Электоральная активность и отношение избирателей к выборам

Попов В.Г.

Становление плюралистической демократии в современной России неизбежно приводит к необходимости систематического социологического анализа электоральных установок и выраженной в них гражданской позиции избирателей.
Выборы выступают в качестве ключевого момента в социально-политической жизни населения нашей страны, особенно крупных городов и регионов, основой создания надежной системы государственно-политического управления, решения важнейших вопросов стратегического развития социума, формирования пирамиды общественной власти и многогранной структуры общественных отношений.
Особенно важное значение такой анализ имеет на региональном уровне. Выборы превращаются в инструмент поиска путей решения злободневных проблем социально-экономической жизни регионов и конкретных территорий.

 В.Г. ПОПОВ
 


На Среднем Урале сложился значительный опыт проведения электоральных социологических исследований. Вместе с тем, несмотря на это, картина ценностного, нравственно-этического восприятия избирателями выборов не всегда подвергается специальному анализу.

На материалах серии исследований избирательных процессов в Свердловской области Уральская академия государственной службы периодически проводит социологические замеры содержания динамики электоральных настроений, ориентаций, установок и предпочтений различных групп избирателей Среднего Урала накануне и в ходе выборов, выявление на такой основе особенностей и основных условий и факторов, воздействующих на гражданскую позицию избирателей.

В Свердловской области координация и регулирование избирательных процессов на основе нормативно-правовых отношений осуществляется областной, окружными и участковыми избирательными комиссиями.

Существуют электоральные группы, активно участвующие в выборах, постоянно голосующие и интересующиеся выборами. В то же время в обществе получили распространение электоральная пассивность и элементы протестного голосования. В этой связи проблема организации и проведения выборов, работы избирательных комиссий обретает не только формально-правовой характер, но и глубоко нравственный, социально-гражданский смысл.

В выборах по-разному участвуют различные группы населения, и на эти группы различным образом воздействуют сами выборы. В последние годы заметно растет отчуждение значительной части электората от практики выборов. Одним из симптомов глубокого нравственного кризиса, выражающегося в откровенном электоральном протесте, выступает рост числа активных избирателей, из раза в раз голосующих против всех альтернативных кандидатов на выборные должности.

В отечественной политико-социологической литературе к проблеме динамики электоральных настроений, ориентаций и установок в ходе выборов интерес постепенно начинает возрастать. Растет число публикаций. Однако работ, обобщающих значительный объем собранных эмпирических данных относительно деятельности избирательных комиссий, пока недостаточно. Это вполне закономерно, если учесть, что электоральная социология в нашей стране практически еще только зарождается.

В то же время изучению гражданских позиций современных избирателей в Свердловской области уделяется недостаточное внимание. Подавляющее большинство исследователей акцентируют внимание на политических ориентациях и особенностях агитационно-массовой, пропагандистской деятельности "команд" избираемых лиц. В значительной степени исследования становились в ходе проводимых кампаний "ангажированными" и преследующими не столько объективные цели, не зависимые от интересов кандидатов на избираемые должности, сколько субъективные, связанные с задачами этих кампаний.

Этими соображениями обусловлена основная цель настоящей статьи - выявить содержание электоральных предпочтений и гражданских позиций различных групп населения Свердловской области и определить систему факторов, влияющих на формирование этих предпочтений и позиций.

В основу статьи положены результаты социологических опросов, проведенных автором в 1998 и 2007 гг.

Соответственно, методика и выборка респондентов в нашем исследовании обладают своими особенностями:

а) наибольший интерес в ходе исследования вызвали представления избирателей о системе выборов, степени ее демократичности и эффективности;

b) акцент был сделан на групповой дифференциации электората, что позволило более детально и конкретно представить гражданские позиции не только "активных" избирателей, постоянно участвующих в выборах, но и тех, кто составляет так называемое "болото", голосующих от случая к случаю, а также "пассивных" избирателей, как правило, не желающих принимать участие в выборах;

c) в центр внимания были поставлены вопросы детерминации элементов общественной среды отношения избирателей к предстоящим выборам в апреле 2007 года депутатов Законодательного Собрания Свердловской области;

d) в модели выборки респондентов на первом этапе осуществления научно-исследовательского проекта преобладают элементы генеральной совокупности - группы избирателей, гражданская позиция которых в отношении системы выборов недостаточно изучена и объяснена в социологии;

e) выборка имеет многоступенчатый, районированный характер, в ней представлены категории избирателей не только по основным социально-демографическим, образовательным, национально-этническим, профессиональным признакам, но и по уровню доходов, степени электоральной активности, политическим ориентациям;

f) географическое размещение выборки имеет "крестообразный" характер ("Север"-"Юг", "Центр", "Запад"-"Восток").


АНКЕТА ИЗБИРАТЕЛЯ

В целом в ходе первого и второго этапов исследования было опрошено более 7000 респондентов на территории всех избирательных округов основных населенных пунктов Свердловской области, среди которых выделяются города Екатеринбург, Нижний Тагил, Каменск-Уральский, Первоуральск, Серов, Полевской, Новоуральск, Камышлов, Тавда, а также сельские районы - Сысертский, Белоярский, Туринский, Нижне-Сергинский, Шалинский и другие.

По полу респонденты распределились так (от числа ответивших):

мужчины - 43%; женщины - 57%.


По возрасту (% от числа ответивших):

до 25 лет - 14;

25-29 лет - 16;

30-39 лет - 20;

40-49 лет - 22;

50-59 лет - 17;

60 лет и старше - 11.


Профессиональный состав респондентов (по профессиям, %):

технические профессии - 37;

педагогические, культура, здравоохранение - 15;

торговля, сфера обслуживания, коммунальное хозяйство - 12;

сельско- и лесохозяйственные - 10;

экономические, юридические - 9;

военные, правоохранительные - 6;

другие профессии - 11.


По уровню образования среди опрошенных выделяются лица, имеющие (в % от числа опрошенных):

высшее образование - 26;

среднее профессиональное - 22;

начальное профессиональное - 12;

среднее общее - 31;

неполное среднее и ниже - 9.


По роду занятий респонденты представлены следующими группами (в % от числа ответивших):

рабочие города и села - 18;

неработающие пенсионеры - 15;

служащие - 12;

специалисты - 10;

учащиеся и студенты - 9;

предприниматели - 9;

военнослужащие - 7;

руководители - 6;

домохозяйки - 5;

безработные - 3;

другие - 6.


По семейному положению выделяются такие группы участников опроса (в % от числа опрошенных):

женатые (замужние) - 58;

неженатые (незамужние) - 32;

разведенные - 5;

вдовцы (вы) - 2;

нет ответа - 3.


По группам избирательных округов респонденты распределены следующим образом (в % от числа опрошенных):

a) "Центр" - 24;

b) "Запад" - 14;

c) "Тагильская группа" - 11;

d) "Среднеуральская группа" - 10;

e) "Северо-Восток" - 10;

f) "Восток" - 10;

g) "Север" - 8;

h) "Юг" - 7;

нет ответа - 4.


По типу поселения респонденты подразделяются на жителей (в % от числа опрошенных):

областного центра - 22;

крупных городов (свыше 100 тыс. чел.) - 28;

средних и малых городов (от 50 до 100 тыс. чел.) - 36;

сельских поселений - 12;

нет ответа - 2.

Указанная методика исследования и выборка респондентов позволили выполнить намеченные цель и задачи НИП.


УРОВЕНЬ И ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ О ВЫБОРАХ

Вопрос информированности избирателей о выборах имеет ключевое значение, поскольку от ответа на него зависит их электоральная активность. В анкете избирателя, прежде всего, выяснялась степень заинтересованности в отношении выборов и самооценки уровня информированности о процедурах проведения выборов (см. таблицу 1).

Из таблицы 1 следует, что более половины ответивших избирателей Свердловской области - 53% в той или иной степени проявили заинтересованность выборами. В то же время наиболее высокую заинтересованность отметили менее четверти из числа ответивших. Особенно такая заинтересованность проявляется в сельской местности. Вместе с тем иная картина в группах избирателей отмечается в отношении самооценки своей информированности о содержании выборных процедур. Здесь отчетливо видно, что не информированные и за-трудняющиеся ответить, которых в целом немного - 3%, составили менее четверти ответивших. При этом почти половила ответивших - 46,5% вполне определенно заявили о своей высокой информированности о правилах и процедурах проведения выборов.

Можно отметить ряд преобладающих тенденций, свойственных информированности респондентов о процедурах выборах:

1) избиратели-женщины обладают более низким уровнем информированности, чем мужчины;

2) старшим возрастным электоральным группам свойственна большая уверенность в своих знаниях о выборах. Соответственно, 50-летние и старше по возрасту избиратели чаще заявляют о своей полной информированности о содержании данного закона;

 Таблица 1.Степень  проявления интереса и уровень информированности избирателей о выборах ( в % от числа ответивших)
 


3) статистически значимой и существенной выглядит связь уровней информированности и образования респондентов. Чем выше уровень образования, тем выше уровень информированности о правилах и процедурах областных выборов. "Выпадают" две группы - с начальным профессиональным и с неполным средним образованием, а также с еще более низким уровнем образования;

4) самыми информированными о процедурах выборов являются руководители, военнослужащие и неработающие пенсионеры. Самыми не информированными - безработные и домохозяйки. Обращает на себя внимание, что среди учащихся и студентов "не информированных" отмечается достаточно высокая информированность, а потому и потенциальная осознанность электорального выбора;

5) наиболее низкий уровень информированности о выборах у полярных по степени материальной обеспеченности групп - полностью необеспеченных и самых "богатых", а наиболее высокий уровень - у групп, относящихся в разной степени к "средним" по российским и "уральским" меркам обеспеченности;

 Таблица 2.Источники электоральной информации (в % от числа ответов)
 


6) более высокий уровень информированности электората избирательных округов на севере, западе, в Нижнем Тагиле и в "среднеуральской группе" округов;

7) чем более крупным является городское поселение избирателей, тем ниже уровень их электоральной информированности. В то же время относительно невысок уровень информированности сельских избирателей;

8) самыми информированными о выборах, как и следовало ожидать, являются "активные" избиратели (среди них почти три четверти ответивших на вопрос в той или иной степени отнесли себя к информированным об этом законе людям).

Полученные в 2007 году данные аналогичны результатам, полученным нами в 1998 году, когда исследовалась информированность избирателей относительно областного избирательного закона. Тогда вопросам информированности уделялось значительное внимание. Особенно значимую роль играла информационно-пропагандистская работа областной избирательной комиссии. Соответственно, уже десять лет назад важным становился вопрос об источниках информации респондентов об областном законе о выборах. В 2007 году вопрос стоял в более широком контексте - источники о выборах в целом. Тем не менее, корреляция ответов здесь очевидна, поскольку источники знания областного избирательного закона и информированность о выборах теснейшим образом переплетены.

Распределение ответов в целом по массиву участников опроса выглядит таким образом (см. таблицу 2).

Из таблицы 2 следует, что в оценках избирателей доминируют три главных источника - ТВ, газеты и местное, главным образом областное, радио. На них указало почти две трети ответивших. К числу существенных, на наш взгляд, источников следует отнести беседы и частные разговоры, особенно в сельской местности, а также информацию работников участковых избирательных комиссий, которые, несмотря на малочисленный состав комиссий, все-таки доходят до избирателя.

 Таблица 3. Соотношение групп избирателей по степени электоральной активности (в % от числа ответивших).
 


Обращает внимание снижение в Свердловской области за десять лет роли радио и учебных занятий у студентов и учащихся как постоянных источников электоральной информации. Наоборот, отмечается усиление роли избирательных комиссий. Газеты также стали играть менее значимую роль. Их просто мало кто читает. Поэтому телевидение по-прежнему является самым значимым источником информации о выборах.


ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ

Если разделить всех избирателей на четыре группы - "активные" (постоянно голосующие), "болото" (участвующие в выборах от случая к случаю), "пассивные" (как правило, игнорирующие выборы) и "не определившиеся" (не способные отчетливо выразить степень своей электоральной активности), то картина будет следующей (см. таблицу 3).

Анализ показывает, что избиратели-мужчины политически активнее женщин. Как и следовало ожидать, чем старше избиратель, тем чаще он проявляет свою электоральную активность. Прямо пропорциональная зависимость отмечается между уровнем образования и электоральной активностью избирателей. Наибольшая доля "активных" избирателей среди руководителей, военнослужащих и неработающих пенсионеров.

Парадоксальным выглядит наблюдение, связанное с оценкой зависимости между электоральной активностью и состоянием здоровья респондентов. На основании данных из таблицы №3 можно заключить, что больные респонденты более активны на выборах, чем здоровые. Этот момент красноречиво доказывает соотносимость и относительность понятия "электоральная активность".

Принимают участие в выборах от случая к случаю ("болото") больше предприниматели, люди с высоким достатком, чем с низким уровнем обеспеченности. "Пассивные" избиратели чаще всего встречаются среди среднеобеспеченных респондентов, с начальным профессиональным образованием, учащихся и студентов. "Не определившиеся" в вопросах своей активности на выборах избиратели более реже встречаются среди проживающих в сельской местности, средних и малых городах Свердловской области.


ОТНОШЕНИЕ К ВЫБОРАМ

Ответы на вопрос об отношении к выборам позволяют достаточно четко выявить содержание гражданской позиции современных избирателей (см. таблицу 4).

Как видим, в 1998 году, в сравнении с 2007 годом, несколько больше избирателей Свердловской области считают свое участие в выборах гражданским долгом. При этом в целом нет принципиальных различий в ответах избирателей-мужчин и женщин. Вместе с тем среди женщин больше затрудняющихся определить свое отношение к электоральному участию.

Несмотря на отсутствие устойчивой статистической закономерности во взаимосвязи оценок участия в выборах и возраста респондентов, анализ ответов убеждает в том, что с увеличением возраста возрастает доля тех, кто считает свое участие в выборах гражданским долгом. Если среди тех, возраст которых от 18 до 25 лет, две трети ответов принадлежит тем, кто убежден в том, что выборы - это гражданский долг избирателей, то среди шестидесятилетних таких людей 85%.

Статистическая закономерность (по коэффициенту Крамера) отмечается в ответах респондентов из различных групп по признаку рода занятий. В наибольшей степени склонны считать выборы гражданским долгом предприниматели, военнослужащие и неработающие пенсионеры, в наименьшей - учащиеся, студенты, домохозяйки. Больше всех затрудняются оценить свое участие в выборах служащие и рабочие.

 Таблица 4. Соотношение представлений избирателей о выборах (в % от числа ответов)
 


Отсутствуют статистически значимые связи оценок респондентов участия в выборах как гражданского долга со степенью их материальной обеспеченности, типом поселения, группой избирательных округов. Существенной представляется статистическая связь между оценками участия в выборах как гражданского долга и реальным участием в федеральных, региональных и местных выборах. Среди участников в областных и муниципальных выборах чаще проявляется восприятие этих выборов как гражданского долга.

Чем активнее избиратели, тем в большей мере им свойственно воспринимать электоральное участие в качестве своего гражданского долга. Среди считающих свое участие в выборах гражданским долгом две трети ответов принадлежит активным избирателям. Среди не считающих свое участие в выборах гражданским долгом менее одной трети составляют активные избиратели.

81% избирателей считают, что участие в выборах как гражданский долг - это одновременно возможность повлиять на систему органов власти. В меньшей степени здесь значим фактор согласия в обществе и выражения общественного мнения. Особенно естественной выглядит статистическая связь представления о выборах как гражданском долге с убежденностью респондентов в зависимости от электоральной активности граждан успешного преобразования общества. Среди полностью согласных с утверждением о таком влиянии выбора каждого гражданина на успех реформирования общества 92% ответов принадлежит придерживающимся мнения об участии в выборах как о высоком гражданском долге.

Стремление выразить свой гражданский долг должно проявляться в желании принять участие в голосовании на ближайших выборах депутатов Законодательного Собрания Свердловской области. Действительно, по нашим данным, наблюдается очевидная статистическая связь между этими явлениями. Среди тех, кто совершенно точно будет на выборах голосовать, 89% убеждены в том, что выборы - гражданский долг избирателя, и только 6% утверждают обратное.

При этом избиратели-мужчины в большей мере стремятся с помощью выборов повлиять на систему властных органов. Избиратели старшего возраста в большей степени, чем электоральная молодежь, не уверены в такого рода влиянии на власть. Такого же мнения в наибольшей мере придерживаются лица с неполным средним образованием (две трети ответов), неработающие пенсионеры (три четверти ответов), сельские жители (56%).

Более половины "активных" избирателей, ответивших на поставленные вопросы, полагают, что выборы - это возможность повлиять на органы власти. Противоположного мнения придерживается большинство ответивших из числа "болота" и "пассивных" избирателей (соответственно, 45% и 56%).

Высокая степень статистической значимости присутствует в парном распределении ответов на вопросы об участии в выборах как способе воздействия на власть и восприятии выборов в качестве формы обмана избирателей (коэффициент Крамера равен 0.24). Среди считающих возможным повлиять на властные органы в ходе выборов более половины не согласны с утверждением, что выборы - это прямой обман людей. Наоборот, 60% ответов среди убежденных в манипулятивном характере системы выборов принадлежат тем, кто отвергает возможность оказать давление на власть с помощью выборов.

Значительное распространение среди избирателей получило представление о выборах как обязательном, однако неэффективном мероприятии. Обращает на себя внимание статистическая закономерность, которую можно обнаружить в ответах представителей различных возрастных групп избирателей. Чем старше респондент, тем чаще он высказывает такого рода оценки. Так, среди тех, кто моложе 30 лет, эти оценки проявляются у 45% признающих малоэффективность выборов, а среди "шестидесятилетних" - около 80% от числа ответивших.

Подобная статистическая закономерность отмечается в возрастных, профессиональных группах, по роду занятий и других. Избиратели с начальным профессиональным и неполным средним и ниже образованием чаще указывают на неэффективность выборов. Аналогичные оценки в большей мере свойственны предпринимателям, безработным и домохозяйкам.

Высокая степень статистической значимости проявляется в ответах на вопросы об обязательности, но малоэффективности выборов и восприятии их как формы обмана (коэффициент Крамера равен 0.32). Три четверти ответов среди убежденных в том, что выборы - это обман, принадлежит тем, кто считает их в то же время обязательным, однако практически малоэффективным мероприятием.

Обратно пропорциональной выглядит статистическая зависимость (коэффициент Крамера - 0.13) между степенью электоральной активности респондентов и их отношением к выборам как обязательному, однако малоэффективному мероприятию. Чем активнее избиратель, тем реже ему свойственно подобное отношение.

Кто из опрошенных нами избирателей считает участие в выборах обманом? В демографических группах по признаку пола особых различий в ответах нами не обнаружено. Исключение составляют ответы женщин, затрудняющихся в вы-сказывании своего мнения. Среди них 43% не смогли определить отношения к участию в выборах как прямому обману. Статистически значимой является зависимость ответов на поставленный вопрос от возраста респондентов. Чем старше возраст, тем чаще отмечается указанное отношение к выборам. Если среди молодых избирателей лишь каждый пятый считает выборы обманом, то среди пожилых избирателей таких почти две трети от числа ответивших. Такое же мнение свойственно лицам с начальным профессиональным, неполным средним и более низким образованием (соответственно, 59% и 67%), а также более пассивным на выборах избирателям и материально необеспеченным (43% и 55% от числа ответивших).

Статистически значимые закономерности проявляются в ответах на вопросы о восприятии выборов как обмана и убеждении в сформированности в России устойчивой демократической системы, зависимости успеха реформирования общества от выбора каждого гражданина и создании условий в рамках системы выборов в Свердловской области избрания наиболее достойных народных представителей (коэффициенты Крамера, соответственно, 0.29, 0.26, 0.16). Закономерности носят обратно пропорциональный характер. Чем в большей мере респонденты настроены воспринимать сформированность демократической системы, зависимость успеха проводимых реформ от выборов и электоральной эффективности системы выборов в Свердловской области, тем в меньшей степени им свойственно усматривать в выборах прямой обман.

Проведенный анализ убеждает в том, что за последние десять лет электоральная активность и отношение к выборам принципиально не изменились. Однако ряд моментов стали еще более типичными и устойчивыми. Среди избирателей практически мало не информированных о формах и процедурах проведения выборов, имеется и определенная заинтересованность в электоральной активности. Однако закономерно сформировалась развивающаяся протестность в голосовании, отказ воспринимать выборы в качестве естественного гражданского долга для каждого избирателя. Преодоление социальных негативов в ходе подготовки и осуществления выборов зависит в целом от участия в избирательных процессах формирующегося гражданского общества, а также органов власти всех уровней.

  • Общество и власть


Яндекс.Метрика