Специфика информационных рисков в системе муниципального управления

Балынская Н.Р.

 Н.Р. Балынская, заведующая кафедрой экономики и управления, и.о. заместителя директора по научной работе филиала УрАГС в г. Магнитогорске, кандидат политических наук
 

Потоки информации в муниципальных системах действуют как внутри самих властных структур, так и выходят во внешнюю среду. Для каждого из таких потоков существуют собственные риски. Риск первый заключен в возможной неадекватной оценке ситуации в области муниципального управления. Здесь, как ни в какой другой сфере, должно быть конкретизировано само понятие информации.

Муниципальное управление отнюдь не сводится к механическому набору действий, совершаемых субъектом политики. Поэтому и информацию, относящуюся к этой сфере, нельзя считать чисто политической. Муниципальная власть призвана, помимо всего прочего, ликвидировать правовой нигилизм населения путем вовлечения граждан в процесс принятия управленческих решений.

Современный политический процесс перешел из сферы политического бытия в сферу информационную. Состояние политической системы сегодня характеризуется тем, что происходит перевод любой информации в сферу политического действия. Это становится очевидным при рассмотрении следующего примера: «Предположим, что некое государство объявляет о намерении отправить войска в тот или иной регион, но вследствие развернувшейся в газетах, на телевидении, в Интернете кампании оно не реализуется. Понятно, что в данном случае физические тела просто остались там, где пребывали ранее. Очевидно также, что авторы появившихся в СМИ материалов не обладали доступом к телам носителей властной компетенции. Тем не менее, свершилось политическое событие» [1].

Совершенно логичным в этой связи кажется то, что информация в сфере политических отношений, циркулирующая не только в исследовательской литературе, но и в практическом «обороте», автоматически получает наименование политической: «политической информацией признаются только те сообщения, которые выбираются людьми из потока разнообразных сведений для подготовки и принятия необходимых им решений в сфере государственной власти или исполнения там своих функций (а также совершения сопутствующих действий). В этом смысле информация выступает и как предпосылка действий любого политического субъекта, и как их важнейшее условие, позволяющее людям эффективно взаимодействовать в политической сфере ради достижения своих целей» [2].

Однако при вдумчивом подходе оказывается, что такое определение дает далеко не полное понимание сущности информации, циркулирующей в сфере политики. Более того, один из самых важных уровней политической системы — муниципальный, — как показывает практика, более всего подвержен информационным рискам, многие из которых проистекают от неверного понимания специфики политической информации.

Потоки информации в муниципальных системах действуют как внутри самих властных структур, так и выходят во внешнюю среду. Для каждого из таких потоков существуют собственные риски. Риск первый заключен в возможной неадекватной оценке ситуации в области муниципального управления. Здесь, как ни в какой другой сфере, должно быть конкретизировано само понятие информации.

Муниципальное управление отнюдь не сводится к механическому набору действий, совершаемых субъектом политики. Поэтому и информацию, относящуюся к этой сфере, нельзя считать чисто политической. Муниципальная власть призвана, помимо всего прочего, ликвидировать правовой нигилизм населения путем вовлечения граждан в процесс принятия управленческих решений. И здесь важно понимание того, что недоверие к органам власти проистекает совсем не от бездействия властных структур, особенно на муниципальном уровне — ведь это самый видимый уровень власти. Причина в другом: субъекты политических отношений оценивают ситуацию, строят определенные модели возможного будущего и производят систему информационных действий, в том числе в виде выражения определенных законодательных инициатив.

Однако обратный отклик есть далеко не всегда, как следствие — непонимание политического курса и его тихое игнорирование на всех уровнях: от муниципального до федерального. Причина этого может быть скрыта как раз в неверном понимании специфики политической информации.

Цель такой информации не в том, чтобы помочь сориентироваться властвующему субъекту в существующей палитре мнений (каждый самостоятельный политический субъект является самостоятельным как раз потому, что он уже имеет свое, оригинальное видение будущего). Цель политической информации в другом — найти точки соприкосновения с объектами воздействия, чтобы обрести реальную способность воплотить свою модель будущего в действительность. Исследователи так определяют этот процесс: «Народ книг не пишет. А между тем историю делает именно он, а не отдельные великие вожди или иные сверхчеловеки. Все великие деятели становились великими только тогда, когда выражали волю больших социальных групп, становились их символом и знаменем. (…) Не столько идеи овладевают «массами», сколько «массы» овладевают идеями. «Массы» активно ищут те слова, в которых они могут выразить свои собственные «управленческие решения» [3].

Проблема в том, что информация, инициируемая властными структурами, может быть отнесена к разряду инфопотоков (совокупность сообщений, исходящих из различных источников или складывающихся на пересечении сообщений, инициированных коммуникаторами) [2], тогда как для принятия грамотных управленческих решений, рассчитанных на поддержку масс, необходим другой тип обмена информацией — политический дискурс, который определяется как целенаправленный обмен сообщениями по поводу тех или иных целей. Неразличение инфопотока, инициированного властными структурами самостоятельно, и всесторонней информации, дающей основу для полноценного процесса коммуникации, ведет власть на муниципальном уровне в рисковую зону, характеризующуюся отторжением. В политической коммуникации главная цель вовсе не управление, а создание зоны информационного комфорта, общности коммуникатора и реципиента. Без этого не будет диалога.

Если же дискурс заменен инфопотоком и тем самым реализован первый риск, то наступает угроза второго риска. Он заключен в инициировании политического конфликта. Конфликт как столкновение мнений, как наличие противоречивых позиций сторон по какому-либо поводу — естественное для любой динамичной системы состояние [4]. Однако политический конфликт обладает определенной спецификой, принципиально отличающей его от других видов конфликта: политический конфликт необратим, если он перешел в активную стадию [5].

В области политического управления источников конфликта может быть много. Нет необходимости в рамках данной статьи приводить их все, достаточно назвать два основных: источники внутренние и внешние. Внутренние источники политико-управленческого конфликта связаны с информацией, циркулирующей внутри муниципальной структуры. Ее называют по-разному: закрытая, информация для внутреннего пользования, информация с ограниченным доступом, корпоративная. Во всех определениях прослеживается скрытая роль внутренней информации.

Однако есть специфика, проявляющаяся при осуществлении муниципального управления: внутренняя информация так или иначе «работает» на внешнюю сферу. Да, формируется корпоративная культура, но эта цель далеко не единственная. Внутренняя информация в данном случае призвана сыграть роль «страхователя» от внешних рисков. Поток внутренней информации «отвечает» за выработку решений, за направление политического курса. Понятно, что роль, отводимая внутренней информации, огромна: именно от ее качества зависит, в конечном итоге, специфика реагирования политической системы на требования окружающей среды, внутренняя информация способна в определенной мере застраховать систему от риска нестабильности. Поэтому сам риск получить неполную информацию имеет такие же разрушительные последствия, как и риск неверно интерпретировать полученную информацию.

Почему же при всей очевидности рисковых ситуаций политические системы не застрахованы от ошибок и просчетов?

Одну из причин можно найти в ментальности российского человека. Исследователи отмечают, что в политической культуре россиян присутствует «византийско-православный элемент, сказывающийся в вере во всемогущество государства, в убежденность, что оно способно и обязано решать все вопросы общественной жизни» [6], а когда этого не происходит, «автоматически» теряется вера во власть.

Но есть и другая сторона. Проблема как раз в качестве информации, получающей статус внутренней, корпоративной. Муниципальный чиновник, от которого непосредственно зависит принятие управленческого решения, в своих действиях опирается не на личные впечатления, а на отчеты нижестоящих служащих. Бюрократизм современной муниципальной власти — данность, о которой необходимо говорить открыто. Истинная картина действительности бывает сильно искажена, и информационный риск, рождающийся от циркуляции внутренней информации, воплощается в реальность уже на стадии сбора информации. Стоит ли говорить о том, что на стадии «выхода» из политической муниципальной системы в виде принятого решения информация не будет соответствовать ожиданиям окружающей среды. Здесь о себе заявляют риски внешние.

Внешние риски вызваны несовпадением информационных действий муниципальной власти с ожиданиями окружающей среды. Следствиями такого несовпадения могут быть как открытые политические конфликты, так и скрытое недовольство, которое выявляют социологические опросы. Однако для политических структур опасными являются как первый, так и второй вариант. В случае открытого недовольства вся система грозит войти в стадию нарушения динамического равновесия. Во втором случае властные структуры растрачивают «кредит доверия», выданный окружающей средой, власть теряет имидж. Потеря имиджа властными структурами — один из самых весомых рисков, поскольку грозит не просто потерей доверия со стороны общества, но и в худшем случае сопротивлением проводимой политике.

Вопрос о возможных рисках в сфере политического управления должен решаться не столько в теоретической, сколько в практической плоскости, именно там видится возможным найти действенные механизмы страхования политической системы.

Проблема информационных рисков в области муниципального управления — проблема для науки новая, требующая привлечения опыта, накопленного другими науками. Это направление, без сомнения, перспективно, тем более что поводов для ее изучения современная действительность предоставляет достаточно, как и доказательств тому, что современная политика, имеющая информационную сущность, требует от властных структур овладения методиками по предвидению информационных рисков и их эффективному снижению.

Литература:

1. Филиппов А.Ф. Пространство политических событий // ПОЛИС. 2005. № 2. С. 6.

2. Политические коммуникации: Учебное пособие для студентов вузов / Петрунин Ю.Ю. и др. Под ред. А.И. Соловьева. М.: Аспект Пресс, 2004. С. 8, 32.

3. Перцев А.В. Почему Европа не Россия (Как был придуман капитализм). М.: Академический проект, 2005. (Серия «Философские технологии»). С. 123.

4. Страховой бизнес: Словарь-справочник / Р.Т. Юлдашев. М.: Анкил, 2005. С. 249.

5. См.: Политология: конспект лекций / Г.В. Пушкарева. Изд. 2-е, перераб. и дополн. М.: Айрис-пресс, 2005. С. 174.

6. Политология: Учебное пособие. Магнитогорск: МГТУ, 2003. С. 75.

  • Местное самоуправление


Яндекс.Метрика