Магнитогорск: социально-демографические особенности супериндустриального промышленного города

ЛАПТЕВ В.М.

Ключевые слова:

 В.М. ЛАПТЕВ, соискатель кафедры социологии и управления общественными отношениями Уральской академии государственной службы
 

Социальная инфраструктура города Магнитогорска определяется мощными, эффективно действующими в своем сегменте рынка производства и потребления градообразующими предприятиями, что, безусловно, обеспечивает значительные возможности для управления развитием социальной сферы. В связи с этим роль градообразующих предприятий в управлении социальной сферой приобретает большое значение, так как органы местного самоуправления получают мощную бюджетно-финансовую основу для осуществления необходимых социальных программ, поддержания развитой сети учреждений и предприятий социальной сферы.

Как известно, город Магнитогорск — крупный новопромышленный, сравнительно молодой и относительно благополучный уральский город. Во второй половине XX века Магнитогорск развивался наиболее успешно и динамично, что придало ему ореол лидерства — флагмана будущего, символа надежности и стабильности развития, тогда как города иного типа по тем или иным причинам испытывали кризис. В период реформ положение Магнитогорска серьезно изменилось.

В географическом отношении город Магнитогорск значительно удален от областного центра и менее встроен в сеть взаимосвязанных между собой уральских городов, через него не проходят главные транспортные магистрали, так что в этом смысле его положение является «тупиковым». Но эти удаленность и «тупиковость» относительны, поскольку малые и средние города, а также сельские районы, расположенные вблизи Магнитогорска, связаны с ним наиболее тесно.

При этом надо отметить, что Магнитогорск является своеобразным конкурентом областного центра южного Урала — Челябинска. Такое положение типично в условиях постоянных «битв» местных элит через представительные и исполнительные органы власти за сохранение льготного бюджетного финансирования социально-экономического развития. Эта конкуренция отражается как на политическом, так и на социальном самочувствии и настроении магнитогорцев и лидеров общественного мнения.

Городская социальная сфера — это большая социетальная система, охватывающая условия и образ жизни граждан Магнитогорска и объединяемая социальными отношениями в качестве системообразующих факторов. Роль этой системы в функционировании территориального образования города Магнитогорска состоит в обеспечении непосредственного удовлетворения жизненных потребностей людей при согласовании их с потребностями и интересами социума в целом. Структурный состав системы призван предоставить реальные возможности удовлетворения социальных и культурно-бытовых потребностей, обеспечения разнообразными благами и услугами, направленными на укрепление здоровья, повышение квалификации, совершенствование способностей, улучшение своего положения в сфере производства и в обществе.

Социальная сфера города Магнитогорска включает в себя социально-стратификационную структуру и социальную инфраструктуру, т.е. материально-вещественные элементы, которые обеспечивают условия жизнедеятельности человека и общества.

Социальная инфраструктура города Магнитогорска определяется мощными, эффективно действующими в своем сегменте рынка производства и потребления градообразующими предприятиями, что, безусловно, обеспечивает значительные возможности для управления развитием социальной сферы. В связи с этим роль градообразующих предприятий в управлении социальной сферой приобретает большое значение, так как органы местного самоуправления получают мощную бюджетно-финансовую основу для осуществления необходимых социальных программ, поддержания развитой сети учреждений и предприятий социальной сферы.

Социальная сфера города Магнитогорска характеризуется демографическими, образовательными особенностями, а также специфическими чертами системы местного самоуправления, факторами объективного и субъективного порядка, к которым относятся:

1) перемещение акцентов управления на региональный и локальный уровни;

2) развитие стандартов потребительского поведения и повышение требований к жилищно-бытовым условиям;

3) экологические, климатические условия проживания, качество жизни и др.

Общие характеристики городского населения имеют выраженную специфику особенностей и факторов проявления, становления и развития.

К примеру, проведенный учеными кафедры социологии и управления общественными отношениями УрАГС под руководством профессора В.Г. Попова социально-демографический анализ данных, полученных в ходе исследований социальных проблем, динамики и уровня социального развития города Магнитогорска в 2005–2007 гг., позволил получить следующие результаты.

Важное значение для города Магнитогорска имеет воспроизводство населения, оно связано с потребностями в человеческих ресурсах крупного промышленного центра. Однако уровень рождаемости в городе ниже общероссийских показателей, он равен — 1,15 (по России — 1,2), а уровень смертности в младенчестве очень высок. Такие показатели говорят о снижении среднего числа детей на одну женщину.

Демографическая ситуация напрямую связана с качеством жизни магнитогорцев, обеспечением граждан муниципальными органами власти социальной справедливости и социальной защиты в реальной экономике. Возможно, качественные преобразования социальной сферы города Магнитогорска, которые должны проводиться органами власти на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, в перспективе приведут показатель уровня рождаемости к общероссийскому уровню, а также к сокращению уровня смертности в младенчестве.

Другим важным негативным показателем социально-демографического развития Магнитогорска (даже при относительно качественно функционирующей социальной инфраструктуре, как было сказано выше) является низкая продолжительность жизни мужского населения. Она достигает у мужчин 59 лет (у женщин — на десять лет больше). По данным статистики, в Магнитогорске мужчин меньше, чем женщин, на 3%. Средний возраст мужчин выше, чем в крупнейших городах, например, Екатеринбурге и Челябинске. В сравнении с ними город Магнитогорск менее молодой. В этом отношении социально-демографический портрет жителей города Магнитогорска схож примерно с другими крупными городами Урала, например, Нижним Тагилом, но в то же время сильно отличается от других типов городов России.

В ходе проводимых упомянутых выше исследований выявлено, что наиболее представительными группами жителей города Магнитогорска являются лица:

– в возрасте от 30 до 40 и от 40 до 50 лет — почти 40% населения;

– в возрасте старше 50 лет — каждый третий;

– молодежная группа представлена менее очевидно и составляет не более четверти.

А вот как, согласно данным исследования, выглядит распределение групп населения крупного промышленного города Магнитогорска по признаку семейного положения:

– 60% опрошенных официально женаты и замужем;

– в репродуктивном возрасте 30% респондентов не женаты (не замужем).

Растет доля одиноких (практически каждый десятый в среднем возрасте). Сокращается продолжительность брачных отношений.

Еще одним особым фактором в динамике изменений социальной сферы Магнитогорска является миграция. Магнитогорск в его историческом прошлом осваивали мигранты. Однако сегодня в структуре населения города доминирует население, проживающее здесь более 20 лет. Горожан, проживающих в Магнитогорске менее 4 лет, — не более 4%, но при этом необходимо учитывать наличие «скрытых», «трудовых» мигрантов. Велика доля временно проживающих, в том числе и не имеющих постоянной прописки: речь идет об учащейся и студенческой молодежи, получающей профессиональное образование, которая нередко оказывается вне поля зрения местных органов власти и социологов.

Магнитогорск граничит с национально-этническими регионами России –Башкортостаном и Татарстаном. При этом русские в этно-демографическом портрете города составляют подавляющее большинство населения — более трех четвертей. Достаточно большой удельный вес татарского и башкирского населения — почти каждый десятый. Остальные национально-этнические группы — украинцы, немцы, народы Кавказа и Средней Азии. Динамика изменений в этно-демографическом портрете города, связанных с расширением значимости представителей различных национально-этнических групп, зависит от мощных градообразующих предприятий, на основе которых базируется экономическое развитие Магнитогорска.

Специфической характеристикой данного этапа развития Магнитогорска является зрелая урбанизация и переход к процессу интенсивного формирования «супериндустриального» крупного города, развивавшегося из малого, а затем среднего города. В данных условиях необходимо усиление позиций вероятностного социального прогнозирования развития Магнитогорска в системе управления городскими процессами в целом, что требует адекватных моделей и методов. Таким образом, появляется потребность в доступных и надежных методах социологического прогнозирования количественного и качественного плана с ориентацией не только на линейные, но и бифуркационные модели развития городских, межгородских и межпоселенческих процессов.

На данной стадии развития Магнитогорск имеет в наличии разнообразные формы социальной организации, что предполагает разнообразие направлений и альтернатив его развития в социальном, экономическом, политическом, культурном аспектах. Следует заметить, что Магнитогорск как крупный провинциальный город в России имеет высокий административный статус, сочетая его с полифункциональным развитием экономики города, отказавшись от стилей изолированного или замкнутого автократического и технологического развития и управления.

Но вместе с тем к проблемам крупного «супериндустриального» города Магнитогорска следует отнести чрезмерную концентрацию человеческой деятельности, некое сжатие жизнедеятельности социальных групп, приближенных к центру, психологическое давление на личность, нарастающее сопротивление социальной среды, конкуренцию и конфликтность взаимодействия горожан, порождаемые диссонансом целей и ценностей. И в связи с этим — увеличивающийся эффект «социального трения» при взаимодействии субъектов и результатов человеческой деятельности.

В условиях «социального трения» зарождается известный феномен «бегства» в пригороды, мощная суточная (дневная и ночная) маятниковая миграция, а затем устойчивое проявление тенденции к созданию пригородной цивилизации и налаживанию общегородской технологии «ночной жизни». Пример тому — выросший в сорока километрах от Магнитогорска город-спутник на озере Банное. Основанием такого образа жизни стало экономическое благополучие растущего сословия «белых воротничков»1 в социуме Магнитогорска. Так называемое «размывание»2 социума крупного промышленного города Магнитогорска происходит при переходе к освоению внешнего пространства.

В рыночных отношениях планирование и прогнозирование развития различных социальных аспектов городской жизни Магнитогорска и активности горожан как субъектов социального действия становится насущно необходимым. При этом углубление представлений о крупном городе Магнитогорске как системе экономических, пространственных, культурных, экологических и других отношений позволит использовать в практике муниципального управления мониторинг и сценарный подход дальнейшего стратегического плана развития. Магнитогорск, по мнению исследователей, обладает большой привлекательностью. Рост его населения будет неизбежен, прежде всего за счет внутренней и внешней миграции, а также постепенного увеличения естественного прироста населения.

Градообразующие предприятия в Магнитогорске оказывают влияние на уровень образования населения. Почти три четверти из числа взрослого населения имеют профессиональное образование — начальное, среднее, высшее. Профили образования — технический, педагогический, экономический, сельско-лесохозяйственный, управленческий, гуманитарный, юридический, медицинский и др.

Уровень социального развития города Магнитогорска зависит от материального и финансового положения населения и работы градообразующих предприятий — таких, например, как ММК. Исследования социологов в Магнитогорске показали, что каждый седьмой-девятый опрошенный имеет высокий уровень материального положения, который в основном связан с «пассивными» формами доходов. В большей степени население города зарабатывает по основному месту работы. При этом, по мнению исследователей, иные источники доходов не нашли отражения в связи с отсутствием у горожан знаний и умения использовать возможности для извлечения дополнительных доходов. К этому следует добавить и степень развитости рыночных отношений как социетального явления.

Отсюда вполне правомерен подход, позволяющий вести поиск модели социального развития и управления городом Магнитогорском.

Проблемы социального развития города Магнитогорска и естественного прироста населения в долговременной перспективе могут быть успешно решены при отсутствии негативных последствий деятельности градообразующих предприятий. В том числе — под влиянием управленческих решений, которыми пытались сбалансировать социальное развитие и ресурсные потенциалы территории органы местного самоуправления.

Социальное прогнозирование вновь оказалось востребованным после длительного периода «забвения» и должно ответить на вопросы о будущем крупного промышленного города Магнитогорска, что имеет не только управленческое, но и социально-политическое и стратегическое значение для развития России в целом и ее регионов.

В этой ситуации важно получать адекватные данные для научно обоснованных планов и текущих управленческих решений. Для этого, в принципе, следует иметь постоянно обновляемую информационную базу о вероятных социальных изменениях в Магнитогорске как сложном социальном объекте, его самоорганизации, о совокупности проблем и ожидаемых рисках управления городским социумом, о характере изменений в социальных потребностях, установках, ментальности различных социальных групп горожан и отдельных лиц.

Становление полисубъектной системы управления социальной сферой Магнитогорска позволяет достаточно строго определить роли, исполняемые муниципальными органами власти и градообразующими предприятиями, и сделать вывод, что власть в городе должна быть полностью независима от градообразующих предприятий.

1 Яницкий О.Н. Урбанизация и социальные противоречия капитализма. Критика американской буржуазной социологии. М.: Наука, 1975. С. 299.

2 Маликовский М. Социологические проблемы города. Варшава, 1998.

Литература:

1. Абрамов В.Ф. Местное самоуправление: идея и опыт / Социологические исследования. 1997. №1. С. 71–89.

2. Аверин Ю.П. Основы теории социального управления. М.: Высшая школа, 1990. 384 с.

3. Аравина Т.И. Управление городом в экспертной оценке // Актуальные проблемы муниципального управления. Владимир: РАГС, 2000. С 37–47.

4. Баранов А.В. Социально-демографическое развитие крупного города. М.: Мысль, 1987. 217 с.

5. Бакарев А.М. Город как социальная система и объект системного исследования // Город: социальная политика и рационализация социальной инфраструктуры. М.: ИСИ, 1984. С. 24–33.

6. Боголюбов В.С. Методологические основы управления современным крупным городом / Автореферат дисс. … д.э.н. СПб., 1999. 46 с.

7. Бокий М.А. Обратная связь в городском самоуправлении / Социологические исследования. 1997. №4. С. 130–135.

8. Волгин Н.А. Сфера социальная // Социальная политика: Толковый словарь. М.: РАГС, 2002.

9. Волков Ю.Е. Социальные отношения и социальная сфера // Социологические исследования. 2003. №4.

10. Глазычев В.Л. Город России на пороге урбанизации // Город как социокультурное явление исторического процесса. М.: Наука, 1995.

11. Попов В.Г., Китаев В.В., Снегирев О.Ю. Роль градообразующих предприятий в социальной сфере крупных российских городов. Екатеринбург: УрАГС, 2007. 208 с.

12. Кузьмин А.И., Бадина А.А. Опыт социального прогнозирования крупного северного города. Екатеринбург: УрАГС, 2007. 208 с.