Государственная социальная помощь гражданам субъектов Российской Федерации

Гарипов Р.С. , Назаров Е.Г.

 Е.Г. Назаров, доцент кафедры социального права, государственной и муниципальной службы УрГЮА
 

 Р.С. Гарипов, заведующий кафедрой конституционного и муниципального права УрАГС, кандидат  юридических наук, доцент
 

Поправки и изменения, внесенные Законом №122-ФЗ в Федеральные законы «О государственной социальной помощи», «О занятости населения Российской Федерации», «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и в другие, определяют меры, направленные на частичную компенсацию материальных потерь наиболее нуждающимся группам населения, на смягчение отрицательных последствий инфляции. Пособия, как правило, являются помощью, временно заменяющей утраченный заработок, или служат дополнением к основному источнику средств к существованию.

Из смысла Законов «О государственной социальной помощи», «О ветеранах» и других следует, что применяется единственный прием правового регулирования общественных отношений, связанных с социальным обеспечением, — это предоставление пособий. Вместе с тем, правовой институт призван детально урегулировать конкретное общественное отношение таких мер, в данном случае — либо мер социальной поддержки, либо государственной социальной помощи. Регулирование связанных с этими понятиями качественно однородных отношений условно может соединиться в Законах субъектов РФ «О государственных социальных пособиях отдельным категориям граждан Российской Федерации» с учетом полномочий по совместному ведению.

Проводимая в России с 1990-х годов модернизация социальной политики — это один из сложных периодов в развитии страны, период перехода от одной системы общественного устройства к другой, от одного типа регулирования экономики и социальной сферы к другому, она осуществляется путем коренных политических и экономических преобразований. По замыслу инициаторов, начавшиеся преобразования призваны были обеспечить предпосылки для поднятия благосостояния народа России на качественно иной уровень, сопоставимый с тем, которой существует в экономически развитых странах и соответствует достижениям мировой цивилизации. В этой ситуации было два выхода: вернуться, несмотря ни на что, к дореформенному положению или попробовать выстроить новую социальную политику, которая соответствовала бы произошедшим необратимым изменением во всех сферах жизни российского общества.

Практическая реализация стратегического замысла встретилась со значительными трудностями и многочисленными препятствиями. Смена общественной системы является настолько глубинной и радикальной, что, как по субъективным (состояние общественного сознания и психологии), так и по объективным (состояние экономики, производственного аппарата, его организация) причинам не может проходить гладко. На протяжении всего переходного периода отмечаются жесткие столкновения и острая борьба разнообразных политических, экономических и социальных интересов, связанных с отжившими и нарождающимися общественными структурами. В России такой смене сопутствуют гораздо большие издержки, чем в других постсоциалистических странах, вступивших на путь коренных преобразований.

Социальные, политические, национально-этнические конфликты, кризис и расстройство финансовой системы приобрели такие масштабы, что были способны не только существенно тормозить процессы радикального реформирования общественных структур, но и вообще поставить их под вопрос. К сожалению, не оправдались надежды на быстрый экономический рост.

На первых этапах переходного периода явно преобладали негативные социальные последствия коренных общественных преобразований. Подавляющая часть населения, ради которой, казалось бы, и осуществлялись политические и экономические реформы, фактически либо вообще не ощущала на себе их «благотворного» влияния, либо ощущала в такой незначительной степени, которая не могла служить оправданием для их проведения. Более того, ухудшились многие показатели материального и социального положения населения или возрастала угроза такого ухудшения. И дело не только в самих преобразованиях, которые объективно были неизбежны, но и в том, как они проводились.

Сейчас можно утверждать, что в нынешней России складывается система социально-экономического управления социумом, которая удовлетворяет важную потребность демократического общества — осуществлять силами государственных институтов стратегическую настройку и постоянную подстройку экономической среды, регулировать экономические процессы в интересах страны и ее народа в целом. Эти проблемы рыночной экономики, социальные функции государства и их регулирующее воздействие на экономику занимают важное место в деятельности Президента, Правительства Российской Федерации. Положено начало реализации долгосрочных национальных проектов во всех сферах социальной защиты населения.

Следует осознать, что с принятием общеизвестного Федерального закона от 22.08.04 №122-ФЗ (о монетизации льгот) социальная политика преодолела силу воздействия прошлого на современное развитие, приобрела институциональный вид и характер публичной государственной услуги, сохраняя социальную преемственность. Кроме этого, в сфере социальной защиты населения и социального обеспечения граждан произошло четкое разграничение полномочий между Федерацией и регионами (122-ФЗ, 184-ФЗ).

В оценке норм Федерального закона от 22.08.04 №122-ФЗ1 исходной посылкой является не его статус самостоятельного, структурно обеспеченного правового образования, а его роль, правовые и социальные последствия во взаимодействии с институтами социального обеспечения, широким массивом федеральных законов, регулирующих общественные отношения в социальной сфере на региональном уровне. В рамках обозначенного подхода на первый план выходит его логическая природа, отражающая конкретный фрагмент социальной действительности; а именно — юридические отношения субъектов единой системы государственного управления, отношения ветвей власти в осуществлении публично-правовой деятельности. В этом смысле Федеральный закон от 22.08.04 №122-ФЗ вывел за пределы отечественной доктрины традиционные особенности юриспруденции, разногласия в понимании социального фактора как фрагмента реальной действительности российского общества.

Поэтому целесообразно обратиться к серьезному анализу измененных им теоретических моделей социального обеспечения и законов, регулирующих эти отношения. Его же юридическая конструкция остается объектом исследования о юридической технике как особой области юриспруденции.

Правовые последствия этого закона «выплеснулись на улицы» субъектов РФ. Поэтому при рассмотрении проблем рационального государственного управления социальным обеспечением населения в регионе с учетом норм Федерального закона от 22.08.04 №122-ФЗ следует положиться на факт, что социальное обеспечение в теории вопроса призвано решать две основные задачи, которые являются конституционными нормами и определены в Конституции РФ (ст. 7, 39 и ряд других). Они закрепляют социальные права и их гарантии со стороны государства и выражаются в следующих целях.

Первая из них состоит в том, чтобы за счет общественных или обобществленных средств2 оказать человеку содействие, поддержку, которая в действующем законодательстве именуется государственной социальной помощью3 и поддержкой. Причем определение социальной помощи не связывается с отношениями по предоставлению гражданам льгот и мер социальной поддержки, установленных законодательством Российской Федерации (ред. Федерального закона от 22.08.04 №122-ФЗ), хотя эти отношения однородны по смыслу.

Несмотря на то, что легальное определение социальной помощи, социальной поддержки (возмещение вреда, компенсация, социальная льгота) не нашли общеязыковой унификации (дефиниций), суть их сводится к следующему: у нуждающегося в помощи человека имеются определенные средства, но их недостаточно для нормального поддержания качества жизни (минимальный прожиточный минимум), естественного жизнесуществования, либо он утрачивает источник средств к самообеспечению по независящим от него причинам, но это состояние временное, преходящее, в связи с чем ему выделяются денежные средства, социальные пособия или субсидии для оплаты полностью или частично социальных услуг или предоставляются предметы первой необходимости, дополнительная бесплатная медицинская помощь, бесплатный проезд, но не в качестве постоянного источника средств существования.

Это помощь адресная и она обеспечивает меры по предупреждению крайней бедности или ее ликвидации. Социальная поддержка — это полномочия органов государственной власти субъектов РФ по предметам совместного ведения, установленным Конституцией РФ и Федеральным законом от 06.10.99 №184-ФЗ в ред. Федерального закона от 04.07.03 №95-ФЗ (ст. 26-3 п. 1, 2). Осуществляется данными органами самостоятельно за счет собственных средств — бюджета субъекта РФ (за исключением субвенций из федерального бюджета). Осуществление указанных полномочий может в порядке и случаях, установленных федеральными законами, дополнительно финансироваться за счет средств федерального бюджета и федеральных государственных внебюджетных фондов, в т.ч. в соответствии с федеральными целевыми программами.

При решении второй задачи исходными положениями являются предположения о полной и постоянной утрате человеком способности (или еще не приобретенной соответствующей способности) и объективной невозможности ее приобретения или восстановления. Поэтому государство должно ставить перед собой целью иждивение такого субъекта, т.е. предоставление ему на относительно постоянной основе средств, необходимых для жизнесуществования. Иждивение — это обеспечение неработающего, т.е. больного, престарелого, несовершеннолетнего и т.п., средствами, необходимыми для существования. Таковыми признаются граждане со стойким расстройством функций организма человека, т.е. инвалиды, потерявшие трудоспособность, а также граждане, достигшие пенсионного возраста (60 лет мужчины, 55 лет — женщины). Единственной денежной формой их содержания является пенсия.

На содержании государства за счет средств федерального бюджета также находятся лица, имеющие выслугу на государственной, гражданской, военной службе и (или) на службе в органах внутренних дел, и (или) на службе в государственной противопожарной службе, и (или) на службе в учреждениях и органах уголовно-исправительной системы. Термин «содержание» закрепляется в нормах пенсионного права, в частности в нормах, определяющих понятия «иждивенства».

Учитывая изложенную концепцию социального обеспечения как формы распределения материальных благ, государство, по логике и правовой последовательности, должно дифференцировать свое отношение к необходимости обеспечения граждан, предоставляя им в первом случае лишь временную помощь в виде пособий, субсидий, социальных услуг, компенсаций на возмещение вреда, а во втором случае посредством пенсионного обеспечения государство должно взять на себя обязанность по их содержанию, т.е. предоставлению им денежных средств в таком размере, чтобы их было достаточно для удовлетворения жизненно важных физиологических и социальных потребностей. Пенсионное обеспечение — исключительные полномочия Российской Федерации и финансируется за счет общественных средств, предусмотренных федеральным бюджетом, и обобществленных, — в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».

Эта правовая позиция не воспринята законодателем при разработке и принятии Закона от 22.08.04 №122-ФЗ. Из внесенных им поправок в социальное законодательство (около 35 федеральных законов) не следует определенности: берет ли государство на себя обязательства содержать человека, т.е. выплачивать пенсию, или просто оказывает ему социальную поддержку, относя ее к полномочиям по совместному ведению с субъектами РФ, осуществляя доплаты в виде ежемесячной денежной выплаты? Неясным представляется правовой смысл терминов: «социальная помощь», «социальная поддержка», других определений и их соотношение в системе социального обеспечения. В частности, имеет место неясность с источниками финансирования из средств федерального бюджета, передаваемых в Пенсионный фонд на осуществление ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в объеме, который, к примеру, был установлен Законом «О федеральном бюджете на 2005 год» (ст. 4 п. 11 Федерального закона «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 2005 год» от 28.12.04 №184-ФЗ).

Отсюда следует, что в рассматриваемом смысле государственных задач пенсия — наиболее важный и принципиальный из видов социального обеспечения, позволяющий поставить ее на высшую ступень ценностей социального государства (ст. 7 п. 1 Конституции РФ). Вероятнее всего, включение в легальное определение смысла терминов «социальная поддержка», «социальная помощь» и «пенсия» не будет в ближайшее время воспринято законодателем, поскольку им установлен такой уровень пенсионного обеспечения граждан по Закону «О трудовых пенсиях» в нашей стране, который, мягко говоря, далеко не соответствует исходным началам пенсионного права. В данном вопросе следует исходить из должного, а не существующего положения дел, без какой-либо оглядки на определенные экономические трудности, порожденные, кстати, самим государством. В противном случае государство будет иметь возможность уходить от ответственности за неисполнение принятых на себя обязательств по отношению к нуждающимся гражданам, для большинства из которых пенсионный статус ассоциируется не с заслуженным отдыхом, а с нищенским существованием, безысходностью, вынуждающей стариков, инвалидов искать дополнительные средства к жизни. Их положение усугубляют повышение коммунальных платежей и принятый Жилищный кодекс.

122-ФЗ не выделяет пенсию из числа других платежных обязательств, воспроизводя иные дополнительные формулировки, нежели в пенсионном законодательстве. В законе большинство регулятивных правовых норм закрепляют определенные дефиниции, вступающие в противоречия по правовому смыслу, прежде всего с пенсионным законодательством. Эти противоречия влияют на региональный аспект реформы социального управления.

Например, в Федеральном законе «О ветеранах» в редакции Федерального закона от 22.08.04 №122-ФЗ, в ст. 10 меры социальной поддержки ветеранов относятся к расходным обязательствам Российской Федерации, за исключением категорий ветеранов, указанных в ст. 20, 22 (лиц, проработавших в тылу либо награжденных орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны).

Эти меры определены ст. 13 и включают:

1. Пенсионное обеспечение, выплату пособий в соответствии с законодательством Российской Федерации4 . Эта формулировка определяет два вида правоотношений — пенсионное обеспечение и выплату пособий. Применительно к понятию «пенсии», термин универсального вида платежного обязательства сохраняется в качестве доктринальной категории денежного содержания в законах «О трудовых пенсиях», «О государственном пенсионном обеспечении», «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исправительной системы, и их семей». Все элементы пенсионной системы, предусмотренные этими законами, как меры социальной поддержки рассматриваться не могут, т.к. это уже закрепленная в нормах права ежемесячная денежная выплата.

Подп. 1 п. 1 ст. 13 закона «О ветеранах» представляется неприемлемым для правоприменения. Он не предусматривает никаких гарантий и материальных правоотношений. А норма выплаты пособий в ст. 14 отсылочная и применима для пособия по временной нетрудоспособности сроком до 4-х месяцев только для категории инвалидов войны, что по сути уже определено в нормативных актах об основах обязательного социального страхования.

2. Получение ежемесячной денежной выплаты (ее размер и категории получателей — отдельная сторона дискуссии по обязательствам государства о поддержке нуждающихся граждан и связана с величиной прожиточного минимума). Если признать данную норму дополнительной в качестве квалифицирующего признака пенсии, а именно — денежное содержание, то нужны изменения в соответствующие статьи пенсионных законов, изменяющих основания, условия и размер пенсионного обеспечения. Нужны основания возникновения и порядок определения правового положения субъектов пенсионных правоотношений, установление основ государственного регулирования. Это определено первыми главами первых статей Федеральных законов № 166-ФЗ и №173-ФЗ. Таких изменений 122-ФЗ не вносит в пенсионное законодательство.

Поскольку это касается оснований и условий, при наличии которых возникает право на пенсию, и уточняются размеры пенсий, порядок их исчисления, назначения и выплаты, весь процесс пенсионного обеспечения представляет собой сугубо юридическую процедуру.

В связи с этим указания на изменения в пенсионных законах должны быть обязательным элементом легального определения ежемесячной денежной выплаты. Смысл пенсии уже определен в ст. 2 закона «О трудовых пенсиях» — как трудовая пенсия; в ст. 2 закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» — как пенсия по государственному пенсионному обеспечению, и рассматривается как система создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер, направленных на компенсацию гражданам заработка.

Представляется более приемлемой конкретизация в этом пункте ст. 13 Федерального закона «О ветеранах», так же как и п. 1 в отдельных статьях законов о пенсиях, дополнительной выплаты (доплаты) к пенсии на случай социальных рисков, определенных статьями 14–23 Федерального закона «О ветеранах»: пенсионное обеспечение (п. 1, подп. 1); получение ежемесячной денежной выплаты (п. 1, подп. 2).

Законом от 22.08.04№122-ФЗ заложен прецедент — отделение средств решения социальной проблемы от конкретной деятельности субъектов.

Нуждается в конкретизации позиция законодателя в вопросах компетенции публичных субъектов по социальному обеспечению, т.е. их полномочий и прав. По непонятным причинам существенные проблемы оставлены вне пределов Федерального закона №122-ФЗ.

В ст. 23-1 Закона «О ветеранах» — «…ежемесячная денежная выплата ветеранам» закреплено нормативно положение о размере ежемесячной денежной выплаты и ее индексации в порядке и сроках, определенных Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Полномочиями по установлению и производству выплат наделяется территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации. П. 7 этой же статьи повторяет эти полномочия нормой: «Ежемесячная денежная выплата производится в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим выработку государственной политики и нормативное правовое регулирование в сфере здравоохранения и социального развития». Вместе с тем, п. 11 ст. 4 Закона «О бюджете пенсионного фонда Российской Федерации» от 28.12.04 №184-ФЗ устанавливает ежемесячную денежную выплату как средства федерального бюджета, передаваемые в Пенсионный фонд на осуществление (т.е. исполнение полномочий) ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в объеме, установленном Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2005 год»5 . Нормы ст. 23-1 п. 6, 7 Федерального закона «О ветеранах» и норма ст. 4, п. 11 Федерального закона №184-ФЗ «О бюджете Пенсионного фонда РФ» не отражают в полной мере компетенцию того или иного субъекта, двусмысленно наделяя полномочиями и Пенсионный фонд, и федеральное Министерство здравоохранения и социального развития, которые включают вертикальные соподчиненные структуры в субъектах РФ.

Различия в правовой природе и сущности компетенции относятся также к мерам социальной поддержки ветеранов, таким как получение и содержание жилищных помещений, оплата коммунальных услуг, медицинское, протезно-ортопедическое обслуживание (Закон «О ветеранах» ст. 13, п. 1, подп. 3, 4, 5). Во-первых, нормы содержания жилых помещений и оплата коммунальных услуг для ветеранов в новом Жилищном кодексе не обозначены. Эти понятия разделены п. 3 ст. 156 Жилищного кодекса РФ на размер платы «за пользованием жильем» и платы «за содержание и ремонт жилого помещения», т.е. это два отдельных платежа. Следовательно, ветерану компенсируется только содержание жилья без ремонта (однако одного без другого в методиках расчета нет).

Противоречива по отношению к вышеуказанным нормам норма о праве на получение субсидий по оплате жилого помещения. Согласно п. 5 ст. 156 Жилищного кодекса РФ, «установление размера платы за пользование жилым помещением (плата за наем) не должно приводить к возникновению у нанимателя жилого помещения права на субсидию по оплате жилого помещения и коммунальных услуг»6. По правовой логике, если плата за пользование остается величиной неизменной, а тарифы на коммунальные платежи увеличиваются, то права на субсидии у малоимущих граждан, имеющих достаток ниже прожиточного минимума, нет.

Подобные коллизии и противоречия можно приводить и по размерам платы за коммунальные услуги. Они заключаются во множестве не согласованных компетенций государственной публичной власти и муниципальной публичной власти. Причем полномочия не подкрепляются наделением юридических прав. Ст. 157 Жилищного кодекса РФ «Размер платы за коммунальные услуги» предусматривает порядок и правила предоставления коммунальных услуг гражданам. Порядок устанавливается Правительством РФ. Форма предоставления указанных мер определяется нормативным актом субъекта РФ (п. 6 ст. 23-1 Закона «О ветеранах»). Тарифы также рассчитываются органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления «…в порядке, установленном Федеральным законом»7 , каким именно — не оговаривается.

Следовательно, должен быть принят федеральный закон, определяющий несколько однородных полномочий одного субъекта власти с наделением его юридическими правами, или следует четко отнести эти полномочия к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Это обстоятельство будет оказывать организационное влияние на обеспечение мер по социальной поддержке ветеранов и инвалидов по оплате жилья и коммунальных услуг, несмотря на то, что Российская Федерация передает субъектам РФ эти полномочия и средства в составе Фонда компенсаций федерального бюджета в виде субвенций.

По общему правилу, при расхождении норм действующего законодательства по одному и тому же вопросу применению подлежит норма, изданная позднее. Однако в данном случае имеет место не просто противоречие отдельных норм, а противоречие двух комплексов норм, ни одна из которых не регулирует проблему целостным образом, а потому система правовых норм, регламентирующих организацию социальной поддержки граждан, оказалась несогласованной. В результате, как следует из перечисленных примеров, субъекты РФ решают указанные вопросы по-разному. Все это создает существенные препятствия для реализации конституционного права граждан на социальное обеспечение (ст. 39 Конституции РФ).

Также Федеральный закон №122-ФЗ в качестве норм выделяет два однородных по смыслу юридического толкования вида социального обеспечения:

а) меры социальной поддержки, переплетающиеся с пенсионным обеспечением (пенсионное обеспечение, выплата пособий в соответствии с законодательством РФ, получение ежемесячной денежной выплаты, получение и содержание жилых помещений, оплата коммунальных услуг, медицинское, протезно-ортопедическое обслуживание);

б) государственная социальная помощь (социальные пособия, субсидии, набор социальных услуг).

По существу они означают денежную помощь, обеспечение, вспомоществление в форме социального пособия. Эта правовая позиция законодателя структурно изменяет теоретические основы социального обеспечения и окажет влияние на компетенционные процессы в государственном управлении социальной сферой, социальными рисками. Поэтому в настоящее время назрела необходимость внесения в региональную социальную политику коренных изменений, направленных прежде всего на создание новых механизмов, обеспечивающих более рациональное использование финансовых средств на социальное обеспечение граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации по независящим от них причинам, адресное предоставление пособий на уровне не ниже прожиточного минимума8 .

Поправки и изменения, внесенные Законом №122-ФЗ в федеральные законы «О государственной социальной помощи», «О занятости населения Российской Федерации», «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и в другие, определяют пособия и компенсационные выплаты как меры, направленные на частичную компенсацию материальных потерь наиболее нуждающимся группам населения, на смягчение отрицательных последствий инфляции.

Пособия — это денежные выплаты, назначаемые гражданам ежемесячно, периодически либо единовременно в установленных законодательством случаях с целью возмещения утраченного заработка либо оказания дополнительной материальной помощи. В отличие от пенсий — постоянного и основного источника средств к существованию — пособия, как правило, являются помощью, временно заменяющей утраченный заработок или служащей дополнением к основному источнику средств к существованию (к заработку или пенсии).

Из смысла Законов «О государственной социальной помощи», «О ветеранах» и других следует, что применяется единственный прием правового регулирования общественных отношений, связанных с социальным обеспечением, — это предоставление пособий. Вместе с тем, правовой институт призван детально урегулировать конкретное общественное отношение указанных в законах качественно однородных отношений. В данном случае — либо мер социальной поддержки, либо государственной социальной помощи. Регулирование связанных с этими понятиями качественно однородных отношений, то есть отношений по денежным выплатам, условно может соединяться в Законах субъектов РФ «О государственных социальных пособиях отдельным категориям граждан Российской Федерации» с учетом полномочий по совместному ведению.

1 См. Федеральный закон «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». М.: Юркнига, 2004. С. 3.

2 Общественными являются средства, которые формируются без личного вклада подлежащего обеспечению гражданина, а обобществленными — подлежащие специальному учету его отчисления от заработка или дохода в консолидированные источники (ПФ, ФОМС, ФСС, налог на доходы физических лиц).

3 Государственная социальная помощь (в теории социального обеспечения) — предоставление малоимущим семьям, малоимущим одиноко проживающим гражданам, а также иным категориям граждан социальных пособий, субсидий, социальных услуг и жизненно необходимых товаров (ФЗ от 17.07.99 №178 в ред. ФЗ от 22.08.04 №122, ст. 1).

4 См.: Федеральный закон «О ветеранах». 7-е изд. М.: Ось-89, 2004 (Актуальный закон). С. 13.

5 См.: Российская газета. №290 (3667) от 30 декабря 2004 г. С. 21.

6 См.: Жилищный кодекс Российской Федерации. М.: ТК «Велби», изд-во «Проспект», 2005. С. 70.

7 Там же. С. 71.

8 См.: Буянова М.О., Гусов К.Н. и др. Право социального обеспечения России: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. К.Н. Гусова. М.: ТК «Велби», изд-во «Проспект», 2004. С. 282.

  • Общество и власть


Яндекс.Метрика