Толерантность в деятельности органов власти

Гайворонская И.Н. , Гулина Н.А. , Рогулев А.И.

 А.И. Рогулев, декан факультета переподготовки государственных и муниципальных служащих УрАГС, доцент, кандидат философских наук;
 

 И.Н. Гайворонская, советник президента Уральского банка реконструкции и развития;
 

 Н.А. Гулина, доцент кафедры философии и социологии Уральской государственной юридической академии, кандидат философских наук;
 

В настоящее время толерантность становится жизненно важной необходимостью во взаимосвязанном мире различных культур, этносов, социальных групп, индивидов с их неповторимой индивидуальностью. Она является сложным, многогранным, многоуровневым, существующим в разных формах общественным явлением. Поэтому общество и власть не могут быстро стать толерантными. Более того, существует стойкое убеждение, что власть, управление всегда связаны с силой, насилием и по природе своей являются интолерантными, т.е. власть, управление и толерантность являются взаимоисключающими явлениями.

Важнейшим препятствием утверждения толерантности органов власти является российский стереотип: чиновник находится на службе государства и является начальником над населением. Необходим переворот в отношениях власти и населения: народ обладает суверенитетом и делегирует властные полномочия органам власти, которые служат народу, предоставляют ему услуги. Становление такой парадигмы государственной и муниципальной службы должно осуществляться вместе с формированием толерантного типа личности будущего чиновника.


Современный мир становится все более взаимосвязанным. С одной стороны, передовые, сильные, высокоразвитые страны втягивают в свою орбиту в чем-то уступающие им государства. С другой стороны, менее развитые страны стремятся к благам цивилизации, которыми обладают передовые страны. Страны, находящиеся на одном уровне развития, также стремятся к участию в мировом разделении труда, влиянию на мировое развитие, сотрудничеству. Таким образом, сегодня человеческий мир представляет собой единое мировое сообщество, единое человечество.

Однако в этом едином сообществе взаимодействуют различные субъекты (индивиды, социальные группы, народы, страны и социальные институты, государственные органы и т.д.), представляющие собой некоторые автономные, самоопределяющиеся образования, имеющие специфические представления, традиции, обычаи, стереотипы мышления и поведения, интересы, мотивы и т.д. Характер взаимодействия различных субъектов может быть от мирного взаимовыгодного до военно-агрессивного, направленного на уничтожение противостоящего субъекта. Отсюда возникает проблема: каким образом осуществлять позитивное для всех сторон взаимодействие различных автономных субъектов.

В историческом процессе вырабатывались подобные формы взаимодействия.

Восток такую форму взаимодействия утверждает через принцип ненасилия, который должен проводиться не только по отношению к взаимодействию в человеческом обществе, но и по отношению к природе. Причем ненасилие обосновывается не только в качестве принципа, но доходит и до технологии, процедур, конкретных рекомендаций и т.д.

Запад обосновывает позитивное взаимодействие различных автономных субъектов на основе толерантности, которая также разрабатывается не только на уровне ориентира, ценности, принципа, но и на уровне механизма, практических схем, моделей деятельности в различных условиях, обстоятельствах.

В настоящее время толерантность становится жизненно важной необходимостью во взаимосвязанном мире различных культур, этносов, социальных групп, индивидов с их неповторимой индивидуальностью. Осознание этой необходимости привело к принятию множества международных документов, затрагивающих проблему толерантности или непосредственно посвященных ей. «Декларация принципов толерантности», утвержденная резолюцией 5.61 Генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 г., гласит: «Толерантность означает уважение, принятие и понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Толерантность — это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Толерантность — это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира. Толерантность — это не уступка, снисхождение или потворство. Толерантность — это прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека. Ни при каких обстоятельствах толерантность не может служить оправданием посягательств на эти основные ценности, толерантность должны проявлять отдельные люди, группы и государства.

Толерантность — это обязанность способствовать утверждению права человека, плюрализма (в том числе культурного плюрализма), демократии и правопорядка.

Толерантность — это понятие, означающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека»1 .

На наш взгляд, логика понятийного анализа толерантности должна быть следующей.

Каждый человек является представителем человеческого рода и как таковой наделен общими родовыми признаками. Он есть воплощение рода. И в этом смысле все люди едины и равны друг другу. Можно сказать, что это естественное равенство. Каждый субъект имеет право на существование.

С другой стороны, каждый отдельный субъект обладает индивидуальностью, и в этом смысле он есть индивидуальное воплощение родовой сущности. Каждый индивид — это своеобразный микромир, со своим внутренним миром, своеобразным познанием внешнего мира и взаимодействием с ним. Единство рода осуществляется через многообразие индивидуальных носителей родовых атрибутов. Гибель индивида есть гибель определенного своеобразия, гибель целого мира, есть обеднение рода.

Следственно, индивид (субъект) является ценностью для рода, более того — самоценностью. Отсюда следует, что каждый субъект (индивид, группа, общество) имеет право на существование, на выражение, реализацию, развитие своей самости, индивидуальности.

Самоценность есть ценность индивида для себя, есть ценность самого по себе, есть цель, которая не может быть средством. Он в связи с этим относится к себе как к воплощению рода и отношение к себе воспринимает как отношение к роду. Осознавая свою индивидуальность, он понимает свою значимость для рода, свою значимость как родовую неповторимость.

Если принимать вышеизложенную мировоззренческую (философскую) позицию, тогда взаимодействующие субъекты признают право на бытие другого, на его индивидуальность, на проявление, реализацию и развитие ее.

Следовательно, толерантность предполагает со-знание: знание единства Я и рода, Я и другого, Я и других. Я идентифицирует себя с не-Я. Вместе с тем, Я осознает свое различие с не-Я, но это различие рассматривает не как враждебность, а как различие красок на холсте цивилизации, как богатство, ценность человечества.

Я, взаимодействуя с не-Я, стремится стать на позицию не-Я, понять своеобразие его, увидеть инаковость не-Я и его отношения к внешнему миру.

Таким образом, Я обогащает себя: познает иной мир и иное видение мира, соотносит его с собственным, осознает свою ограниченность и собственное своеобразие, ценность (все познается в сравнении).

Понимание не-Я ведет к его принятию: признание права на существование в соответствии со своим своеобразием.

Человек — эмоционально-чувственное существо, поэтому любые мысли, идеи приобретают эмоционально-чувственную окраску и форму.

Признание ценности, самоценности другой индивидуальности и единства с ней приводит к переживанию единства Я и не-Я, к переживанию ситуации не-Я как своей собственной, со-чувствование, сопереживание этой ситуации.

Принятие переживаний не-Я как своих собственных дает возможность более глубоко познать не-Я.

Таким образом, возникают отношения эмпатии.

Человек — практически действующее существо. Его мысли, чувства выражаются через деятельность. Поэтому знание единства Я и не-Я, их ценности и самоценности, переживание этого единства и самоценности приводит к действиям, которые:

поддерживают и поощряют самобытность не-Я;

проявляют, реализуют, развивают собственную индивидуальность;

проявляют ожидание, что не-Я по отношению к Я будет действовать так же, как Я по отношению к не-Я;

являются отношениями партнерства, сотрудничества, взаимопомощи, солидарности.

Таким образом, толерантная деятельность выражается в со-действии не-Я для проявления и расцвета его самобытности и в то же время — собственному самовыражению и саморазвитию.

Таким образом, толерантность состоит из трех взаимосвязанных частей: со-знания, со-чувствования, со-действия. Их системная реализация ведет к гармонизации взаимодействия Я и не-Я — к проявлению и расцвету самобытности обеих сторон этого взаимодействия, к удовлетворению потребностей, достижению интересов и целей обеих сторон.

Все переживания различных субъектов в обществе, как и всякую их деятельность, можно характеризовать с точки зрения «толерантность — интолерантность». По сферам жизнедеятельности субъектов можно выделить следующие ее основные виды: мировоззренческая, политико-правовая, социокультурная, психологическая, духовно-нравственная.

В человеческой деятельности могут проявляться отдельные элементы или признаки толерантности, что дает возможность говорить о частичной и полной толерантности. Например, мировоззренческая толерантность неким субъектом выражается в вербальной форме и создает впечатление толерантных намерений, но под давлением обстоятельств субъект действует интолерантным образом. Поэтому частичная толерантность зачастую выступает как кажущаяся.

Нередко властвующие субъекты демонстрируют толерантность для достижения своих узкоэгоистических целей. Поэтому большое значение имеют мотивы, определяющие толерантное поведение. Например, законопослушный гражданин выполняет правовые нормы, обуславливающие его толерантные действия по отношению к определенному субъекту, но он убежден, что это неправильно и при возможности он поступил бы иначе.

Полной (соответствующей своей сущности, истинной) толерантность является на духовно-нравственном уровне, когда она проявляется в когнитивной (познавательной, со-знание), ценностной (оценочно-эмоционально-чувственной, со-чувствование, эмпатия) и деятельностной (сотрудничество, партнерство, взаимопомощь, солидарность, со-действие) формах и становится для действующего субъекта категорическим императивом.

Толерантность может характеризовать и как состояние субъекта (например, личность толерантного типа), и как его отношение с другими субъектами, с миром.

Таким образом, понятийный анализ толерантности показывает, что она является сложным, многогранным, многоуровневым, существующим в разных формах общественным явлением. Поэтому общество и власть не могут быстро стать толерантными. Более того, существует стойкое убеждение, что власть, управление всегда связаны с силой, насилием и по природе своей являются интолерантными, т.е. власть, управление и толерантность являются взаимоисключающими явлениями.

Во-первых, толерантность и управление характеризуют отношение между субъектами с противоположных позиций: первое говорит о взаимоуважении, взаимопонимании, взаимоприятии сторон отношения, а второе — о влиянии субъекта управления на объект управления, т.е. одной стороны на другую. Управление есть:

обеспечение выполнения работы другими людьми с использованием других ресурсов и лидерства2 ;

«непрерывный и целенаправленный процесс воздействия на управляемый объект»3;

«обеспечение выполнения работы с помощью других лиц»4;

«особый вид деятельности, превращающий неорганизованную толпу в эффективную и производительную группу»5 .

Таким образом, толерантные отношения осуществляются между равными субъектами, управленческие подразумевают их неравенство. Именно на такой позиции стоят чаще всего те муниципальные служащие, которые воспитывались и формировались как личности и управленцы в советское время при господстве командно-административного характера управления и тотальности государственного управления в обществе.

Второй причиной, обуславливающей вышеназванную точку зрения, является управленческая некомпетентность муниципальных служащих. Не имея управленческих знаний, руководствуясь поверхностными воззрениями, они остаются на уровне явления и понимают под управлением то, что бросается в глаза: управлять — значит давать распоряжения, команды и контролировать их выполнение. Третьим обстоятельством, обуславливающим рассматриваемую позицию, является следующее рассуждение: муниципальный служащий работает в администрации муниципального образования, где должны доминировать административные методы управления, поэтому основная деятельность муниципального служащего должна заключаться в подготовке, принятии муниципальных нормативных актов и контроле их исполнения.

Во-вторых, через управленческие отношения осуществляется власть, которая также выступает противоположностью толерантности.

Власть на основе силы превращает управленческое воздействие в насильственный процесс. Последовательной формой его выражения является управление в тоталитарном обществе. Абсолютным выражением насильственного управления является организация пребывания заключенных в концлагерях фашистской Германии.

Советское общество тоталитарного сталинского режима во многом использовало механизмы подавления личности и управление на основе страха, аналогичные гитлеровским. Этот режим был всепроникающим, доходящим до каждого поселения и каждого индивида. Такое управление абсолютно интолерантно. Если есть некоторые признаки толерантности со стороны объекта управления, то они вызываются чувством страха.

Деятельность муниципальных органов управления по вопросам контроля бюджета, муниципальной собственности, соблюдения правопорядка при определенных условиях также может осуществляться с помощью страха. Если глава муниципального образования наделен диктаторскими признаками, то у него есть возможность проявить их, особенно по отношению к подчиненным муниципальным служащим.

В-третьих, субъект управления действует в соответствии со своими потребностями, интересами, целями, которые отличаются от потребностей, интересов, целей объекта, а подчас противоречат им.

Человек имеет потребность власти, которая является квазипотребностью, базирующейся на потребностях в свободе, самовыражении, самоутверждении, гедонистических потребностях, потребности быть личностью6 . Каждая из названных потребностей может иметь позитивные и негативные формы воплощения. Например, болезненное стремление к самоутверждению человека с комплексом неполноценности приводит к использованию власти для унижения других и утверждения своего превосходства над ними. Причем для удовлетворения такого стремления эту процедуру приходится выполнять постоянно.

Сама потребность во власти может превратиться в невротическое стремление к власти и стать доминирующей мотивацией деятельности индивида.

Для субъекта управления власть может стать самоценной, приносящей удовлетворение и наслаждение, главной ценностью, ради которой он готов применить все средства. История показывает, к каким трагическим последствиям ведет деятельность диктаторов, упивающихся властью7. Длительное пребывание у власти таких личностей только усиливает негативные последствия их деятельности, поскольку, как заметил Дж. Актон, «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно».

Опыт показывает, что во власть, в том числе и в муниципальную, часто приходят люди с обостренной потребностью во власти, неудовлетворенными амбициями, завышенной самооценкой. Удовлетворение потребности во власти выливается у таких муниципальных служащих в практику господства над другими, в произвол чиновника, которому, по его мнению, все позволено.

В-четвертых, субъект управления может в своей деятельности руководствоваться благими намерениями: интересами организации, группы лиц, которыми он управляет, общественными интересами, рассматривая при этом конкретных людей в качестве средства для достижения названных интересов. История государственного управления советского общества, имеющего своей целью коммунизм — общество всеобщего благополучия, демонстрирует, что этот путь усеян жертвами в виде миллионов человеческих жизней. К тому же, государственный аппарат имеет тенденцию подменять общественный интерес собственным8 , а государственные чиновники — личным. Эти же явления характерны и для любых организаций и объединений людей, в том числе и для муниципальных служащих.

Таким образом, вышеприведенные рассуждения подводят нас к выводу, что управление по своей сути, по характеру деятельности субъектов управления, по способам и формам осуществления является активной противоположностью толерантности, оно интолерантно, причем с тенденцией к враждебной интолерантности.

Возникает проблема: управление необходимо, но оно интолерантно и является злом для человека, «первородным грехом» человеческого рода, с которым обществу приходится мириться, или есть надежда на то, что управление как необходимое условие человеческой деятельности и совместного бытия людей можно сделать гуманным, человеколюбивым, благородным. Далее мы попытаемся исследовать вторую, толерантную сторону управления и таким образом обосновать реальность названной надежды.

1. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЙ АСПЕКТ ТОЛЕРАНТНОСТИ В УПРАВЛЕНИИ


Вопрос об управлении возникает тогда, когда в действительности выделяется класс систем, которые существуют за счет самоуправления — самоуправляющиеся системы. Следовательно, изначально нет противопоставления управляющей и управляемой подсистем, а есть единое образование — система, которая, осуществляя взаимодействие с внешним миром, сама управляет как этим взаимодействием, так и внутренним взаимодействием своих элементов. Есть единая цель системы: достигать успешного взаимодействия с внешней средой, собственного оптимального функционирования и развития на основе эффективного самоуправления. Сама система является и субъектом, и объектом управления. По отношению к обществу это положение фиксируется основными законами современных цивилизованных государств, что нашло отражение и в Конституции Российской Федерации: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»9 .

Наиболее приближенным к конкретному человеку, помогающим решать его повседневные жизненные заботы в обществе является местное самоуправление.

«Местное самоуправление в Российской Федерации — форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, — законами субъектов Российской Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций» (Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Ст. 1).

Логически продолжая положение о самоуправлении системы, мы приходим к выводу, что ее элементы необходимы для общих целей системы, что система заинтересована в том, чтобы каждый элемент внес максимальный вклад в достижение целей системы. Для этого система создает соответствующие условия.

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства»10 . Для того, чтобы каждый элемент системы, каждый гражданин общества мог принести максимум пользы для общих целей, необходимо создать такие условия, которые давали бы возможность для максимальной реализации тех возможностей и способностей, которые есть у индивида. Отсюда задача для управления: признать права и свободы человека, признать самобытность индивида, его индивидуальность, понять его, его способности и потребности, найти ему то место в обществе, в общественном разделении труда, в конкретной организации, на конкретном профессиональном месте, где он мог бы реализовать и развить свои способности.

Это относится не только к трудовой деятельности, но и ко всей организации жизни в обществе, на всем протяжении индивидуальной человеческой жизни. Это в полной мере относится к задачам местного самоуправления. На этом уровне управление имеет дело с конкретным индивидом, его потребностями, интересами и с реализацией его способностей и удовлетворением его потребностей. Более того, местное самоуправление через различные формы прямого участия граждан в управлении и через выборные и иные органы местного самоуправления дает возможность каждому гражданину стать субъектом решения вопросов местного значения. Местное самоуправление, таким образом, ведет к преодолению разрыва между субъектом и объектом управления. Соответственно, органы местного самоуправления не должны иметь интересов ни объекта управления, ни муниципального образования. Поэтому миссией органа управления муниципального образования является создание условий оптимального функционирования и развития муниципального образования, обеспечение жизнедеятельности и повышения благосостояния населения посредством его самодеятельности. Осуществление такой миссии предполагает толерантность и развитие гражданского общества.

Известный современный практик и теоретик менеджмента П. Друкер утверждает, что для современного человека, а тем более для менеджера, очень важно управлять собственным развитием, и ориентиром в этом должны быть, прежде всего, собственные способности, которые наблюдательный человек на собственном опыте может довольно просто и быстро увидеть: надо развивать то, что лучше получается11. «Надо постараться не тратить силы на повышение квалификации в тех сферах деятельности, где нет никаких шансов достичь успеха. Сконцентрироваться следует на областях максимальной компетенции и полезных навыков. …Энергию и ресурсы, как и время, целесообразнее вкладывать не в превращение невежды в посредственность, а в превращение хорошего работника в специалиста высочайшего класса»12.

Современное управление главным ресурсом успешности всякой организации считает человеческий фактор. Поэтому прежде всего вкладывают средства в поиск, подготовку, совершенствование персонала. Эти вложения окупаются быстрее и являются наиболее эффективными.

2. ПОЛИТИКО - ПРАВОВОЙ АСПЕКТ ТОЛЕРАНТНОСТИ В УПРАВЛЕНИИ


Управление всегда действует в определенном правовом поле. Для осуществления толерантности в управлении необходимы соответствующие политико-правовые условия. Прежде всего эти условия должны быть закреплены в Конституции государства. П. 1 статьи 1 Конституции РФ гласит, что «Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Демократия признает разнообразие политических интересов и групп, социокультурных, ментальных и пр. явлений в обществе и предлагает определенный механизм их учета и согласования. Демократия предоставляет возможность для проявления этого разнообразия. Однако при интолерантности субъектов этих проявлений возникают конфликты. В современном российском обществе действуют все причины интолерантного поведения, которые выделяют исследователи толерантности как основы демократического взаимодействия:

«разрушение традиционных отношений (семья, клубы и т.д.);

резкое изменение в моделях ориентации (стили жизни, религиозные убеждения и пр.);

возрастающая сложность экономических и социальных структур (интернационализация и пр.);

увеличивающаяся скорость обмена информацией (новые средства массовой информации и пр.)»13 .

Чтобы избежать потрясений, возможны два варианта действий.

Первый — воспрепятствовать любыми средствами проявлению разнообразия, пока не исчезнут причины интолерантности в обществе. Этот путь ведет к установлению антидемократического, авторитарного, а возможно, и тоталитарного режима.

Второй вариант — создавать условия проявления разнообразия на толерантной основе и утверждать в жизни демократическое общество, как это и записано в Конституции РФ. Первым шагом в этом направлении является умение власти, субъектов управления, субъектов социальных взаимодействий ненасильственно разрешать конфликты. Это возможно только на условиях толерантности, которая позволяет «конфликтующим сторонам принять особенности друг друга как равно легитимные и ценные независимо от того, насколько нежелательными они могут казаться другой стороне. Это принятие в конце концов откроет пути и средства совместной реализации этих различных нужд. Толерантность, таким образом, можно рассматривать как основание демократического согласия»14 .

В демократическом правовом государстве устанавливается равенство всех граждан перед законом и равные права и свободы человека и гражданина, что является основой толерантности. Ст. 2 Конституции РФ утверждает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Гл. 2 Конституции РФ (статьи 17-64) закрепляет права и свободы человека и гражданина: право на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, защиту своей чести и доброго имени, неприкосновенность жилища, самоопределение национальной принадлежности, свободу передвижения и выбора места жительства, свобода совести и вероисповедания, свобода мысли и слова, право на объединения, собрания, митинги, участие в управлении делами государства, на свободное использование своих способностей и имущества, частной собственности, свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, на материнство, детство и семью, на жилище, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на образование и свободу творчества. Конкретное осуществление прав и свобод индивидов происходит по месту их жительства, а следовательно, во многом благодаря местному самоуправлению.

«Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (Конституция РФ, ст. 55).

Вместе с правами на индивида накладываются и обязанности, поскольку, как записано в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие личности», поскольку права одних лиц, не подкрепленные обязанностями других, реализованы быть не могут. Это утверждение является и обоснованием толерантного отношения одного субъекта к другому: признание другого равным себе и имеющим равные права и свободы.

Поскольку государство, по Конституции РФ, защищает права и свободы личности, а личность заинтересована в них, постольку изначально существует единство интересов личности и государства, что является основой толерантного отношения между ними. Все дело заключается в реальных условиях, механизмах, обеспечивающих это единство на практике. Эти условия и механизмы предоставляет местное самоуправление. Одним из таких механизмов является гуманизация управленческих отношений и демократия, в рамках которой развиваются отношения социального партнерства.

3. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ ТОЛЕРАНТНОСТИ В УПРАВЛЕНИИ


Учитывая важность социокультурного измерения человека, управление с середины прошлого века обратило внимание на организационную культуру, которая позволяет на основе общих для организации ценностей, традиций, ритуалов, способов деятельности и пр. формировать у индивидов соответствующие ценности, нормы, способы деятельности и таким образом внешнее управление превратить во внутренний регулятор поведения персонала.

По характеру ценностей, норм, способов деятельности организационную культуру можно подразделить на толерантную и интолерантную, между которыми располагаются организационные культуры с разной мерой толерантности-интолерантности. Процесс освоения индивидом организационной культуры идет при сохранении субъектности членов организации, возможности у индивида принимать или не принимать ее. Если организационная культура не удовлетворяет индивида, то он может уйти из организации или попытаться изменить ее в соответствии со своими представлениями. При сохранении субъектности персонала можно говорить об управлении на основе организационной культуры как о толерантном. Толерантная организационная культура должна быть прежде всего в самом органе управления муниципальным образованием. Администрация муниципального образования для успешного осуществления миссии местного самоуправления должна формировать толерантную культуру также и у населения.

Многие менеджеры считают главным в управленческом труде работу с организационной культурой, а управление на основе организационной культуры — наиболее эффективным способом управления, отвечающим современным требованиям гуманизации этого вида деятельности. Особенно впечатляющие успехи такого управления демонстрирует японская школа управления, в основе которой лежит преемственность организационной культуры по отношению к национальным социокультурным особенностям.

Современные требования к управлению связаны с переходом от интолерантного к толерантному его характеру. Это подтверждают те принципы, на которых строится современное управление:

уважение, доверие, честность, лояльность к людям;

методы работы с людьми, обеспечивающие их удовлетворенность работой;

создание благоприятных условий для раскрытия потенциала персонала;

постоянное совершенствование деятельности организации и каждого ее члена и т.д.

4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ТОЛЕРАНТНОСТИ В УПРАВЛЕНИИ


В основе определенного характера управления лежит соответствующая ему парадигма. Для интолерантного управления характерна насильственная парадигма, а для толерантного — ненасильственная. На наш взгляд, адекватная характеристика этих парадигм дана в работе Ю.М. Орлова «Восхождение к индивидуальности»15 .

Насильственная парадигма заключается в том, что субъект управления требует от объекта определенного поведения, невыполнение чего влечет наказание объекта. Эта парадигма распространяется и на самоуправление, когда объект и субъект совпадают. Насильственная парадигма управления предполагает:

отрицание свободы, самоопределения управляемого. Предполагается, что он сам не способен к правильному поведению;

отрицание сходства, равенства между управляющим и управляемым и выстраивание эмоционального, и не только, барьера между ними;

повышенная чувствительность управляющего к характеру поведения управляемого, страх недостижения цели управления, неспособность ждать и нетерпимость к рассогласованию ожиданий и реальности, эмоциональная, социальная, духовная незрелость субъекта и объекта управления;

имеющаяся насильственная парадигма управления у управляющего непроницаема для опыта.

Ненасильственная парадигма управления основывается на утверждении: индивид поступает так, потому что это доставляет ему удовлетворение, удовольствие. Человек занимается определенным трудом, потому что процесс труда и его результат приносит удовлетворение, занят творчеством, потому что испытывает радость от этого, а поступает нравственно потому, что получает моральное удовлетворение. Если при насильственной парадигме управления есть удовольствие, то оно связано с избавлением от неприятностей; при ненасильственном управлении удовольствие связано с достижением конструктивной цели. Ненасильственная парадигма основывается на следующих условиях:

человек, субъект является высшей ценностью, самоценностью. Он имеет неотъемлемые права и свободы;

человек — индивидуальность, он имеет право на нее, и другие должны признавать это право, принимать его таким, каким он есть;

человек — свободное существо и вправе поступать так, как того желает. Добровольность его действий и поступков является необходимым условием;

люди как социальные существа равны. Права и свободы одного индивида ограничиваются только в том случае, если они нарушают права и свободы другого;

отношения между субъектами строятся на основе взаимоуважения, взаимопонимания, взаимопомощи, доверии, любви и т.д.;

в человеке есть положительные и отрицательные качества. Необходимо опираться на положительное в индивиде, создавать условия для его реализации и развития.

Таким образом, мы видим, что черты ненасильственной парадигмы совпадают с характеристиками толерантности, поэтому ненасильственную парадигму управления можно назвать толерантной парадигмой управления.

Ненасильственная парадигма предполагает осознанное отношение субъекта к внешним и внутренним факторам, определяющим его мышление, эмоционально-чувственное состояние, поведение.

Такая парадигма предполагает определенное развитие субъекта управления.

Прежде всего, субъект должен осознать себя полноценным представителем человеческого рода, обладающим достоинством, правом и способностью к самоопределению по отношению к внешнему и внутреннему миру и своему поведению.

Во-вторых, он должен знать то, что и как его определяет.

В-третьих, он должен уметь контролировать внешние влияния, свои внутренние состояния и поведение.

Непременным условием осуществления ненасильственного управления является толерантная личность субъекта управления, которая ответственна за свой стиль управления. Толерантность для руководителя современного типа является профессиональной характеристикой. Руководитель обязан сам у себя формировать черты толерантного типа личности. Для этого необходимы:

постоянная саморефлексия, когда наше Я делает объектом рассмотрения наши внутренние состояния и поведение;

умение на фоне глубокого внутреннего покоя «проигрывать» различные ситуации;

знания психологии чувств и личности, расширение кругозора и внутренней культуры, которые прежде всего состоят в понимании истоков происхождения стереотипов, программ культурного поведения, архетипов;

развитый уровень сосредоточенности и концентрации внимания на объектах размышления.

Для толерантного управления роль личности руководителя имеет очень важное, подчас решающее значение: толерантный руководитель стремится создать толерантные управленческие отношения, он демонстрирует пример толерантного поведения, он проявляет ожидание, что подчиненные также будут толерантны. Значение этого усиливается для публичных лиц, для глав администрации муниципальных образований и муниципальных служащих.

Толерантное управление гуманно, эффективно, но в реальной жизни всегда существует сочетание толерантного и интолерантного в управлении. Доминирование того или другого зависит от множества факторов:

«чем выше уровень безопасности и защищенности от непредвиденных травмирующих и устрашающих обстоятельств, тем в большей степени преобладает ненасильственная парадигма управления при условии, что она известна и привычна как для управителя, так и для управляемого»16;

дефицит времени стимулирует насильственную парадигму управления (нетерпимость, нежелание ждать, наказание как средство ускорения достижения результата);

общий социокультурный, политико-правовой контекст требует определенного подхода (в тоталитарном обществе толерантное управление исключается);

личности управляющего и управляемого (авторитарный руководитель не приемлет толерантного управления, авторитарный подчиненный не воспринимает толерантного управления, он оценивает его как слабость руководителя);

конкретная ситуация (например, в экстремальных условиях) и др.

Характерные черты руководителя формируют определенный стиль управления, лидерства. Выделяют два основных типа: автократический и демократический17 .

Автократический стиль лидерства характерен для интолерантного управления. Он имеет следующие черты18 .

Лидер автократического типа убежден, что общество состоит из индивидов, ведущих между собой борьбу за существование. В этой борьбе побеждает сильнейший, поэтому надо стремиться к власти и проявлять агрессивность. Он боготворит дисциплину, имеет тенденцию усмирять и подавлять подчиненных, стремится сконцентрировать в своих руках всю власть, полагается на законные полномочия, власть, основанную на вознаграждении и принуждении. Он не верит в искренность их благих побуждений, не доверяет им и не устанавливает человеческих отношений, имеет тенденцию к ограничению управленческой деятельности отдачей распоряжений и контролем их исполнения. Иерархическая организация больших групп является естественным следствием позиции авторитарного лидера. Стремление к централизованной власти ведет к возникновению личных представителей лидера, которые также стремятся упрочить свое положение по отношению к другим членам группы. Следствием автократического типа лидерства может являться междуусобная борьба за власть и соперничество между членами группы, что в свою очередь может порождать почву для фрустрации, агрессивности, внутренних конфликтов, а при определенных условиях — для распада группы. Э. Фромм считает, что в основе этого типа взаимоотношений лежит стремление к господству с садистскими тенденциями и стремлением к подчинению с мазохистскими тенденциями19 .

Демократический тип лидерства противоположен автократическому. Он характеризует толерантное управление и имеет следующие черты.

Демократический лидер видит в подчиненных индивидов, имеющих права и свободы, в том числе и право и способность к управленческой деятельности, поэтому он стремится к максимально возможному вовлечению членов группы в координированную деятельность и совместному определению групповых целей. Причем в этом он видит фактор успешности, эффективности управления. Он делегирует властные полномочия сотрудникам, стремится передоверить им и ответственность, а не концентрировать власть и ответственность только в своих руках. Он поощряет и укрепляет межличностные связи, старается ликвидировать внутригрупповые напряжения и конфликты, препятствует возникновению иерархических структур. Несмотря на то, что лидер занимает центральную позицию, другие члены группы близко и разнообразно взаимосвязаны. Он посредник, доверенное лицо, говорящее от имени всех. Об успешности управленческой деятельности демократического лидера можно судить по тому, насколько группа может работать без него, когда он временно ее покидает.

Современный эффективный лидер характеризуется толерантностью: «Широко распространено представление, согласно которому работники рассматриваются как издержки. На деле это ресурс, который следует использовать рационально. Поскольку именно люди занимаются бизнесом, вероятно, лучше посмотреть на это под другим углом зрения и отметить, что лидер также представляет собой ресурс, который может быть использован окружающими. Инвестиции в людей никогда не бывают ошибочными. В худшем случае они не принесут немедленной отдачи. В лучшем случае они станут решающим конкурентным фактором. Лидеры, строящие культуру, которая позволяет людям процветать и развиваться, создают одновременно организацию, отличающуюся надежностью, безопасностью и гибкостью…

Отношение мудрого лидера к людям основывается на уважении к их профессиональной компетенции, их оценке как личностей и вовлечении в деловое развитие. В соответствии с таким взглядом на людей лидер и будет поступать, избегая провоцирования конфликтов в своей организации»20 .

Исследователи проблем лидерства отмечают, что одной из основных тенденций развития стилей лидерства является движение «к неагрессивному лидерству в свободном от насилия мире» и становлению гуманного стиля лидерства, который «должен быть неагрессивным, рациональным и инструментальным и ставить своей целью достижение результата в сочетании с заботой о подчиненных и учетом их чувств и потребностей (так же, конечно, как и остальных коллег и начальства). Вклад каждого участника в общее дело следует должным образом ценить, независимо от того, отражается ли он на принятых в конце концов решениях. Ни на одном уровне администрации не должно быть позволительным агрессивное поведение, в случаях явной или постоянной агрессивности она должна наказываться понижением в должности. Такое понимание гуманного лидерства подразумевает полное изменение взглядов на производственные отношения — методы руководства должны ставить своей конечной целью как создание гуманной атмосферы в бизнесе в целом, так и выпуск продукции высокого качества»21 . Еще в большей степени это относится к местному самоуправлению, поскольку бизнес не может не быть нацеленным в условиях конкуренции на получение максимальной прибыли, а местное самоуправление направлено на повышение качества жизни населения.

Исследования успешно действующих руководителей выявили следующие их характеристики:

особенности мышления: способность к экстраполяции, способность к разработке нескольких проблем одновременно, устойчивость в ситуации неопределенности, понимание;

умение справляться с агрессией: способность брать управление на себя, настойчивость, способность к сотрудничеству, инициативность, энергичность, пример;

управление эмоциями: способность делать ставку на других, сензитивность, идентификация себя с делом, способность к сочувствию, заинтересованность в росте организации, а не в собственной карьере, независимость;

личный идеал: гибкость, устойчивость к стрессу, наличие цели, руководство cообществом, чувство юмора, цельность личностного идеала22 .

5. ДУХОВНО - НРАВСТВЕННЫЙЙ АСПЕКТ ТОЛЕРАНТНОСТИ В УПРАВЛЕНИИ


Духовно-нравственный аспект толерантности является ее высшим проявлением. Под духовностью мы понимаем истинно человеческий способ существования, со-бытие человека с миром, ведущее к гармонии между ними. Под гармонией мы понимаем отношение между двумя сторонами взаимодействия, при котором каждая из сторон способствует другой стать, быть самой собой и в полной мере реализоваться в соответствии со своей природой, сущностью, индивидуальностью.

Гармоничные взаимоотношения между субъектами осуществляются на основе вечных общечеловеческих ценностей, к которым относятся права и свободы человека. В гармоничных взаимоотношениях признается равенство взаимодействующих сторон. Оно обосновывается фактом единства индивидов в роде человеческом. Люди равны между собой как представители человеческого рода. Взаимодействие на основе вечных общечеловеческих ценностей характеризует взаимодействующих субъектов как нравственных.

Можно выделить четыре основных жизненных позиции взаимодействующего с другими индивида23 .

Первая позиция «я плохой, ты хороший» устанавливает неравные отношения между сторонами, определяет принижение себя носителем этой позиции и ориентирует его на негативные поступки.

Вторая позиция «я плохой, ты плохой» устанавливает равные отношения между сторонами взаимодействия, но имеющие враждебный характер, или объединяет их против третьей стороны. Общество состоит из конкурирующих, борющихся друг с другом индивидов, кто побеждает, тот и достигает успеха, тот благополучен. Более слабый проигрывает, и он должен подчиниться более сильному, господину, начальнику.

Третья позиция «я хороший, ты плохой» устанавливает отношение неравенства, порождает завышенную самооценку, стремление доминировать, властвовать или пассивность индивида в жизни и обвинение в своих неудачах не себя, а кого-то другого, других.

Четвертая позиция «я хороший, ты хороший» устанавливает равенство между сторонами на основе позитива. Если первые три позиции складываются под воздействием чувств, то четвертая — на сознательном уровне, на основе размышлений, знаний о себе и других, о потенциальных возможностях человека, веры в него и желания действовать. В этой позиции есть уважение себя и другого, признания обеих сторон самоценностями, взаимопонимание, взаимообогащение и т. д. Позиция «я хороший, ты хороший» устанавливает гармоничные, толерантные отношения между взаимодействующими субъектами.

Духовность как проявление духа обладает непреодолимой силой воплощения. Как нравственная категория она становится внутренним регулятором человеческого поведения. Толерантность в этом смысле есть «максима индивидуального этически мотивированного решения»24 , которая для индивида становится категорическим императивом. Именно этот аспект толерантности позитивно определяет поведение сторон, субъекта и объекта управления во время конфликта, позволяя им видеть, понимать и принимать другую сторону как равную себе, как имеющую те же права и свободы, что и он сам, желать, знать и уметь разрешать конфликт ненасильственным способом. Конфликт сопровождается эмоциональным накалом, зачастую препятствующим действию со знанием дела.

Одного знания явно недостаточно. Успешно разрешить конфликт позволяет толерантное этически мотивированное решение. Это особенно важно в управленческой деятельности, в местном самоуправлении, где противоречия между потребностями, интересами, целями участников управленческих отношений являются повседневностью, которые периодически могут доходить до конфликтов.

Важнейшим препятствием утверждения толерантности органов власти является устоявшийся российский стереотип: чиновник находится на службе государства и является начальником над населением. Необходим переворот в отношениях власти и населения: народ обладает суверенитетом и делегирует властные полномочия органам власти, которые служат народу, предоставляют ему услуги. Становление такой парадигмы государственной и муниципальной службы должно осуществляться вместе с формированием толерантного типа личности будущего чиновника. Формирование такого типа личности — задача высшего профессионального образования по специальности «Государственное и муниципальное управление».

Подготовка государственных и муниципальных служащих должна осуществляться на основе определенной модели образованности, одним из важнейших показателей которой являются характеристики толерантного типа личности. Профессиональная миссия, предназначение государственного служащего заключается в служении обществу (государству как выразителю интересов общества), народу, в защите и осуществлении прав, свобод, интересов конкретных граждан. Предназначением муниципального служащего является защита и осуществление интересов муниципального образования, его населения и конкретных индивидов, гармонизация этих интересов между собой и с общественными.

Профессиональная миссия, предназначение выпускников является отправной точкой разработки миссии образовательного учреждения, которая, в свою очередь, связана с его концепцией, стратегией.

Для формирования толерантного типа личности студента важно наличие толерантной организационной культуры образовательного учреждения: толерантного характера системы взглядов, представлений, ценностей, норм, способов мышления, образцов поведения, принятых в данном образовательном учреждении.

Для становления толерантной личности большое значение имеет характер личности педагога. Авторитарный педагог чаще всего формирует авторитарного студента, а толерантный педагог, соответственно, формирует толерантного студента.

Образовательный процесс должен строиться на принципах диалога, сотрудничества студента и педагога. Наиболее эффективной образовательной технологией для формирования толерантного типа личности студента является образовательная технология, основывающаяся на фасилитации, которая нацелена прежде всего на выработку самостоятельной позиции каждого студента и создание условий для проявления толерантности в ее многообразии, что приводит к самоформированию толерантной личности.

1Декларация принципов толерантности // Газета «Первое сентября». 2000. №66.

2 Дафт Р. Менеджмент. СПб., 2004. С. 34.

3 Кнорринг В.И. Искусство управления. М., 1997. С. 1.

4 Уткин Э.А. Управление фирмой. М., 1996. С. 7.

5 Месконен М.Х., Альбер М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М., 1996. С. 38.

6 Каверин С.Б. Что такое потребность власти? Психология и психоанализ власти. Т. 1. С. 339.

7 Психология господства и подчинения. Минск, 1998; Психология власти. В 2-х тт. Самара, 1999.

8 Восленский М.С. Номенклатура как правящий класс.

9 Конституция Российской Федерации. М.: ЭКСМО, 2005. С. 4.

10 Конституция РФ. С. 4. См. также: Гл. 2. Права и свободы человека и гражданина.

11 Друкер П. Задачи менеджмента в XXI веке. М., 2001. С. 215–232.

12 Там же. С. 219.

13 Толерантность: Материалы Летней школы молодых ученых «Россия — Запад: философские основания социокультурной толерантности». Ч. 1. Екатеринбург, 2001. С. 191.

14 Там же.

15 Орлов Ю.М. Восхождение к индивидуальности. М., 1991. С. 156–175.

16 Там же. С. 164.

17 Дафт Р.Л. Менеджмент. С. 578.

  • Государственная служба


Яндекс.Метрика