духовно-нравственное развитие личности и т.д., т.е. все сферы, где "присутствуют" человеческая деятельность и общечеловеческие ценности. Деятельно-творческие начала индивида дают ему возможность самому познавать объективные обстоятельства муниципальной действительности и вести себя в соответствии с познанным, формируя при этом новое мировоззрение о муниципальной безопасности.

Думается, муниципальная безопасность муниципального образования зависит как от внешних, так и внутренних и смешанных угроз. К внешним угрозам можно отнести, например, неправомерные решения органов государственной власти о его ликвидации или преобразовании, недостаточную финансовую обеспеченность; к внутренним - состояние ЖКХ, межнациональные противоречия, преступность, деградацию личности; смешанным - экологию, техногенные факторы и т.д. Сами же виды муниципальной безопасности можно классифицировать следующим образом. Так, по формам выделяются экономическая, экологическая, личностная, медицинская, эпидемиологическая, продовольственная безопасность и т.д., а по целевому назначению - социальная, финансовая, производственная, климатическая, информационная и др.

С учетом специфики муниципального образования необходимо установить виды угроз, формы и целевое назначение муниципальной безопасности, определяющие приоритетные направления его деятельности, и в зависимости от этого осуществлять полномочия самоуправления для удовлетворения всех насущных нужд населения. Основной путь ликвидации угроз муниципальной безопасности в муниципальном образовании - их своевременное системное прогнозирование и выявление, общественная активность граждан и органов местного самоуправления по их преодолению, принятие разумных управленческих решений. Подобная схема действий обусловит соразмерность использования финансовых и материальных ресурсов муниципалитета по решению всех возникающих проблем муниципальной безопасности. Отсюда можно предложить такое определение данного понятия: муниципальная безопасность - это система мировоззренческих представлений об общественной защищенности от внешних, внутренних и смешанных угроз всех жизненно важных прав и свобод граждан муниципального образования на самостоятельное и под свою ответственность осуществление местного самоуправления.


В свете идущей реформы местного самоуправления можно отметить следующее.

Государственная власть в Российской Федерации в силу своей учредительной природы едина и единственна. Федеративное устройство государства обусловливает наличие двух ее уровней, двух форм проявления: федеральную и региональную. Обе эти формы "работают", дополняя и заменяя друг друга, образуя в своем взаимодействии диалектическое единство всей системы власти в стране.

Общие тенденции социально-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа - Югры требуют систематизации (прежде всего в форме консолидации и кодификации) всего нормативного материла, накопленного в сфере правового регулирования местного самоуправления. Комплексный характер опосредования муниципально-правовых отношений - объективный процесс, обеспечивающий приоритет муниципально-правового регулирования перед другими правовыми регуляторами при помощи норм, имеющих отношение исключительно к местному самоуправлению.

Право законодательных органов субъектов РФ регламентировать вопросы местного самоуправления, не урегулированные федеральным законодателем, не нарушая при этом норм, изданных на федеральном уровне, непосредственно следует из Конституции РФ. Реализация указанного права не должна ставиться в зависимость от наличия в федеральном законе отсылочных норм.

Организация народовластия на местном уровне делает закономерным и необходимым переход к полноценному законодательному регулированию построения и осуществления муниципальной публичной власти. Но возрастание роли закона в области муниципально-правовых отношений не должно привести к свертыванию процессов демократизации власти на местном уровне.

Необходимо развивать институт местного самоуправления на основе строгого соблюдения конституционных принципов, а не моделирования теоретических конструкций, лишь абстрактно свидетельствующих о приближении местного самоуправления к населению.

Осуществление новых законодательных подходов к территориальному устройству местного самоуправления достаточно проблемно; для успешной их реализации необходимо учитывать мнение населения соответствующих территорий. Правовые акты органов и должностных лиц местного самоуправления - одно из средств осуществления власти народа: они издаются в ходе реализации функций местного самоуправления и направлены на установление общих правил поведения (норм права) или на возникновение, изменение, прекращение конкретных правоотношений.

Идеология местного самоуправления отражает две объективные социальные потребности: в эффективном управлении делами муниципального образования и развитии демократических начал.

Федеральный и региональный законодатели устанавливают цели и задачи местного самоуправления в соответствии с объективными и субъективными предпосылками, конкретизируя тем самым границы нормотворчества муниципальных образований.

Каждое муниципальное образование должно разработать и иметь аналитико-правовую программу прогнозирования, выявления и предотвращения внешних, внутренних и смешанных угроз муниципальной безопасности с учетом своей специфики.

Устав муниципального образования является главным нормативным регулятором организации участия населения в местных самоуправленческих отношениях. Построение эффективной модели местного самоуправления во многом зависит от четкой его регламентации в уставе муниципального образования.


1 Пиголкин А.С. Проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации. М., 1998. С. 2.

2 Тихомиров Ю.А., Котелевская И.В. Правовые акты: Учеб.-практ. и справ. пособие. М., 1999. С. 66, 71.

3 См., например: Метшин И.Р. Правовая система республики в составе Российской Федерации (на примере Республики Татарстан): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 14-16.

4 Мозолин В.П. Система Российского права: Доклад на Всероссийской конференции 2001 г. // Государство и право. 2003. №1. С. 110.

5 Чиркин В.Е. Предметы ведения федерации и ее субъектов: разграничение, сотрудничество, субсидиарность // Государство и право. 2002. №5. С. 5.

6 СЗ РФ. 1999. №42. Ст. 5005; 2003. №27. Ч. 2. Ст. 2709.

7 СЗ РФ. 1999. №26. Ст. 3176; 2002. №21. Ст. 1915.

8 СЗ РФ. 1996. №12. Ст. 1058.

9 Черепанов В.А. Конституционно-правовые основы разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами. М., 2003. С. 58.

10 СЗ ХМАО. 2005. №4. Ст. 345; №7. Ч. 1. Ст. 731; №11. Ст. 1296.

11 СЗ ХМАО. 2004. №11. Ст. 1610; 2005. №11. Ст. 1290.

12 СЗ ХМАО. 2004. №6. Ст. 819; №11. Ст. 1605; 2006. №4. Ст. 257.

13 СЗ ХМАО. 2006. №2. Ст. 66.

14 СЗ ХМАО. 2003. №5. Ч. 1. Ст. 623; 2005. №4. Ст. 341; №7. Ч. 1. Ст. 744; №12. Ч. 1. Ст. 1408.

15 СЗ ХМАО. 2003. №5. Ч. 1. Ст. 625; 2005. №4. Ст. 342; №7. Ч. 1. Ст. 742; №12. Ч. 1. Ст. 1409.

16 СЗ ХМАО. 2004. №12. Ч. 1. Ст. 1780; 2005. №4. Ст. 339; №12. Ч. 1. Ст. 1425.

17 СЗ ХМАО. 2005. №12. Ч. 1. Ст. 1406.

18 СЗ ХМАО. 2004. №12. Ч. 1. Ст. 1781; 2005. №4. Ст. 338; №6. Ст. 550; №12. Ч. 1. Ст. 1425.

19 СЗ ХМАО. 2005. №12. Ч. 1. Ст. 1414; 2006. №5. Ст. 373.

20 СЗ ХМАО. 2005. №12. Ч. 1. Ст. 1416; 2006. №1. Ст. 2.

21 СЗ ХМАО. 2005. №12. Ч. 1. Ст. 1415; 2006. №4. Ст. 262.

22 СЗ ХМАО. 2006. №1. Ст. 1.

23 СЗ ХМАО. 2005. №11. Ст. 1289; 2006. №5. Ст. 374.

24 СЗ ХМАО. 1998. №4. Ст. 301; 2002. №6. Ст. 723.

25 СЗ ХМАО. 2003. №2. Ст. 103; 2004. №12. Ч. 1. Ст. 1807.

26 См.: Добрынин Н.М. Конституционно-правовые основы отношений края или области с входящими в их состав автономными округами: Моногр. Тюмень, 1998. С. 35-66.

27 Рос. газ. 1997. 22 июля.

28 СЗ ХМАО. 2001. №4. Ст. 371; 2003. №2. Ст. 99. (Утратил силу на основании окружного закона №36-оз от 06 мая 2005 г.).

29 СЗ ХМАО. 2005. №10. Ст. 1094.

30 Представительные и исполнительные органы в ХМАО. 1930-2001 гг. С. 205-206.

31 Обл. газ. Екатеринбург, 1997. 3 июня.

32 СЗ РФ. 2000. №20. Ст. 2112.

33 Обл. газ. Екатеринбург, 2004. 15 окт.

34 Торшенко А.А. Муниципальное право Российской Федерации: Курс лекций. 2-е изд. Екатеринбург, 1999. С. 9-10.

35 СЗ РФ. 1997. №30. Ст. 3596.

36 Герасименко Ю.В. Лица, не являющиеся гражданами России, как субъекты конституционно-правовых отношений // Государство и право. 2002. №6. С. 26.

37 Костюков А.Н. Муниципальное право как отрасль российского права. М., 2003. С. 53-54.

38 Костюков А.Н. Указ. соч. С. 169.

39 Муниципальное право: Учеб. / Отв. ред. А.И. Коваленко. М., 1997. С. 125-126.

40 См., например: Масловская Т.С. Муниципальное право: Учеб. пособие. Сургут, 1999. С. 27-28; Савченко Д.А., Шугрина Е.С., Горожанин В.А. Понятие и виды местного нормотворчества. Устав муниципального образования. Новосибирск, 1997. С. 5;Васильев В.И. Правовые акты. М., 2000.

41 Захаров И.В. Юридическая природа устава муниципального образования (вопросы теории и практики): Науч.-практ. пособие. Екатеринбург, 2003. С. 25.

42 Мялковский С.С. Юридическая ответственность и местное самоуправление в Российской Федерации: теоретические и практические аспекты: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 12.

43 Рекомендации по разработке Положения (устава) о самоуправлении в сельском административном районе / Ассоциация сибирских и дальневосточных городов. Новосибирск, 1996. С. 2-3.

44 Уставы муниципальных образований округа: Советский район, Березовский район, Октябрьский район и др.

45 Васильев В.И. Местное самоуправление: Учеб. пособие. М., 1999. С. 154.

46 Петрухин И.Л. Человек как социально-правовая ценность // Государство и право. 1999. №10. С. 90.

47 ВСНД и ВС РФ. 1992. №15. Ст. 769; СЗ РФ. 2002. №50. Ст. 3033.

48 Тер-Акопов А.А. Юридическая безопасность человека в Российской Федерации (Основы концепции) // Государство и право. 2001. №9. С. 11-18; Юридическая безопасность человека в России. Угрозы и вызовы в сфере юриспруденции (по материалам научно-практической конференции) // Государство и право. 2002. №4. С. 80-89; 2003. №11. С. 113-119.

  • Местное самоуправление


Яндекс.Метрика